Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 22. Приемная мать




Если не можешь что-то изменить, то просто контролируй это.

Из золотой книги мудрости

Первого января Ник проснулся от громкого шипения. Долгое время он не мог понять, что происходит. Сначала показалось, что Эльвира или кто-то из ее друзей еще продолжают праздник. Кристина, протанцевавшая полночи, поспешила во дворец, чтобы поздравить с новым годом деда, а вот призраки не могли угомониться до утра.

Снова послышалось шипение. Оно доносилось откуда-то снизу. Ник приподнялся и увидел змею, раскачивающуюся возле его тумбочки. Заметив Ника, змея разинула пасть, мерзкий раздвоенный язык коснулся ручки тумбочки.

– Что? – в недоумении пробормотал Ник.

Змея снова коснулась языком ручки и отползла в сторону.

Ник медленно протянул руки, змея не двигалась. Ее глаза без век смотрели на него. Осторожно Ник приоткрыл тумбочку. И заметил свечение, идущее откуда-то из глубины.

Змея кивнула.

Ник вытащил записную книжку, подаренную несколько лет назад мамой Альбиной. И в этот момент промелькнула потрясающей ясности вспышка памяти. Он тогда еще не знал, о существовании магии, жил в небольшой квартире с мамой Альбиной. Был его день рождения, исполнялось десять лет. Гостей не было, он одиноко сидел за столом, заставленным салатами, посреди возвышался огромный торт.

– В книжке записан адрес, чтобы ты никогда не заблудился, – с этими словами мама Альбина протянула ему подарок. Каким несчастным Ник почувствовал себя тогда, что к нему относятся как к маленькому, он не стал даже открывать подарок. Теперь же, он вдруг ясно осознал, что все это не просто так. Как оказалось, леди Дора ничего не делала просто так. Адрес! В книжке записан магический адрес.

Нетерпеливо он перелистывал страницы, пока не наткнулся на странную карту Искривлений, такую же, какие видел на уроках у профессора Гиля. Забыв про змею, Ник кинулся одеваться. И тут в комнату вошел Фердинанд, одетый в свой лучший камзол ярко-красного цвета. В ухе поблескивала золотая серьга. На рубашке сверкали запонки с черными бриллиантами. По-привычке он жонглировал ножами.

Змеи, указавшей на тумбочку, уже не было.

– Высочество, с новым годом вас. Я тут заскочил, как делишки разведать. Как праздничек отгуляли?

– Отлично, – честно ответил Ник, хотел было спросить, как прошел новый год во дворце, и что Фердинанд рассказал императору, но сдержался.

– Собрались куда-то?

– Да, но я должен пойти один, – сказал Ник.

– Это меня полностью устраивает. У меня тут как раз тоже дельце намечается, – Фердинанд резко выкинув вперед руку, подхватил оба ножа, и лихо закинул их в ножны. – Важное такое дельце. Я вот и слиняю тогда по-тихому. С базы-то нам все равно придется вместе выйти, чтобы никто ничего не заподозрил, а потом разбежимся. Вечером вернусь, никто и не заметит. Наставников на базе нет. Я молчу про вас, вы про меня. Идет?



– Идет, – ответил Ник, понимая, что одному ему все равно запрещено выходить из башни.

В Холле сидела тетя Степанида, и неспешно пила чай. Перед ней на столике лежал клубок шерсти и наполовину связанный шарф.

– Ник, похоже ты сегодня один на базе-то. Вся команда еще с праздника не воротилась, а вероятно до конца каникул и не воротятся, – сказала она. – Какие ворота для тебя открыть?

– Реальный мир! Площадь у Здания Совета.

– Фу, чегой-то я про ворота спрашиваю, – вдруг опомнилась тетя Степанида. – Тебя же не велено одного с базы-то выпускать без телохранителя твоего.

– Да тут я тут, – послышалось позади, и в Холл вошел Фердинанд. – Он без меня ни шагу. Охранять принца, моя привилегия.

В доказательство Фердинанд хлопнул Ника по левому плечу. Рука непроизвольно дернулась, и в тот же момент, Ник почувствовал резку боль в запястье, словно вгрызаются хищные насекомые, целый рой насекомых. Ник сжал зубы, чтобы сдержать крик.

– Тогда ступайте, – сказал тетя Степанида, и обеспокоено прибавила. – Чего-то ты, Ник, бледный такой сделался? Уж не заболел ли?

– Нет, не заболел, – покачал головой Ник, левая кисть полыхала, словно охваченная огнем.

Как только они прошли через ворота и оказались возле Здания Совета, Фердинанд отвесил поклон.

– С превеликим удовольствием я оказал эту мелкую услугу высочеству. А теперь, мы можем разойтись по своим делам, – и он исчез в ближайшей подворотне.



Ник восстановил в памяти карту Искривлений и, не смотря на боль в руке, не удержался от смеха. Вход в нужное Искривление, где прячется леди Дора, находился совсем близко от Здания Совета. От того места, где сидят самые мудрые маги, объявившие ее в розыск.

Ник прошел через ворота, в другое Искривление, необычайно похожее на Реальный мир. Тихая заснеженная улица, уютные особняки, Ник очень быстро нашел нужный. Впрочем, он не сомневался, что леди Дора выставила тут какую-то свою защиту, и она прекрасно осведомлена обо всех визитах.

Дом был огромен. Мощные колонны возвышались по обеим сторонам широкой парадной лестницы, а окна, забраны затейливыми решетками. Два огромных каменных сфинкса стояли у парадной двери.

Едва Ник успел дотронуться до заледеневшей кнопки звонка, как дверь растворилась. Впереди виднелся просторный холл, отделанный белым мрамором. Огромная люстра свешивалась с потолка, освещая помещение мягким светом. Ник шагнул вперед, на глянцевом полу, заметил свое чуть искаженное отражение.

Навстречу вышла леди Дора. Она выглядела так, как Ник и привык ее видеть. В простом белом платье, длинные светлые волосы, были собраны в косу. Большие серые глаза разглядывали его.

– Рада видеть тебя в своем доме. У тебя как, все нормаль… Ник! Дариан, ЧТО СЛУЧИЛОСЬ?! – кровь отхлынула от ее лица, ставшего мертвенно-бледным от испуга.

– Я не знаю, – Ник покачал головой. Он почувствовал себя как, когда-то давно в детстве возвращался домой, после очередной неудачной прогулки, где все смеялись над ним. Тогда он возвращался домой и прятал от мамы Альбины свою обиду. Он мог лишь прятаться. Нет, сейчас он больше не тот маленький мальчик, который прячется. Сейчас он должен действовать. – Случилось! Мне нужна помощь. Рана, – Ник задрал рукав и показал повязку, на которой проступили пятнышки крови.

– Ступай за мной, – коротко бросила леди Дора.

Они прошли в комнату, от пола до потолка заполненную полками со всевозможными баночками и флакончиками. В стеклянном шкафу хранились кристаллы.

– Обычный магический медицинский кабинет, – сказала леди Дора. – Садись и рассказывай.

Пока леди Дора перевязывала рану, Ник рассказал про браконьеров, про побег и про то как поранился.

– Магическая травма, – ответила леди Дора и посыпала рану Ника серебристым порошком. Боль тут же утихла. – Ты уже понял, что это не обычная царапина. Стеклянный цветок?

Леди Дора задумчиво замолчала, и перевязала кисть Ника чистым бинтом.

– Да, это было похоже на стеклянный цветок, – кивнул Ник. – Он стоял на палубе у браконьеров. А потом я видел, что Капитан носит этот цветок с собой.

– Магия браконьеров! Я знаю, как справиться с обычными ранами, и с магическими, – сказала леди Дора. – Но, чтобы разобраться с магией браконьеров нужно время.

Ник пошевелил пальцами, поднял руку, но боли уже не было.

– Уже все прошло, – обрадовался он.

– Нет! Порошок лишь временно поможет тебе, но не сможет вылечить эту рану, – возразила леди Дора. – Не волнуйся, я обязательно узнаю, чем тебе помочь. Просто нужно время.

В комнату вползла змея, та самая, которая сегодня утром разбудила Ника.

– Это Донатея, когда-то давно, она досталась мне на Этапе Препятствий, – сказала леди Дора. – Пора выпить чай и поговорить о происходящем. Предупреждаю, тебе не понравится то, что ты услышишь.

Ник прошел за ней в чудесно обставленную гостиную. Утренний свет лился в окна, выходившие в заснеженный сад. Комната была обставлена легкой изящной мебелью, на полу лежал белоснежный ковер. На окнах висели шелковые занавески. Леди Дора села возле столика, на котором уже дымились две чашки чая.

– Это мое убежище, – сказала леди Дора. – Маги не простят меня. Для многих я навсегда останусь лишь предательницей. Пусть считают, что я погибла. Так всем будет спокойней.

– Но… – начал было Ник.

– Я звала тебя, чтобы предупредить про браконьеров, – перебила леди Дора. – Это важней всего прочего. Вспомни всех новых людей, которые появились в твоем окружении в последнее время.

– Фердинанд, Жанна Фридриховна, профессор Гиль, – принялся перечислять Ник. – Зачем это?

– Браконьеры, когда намечают себе жертву, обычно пробираются в ее окружение, втираются в доверие. Ты должен быть предельно осторожен. Остерегайся новых людей. Любой, из них, может быть сообщником браконьеров.

Ник сделал глоток крепкого сладкого чая и вздохнул с облегчением.

– Я могу никого не подозревать, – Ник рассказал о втором нападении браконьеров в городском сквере. – Скорей всего браконьерам нужен Наргис.

– Сомневаюсь, – с недоверием в голосе произнесла леди Дора.

– Совершенно точно, – сказал Ник. Сейчас ему браконьеры стали казаться чем-то далеким и безвредным, гораздо сильней беспокоили другие вещи. – Там… Тогда… Когда меня похитили из дворца… Ты ведь меня не видела до похищения. Могло случиться, что младенца поменяли?

– Когда ты родился, – сказала леди Дора. – То тебя показывали по Магик-ТВ, тебя видели все маги. Я тогда скрывалась в подземелье Хаоса. Расскажи, к чему такие вопросы.

Перед тем как ответить, Ник заглянул в чашку чая, затем перевел взгляд на заснеженные деревья за окном, словно надеялся там получить какую-то подсказку.

– Наверное, я вовсе не принц, Филипп и Сильвия не мои родители, – и Ник рассказал все, что увидел, когда в сокровищнице темного князя сжал в руках жемчужину Алатына. – А потом орел, доставшийся на Этапе Препятствий, больше не отзывается на мой зов. Орел может слышать, лишь настоящего принца. Я не знаю, кто я.

– Дементий никогда не интересовался своим племянником, и мог бы не заметить, если бы младенца подменили, – задумчиво сказала леди Дора. – Он рассказывал мне о том, что хотел бросить тебя прямо на улице. Рассказал, что они отошли от младенца, и потом вернулись. Я бы не стала особо полагаться на слова Дементия, но жемчуг Алатына никогда не лжет.

Ник почувствовал, как обрывается последняя надежда.

– Меня узнал камень Омфал, – в отчаянии пробормотал Ник.

Леди Дора покачала головой.

– Ты же знаешь, чтобы спасти тебя, я напоила тебя живой водой, похищенной из Искривления Хаоса. Живая вода несколько изменила твой организм. После этого ты почти не болел, и всегда был сильней своих сверстников, – леди Дора на секунду запнулась. – Живая вода необыкновенно сильный источник магии. Ты впитал в себя часть ее силы. Поэтому магия живой воды могла повлиять на омфал. И в этом редком случае омфал мог ошибиться.

– Я не известно кто, – Ник вновь вспомнил неизвестную женщину, чье лицо ему не удалось разглядеть. Она унесла настоящего принца, и скорей всего, она его родная мать.

– Я не вернусь во дворец! – сказал он. – Не буду занимать чужое место.

– Вернись в команду, – сказала леди Дора. – Там точно твое место, ты сам прошел через Этап Препятствий. Ты стал охотником. Ты дважды победил Хаоса. Это все, что сейчас надо знать. Тренируйся, становись сильным.

Ник кивнул. Еще утром, покидая базу, он хотел услышать, что все показанное черным жемчугом не правда, что все может идти по-прежнему. Этих слов ему не сказали. Хотя, Ник встрепенулся, к чему пустые иллюзии, правда гораздо важней.

– Ты не пытайся связаться со мной через ЗОС. Это может быть опасно. Я, когда узнаю что-нибудь про твою рану, сама найду тебя.

– Могут увидеть, что я разговариваю с тобой, – кивнул Ник и вдруг вспомнил. – В Высшем Совете знают, что ты жива. Они пытаются найти тебя.

– Чтобы предать суду, – закончила за него леди Дора и улыбнулась. – Я знаю об этом. Когда думали, что я погибла, то официально простили меня. Потом, когда стали сомневаться в моей смерти, то решили все-таки судить.

– Вернись к светлым магам. Я снова расскажу все, что произошло. Я попрошу отца..., – Ник замолк. Отца? Он больше не может называть императора своим отцом.

– Нет, от прошлого не избавиться, пока все не исправишь, – ответила леди Дора. – И мне придется сильно постараться, чтобы восстановить все. Пусть маги считают, что я служу Хаосу, пусть сам Хаос считает, что я работаю на него. Но я никогда не назову его хозяином, как это делают его прислужники.

– Никогда? – спросил Ник.

– Никогда! – печально улыбнулась леди Дора. – Хаос уверен, что я вновь предала магов. Только так я смогу вовремя предупредить, если он вновь задумает выбраться из своего логова. Поэтому не пытайся связаться со мной через ЗОС. Может оказаться, что я буду в Искривлении Хаоса. Ему совсем не к чему видеть тебя. Возьми, это поможет тебе, пока я не найду настоящее лекарство.

Леди Дора протянула коробочку со светящимся порошком.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал