Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 29. К тому времени, когда мы достигли пещеры Бэтмена, оно же убежище избранных, я чувствовала, будто прошла сквозь тысячи жизней




 

К тому времени, когда мы достигли пещеры Бэтмена, оно же убежище избранных, я чувствовала, будто прошла сквозь тысячи жизней. Проще говоря, я ощущала себя старой, сварливой и озлобленной. И все, что я действительно сейчас хотела — это ударить что-нибудь… или кого-нибудь в лицо.

Почему он так поступил со мной? И на глазах у всех? Мой затуманенный мозг пытался придумать оправдания. Как же жалко я выгляжу, стараясь оправдать и свои действия. Воспроизводя в памяти все, что произошло накануне, я лишь почувствовала подступающую тошноту.

Ведь он говорил о том, что будет защищать меня, любить меня и делать вещи, которые ему вовсе не нравятся. Но какого черта? На мне полностью отразилась его плохая сторона, его грубый выбор. Если у него изначально был такой план, чтобы заставить меня выглядеть как дерьмо перед всеми студентами, не мог ли он предупредить меня? Любая девушка, если бы даже знала о плане, залилась слезами, услышав подобные слова.

Я вызывала жалость, потому что почти сумела убедить себя, что Никсон сделал все это нарочно. И то, что он на самом деле не использовал меня, в чем ранее меня убеждал дедушка.

— Черт побери, Трейс, послушай меня! — Чейз стоял передо мной, внимательно всматриваясь в мое лицо и извергая такие ругательства, от которых я могла бы покраснеть, если бы не ощущала онемение во всем теле из-за боли. У мальчика грязный ротик.

— Что? — я облизнула губы, не поднимая взгляда и отказываясь от зрительного контакта.

Он схватил меня за подбородок и поднял мое лицо вверх.

— Тебе нужно в больницу? Лечь? Нужно выпить воды? Хочешь успокоительное? Это все, о чем я спрашивал тебя по пути сюда, и теперь я вновь задаю те же самые вопросы. Черт, — он ослабил хватку, выпустив мой подбородок, и провел рукой по волосам. — Что это было? Ты выжила из ума? Ты не можешь просто… — он оттолкнулся от меня и начал бродить по комнате.— Ты не можешь просто сломаться в школе. Не можешь позволить людям увидеть твою слабость. Ты выше этого. Меня бы даже не волновало, если бы сам долбанный президент США вальсировал сюда, заявляя, что ты террорист. Ты — Альферо, ради всего святого. Так начни же действовать!

И он просто дал совершенно новое значение понятия жестокой любви. Мой рот открылся. На данный момент я была слишком потрясена, чтобы продолжать чувствовать боль. Неужели он на самом деле только что сделал мне выговор за то, что мое сердце разбито?

Я почувствовала, как слезы вновь подступают, но я не позволила себе заплакать.

Его каменное лицо расплылось в легкой улыбке.

— Лучше, Трейс. Это определенно лучше, чем посылать меня или осуждать. Я знаю, что это удар для тебя. Поверь мне, я знаю. Но это единственный путь.



— Единственный путь?

Чейз кивнул.

— Ты и Никсон. Между вами ничего не может быть. Слишком долгая история… Слишком много драмы. И Феникс сейчас ошивается вокруг кампуса, поэтому вам нельзя быть тем катализатором, который разрушит всю операцию. Поверь мне, ты не хочешь этого, и ты вряд ли пожелаешь, чтобы у Никсона было искушение все испортить.

— Никсон, — выплюнула я. — Он может делать все, что, черт возьми, захочет.

— Рад знать об этом, — послышался знакомый голос.

Я подняла голову вверх и увидела в дверях Никсона. Его глаза были неопределенными, поскольку метались от меня к Чейзу, а затем вернулись ко мне.

В его взгляде была забота, когда он начал подходить ко мне.

— Ты в порядке?

У меня внутри вспыхнула ярость. Не успев осознать, что творю, я вскочила и набросилась на него с кулаками, пока гнев и обида растекались сплошь по моему телу. Чейз оттащил меня от него, но даже крепкая хватка не мешала мне продолжать извиваться, когда горячие слезы лились из моих глаз.

— Я… — голос Никсона был сломленным.

— Ты делаешь только хуже, чувак, — прошептал Чейз. — Просто уйди. Она не хочет тебя видеть. Черт, даже я не хочу видеть тебя. Я не знаю, почему… Я просто думаю… Ты не сможешь исправить эту ситуацию с помощью своей харизмы плохого мальчика.

— Но… — Никсон откашлялся. — Трейс? — это был вопрос.

— Просто иди к черту, — рубашка Чейза, в которую я уткнулась, приглушала мой голос.

Чейз выругался.

— Никсон, ты сделал свой выбор. И я думаю, твой выбор теперь очевиден для всех, кто в тот момент находился в радиусе пятидесяти метров от вас.



— Я просто не знаю, хочу ли я жить с последствиями, — сказал Никсон.

— Я думаю, мы почувствуем на себе, на что способна эта семья.

— Чейз, — голос Никсона был хриплым. — Позаботься о ней, пожалуйста. Просто…

— Уйди! — закричала я, перебивая их.

Чейз прижал меня к себе крепче и кивнул головой. Я услышала, как дверь открылась, после чего захлопнулась. Я сильно зажмурила глаза.

Будучи измученной, я не стала протестовать, когда Чейз второй раз за этот день поднял меня на руки и отнес обратно на диван. Я просунула руки под подбородок и закрыла глаза. Через несколько секунд в комнате погас свет. До меня донесся звук запираемого замка, а затем я ощутила присутствие теплого тела рядом со мной.

Диван был достаточно большим для двух человек, но я придвинулась ближе к Чейзу, устраиваясь поудобнее у него в руках. Он укрыл нас одеялом и вздохнул.

— Чейз? — всхлипнула я.

— Ммм?

— Почему ты помогаешь мне?

— Потому, что ты горячая, — он погладил мою руку и испустил смешок. — Трейс, я шучу. Я здесь потому, что нет другого места, где бы я предпочел находиться. Потому, что я ненавижу смотреть на то, как цыпочки плачут, и, хотя общественное мнение утверждает, что у меня нет сердца, оно у меня есть. Если я вижу, что у моего хорошего друга проблемы, я даже буду готов истечь кровью ради него, но не позволю ему проходить через все это дерьмо в одиночку.

— Это была хорошая речь. Долго её готовил? — я поняла, что улыбаюсь, хотя мое сердце по-прежнему было разбито и грохотало в груди сбивчивым ритмом.

— Очень смешно, — Чейз прижал меня еще крепче.

— Чейз?

— Да?

— Почему ты можешь помочь мне, а Никсон не может?

— Провокационный вопрос, Фермерская Девчонка, — его ладонь вновь легла на мою руку и он начал медленно водить ею от запястья до предплечья. — Он — босс мафии. Я двоюродный брат. В этом и есть разница. Я даже не следующий в очереди. Я всегда просто выполнял свои обязанности. Да, я работал ради семьи. Можно сказать, я нижняя ступень небоскреба, так что я, на самом деле, не имею большого значения. Во всяком случае, тебе лучше находиться со мной, чем с Никсоном. По крайней мере, так ты не станешь мишенью для убийства.

— Как… обнадеживает.

Теплый смех Чейза расслаблял меня.

— Эй, ты сама спросила. Теперь, пожалуйста, постарайся немного поспать.

— Ты будешь здесь, когда я проснусь?

— Всегда.

Я попыталась не позволять его обещанию повлиять на меня. В конце концов, Никсон тоже много чего обещал. Я ненавидела то, что моя растерянность и мое недоверие, возникшее из-за поступка Никсона, полностью портило мои отношения с друзьями, но я все еще боялась, что Чейз тоже бросит меня. Родные — это та единственная вещь, в которой я раньше была уверена… Но они все покинули меня. Мои родители, бабушка, даже я сама… Это был лишь вопрос времени, когда остальные любимые люди так же оставят меня.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал