Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Дорогой Шрила Прабхупада,

Пожалуйста, примите мой самый смиренный поклон. Слава Вашей божественной милости.

Эта шаль сделана из шерсти наших овец. Она спрядена и соткана в Гита-нагари. Это самая первая шаль, сделанная нами. Делая ее, я постоянно думала о вас, о том, что я готовлю вам подарок. Но на самом деле, это вы сделали мне подарок, заняв меня в преданном служении. Шрила Прабхупада, я всегда молю о том, чтобы Господь Нрисимхадева защитил вас и позволил вам остаться с нами, чтобы закончить свои книги. Но я думаю, что сегодняшний дождь — это слезы полубогов, оплакивающих ваш предстоящий уход. Я тоже плачу. Даже Кришна оплакивал уход деда Бхишмы. Поэтому у меня есть право плакать. Я не такой великий философ, чтобы говорить, что вы всегда присутствуете в своих книгах и учении, хотя и знаю, что это так. Мне будет очень не хватать вас, Шрила Прабхупада, если вы уйдете. Я молю о том, чтобы всегда оставаться вашей смиренной служанкой и преданной.

Ваша смиренная ученица,

Сатьябхама-даси

— Поблагодарите ее, — сказал Шрила Прабхупада, и протянул руку к шали. — Сделано из нашей шерсти…

— Вы будете отдыхать, Шрила Прабхупада? — намекнул Тамала-Кришна.

— Ммм, — протянул тот. — Можно прикрыть ноги, — и жестом руки он указал, что выкрашенную в шафрановый цвет шаль можно использовать как одеяло. Когда он ложился, в глазах его блестели слезы.

* * *

Шрила Прабхупада все больше и больше склонялся к тому, что пришла пора уходить из этого мира. Когда Тамала-Кришна заметил вслух, что Прабхупада мало пьет, тот ответил, что ему просто не хочется.

— Не знаю, что и сказать, Шрила Прабхупада, — сказал Тамала-Кришна. — Это сбивает с толку. Мне остается надеяться, что Кришна сам что-то сделает.

Тамала-Кришна снова предложил привести врача.

— Вы же сами сказали, что муж какой-то нужен, — напомнил Тамала-Кришна. — Мы должны обратиться к врачу. Я по-прежнему в это верю. В конце концов, мы же не врачи.

— Да, — согласился Прабхупада, — но мы и так пользуемся услугами врача, аюрведой — то есть, «йогендра-расой».

— Разумеется, но вы только начали его принимать, — сказал Тамала-Кришна. — А завтра вы можете передумать. И в каком положении мы тогда окажемся?

— В положении вдовы, — засмеялся Прабхупада, и добавил:

— На самом деле, Кришна – муж всех.

Преданным, что находились с Прабхупадой, было очень трудно примириться с тем, что он настроился на скорый уход. Однажды во время киртана Упендра спросил, не хочет ли Прабхупада пить. Услышав отрицательный ответ, кто-то из преданных заплакал, поняв, что без еды и, уж тем более, без питья Прабхупада не задержится с ними надолго. Преданные старались покорно смириться с желанием своего духовного учителя и понимали, что он все больше склоняется к тому, чтобы оставить этот мир. Они приезжали, чтобы принять это, окружая его киртаном и ограждая от любых неудобств, связанных с их проблемами или запросами. Любое его желание становилось их желанием. Но мысль о его уходе была по-прежнему почти нестерпима.



Чувствуя свое бессилие, они искали утешения в философии. Рупануга сказал, что Прабхупада подобен послу иностранной державы, которого теперь отзывают назад. Джаядвайта сказал, что Прабхупада научил своих учеников тому, как нужно жить, а теперь учит их тому, как нужно умирать. Еще кто-то сказал, что в духовном мире Прабхупаду ждут друзья куда лучше. Разговаривая между собой, преданные все время подчеркивали, что сейчас самое важное — работать сообща, и обсуждали будущее ИСККОН. Однако легче им от этого не становилось.

Тем не менее, понемногу они свыклись с горькой неизбежностью. Все свидетельствовало о том, что Прабхупада окончательно решил уйти из жизни, и потому преданные чувствовали себя все более и более подавленными. В редкие светлые минуты на смену подавленности приходила торжественная грусть.

Шрила Прабхупада сказал, чтобы они попросили Нараяну Махараджу, ученика санньяса-гуру Прабхупады, рассказать им о том, как проводить обряд погребения вайшнава. Он указал также, где должна находиться его усыпальница-самадхи, и попросил, чтобы после его смерти во всех главных храмах Вриндавана устроили пир за счет ИСККОН.

Жизнь как будто текла своим чередом. Наступил октябрь, погода стояла чудесная. Мальчики из гурукулы по-прежнему ходили на занятия. В храме, как обычно, шли службы в честь Кришны-Баларамы. Только теперь перед храмом рабочие начали расчищать место для самадхи Прабхупады.



По прошествии нескольких дней, в течение которых Прабхупада ничего ни ел и не пил, Тамала-Кришна еще раз, на этот раз мягче, повторил свою попытку:

— Вы ничего не хотите сегодня попить?

— Позволь мне пить хари-нама амия виласу, — ответил Шрила Прабхупада.

— Джая Шрила Прабхупада! — воскликнул Хари-шаури. — Хари-нама — это сладчайший нектар.

— Ниврита-таршаир упагияманам бхаваушадхат, — процитировал Прабхупада. — Это бхаваушадха, хари-киртан.

Джаядвайта закончил стих:

— Бхаваушадхач чхотра-мано ‘бхирамат.

— Ах, — с одобрением произнес Прабхупада. — А чаранамрита — это диета. Диета и лекарство. Позвольте мне питаться этим.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал