Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Если женщина от тебя беременеет, ты на ней женишься, Анита. Это называется нести ответственность за свои действия.




А если ребенок не твой? Ты сможешь воспитывать не своего ребенка? Быть женатым на мне и изображать папочку, видя, что младенец похож на кого-то другого?

Он закрыл лицо руками и вскрикнул:

НЕТ!

Убрал руки, и я увидела искаженное гневом лицо. В комнате вдруг вновь стало жарко, будто от его силы физическая температура росла.

Нет, я бы спятил. Ты это хотела услышать?

Нет, — ответила я. — Но это надо было услышать тебе.

Что? — нахмурился он.

Я оценила твое предложение, Ричард. Действительно оценила, но если бы я за кого-то и захотела выйти, то лишь за того, кому все равно будет, кто окажется отцом.

Так ты выйдешь за Натэниела или Мику?

И снова меня обожгло жаром по коже.

Я не собираюсь ни за кого замуж, можешь ты понять?

— Ты только что сказала…

Я оборвала его:

Нет, я такого не говорила и не имела в виду. Это то, что ты услышал.

Ты беременна, Анита.

Возможно, я беременна.

Ты не хочешь, чтобы у ребенка был отец?

Я уставилась на него, думая, что бы такое сказать, чтобы все-таки до него дошло.

Жан-Клод встал рядом — не совсем между нами, а чуть в стороне, вершиной тупоугольного треугольника.

— Я думаю, ma petite хочет сказать, Ричард, что брак в ее жизненные планы не входит, а появление ребенка этого отношения не изменит.

Он говорил доброжелательно-безразличным голосом — которым говорил, когда хотел кого-нибудь убедить или успокоить.

А если это ребенок мой, так что я должен делать — смотреть и улыбаться, когда его будут воспитывать Натэниел и Мика?

Я опустила голову — что я могла на это сказать?

Ульфрик! — рявкнула Клодия голосом сержанта на плацу, одергивающего нерасторопного новобранца.

Что? — обернулся он, и сила его снова обожгла меня.

Во-первых, держи в руках свою силу, она всех тут палит. Ты, царь волков, должен подавать подданным пример получше.

Не твое дело, крыса, какой я подаю пример моим волкам.

Она продолжала, будто и не слышала:

Во-вторых, ты портишь Аните настроение еще сильнее, чем оно и так испорчено.

Он издал какой-то бессловесный звук, почти вопль. Но сила его стала опять всего лишь жаром, уже не болезненным. Он подавлял ее, хотя она никуда не делась.

Я не хочу портить Аните настроение, но если она беременна, то должна знать, что прежнюю жизнь она продолжать не сможет.

Ты все еще хочешь засадить ее в клетку, — сказала Клодия. — Поймать и засадить в клетку образца пятидесятых годов.



Брак — не клетка, — возразил он. — У тебя получается, будто я хочу, чтобы она всегда ходила по дому босая и беременная.

А это не так? — спросила она, и злость ее несколько смягчилась, будто она поняла наконец, что он не наглый сопляк, а просто сам себя не понимает.

Нет, — сказал он, и сказано было всерьез. Потом он повернулся ко мне: — Ты сама сказала, Анита: главное — что будет лучше для этого маленького человечка. Ты действительно думаешь, что мама — федеральный маршал, работающий по насильственным преступлениям со всеми видами монстров, — это то, что ребенку нужно?

О Господи, Ричард! Ты все еще пытаешься отобрать у меня мою жизнь, отобрать все, что делает меня той, кто я есть. Ты любишь меня, а то, чем я являюсь, — не любишь. Ты любишь ту, которой ты хочешь, чтобы я была.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.004 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал