Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Пролетарская неделя.




 

Пазик тем временем останавливается, народ вылезает, устремляясь через проходную к дверям склада, у половины вид отстранённо-коматозный, то самое состояние, когда охуевать с того, что представляет из себя твоя жизнь уже устал, а привыкнуть ещё не привык, вторая половина имеет высшую благодать - способность “не думать”, но скоро круговорот печенья в природе отвлечёт от мирского и обе половины сольются в сдобном складском вальсе. У входа стоят две лавки и мусорка для бычков – местечко, откровенно говоря, для курящих. Там уже собрались те, кто добирается а своих машинах, обычный утренний юмор, отдающий запахом хлева, в клубах дыма озорные кладовщики и не лыком шитые грузчики. Слышно пение птиц, на улице апрель – стряхивает, бесстыдник, на головы капли, намекая на скорое пришествие лета. Без пяти восемь стадо мигрирует на второй этаж – переодевается в засаленную рабочую форму и не спеша вылазит на планёрку.

- Быстрее, быстрее, рабочий день начинается в восемь, сейчас уже девятый час, Алексей потом переоденешься, выходи, - Усы проводит ежедневную утреннюю планёрку, с утра он ещё не матерится (ну только если не было серьёзных косяков в предыдущую смену), раздаёт общеебланские указания из разряда – прежде чем взять коробку, надо определиться какую именно вы хотите взять, главное – качество набора, но при этом не забываем про скорость, т.к, тк золотую середину никто не отменял…

- На сегодня план небольшой, вполне выполним к концу второй смены без задержек, напоминаю про внимательность, смотрим что берём и только потом берём, меньше курим, всё в распоряжении старшего смены, - усы сливается в кабинет, на первый план выходит Голубь:

- Здравствуйте, с кем не виделись, сегодня 12 машин, две из них россыпью, Лёха набираешь Тверь, Серёги закидывают, Воронюк на контроль, Игорь, Женя выкидываем приход на 4х воротах и в брак помогаем Диме разбирать неликвиды… – в течении 10 минут раздаются указания кому что делать, затем собрание перемещается в курилку, продолжая утренние нехитрые рассказы и шутки, как кто нахуякался накануне, что лучше Нексия или Калина, вот брошу всё и уйду –посмотрю как они без меня тут, потом подлетает Голубь и гонит всех на территорию склада, нехотя приходится идти (сначала, естественно, в туалет).

У одних Сержиков никогда не возникает лишних вопросов и они почти всегда на рабочем месте. Акула и Матыль – так их зовут браться по логистике. “Мы же долбоёбы”, - частенько шутит сам над собой Акула, даже не подозревая, насколько он прав. Дон Акулито и Сержио Матыльоне – иногда так, с криминальным почтением обращаются к нашим Сержикам сердобольные кладовые. Матыльоне не просто туповат, он ещё и с претензией на хитрость, что даёт убийственный коктейль слабоумия, периодически он ненадолго проёбывется, тогда Акула завывает на весь, драть его, склад – Сееержиикк, Сееержиикк, пора рабооотать…. всё это было бы довольно-таки неплохо, если бы не повторялось изо дня в день и не сопровождалась рассказами про летающие тарелки, путешествия в Лебедянь и подобные гари поттеры, одним словом – безуcловно магическая парочка… Хотя, положа руку на сердце, именно эти парни чётко находятся на своём месте, кидают коробки, не требуют каких-либо пояснений к своим заданим, ждут аванс, потом зарплату, потом аванс, потом зарплату… практикуют приколы в духе получить отпускные, но при этом продолжать работать, чтобы подбить ещё немного колов (так, положа руку на сердце и так охуеваешь с графика, в котором неделю в день, неделю в ночь, постоянные задержки (обычная, к слову, складская тема)) и не мудрено, что работник начинает превращаться в героя сказок про карликов-некромантов с таким режимом жизни – кидать короба до полного ахуя, потом полчаса обед и снова кидать коробки, вечером весь пыльный и потный прибыл домой (дорога на общественном транспорте занимает по 2-3 часа, плюс рабочий день от 9 и до 12 и это при не самом худшем раскладе), дома помылся, поел, не выспался и опять по новой. Красота, смотришь на людей, живущих в таком ритме по 20-30-40 лет, без перспектив, с ущербной работой, с безнадёжной зарплатой, и чётко понимаешь - ну её на хуй такую жизнь, надо хоть что-то придумать для выхода из сего болота, как вариант – группа) … по инвалидности О_0.



Вова и Саша (наборщики, попутно работающие и на штабелёрах), точнее Зёма и Внук – вот это действительно злая пара, парни 30-ти с небольшим лет, способные если надо пахать как кони, но ещё более способные проебаться где-нибудь в зарядной для техники, поточить складируемые ништяки, ну и, само собой, хорошенько принять на упитанную грудь в отсутствии начальника склада, сначала пацаны слегка накатывают, лица краснеют, появляется добрая улыбка, работа уже не тяготит, можно незло пошутить, собрав грузчикам поддон высотой в 4 метра, впоследствии лихо потешаясь над обескураженными парнями, соображающими, как закатить это песочное останкино в фуру. Постепенно лицо Внука становится фиолетовым, глаза затмевает сладкая нега, а голову посещает нехитрая идея – поработал и хватит. Зёма начинает спотыкаться, обнимать всех окружающих, признаваться в любви операторше 1-С Наташке (ох уж этот Вовкин английский – Натали, айловью – буквально каждая буква источает терпкий аромат склада) и рассуждать о том, как дал бы в рот кладовщице Светке (страшненькая истеричка, но, по слухам, весьма и весьма дающая дама лет 36ти), потом, накатив ещё три полтишка, Володя принимается орать - “Трухляяя” (имея в виду возраст и б/у – шность Светиной шиншиллы) в этот момент Внук забирает Володю домой, предварительно пригрозив Голубю, чтобы часов в табеле он им закрыл как и всем, т.к. дух команды – это святое и все мы в одной упряжке.



Лёха. По-дружески его иногда называют Конём, производно от фамилии Канищев. Прикольный малый, выросший на пацанской теме, в ней и оставшийся, пацану 29 лет, он обильно курит, есть маза подозревать, что попробовал Алексей не только марьиванну, могли быть напитки и покрепче. Джа оставил добротный узнаваемый отпечаток на Лёхиной морде и стал ему кровным братом. Лёха вполне себе неплохой наборщик, достаточно ответственный. Особенно радует тема – приехать на работу без майки, в сланцах, круглых тёмных очках, как у Летова на ушатаной девятине.

- Алексей, я блядь не пойму, вы на работу приехали или на пляж – встречает Лёху Ус ( слово блядь Усы проглатывает, выдавая монолитные фразы, что-то в таком плане – яблядьнепонимаю какониблянабирают).

- Ненуачё (произносит одним словом), жарко же – лёха водит глазами, как плюшевый потасканный кот.

Ус строит свою типичную гримасу, означающую – “что с дурака взять”, и сваливает в кабинет. Одним из развлечений Лёхи является подлое рисование на спинах коллег маленьких свастичек, когда жертва вкуривает, что на спине у неё что-то рисуют – Лёха уже отбегает, заливаясь тонким наркоманским смешком: хииихиииихиииии.

Лёха достаточно быстро нашёл общий язык с Антоном (тот самый парень, которому посвящена песня на 3м альбоме группы STAY AWAY, об этой чудесной группе мы ещё поговорим), Антошка – спокойный, душевный парень, можно даже сказать – с излишне философским взглядом, именно в складской период своей жизни активно убивался травой, вместе с Лёхой они держали в мужском туалете бальбулятор, там же вечерами накуривались.

Интересная, прямо скажем, картина – видеть со стороны, особенно не зная подоплёки, как в кабинку туалета, рассчитанную на одного человека не спеша прогуливаются два приёмосдатчика в голубой рабочей форме и ненароком посещает мысль, что не только форма голубая… и рабочая…

Потом в мужской уборной в течение пары часов висит густое, терпкое конопляное облако.

- Антоон! – стоя у двери туалета, контролёр Ромка (по сути кладовщик, проверяющий набранные заказы по качеству и количеству) зовёт нашего травника, а в ответ глубокая, как напас, тишина).

- Антооха, блядь!!! – Роман повышает голос, тишина усиливается.

- Наркомаан! – по концентрированному едкому запаху травяной гари Рома точно определяет, что Тоша ещё на месте исполнения ритуала, в котором является и жрецом и жертвенным барашком одновременно.

- Что? – нехотя отвечает искомый экземпляр приёмосдатчика.

- Ты накладную добирать собираешься?

- Сейчас – полный фитоистомы, Антонио вылезает из сортира, за ним то ли смущённый, то ли чрезмерно убитый появляется Конь.

Из глаз аж течёт, щёки краснющие, полное неотдупление в происходящем…Какая на хуй накладная? Что мы здесь вообще делаем? В картине мира мы лишь нелепые мазки, нанесённые чьей-то рукой, явно под грибками.

Гамз. Он же Ромка. Уматный упитанный тип (большой, как плюшевая панда, набитая вкуснейшим лакомым первачом), на пацанско-репперской теме, причём употреблять (без вен) начал задолго до массового появления на отечественном горизонте “музыки в жанре рэп”) с наркоманско-босотой темой, но времена меняются, шансон стал уделом старпёров, а молодая поросль дворовой закалки перешла на рэп (который я воспринимаю только в машине в качестве петросянозаменителя). Ромка пацан с Чижовки, воронежские поймут, курит просто и непринуждённо всё равно что дышит, бывают, знаете ли, чемоданчики на колёсиках, ну вот а это – приёмосдатчик на колёсиках … ну в общем не убитым его сложно выловить, если только он не идёт за своим любим “чёрным русским” (коктейль в банках сродни ягуару, разве что не так пасёт солярой) или феном, и то скорее всего будет на отходняках. Весьма своеобразное чувство юмора, стабильно макароны с салатом из русапа на обед (русский аппетит – местная воронежская сеть фаст фуда, под крылом депутата в законе). Иногда, пребывая в состоянии эйфории, Ромка танцует на обмотчике (такой металлический круг, на нём вращается паллет, в простонародье – поддон, с товаром и обматывается полиэтиленовой плёнкой. Периодически он внезапно злится, тут же отходит и уже снова улыбается, если бы так не убивался по драгсам и фенечке (вид Ромкиного общения, который он умело миксует с простым человеческим разговором) был бы вообще красавец.

Ещё один Рома на складе, но если тот парень, которого мы упоминули выше бесконечно ответственен и, как бы ему не нравилась поставленная задача, выполнять её он будет с должным усердием, то этот товарищ прямая ему противоположность – как и Игорёк, Рома бывший мусорской прапор, только в отличии от Игоря он всё же не вышел полностью сухим из полиции, получив условный срок за то, что после проверки документов у граждан чудесным образом исчезали деньги и украшения. Игорян называет Рому не иначе как Любезный, ибо тот бооольшой мастак строить сладкие гримасы мелкие жеманные козни. Желание нагреть ближнего своего у Любезного откровенно зашкаливает, с ним надо держать ухо в остро и стараться не ронять мыло. Недавно мама купила ему новую ладу калину (мальчику всего 33, рано ещё самому калины покупать) и он браво подтаксовывает на ней в не рабочее время. Очень большого самомнения, юморист, из тех, кто любит пытаться командовать, в паре с Игорем (с которым они вместе грабили людей на жд вокзале в бытность дядями Стёпами) любят обмениваться добрыми подъёбками, что доставляет стороннего наблюдателя, слыша как мужик 50 лет второго 33 летнего обвиняет в порке со штабелёрщиком Женей и угрожает наказать за щёку.

Старик Слепокур, Дедушка Лёша (занимается расстановкой товара на большом штабелёре по имени рич-трак), мужику что-то около 55, но выглядит ближе к дедуле, нормальный в целом тип, коммунистической закалки, не выпускающий сигарету из зубов, нервный, любит постоянно пиздеть без дела и хуй пойми к чему то ли призывает, то ли жалуется. С некоторых пор ввели рабочие жилеты жёлтого цвета, светоотражающие и каски: не знаю насколько подобные причиндалы в реалии способны спасти жизнь, но потеешь в них выше всяких похвал, народ одевает эти гаджеты лишь в тех случаях, когда ожидаются комиссии с проверкой соблюдения норм охраны труда, зато наш дед таскает каску с жилетом на постоянке, как Астерикс свою шапку, не снимая даже в бане. Дедушка Астерикс. На планёрках ворчливый негодник каждый день заявляет, что поступает слишком много хлопьев, хотя его мнение по этому вопросу никого не ебёт, никто его не спрашивает, влияют на эти процессы управленцы высшего звена, но старая совдеповская закалка обязывает держать марку – если собрание, значит нужен небольшой околомитинг, с грозными тупнями, и лютым горлопанством.

Дима, в своё время этого утончённого метросексуала привёл на склад достаточно важный начальник, Димку и его брата Сашу, в начале своей карьеры на описываемом складе Дима еле ноги волочил, не мог себе позволить такую роскошь, как не проебаться и в целом имел негативную оценку в глазах приёмосдатчиков. Братья Гуцулы – так к ним обращались, по фамилии, избегая имён или просто Гу. Саша был неплохим пареньком лет 22, усердно набирал товар, но допускал много ошибок, в итоге, когда начальник сменился, Сашу попросили, Диму тоже, только вот Саша написал по собственному (с головой уйдя в фотографию), а Димка остался, перенёс Усатую травлю и даже начал нормально работать. Гу. Худощав, непозволительно для склада ухожен, баптист - ходит в баптискую церковь и даже платит десятину (добровольный церковный налог), в последнее время вписался ещё и в сетевой маркетинг, закупил у некой фирмы шампуня на 80 000 рублей и походу голову мыть будет им сам. Каждый на складе выслушал заманчивое бизнес-предложение от Гу, но покупать банный стафф не поспешил. В автопарке имеет “женскую” модель Honda Jazz – на вид как Матиз. В общем и целом Димка вполне терпимый тип, просто с какими-то не типичными для Воронежа загонами.

Как и в любом месте, в котором львиная доля должностей – “простой рабочий”, на складе приличная текучка кадров (кадр здесь в значении – неординарный экземпляр млекопитающего), кто-то уходит, кто-то только устраивается, есть конечно своя старая гвардия,а из тех, кто не надолго периодически попадаются обычные вроде бы люди, но есть в них своя изюминка, свой шоколадный шарик, вот – Андрей, смекалистый деревенский парень с высшим техническим образованием, раньше работал главным наладчиком на воронежском авиастроительном заводе, всё со всем получал 17 тыс (плюс красивые ботинки для хождения по цехам), а здесь приёмосдатчиком 24-25.

- Андрюшка бычка зарежет, вот и плазма на стене, телушку заколет, вот и дублёнка, утром под курочкой посмотрит, а там яичко на завтрак – любил рассуждать Гамз, обкурившись до плача, залипая на стопке пустых поддонов.

Андрей был бы даже немного интеллектуалом, но некоторая провинциальная печать всё же твёрдо отчеканилась на его щщах, нет-нет да и проскакивала озорная искорка колхозного тупняка. Хотя я бы легко доверил ему пасти стадо в 50-60 пятачков, уверен, он бы не подвёл. А вот Саша – Бен, молодой пацанчик с Женечкиного района, недавно с армии, которая его распиздяйство не столько не умерила, сколько приумножила. Придя из армии и ещё не имея работы Бен взял в кредит телефон за 18 колов, который в итоге встал ему в 33 – этот факт отлично отражает его жизненную позицию в целом. Этот телефон весьма лихо летал по складской территории, периодически разваливаясь на составляющие части – это просиходило, когда Гамз и Бен в шутку боролись в зоне брака. Бенчик большой фанат грузить машины до кровавого поноса, потом усаживаться паточными коктейлями в школьном баре Барак Омама, и поспав часок с жёстким бодуном идти на свою грузовую вахту. В итоге Бен в очередной раз опоздал, имея уже написанное заявление на увольнение без даты и явившись к усам у них состоялся следующий диалог по существу.

- От вас пахнет алкоголем – заметил Ус по шерлоку холмсу.

- Это потому, что я выпивал – озвучил догадку Бен.

Это была его последняя догадка на 4м сгп.

Особняком идут персонажи так называемого офиса (производство и головной офис воронежского филиала находятся по другому адресу) – на 2м этаже, помимо начальника склада и старшего смены дислоцируются операторы, проводящие заявки в программе 1-С, и ещё какие-то тёлки, заказывающие товар на склад непосредственно с производства, а так же оформляющие сопроводительную документацию: те кто постарше вполне себе вменяемые тётки не высокомерные, общительные и дружелюбные. Те, чьи года ещё хоть как-то позволяют обратить на себя мужской шницель, напротив – гордо утыкаются в монтитор и категорически отказываются нюхать приёмосдатчику егора в туалете, ну что ж дело личное, пусть потом не жалуются, когда ближе к вечеру, у тёмной зарядной для штабелёров какой-нибудь парень в жилетке выкатит пару перевалок из их 34 года назад опечатанных, порядком отсыревших фур, да-да пусть не обижаются, когда озорник-наборщик силой выманит бобра из терновника. “Орал до слёз”, выражение означающее - смеялся до плача, но у него есть и второе понимание, которое в полной мере грозит этим женщинам, ступающим на угодья приёмосдатчика.

Склад представляет из себя помещение величиной в четыре больших спортзала по типу школьных или институтских, десяток с лишним рядов стеллажей с печеньями, сухими завтраками, зефиром (ох уж эти проказники-грузчики с набитыми щеками в рядах бело-розового), лукумом, пряниками и прочими сдобными ништяками, правда в последнее время из ассортимента исчезли бравые приколюхи, остались лишь хлопья, да дрянные маргариновые печеньки. Вот и давится складская паства всей этой невкусной продукцией.

В начале дня кипит работа, мы наблюдаем ИБД в полном цвете (имитация бурной деятельности), но даже в присутствии грозного Уса, суетливого Голубя и камер видеонаблюдения, местные жители находят углы и минуты и порой остаётся только удивляться – где же Игорёк, только что был, а как надо начинать закидывать россыпь его нету ни в курилке ни на складе и на телефон не отвечает, минут через 20 нарисуется лукавый барсучок с вопросом:

- А что, меня искали? Я вообще-то в курилке был, позвонить не судьба?

И вот нехотя Игорёк с Женей начинают кидать столь не любимую всеми россыпь (особенно поёт душа каким-нибудь зимним вторником в первую смену, впереди шестидневка, времени начало девятого утра, до зарплаты ещё дней 20, а что получил – всадил, осталась пара рублей, не жизнь, а юбилейное печенье, малиновое. Только Акулу и Матыля не сломить, они срослись с коробками, стали с ними единым целым, кидают, улыбаются, в глазах идиотическая искорка. Дон Акулито заряжает про чёрную магию и путешествия в Лебедянь, Сержио Матыльоне доверчиво слушает, периодически уточняя:

- Неужели на самом деле летающая тарелка?

- Конечно, знаешь сколько их в Лебедяни, ооооо, я когда там жил только успевал их отгонять, чего доброго утащат, у меня тётку так вот раз за ногу схватили – еле отбил.

- Ебааать…- Матыльоне делает удивлённые глаза, как у срущего барсука,

продолжая перебирать коробки с хлопьями. Из засаленных рабочих брюк выползла рубаха, обрамляя оплывшее брюшко, ремень болтается, на куртке пятна…до завершения полотна не хватает только хуя, торчащего из дырки в кармане.

А вот и Вовка с Внуком даже как будто немного спешат, ещё трезвые, набирают накладную, в основном молча, но вечер-то им языки развяжет, в зарядной наколдуется хрусталь (так в аристократической складской манере именуют водку за 80 рублей) и остатки обеда на закуску. Веталь периодически скидывает со второго этажа накладные, видимо за полгода набегавшись ввер-вниз по лестнице, кладовщики их ловят, работа кипит, неподготовленный зритель видит суетливый муравейник – тут старик Слепокур нервничает на своём огромном рич-траке, а тут Женька, ещё не повышенный в штабелёрщики, бежит за новым поддоном, загружаемым в машину, периодически заходят водители, ежесекундно возникают короткие разговоры ни о чём, вот Гамз мотает паллет, нагружая в плеере незамысловатый бит, озорно приплясывая в такт и нет радостнее занятия, чем смотреть влюблёнными глазами на СГП №4, маленькую модель большого мира, там, в этом мире - тысячи грозных Усов, сумасшедших Сержиков, обсаженных Гамзов, лукавых Игорьков и любезных Романов. Вот идёт мужик, 42 года, зовут, скажем, Саша и с 18 лет (с перерывом на армию или зону) он неизменный атрибут СГП №4, смотришь в его глаза со складской паволокой, чего-то в них не хватает, чего-то , что ему самому и не нужно особенно, то ли души…перед глазами парни, которым по 20-25 лет, и вот уже они же по 40-50, и друг от друга ничем не отличаются, в голове за 30 лет прибавилось ноль, наоборот только выветрилось, скоро на перекур пойдут, настоящие приёмосдатчики.

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал