Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Мы до этого не сразу додумались, — сказала я.




Он снова слегка поклонился:

Твой новый pomme de sang должен быть независим и достаточно силен для этой роли. Вполне разумное требование.

— И план хороший, — согласился Жан-Клод.

А что, если все они падут перед этим… как бы назвать… перед моими чарами? Если я слишком сильный некромант для них для всех?

Тогда бал отменяется, — ответил Сэмюэл. — Невозможно быть Золушкой, если все принцы за тобой гоняются.

Я не Золушка, — ответила я, — я сама и есть принц.

Он улыбнулся — и опять улыбка до глаз не дошла.

Хорошо, принц, но смысл все равно тот же. Нельзя быть принцем, если все принцессы тебя хотят, потому что тогда ни одна не будет тебе под стать. Даже Жан-Клод.

Они переглянулись, и это замечание вместе со взглядом навело меня на мысль, не были ли они такими же «друзьями», как Жан-Клод с Огюстином. Они говорили, что нет, но уж очень многозначителен был взгляд.

Мы сделаем так, как ты предлагаешь, Сэмюэл. И я знаю, что могу положиться на тебя, что ты ничего этого не разгласишь.

В этом я даю тебе слово, — сказал он и снова обернулся ко мне. — Я никогда не подвергну тебя опасности. Я хочу, чтобы ты попыталась привести Самсона в силу, Анита. Не буду настаивать, чтобы он был первым, но хотелось бы лучше раньше, чем позже.

Я знаю только, что это будет не сегодня, — ответила я.

Он улыбнулся — на этот раз глаза чуть заискрились весельем.

Нет, конечно, не сегодня. Мне кажется, твоя тарелка уже полна и без Самсона.

Он поклонился Жан-Клоду, Самсон последовал его примеру. Потом они повернулись и вышли.

Молчание разорвал голос Клодии:

Хочешь, я пойду и принесу тест на беременность?

У нас с собой в сумке есть парочка, — ответил Мика.

У меня вдруг так пересохло горло, что дышать стало трудно.

Из дальнего коридора появились Лизандро и Натэниел.

Я что-то пропустил? — спросил Натэниел.

Я на него посмотрела, и наверное, нехорошее у меня было лицо, потому что он подошел ко мне, обнял меня обеими руками, и я не возразила.

Она пропустила целый месяц, можно не ждать до утра с тестом, — сказала Клодия.

Хотела я попросить ее перестать — перестать говорить, перестать помогать, но она была права. Задержка у меня была не на две недели, как я говорила Ронни. У меня месячные могли сдвигаться туда-сюда недели на две, в зависимости от гормонального цикла, наверное. Если мне считать, как всем женщинам, то уже почти четыре недели было запаздывание, а не две. Две недели ноября, но четыре с того времени, как должна была быть кровь. Четыре недели — тут тест точно сработает.



Глава восемнадцатая

Тест на беременность — это плоский кусочек пластика с окошечками. Маленький, помещается у меня в кулаке, и еще место остается, а рука у меня не очень большая. И от такой мелочи столько народу может расстроиться. Но вообще-то, если я беременна, то ребенок сейчас еще меньше теста. Кусочек пластика и еще меньший комочек клеток, и вот — вся моя жизнь от этого зависит. Ну конечно, я не умру, если ответ «да», но ощущение — что вроде как даже и умру.

Во-первых, никакого тебе достоинства. На эту пластиковую палочку пописать надо. Или в какую-нибудь емкость, а потом туда палочку сунуть и вынуть. Потом подождать, пока появятся полосочки: одна — не беременна, две полосочки — беременна. Все просто.

Я молилась, чтобы нет. Молилась и торговалась. Я буду осторожнее. Я буду пользоваться презервативами и не полагаться на таблетки. Я… ну, в общем, смысл вы поняли. Наверное, я не первая незамужняя женщина, которая сидела в туалете и желала, молилась, торговалась с Богом, что если вот все обойдется, я буду хорошей… а, ладно.

Я не хотела сидеть в ванной целых три минуты. Но выходить и видеть там моих мужчин мне тоже не хотелось. Так что я нашла компромисс: стала ходить по ванной туда-сюда. Десять шагов от двери до края мраморной ванны. Десять шагов туда, десять шагов обратно. Босиком по мрамору ходить холодно, но обычно я столько времени по нему не разгуливаю. Либо захожу и выхожу, либо сижу в горячей воде, в ванне. Надо было сосредоточиться на чем-нибудь, на чем угодно, только не на этом кусочке пластика на краю раковины. Я старалась на него не глядеть. Если взглянуть слишком рано, еще ничего может быть не ясно. У меня на руке были мужские часы — Микины. Он их снял и дал мне, потому что мои так и остались на ночном столике возле кровати.



Я пыталась сунуть часы в карман платья, но тут же занервничала, потому что там их не видно, и я могла время перепутать. Попыталась сесть на край ванны и смотреть на секундную стрелку, но от этого время ползло куда медленней. Теперь меня только минуты отделяли от уверенности, и я хотела знать точно. Хватит догадок. Так или иначе, я должна знать. Должна.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал