Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Chapter 6




 

- Зейн?

Глубокий вдох.

- Да, это я.

- Где ты пропадал? Я пытался до тебя дозвониться, я... - Лиам замолкает. - Я скучал по тебе.

- Правда? - недоверчиво спрашивает Зейн.

- Правда. Так что случилось?

Момент настал. Будет очень тяжело, потому что он действительно любит Лиама. Лиам - не злодей, каким считает его Луи, совсем наоборот. Он - самый прекрасный человек, которого Зейн когда-либо встречал, он просто запутался, и у него никогда не было намерений навредить пакистанцу. А намерения - самый главный критерий.

- Лиам, так больше не может продолжаться.

Тишина. Ожидаемо.

- Почему?

- Потому что я люблю тебя.

На другом конце провода Лиам издает сдавленный звук. Зейну очень нелегко сдерживать слёзы. Больше всего на свете он хочет, чтобы все было по-другому. Или что все будет по-другому, потому что все могло бы быть прекрасно, но мужчина уже не может ничего сделать. Если бы это был его выбор, этого всего не было бы, но это решение Лиама - а он всегда выбирал её.

- Я тоже тебя люблю, - наконец сдавленно произносит Лиам.

Зейн грустно улыбается, хотя Лиам и не может его видеть. Несколько месяцев он только и мечтал о том, чтобы услышать от парня эти слова. Но теперь все иначе.

- Любишь, но недостаточно. И не так, как я хотел бы.

- Я... Зейн...

- Лиам, все нормально. Я смирился с этим, и вся эта история не может больше продолжаться. Это меня убивает.

Сердце пакистанца екает в груди, когда он слышит рыдания Лиама. Он не думал, что это будет так тяжело для парня.

- Прости меня, я не знал, я...

- Лиам, все нормально.

- Ты слишком великодушен.

- Может быть, - смеясь, соглашается Зейн. - Но ведь ты мой друг.

Снова тишина, и они оба шмыгают носом, но Зейн знает, что эта тишина полезна - Лиам размышляет.

- Я написал книгу о тебе. О нас, - произносит мужчина.

- Правда?

- Да. Поборол свой творческий кризис. Вернее, ты его поборол.

- Я рад, что смог помочь, - смеётся Лиам, и Зейн улыбается.

- Прочтешь её?

- Не знаю. Не хочу думать о том, как ужасно я с тобой поступал.

- Ты никогда не поступал со мной плохо, Лиам, не мучай себя.

- Зейн. - твёрдо говорит Лиам.

Зейн понимает, чего хочет Лиам. Для него это не обязательно, но Лиаму это нужно.

- Я тебя прощаю.

- Спасибо, Зейн. Мне так жаль.

Телефон уже не такой тяжёлый в его руке, на его плечи ничто не давит, и мир играет новыми красками. Мужчина счастлив, что сделал это.

- Я увижу тебя когда-нибудь? - спрашивает Лиам таким голосом, будто он настоящий герой мелодрамы. Зейн усмехается.

- Конечно же, Лиам, не будь дураком. От меня не так-то легко избавиться.

- О, Боже, - дразнит парень.

Зейну становится тепло на душе.



***

Роман показался Луи потрясающим.

- Ты проделал замечательную работу, Зейн, - хвалит он. - Порвал всех, как обычно.

Пакистанец погружается в мир пресс-конференций и автографов, и он безумно волнуется перед датой выхода книги, потому что чувствует, что из всех его произведений это - самое глубокое. Этот роман - будто сам Зейн, лежащий на операционном столе, с разрезанной грудной клеткой, демонстрирующий миру своё сердце, и это безумно страшит его.

Оказывается, волноваться не следовало. Его книга - бестселлер. Практически на следующую ночь после выхода он отправляется в тур по Европе и даже некоторым штатам Америки. Его снова хвалят за болезненную честность и реалистичность истории, за неидеальных, проблемных героев.

Зейн не может насытиться новыми ощущениями. Все, чего он хотел добиться в жизни - это стать писателем. В этом весь он, и теперь его труд по-настоящему окупается.

Со временем лихорадка спадает, и мужчина снова становится обычным человеком. Это облегчение для Зейна, ведь он всегда был замкнутым человеком и не любил оказываться в центре всеобщего внимания. Пакистанец находит это забавным, ведь в детстве он мечтал о том, чтобы нравиться другим ребятам и вписываться в общество, а теперь он доволен, что популярность, которая ему перепадает, имеет свойство сходить на нет.

На этот раз перерыв между только что изданным романом и датой выхода следующего получился большим, и когда Зейн не спит, он планирует, как провести его с друзьями. Прошло несколько месяцев с рокового телефонного разговора с Лиамом, и за это время они практически не общались. Зейну кажется, что они не разговаривали целую вечность.



***

Входя в кофейню, Зейн чувствует укол ностальгии. Он скучал по этому местечку и даже по отвратительному кофе. Но больше всего он скучал по Лиаму.

Над дверью все ещё висит колокольчик, и Зейн улыбается, слыша его звон. Народу очень много, хотя уже почти восемь вечера. Мужчина вдыхает аромат кофейных зерен и его рот наполняется слюной.

Странно, но на кассе никого нет, и это напоминает Зейну об одной из первых встреч с Лиамом. Он все так же стесняется позвонить в колокольчик и просто стоит и терпеливо ждёт.

- Здравствуйте, чем я могу Вам по... Зейн!

Глаза Зейна встречаются с глазами парня, и тот совсем не изменился. Его глаза все того же пряного оттенка коричневого, и их взгляд прожигает мужчину насквозь, заставляя его покраснеть. Волосы немного отросли, но он все так же покрывает их гелем, и его челка на вид будто каменная. Все те же красиво очерченные губы чуть тусклого оттенка розового. Небольшая щетина покрывает пухлые щеки, но, несмотря на это, он все ещё кажется подростком. Взгляд Зейна падает на родинку у основания шеи парня, и ему мучительно хочется прикоснуться к ней пальцами. Прошло столько времени, но Лиам все ещё самый красивый человек, которого пакистанец когда-либо видел. И Зейн до сих пор так сильно любит его.

- Ты вернулся, - произносит Лиам. Его глаза широко открыты, а язык не слушается.

- Да, вернулся из тура пару дней назад.

- Мы можем...? - Лиам смотрит по сторонам так неловко и взволнованно, что у Зейна колет в животе. - Ты не мог бы посидеть здесь ещё час, пока мы не закроемся? Я очень хочу поговорить с тобой. Можно?

- Конечно, - уверяет мужчина, и Лиам так честен и так нервничает, будто Зейн мог ему отказать. Он никогда не отказывал.

- Закажешь то же, что и обычно?

- Я рад, что ты запомнил.

***

Зейн лениво играет в телефон, пока Лиам заканчивает наводить порядок в кофейне, попутно продолжая неистово извиняться, пока пакистанец не прервал его и не велел расслабиться.

Мужчина отрывает взгляд от экрана, когда видит, что Лиам подошёл к нему. Парень уже переоделся, сменив униформу на удобные спортивные брюки и свободную серую футболку. Он все еще нервничает, и пакистанец не понимает, почему. Зейн похлопывает по сиденью рядом с собой, приглашая его сесть, блокирует экран телефона и поворачивается боком, чтобы быть более или менее напротив Лиама, пока тот усаживается на диван тыквенного цвета.

Некоторое время они молчат.

- Как поживаешь, Лиам?

Лиам отвечает в то же мгновение, едва не перебивая.

- Я расстался с Софией.

Зейн бледнеет. Он поскорее растаптывает в своей душе возникшее там зернышко надежды. Он может все ещё любить Лиама, но их поезд давно ушёл.

- Мне так жаль это слышать, Лиам, - врёт он, надеясь, что фраза прозвучала искренне.

- Мне не жаль, - говорит Лиам. - Не жаль, потому что наши отношения закончились задолго до того, как мы с ней расстались. Даже до того, как мы с тобой переспали.

- Окей...

- И я думаю, что всегда понимал это, просто не хотел признавать. Но потом я потерял тебя, хотя ты мне и не принадлежал, и я осознал, что прошедшего не вернуть, или как там говорится.

Зейн смеётся.

- Я бисексуал, - продолжает Лиам. - Я думаю, что долго не мог признаться себе в этом, потому что в школе надо мной издевались. Считали меня недостаточно мужественным.

Глядя на мускулы Лиама и вспоминая его член, Зейн думает, что это смехотворно. Лиам - воплощение мужественности.

- И к тому же, я люблю тебя.

Это ошибка. Зейн ослышался. Не мог же он вправду услышать такое.

- Я правда люблю тебя, и прости, что мне понадобилось столько времени, чтобы это осознать. Я всегда был немного заторможенным.

- Ты любишь меня? - выдаёт Зейн.

- Да. Я очень тебя люблю.

- Блять, - мужчина расплывается в самой широкой за всю свою жизнь улыбке. - Я так долго ждал от тебя этих слов.

- Я знаю, и...

- Неважно, - прерывает Зейн все с той же глупой улыбкой на лице. - Я тоже тебя люблю, - говорит он, прежде чем наклониться к Лиаму и соприкоснуться с ним губами.

Поцелуй начинается довольно невинно, но затем язык Лиама очерчивает губы пакистанца, и тот раскрывает их, позволяя проникнуть внутрь. Он так соскучился по Лиаму. Губы парня все такие же на вкус, и любовь захлестывает мужчину с головы до ног.

- Скажи это ещё раз, - произносит он, отстраняясь.

- Я люблю тебя, - бормочет Лиам, покрывая поцелуями линию подбородка пакистанца, затем останавливаясь в особой точке прямо под мочкой уха.

Зейн берет парня за плечи и толкает его так, что тот лежит, опираясь на спинку дивана. Мужчина опускается на колени между ног Лиама, поглаживая его бедра.

- Я хочу тебе отсосать, окей?

- Как будто бы я мог сказать "нет", - лопочет Лиам, и краска заливает его лицо и шею.

Зейн развязывает пояс его спортивных брюк, и Лиам приподнимает бедра, позволяя мужчине спустить штаны вместе с боксерами. Пакистанец берет в руку наполовину эрегированный член парня, попутно покрывая лёгкими поцелуями его колени.

Когда член Лиама становится полностью твердым, Зейн начинает влажно целовать ствол, затем переключая внимание на набухшую вену. Он чувствует, как парень дрожит, и его руки беспорядочно тянут и гладят волосы Зейна.

Немного дразнясь, он легонько ласкает языком анус Лиама, поглаживая пальцами яички. По тому, как громко парень стонет, пакистанец понимает, что все делает правильно. Он возвращается к яичкам, облизывает их, одновременно некрепко сжимая ствол.

Большим пальцем Зейн нажимает на чувствительное место чуть ниже головки. Он плюет себе на ладонь, чтобы она не была слишком сухой, и проводит рукой по всей длине члена парня. Он продолжает это занятие, чуть поворачивая кисть и взяв в рот головку.

- Господи, ты прекрасен, Зейн. Блять, я так по тебе скучал.

- Скажи это ещё раз, - мужчина на мгновение выпускает член изо рта, чтобы через секунду взять в рот ещё глубже.

- Я люблю тебя, - задыхается Лиам. - И я чертовски люблю твой рот.

Одной рукой он перестаёт гладить волосы пакистанца и кладёт её ему на щеку, так нежно поглаживая большим пальцем нижнюю губу, что Зейн не выдерживает и перестаёт сосать, взяв в рот три своих пальца. Хорошенько увлажнив их, он возвращается к своему занятию.

Он расстегивает свои брюки и спускает их вниз, выпуская на волю твердый член, который тут же хлопает его по животу. Левой рукой он массирует вокруг дырочки, осторожно засовывая один палец внутрь. Зейн так возбуждён, что смазка растекается по его животу, образуя пятно на футболке.

- Это так сексуально, - стонет Лиам при виде Зейна, ласкающего себя. - Можно мне трахнуть тебя в рот? Пожалуйста, можно?

Мужчина грязно стонет, добавляя второй палец и кивая настолько часто, насколько это возможно с членом Лиама во рту.
Он начинает разводить пальцы внутри себя, в то время как Лиам делает первый неглубокий толчок, стараясь, чтобы пакистанец не подавился. Парень выглядит так блядски греховно сейчас, нахмурив брови и стараясь держать глаза открытыми. Его зрачки расширены, а губы красные от того, что он кусает их, стараясь сдержать рвущиеся наружу стоны.

Глядя на него, Зейн добавляет ещё один палец, отыскивая простату. Он показывает Лиаму толкаться глубже, хотя его член уже задевает горло пакистанца, и его глаза слезятся. Несмотря на это, задев простату, он неосознанно наклоняется вперёд, что позволяет Лиаму толкнуться глубже в горло.

- Блять, Зейн, - мурлычет Лиам, мягко оттягивая волосы мужчины назад, чтобы предупредить его, что собирается кончить.

Но Зейн не отодвигается намеренно. Парень делает несколько быстрых толчков и кончает, падая на спинку дивана; его сперма ударяет Зейну в горло. На вкус она горькая, но это не имеет значения, ведь пакистанец видит, насколько доволен Лиам, и понимает, что проделал хорошую работу.

Выпуская изо рта член Лиама, мужчина дрочит самому себе правой рукой, попутно работая в анусе пальцами левой. Он кончает довольно быстро, пачкая джинсы и тяжело падая, обняв икры Лиама.

- Иди сюда, - зовёт парень, тронув Зейна за плечо; он все ещё не пришел в себя после оргазма.

Мужчина садится Лиаму на колени, прижавшись подбородком к его лбу; короткие волосы парня щекочут его нос.

- Я люблю тебя, - снова произносит Лиам, и Зейн понимает, что он никогда не устанет слышать эти слова. Наверное, в этом все дело.

- И я тебя, - сонно отвечает он. Его всегда клонит в сон после секса, но, прежде чем задремать, он улыбается. - Представляешь, мы только что занимались этим у тебя на работе.

Лиам хихикает, чмокая мужчину в губы. И этот поцелуй такой же нежный, как и всегда.

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал