Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ЧЕРНЫЕ ТАЙНЫ АФРИКИ, ИЛИ ЖРЕЦЫ С КЛЫКАМИ ЛЕОПАРДОВ




 

Судя по всему, во времена расцвета почитания божеств Маву-Лиза и других, упомянутых рядом с ними в предыдущей главе, дагомейские и бенинские жрецы не жаловали колдунов. Официальные служители культа, как это было и есть повсюду, все-таки в конечном счете ориентировались на добро для своего народа и его правителя, хотя часто и вершили его посредством крови. А колдуны традиционно, опять же, как и во всем мире, могли и помогать людям, и осознанно насылать на них зло. К тому же они составляли конкуренцию жрецам. Поэтому становиться колдуном было небезопасно.

Для иллюстрации вспомним божество плодородия Ориша Око, которое, как мы говорили, одновременно было и судьей при обвинении в колдовстве женщин. Суд начинался с того, что подозреваемых (например, двух женщин) на три дня запирали в храм Ориша Око. Перед заключением каждая из них вручала жрецам храма принесенную с собой новую белую калебасу. Жрецы в особом ритуале обращались с этими сосудами к божеству и затем возвращали их подозреваемым. Через три дня калебасы внимательно рассматривались, и если внутренняя поверхность одной из них чернела, то это служило неопровержимым доказательством вины. Колдунью тут же убивали железной дубинкой. А оказавшаяся невиновной должны была выкупить эту дубинку за большую цену и, возобладав ею, стать жрицей Ориша Око. Так одновременно с устранением конкурентов еще и увеличивалось число жрецов.

Но с годами, особенно после ослабления и падения монархии, количество храмов заметно поуменьшилось, и жреческая каста пришла в упадок. А вот колдуны (их в Дагомее называют бокононами) подняли головы и постепенно вышли на ведущие позиции, в какой-то степени приняв на себя функции и бывших жрецов. В некоторых случаях, думается, эти два понятия вообще трудно разделить, и часто более близкие к нам по времени путешественники и исследователи называют одну и ту же личность то жрецом, то колдуном.

В немалой степени утверждению колдунов в дагомейском обществе способствовало умении их, помимо воздействий магическими ритуалами, издревле выступать в роли вполне земных знахарей и лекарей и тем самым находить постоянную востребованность в народе.

Кстати, в тех природных условиях, в которых веками существовали дагомейцы, роль народной медицины трудно было переоценить. В песне английских матросов XVII века есть характерные строчки:

Берегись и опасайся залива Бенин.

Мало кто из него выходит,

Хотя входят многие...

И при этом имелись в виду не только отравленные стрелы и дротики первых стычек с туземцами, но и косившие пришельцев под корень желтая лихорадка, малярия и дизентерия. К ним можно было смело добавлять и множество ядовитых змей и насекомых. А вот аборигены чувствовали себя в этих условиях вполне уверенно. И главным образом потому, что их колдуны-лекари обладали огромными фармакологическими знаниями.



Об этом можно было бы написать очень много, но ограничимся лишь несколькими примерами. Так, на удивление всем европейцам, сопровождавшие их дагомейские носильщики разгуливали по джунглям босиком и после очередных "смертельных" укусов змей лишь потирали ноги. Правда, у каждого из них в районе большого пальца виднелся крестообразный шрамик — след магического ритуала колдуна, а по сути — долгосрочная и универсальная прививка от всех змеиных ядов. Туземцы носили на себе и нескольких "собственных" клещей, обеспечивая тем самым постоянный иммунитет от тифа. С помощью больших черных муравьев знахари быстро "сшивали" края ран, одновременно дезинфицируя их муравьиным спиртом. Настоями и порошками из различных растений они излечивали водянку, малярию, столбняк, коклюш, грипп и Другие болезни, когда в Европе от них еще умирали. И часть наших современных, таких, к примеру, широко известных гипертоникам лекарств, как сепразил или раунтин тоже через века пришли в мир из сумки африканского колдуна-знахаря. В этой же сумке всегда были болеутоляющие, жаропонижающие, слабительные и прочие средства.

Так что боконон был и в большинстве деревень, особенно удаленных от городов, остается до сих пор настоящей "скорой помощью" для соплеменников. Но одновременно его частенько называют и другим словом — "азон-дато", что в переводе означает "изготовитель болезней". И это действительно так.



"Изготавливаются" же эти самые болезни и посредством тайных магических ритуалов, и с помощью обыкновенного устного проклятия, но чаще всего в дело вступают различные яды, в которых азондато знают толк.

В своей книге "Посвящение" известный бенинский писатель Жюльен Алапини авторитетно подтверждает это: "Яды являются самым опасным оружием, которое применяет колдун для того, чтобы покарать богохульство или неверие. Как специалист-токсиколог, колдун знает формулы ядов гораздо более опасных, чем общеизвестные ядовитые субстанции вроде молочая, аконита, белены, крапчатого болиголова или белладонны. Яды добываются не только из растений, но и из внутренностей животных. Их не обязательно подмешивать в пищу или питье. Колдун может отравить своего врага, прикоснувшись к нему рукой, посыпав ядом тропу, по которой тот пойдет..."

Причем, воздействие ядов выражается не только и не обязательно в виде смерти, они могут вызывать слепоту, сумасшествие, упадок сил, необъяснимый страх или болезнь какого-то отдельного органа.

Российский журналист-международник Николай Баратов, живший в Бенине в начале 70-х годов, пересказывает историю, произошедшую несколькими годами раньше в деревне, куда он приехал в гости:

"В ночь перед большими праздниками, когда бьют священные барабаны, всем, кроме "посвященных", запрещается выходить из своих домов. Как-то раз именно в такую ночь вышел погулять священник расположенной неподалеку католической миссии. На вежливое предложение главного колдуна вернуться домой священник, полагаясь не иначе как на помощь своего бога, ответил грубым отказом. "Ты пожалеешь об этом", — сказал колдун и слегка прикоснулся к его плечу рукой. Прошло несколько дней, как вдруг плечо стало пухнуть, и, сколько ни обращался священник к городским врачам, никто не смог ему помочь. Пришлось извиниться перед колдуном, и тот дал священнику противоядие".

А наказал азондато непослушного святого отца с помощью небольшой смазанной ядом колючки, которая у него на всякий случай была закреплена под ногтем.

Еще одна из компетенции колдуна — предсказание будущего с помощью гаданий, видимо, перенятых у жрецов. Как правило занимается этим боконон в своем собственном "храме" — хижине, отличающейся от обычного жилища только наличием алтаря. Он представляет из себя "несколько грубо обработанных каменных глыб, в которых при богатом воображении можно разглядеть какие-то наметки человеческих фигур с поднятыми к небу лицами. Фетиши покрыты мелкими перьями, пухом, белесыми пятнами и потеками. Это следы жертвоприношений: пальмового масла, кукурузной муки, крови жертвенных животных и пальмового вина".

В роли гадальных костей выступают орехи кола или раковины каури, которые в давние времена служили в Дагомее денежной единицей.

Интересно, что упомянутый Н.Баратов, относившийся к колдовской "мистике" с естественным для советского воспитания скептицизмом, однажды имел возможность всерьез задуматься. Возвращаясь с другом-бенинцем из деревни, где у того жил отец-боконон, он утром заметил, что старейшины деревни во дворе дома "совершают какой-то обряд" и в центре образованного ими круга сидит с серьезным видом его друг. Когда обряд был закончен, отец смастерил из нескольких перышек и ракушек амулет и надел на шею сыну.

Через четверть часа, на скорости девяносто километров в час у них лопнула и разлетелась в клочья покрышка. Как пишет журналист, "не знаю, каким чудом мне удалось удержать машину на дороге. Когда мы уже почти остановились, она мягко легла на левый бок, а затем медленно перевернулась колесами вверх и замерла. Опасаясь пожара, мы, словно мыши, прыснули из открытых окон в кювет. Но машина не загорелась: в последний момент я, как оказалось, успел (опять чудом!) выключить зажигание..."

Уже в городе друг рассказал россиянину, что отец накануне их отъезда "проконсультировался" со своими бога-ми-воду, и результат гадания предсказал гостям беду в до-Роге. Тогда и были собраны старейшины для спасительного обряда, изготовлен специальный амулет. Оказывается, надевая его на сына, колдун произнес: "Я постараюсь сделать так, чтобы все обошлось без крови. Только ты не говори ничего гостю..." Африканские гадатели могут заглядывать в будущее и подальше, во всяком случае, раньше могли. Осталось свидетельство колониального губернатора-англичанина Лесли Пробина, который, объезжая свои владенья в 1909 году, везде встречал смятение среди вождей. Все они были обеспокоены тем, что на будущий год на небе появится огромная звезда и принесет столь же огромные несчастья. Предсказание об этом было сделано еще очень давно, но вот теперь подходил страшный срок...

В 1910 году, как известно, Землю в очередной раз навестила комета Галея. Страна пережила самый сильный неурожай за всю свою историю, умер король и прошла эпидемия желтой лихорадки.

Нельзя не рассказать и еще об одном таинстве чернокожих колдунов — умении их взаимодействовать с живой природой и оказывать на нее влияние.

Писатель и путешественник Лоуренс Грин сообщает: "По всей Западной Африке встречаются люди, которые обладают необъяснимой властью над животными. Некоторые старики, возможно, еще помнят заклинателя с реки Кросс, который игрой на камышовой дудочке вызывал из болота бегемотов. В 1837 году адмирал сэр Генри Кеппел встретился на Золотом Берегу с одной старой знахаркой, которая могла вызывать из реки крокодилов. Капитан Ф.У. Батт-Томпсон видел женщину, которая плавала среди крокодилов и заставляла их следовать за собой. Кроме того, она ныряла в реку совершенно обнаженной, а появлялась увешанная нитками бус. Колдун одного нигерийского тайного общества набирал в рот воды из калебаса, а выплескивал изо рта дюжину живых рыбок, водящихся в окрестных болотах. Почти все в Западной Африке верят, что некоторые избранные личности могут превращаться в леопардов и других хищников..."

Поскольку мы уже упоминали о деятельности "Общества леопардов" в Дагомее, то давайте остановимся поподробнее на последнем.

Именно дагомейские "леопарды", видимо, очень хорошо таили секреты своих ритуалов и не демонстрировали причастность к обнаруживаемым жертвам, поэтому с ними не было связано громких судебных дел, прокатившихся одной по Западной Африке в начале прошлого века. А еще более вероятно, что деяния их просто тонули в массовом терроре жертвоприношений и потому никак отдельно не фиксировались и широко не освещались. Но, конечно же, имели место и, наверняка, мало чем отличались от "повадок" леопардов в соседних государствах.

В 1912 году Уильям Гриффит, главный судья Золотого берега возглавил особый суд, под юрисдикцию которого были собраны все дела об убийствах, инкриминируемых "Обществу леопардов". Интересно, как этот слуга закона, отнюдь не склонный по долгу службы к мистицизму и впечатлительности, воспринял саму атмосферу тропического побережья:

"Я бывал во многих лесах, но ни один из них не производил на меня такого жуткого впечатления, как буш Западной Африки. В этом лесу и его поселениях есть что-то такое, что заставляет человека содрогаться. Мне казалось, что весь лес наполнен чем-то сверхъестественным, каким-то духом, который старается соединить зверя и человека. Некий таинственный дух этих мест вошел в людей и определил их образ жизни. Люди здесь обладают изумительной способностью скрывать то, о чем не должны знать другие. Это — результат деятельности нескольких поколений тайных обществ".

По "Делу о леопардах" было арестовано более 400 человек, в том числе и несколько вождей племен. Примечательно, но все обвиняемые в голос утверждали, что убийства совершали не они, а дикие леопарды-животные. Любопытно и то, что во время заседаний суда неподалеку от него было убито два самых настоящих леопарда.

Однако отдельные обвиняемые все же нарушили обет молчания и рассказали о своих посвящениях в общество и деяниях в нем. Оказалось, что все они имели в качестве отличительных знаков особым образом нанесенные царапины, внешне казавшиеся обыкновенными для жителей тропических трущоб. Каждый "леопард" был еще и владельцем особой ритуальной сумки, в которой хранились кровь петуха, немного риса и... части человеческого тела. Чтобы сумка не теряла своих магических свойств, ее духа-воду время от времени надо было "кормить" человеческой кровью и жиром. Для этого и совершались убийства. Ну и, конечно, чтобы устранить неугодных, врагов или соперников Француз Б.Оля в книге "Боги тропической Африки" утверждает, что в Дагомее "некоторые группы приносят клятвы под названием "пакт крови". Церемония приема в члены братства очень тонко разработана. Происходит она на груде священных предметов; кандидаты должны выпить из человеческого черепа особый напиток, куда они, надрезав предплечье, налили несколько капель своей крови. А если впоследствии кто-то нарушит свои обязательства, то он сойдет с ума или умрет в муках от укуса змеи".

В африканских музеях и сегодня демонстрируются балахоны из шкур леопарда и надевавшиеся на руки специальные металлические "перчатки" с когтями — своеобразны склепки лап пятнистого хищника. С их помощью и разрывалась грудь жертвы, а потом оставлялись следы, имитирующие нападение зверя.

Наиболее громко в последний раз "Общество леопардов" заявило о себе в 1945—47 годах в соседней с Бенином Нигерией, где было найдено более 80 жертв со вспоротыми яремными венами. Полиция арестовала сотни людей, 18 из них были приговорены к смерти и повешены на глазах у вождей племен. Как замечает Лоурен Грин, такой публичной казнью хотели развенчать "магическую" сущность преступников, но это вряд ли удалось сделать. Даже европейцы "давно живущие в Западной Африке, вполне серьезно говорили мне, что между каждым новым членом "Общества леопардов" и настоящим леопардом во время церемонии посвящения возникает "кровная связь". Когда умирает человек-леопард, находят и мертвого леопарда. И наоборот. Не так-то легко не поверить этому, когда ты очевидец событий".

Очевидцем подобных событий стал и американский врач, путешественник и фотограф, автор книги "Свидетель колдовства" Гарри Райт, побывавший в Дагомее в начале 50-х годов. Пригласивший американца в ответ на его письмо-просьбу принц территории Умбегейм по имени Ахо оказался ярым поклонником и большим другом жрецов, по сути возведших его на престол, а также членом "Общества леопардов", о чем свидетельствовали ритуальные шрамы-полоски на его лице. Поэтому в порядке щедрого жеста гостеприимства Ахо пообещал познакомить Райта со жрецами воду, а также показать "Храм леопардов", их танец и "могущественные фетиши нашего народа", то есть предметы поклонения. Как оказалось, для последних "лучше всего подходят части человеческого тела. Особенно ценятся, например, глаза белого человека, и, чтобы добыть их, часто разрывают свежие могилы. Чрезвычайно желательными считаются куски сердца, желчный пузырь и волосы..."

Не имея возможности привести все описание долгой подготовки и выхода на кульминацию "танца леопардов", покажем лишь с помощью Райта его необыкновенный финал.

"Наконец барабаны стали бить тише и медленнее, и на середину вышли три жреца, держа в руках цыплят — ритуальные жертвы, заменившие обязательные прежде человеческие. Главный жрец затянул низким голосом погребальный гимн. Голос его поднялся почти до крика, и по толпе пробежала какая-то дрожь. На площадку вбежала, почти впорхнула девушка. Ее нагота не была прикрыта ничем, если не считать бус из раковин каури на шее и такого же пояса на талии. Казалось, что она танцует в облаке тусклого света. Неожиданно она остановилась и огляделась, затем произнесла несколько слов низким музыкальным голосом. Барабаны стихли, только последний звук, казалось, еще дрожал в воздухе. Вдруг Ахо схватил меня за руку.

— Смотрите! — прошептал он в каком-то экстазе. — Видите двух леопардов рядом с нею?

Девушка была всего в двух шагах от меня, я никаких леопардов не видел, но глаза зрителей следили не только за девушкой, но и за пространством рядом с нею, как будто там было что-то видимое только им.

Ахо продолжал сжимать мою руку.

— Смотрите, там, за нею — пять леопардов!

Я не понял, говорил ли он всерьез или издевался надо мной. Но когда он неожиданно скомандовал: "Отойдите на шаг, или вы его коснетесь!" — я понял, что это не шутка. Барабан снова стал бить громко и быстро. И вдруг мне показалось, что глаза у меня сейчас вылезут на лоб: сразу за девушкой, на границе мерцающего света, я увидел тень животного; я не успел выразить удивления, как передо мной появился взрослый сильный леопард. Еще два леопарда появились позади девушки. Они величественно прошли Через площадку и все трое исчезли в тени деревьев. Больше всего меня поразило то, что я совершенно отчетливо ВДел в зубах одного из леопардов цыпленка.

- Вы видели их! — с триумфом воскликнул Ахо. Я не смог ответить. Я молчал..." Райт стал и свидетелем ритуала, который особенно важен для дальнейшего разговора о вуду — "воскрешения мертвого".

На поляне, куда американца привел сопровождавший его жрец Нгамбе, действительно лежал мертвый или близкий к этому человек. Райт попросил разрешения осмотреть тело. Ему разрешили, но предупредили: не прикасаться! Но как врач он все же не вытерпел. "Я сел так, чтобы заслонить его (мертвого — В.Ф.) своим телом, быстрым движением приподнял ему веки, чтобы проверить зрачковую реакцию по Аргал-Робинсону. Реакции не было. Я попытался также нащупать пульс. Его не было..."

Вдруг участники ритуала за спиной Райта дружно всполошились и пришли в неистовую злобу — они увидели, что гость коснулся лежащего, и закричали, что теперь-то тот действительно умрет. Перепуганный Райт возразил: человек и так уже мертв! И невольно вспомнил при этом историю о бельгийском полицейском, которого в буквальном смысле растерзали на куски за то, что он помешал обряду поклонения фетишу. Но на этот раз, слава богу, все обошлось. "Нас окружила группа из тридцати человек. Низкими голосами они запели ритмичную песню. Это было нечто среднее между воем и рычанием. Они пели все быстрее и громче. Казалось, что звуки эти услышит и мертвый. Каково же было мое удивление, когда именно так оно и случилось. "Мертвый" неожиданно провел рукой по груди и попытался повернуться. Крики окружающих его людей слились в сплошной вопль. Барабаны стали бить еще яростнее. Наконец лежащий повернулся, поджал под себя ноги и медленно встал на четвереньки Его глаза, которые несколько минут назад не реагировали на свет, теперь были широко раскрыты и смотрели на нас.. "

Как объяснили Райту, причиной болезни и затем смерти ожившего на его глазах мужчины был дух, вошедший в его тело по наущению врага-колдуна и вытеснивший отту-Да душу. Однако в какой-то небольшой срок посредством увиденного ритуала можно изгнать злого духа и вернуть Душу. Что и было сделано Правда, Райт, коснувшись тела, чуть не разрушил весь строго выверенный ритуал.

Что же касается самого американского доктора, то он сделал такой вывод. Мне сдается, что этому человеку дали какой-то алкалоид, который вызвал состояние каталепсии или транса, и ело его казалось безжизненным. С другой стороны, он мог находиться в глубоком гипнотическом сне. Самым удивительным для меня было то, что человек, находившийся в состоянии, при котором он не реагировал на обычные тесты, был выведен из него без помощи лекарств или известных стимуляторов, и даже без прикосновения человеческих рук..."

Итак, на этом впечатляющем примере мы и закончим экскурс в страну бокононов-азондато и вновь переместимся на Гаити, уже представляя в общих чертах, с каким багажом прибыли на далекий остров невольные африканские переселенцы

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал