Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГРАЖДАНСКАЯ ВОЙНА В АФГАНИСТАНЕ 1978-2005 гг. 5 страница

** Марковский Мильяченко В. Афганистан: война разведчиков. М., 2001 С. 44.

только 186-м ооспн было уничтожено/захвачено: боевиков — 1268/63; стрелкового оружия 34/324; минометов — 2/8; РПГ — 10/19; боеприпасов к стрелковому оружию (тыс. шт.) — 720, 05/976,12; реактивных снарядов — 277/396; мин противотанковых и противопехотных — 141/93; мин минометных — 222/1102; автомобилей, мотоциклов и тракторов — 92/25.

334-м ооспн за этот же период было уничтожено и захвачено: 2978 мятежников, 420 единиц стрелкового оружия, 15 минометов, 497,4 тыс. штук боеприпасов к стрелковому оружию, 4491 реактивный снаряд, 750 противотанковых и противопехотных мин, 9 автомобилей, 4 каравана, 185 вьючных животных*.

Западные военные специалисты не могли не признать, что «операции, проводимые подразделениями спецназа во многих приграничных районах, в сочетании с бомбардировками и минированием перечеркнули способность моджахедов осуществлять поставки вооружений с помощью караванов в глубь страны с той безнаказанностью, которой они упивались в первый период войны»**.

Однако спецназ не сразу превратился в ту грозную силу, которой опасались моджахеды. Прибывавшие из России бойцы первое время плохо представляли себе специфику боевых действий в Афганистане и часто недооценивали врага. Об этом свидетельствует трагедия, которая произошла 21 апреля 1985 года в провинции Кунар с необстрелянной первой ротой асабадского батальона спецназа (334-й ооспн), дислоцировавшегося до этого под Минском***. Вот как описывает этот трагический эпизод войны майор А. Чикишев:

«Начало первой боевой операции не предвещало трагедии. Прохладная апрельская ночь, чуть занимавшийся рассвет, стремительный бросок

 

Советские солдаты в Афганистане (архив автора)

* Марковский В., Мильяченко В. Афганистан: война разведчиков. М., 2001. С. 53, 59.

** Цит. по: Чикишев А. Возвращение в Афганистан // Солдат удачи. 1999. № 4 (55). С. 8.

*** 334-й оспн был сформирован зимой 1985 года на основе 5-й бригады из Марьиной Горки (БелВО) и пополнен личным составом из 2-й, 14-й, 9-й и 22-й обрспн. 29 марта он прибыл в пункт своей дислокации — в г. Асабад. Район ответственности отряда находился в непосредственной близости от пакистанской границы, практически рядом с расположенными за рекой Кунар базами боевиков. Первым командиром отряда был майор В.Я.Терентьев.

одной из рот батальона в глубь Мараварского ущелья и несколько афганцев, трусливо удирающих от советских «рейнджеров»... И рота, и комбат, руководивший операцией с КП, купились на испытанный прием моджахедов и дали заманить себя в ловушку к самой границе с Пакистаном.



Запустив спецназ поглубже в ущелье, исламские партизаны ударили с нескольких сторон, осыпая разгоряченных преследованием солдат пулями и гранатами из РПГ (ручной противотан-

ковый гранатомет). Затем они отсекли от основных сил группу человек в тридцать, окружили ее, а остальных выбили из ущелья. Вместо того чтобы сразу вызвать авиацию, огонь артиллерии, запросить о помощи стоявших рядом мотострелков, комбат решил обойтись своими силами.

Время было упущено. Окруженные сопротивлялись до последнего. Часть из них бросилась на прорыв, другие заняли оборону в полуразрушенном строении. Отбивались недолго. Моджахеды подтащили безоткатные орудия и многоствольные реактивные установки. Из ближайших лагерей оппозиции, находившихся на территории Пакистана, прибыло подкрепление. Через несколько часов сопротивление было сломлено. Почти все были перебиты, а трупы, раздетые донага, были преданы издевательствам и глумлению. Ближе к вечеру мусульмане, построившись в цепь, тщательно прочесали ущелье, добивая раненых.

Под утро следующего дня на советские посты выполз со множеством ранений прапорщик, а затем вышел солдат. Они были единственными, кто уцелел в мараварской бойне»*.

К словам майора А. Чикишева следует добавить, что в боях в Мараварском ущелье погиб командир роты капитан Н.Н. Цебрук. Командир группы лейтенант Н.А. Кузнецов, чтобы не попасть в плен к моджахедам, подорвал себя гранатой, так же поступили еще семеро окруженных бойцов**. Всего за три дня (включая операции по выносу погибших с поля боя) отряд потерял 29 человек.

Говоря о советских спецподразделениях, принимавших участие в боевых действиях в Афганистане, нельзя не упомянуть и об отрядах специального назначения (разведывательно-диверсионных) КГБ СССР «Зенит», «Гром», «Каскад», «Вымпел», «Омега» и отряде МВД СССР



 

На привале. Афганистан

* Чикишев А. Спецназ в Африке //Литературная газета. 1993. 17 ноября. М., 2001. С. 44.

** Марковский В., Мильяченко В. Афганистан: война разведчиков. М., 2001.С.61.

194

«Кобальт»25. В их задачи входило: оказание помощи в создании органов безопасности на местах; организация оперативно-агентурной работы против действующих отрядов оппозиции; организация и проведение спецмероприятий против наиболее активных противников правительственного режима и СССР, охрана особо важных объектов.

Весной 1987 года советские войска стали использовать разработанную по инициативе командующего армией генерал-лейтенанта В. Дубынина систему «Барьер». Ее суть заключалась в том, что отдельные участки местности на востоке и юго-востоке страны перекрывались сплошной цепью засад и подразделениями, которые обороняли узлы дорог и контролировали с высот ущелья. При этом задача плана сводилась не столько к уничтожению караванов в движении, сколько в воспрещении их перемещения, накапливания грузов на перевалочных базах, с последующим их уничтожением ударами авиации.

Одной из важнейших и наиболее сложных задач ОКСВ в Афганистане являлась задача по охране народно-хозяйственных и военных объектов, основных автомобильных дорог и проводке по ним транспортных колонн. Для этого использовались постоянные сторожевые заставы, а также специально сформированные батальоны охраны.

Постоянные сторожевые заставы представляли собой укрепленные пункты, приспособленные для длительного проживания личного состава и несения им боевой службы. Подходы к заставам прикрывались минными полями и проволочными заграждениями. В сторожевые заставы назначались мотострелковые, воздушно-десантные, десантно-штурмовые, а иногда танковые, артиллерийские, противотанковые и другие подразделения. В среднем каждая застава насчитывала 20—25 человек.

Всего силами 40-й армии на маршрутах и в режимных зонах были созданы 862 сторожевые заставы и поста, на которых в 1981 году несли службу 20,2 тыс. человек*. Из них 186 сторожевых застав и 184 поста располагались вдоль коммуникаций (с учетом выносных наблюдательных постов их сеть превышала 1100). Они оборудовались для проживания и готовились к круговой обороне. Гарнизоны застав насчитывали от взвода до роты и имели запасы топлива, продовольствия и боеприпасов. На заставе могли располагаться артил

 

В Афганистане

* Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под общ. ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 139.

лерия, танки и бронемашины приданной бронегруппы, тут же останавливались на ночлег под прикрытием транспортные колонны. В случае нападения на транспорт на своих участках трассы с заставы высылали поддержку, помогавшую пробиться из огня под прикрытием брони и вывести заблокированные машины.

К апрелю 1985 года только на участке магистрали Термез — Кабул в зоне ответственности 177-го мсп протяженностью 65 км содержалось 14 сторожевых застав и 23 сторожевых поста. Некоторые из них представляли собой настоящие крепости. Так, застава № 31, в районе которой находился и командно-наблюдательный пункт 1-го батальона полка, насчитывала 193 человека, включая взвод минометчиков, танковую роту (без взвода), артиллерийскую батарею и разведвзвод батальона*.

Наблюдательные посты, устраивавшиеся на горных вершинах и скалах вокруг застав, расширяли обзор подконтрольной зоны. На них, кроме «стандартных» средств наблюдения (бинокли, дальномеры и буссоли, приборы ночного видения), использовались также разведывательно-сигнальные комплексы: датчики, обнаруживавшие присутствие «теплых» объектов и металла (человека с оружием), сейсмические датчики (система «Реалия»), фиксировавшие легкие сотрясения земли, в том числе от движения вблизи пешего человека.

Значительную сложность представляли собой боевые действия в районах кяризных систем.

Генерал-майор Е.Г. Никитенко, в 1985—1987 годах — заместитель начальника оперативного отдела 40-й армии, так описывает эти специфические сооружения:

«Они представляют собой сеть расположенных под наземными водотоками подземных галерей шириной и высотой до 2,5—3,5 м, на дне которых расположены водосборные колодцы, сообщающиеся между собой каналами. На различном удалении друг от друга из галерей имеются выходы на поверхность земли, через которые осуществляется их вентиляция, а также проникновение воды во время заполнения наземных водотоков внутри галереи. Как правило, под многими строениями имеются колодцы, сообщающиеся с общей кяризной системой. Кяризные системы нередко используются мятежниками для укрытия от огня артиллерии и ударов авиации, скрытого маневра и захоронения оружия.

Кяризы начинаются в горных районах в местах выхода воды на поверхность и простираются на многие десятки километров. Они разветвляются, пересекаются, иногда проходят в одном направлении на разных уровнях. Созданные в древности и постоянно совершенствуемые, кяризные системы сейчас во многих районах страны представляют собой очень сложные сети, схем которых, как правило, не имеется»**.

* Марковский В., Мильяченко В. Афганистан: война разведчиков. М., 2001. С. 19.

** Никитенко Е. Бои в катакомбах Афгана // Независимое военное обозрение. 2001. № 42. С. 3.

Уничтожение моджахедов в кяризах было сопряжено с большими трудностями. При проведении операций в районах кяризных систем первостепенное значение имело вскрытие всей сети подземных галерей. Для этого проводилась аэросъемка, создавались фотопланшеты, анализировалась информация, полученная от правительственных органов, местных жителей, пленных из отрядов, пользующихся кяризами, а также данные разведки.

При подходе к кяризу, в котором, по имеющимся данным, укрывались моджахеды, подразделение блокировало возможно большее количество входов, остальные брались на «прицел» артиллерии и автоматических гранатометов. Если моджахеды после предложения сдаться отказывались выйти из галерей, то принимались меры по их выкуриванию или уничтожению.

В кяризные колодцы, размещенные рядом друге другом, опускались заряды взрывчатки и одновременно подрывались. Галереи забрасывались дымовыми гранатами и шашками (обычно в кяризах хорошая горизонтальная тяга). Иногда в колодцы заливалось горючее и подрывалось гранатами. Для осмотра кяризов и уничтожения в них моджахедов формировались специальные группы, снабженные респираторами, под командованием опытного офицера или сержанта*. Как правило, досмотровым группам удавалось отыскивать склады противника и вытеснять его на поверхность.

Сложной проблемой являлось снабжение советских войск в Афганистане всем необходимым, которое осуществлялось преимущественно из Советского Союза. Для подвоза материальных средств и продовольствия в составе ОКСВ было создано 86 автомобильных колонн. Ежедневно на дорогах и маршрутах в движении по афганской территории находилось 25— 30 автомобильных колонн (1000—1500 автомобилей), которые в среднем за год перевозили 780 тысяч тонн грузов. 57 тысяч тонн доставлялось водным транспортом и чуть более 40 тысяч тонн — авиацией**.

Общее руководство и координацию деятельности ОКСВ в Афганистане осуществляла оперативная группа Министерства обороны и груп

 

Командующий 40-й армией в Афганистане генерал-лейтенант Ю.В. Тухаринов

* Никитенко Е. Бои в катакомбах Афгана// Независимое военное обозрение. 2001. № 42. С. 3.

** Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под общ. ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 140.

па представителей Генерального штаба СССР. Первая оперативная группа прибыла в Кабул 23 декабря 1979 года. Она была сформирована из офицеров штаба ВДВ и возглавлялась заместителем командующего ВДВ генерал-лейтенантом Н. Гуськовым.

В первых числах января 1980 года в Афганистан было введено управление 40-й армии. Одновременно с этим в Кабул прибыла созданная по решению советского руководства оперативная группа Министерства обороны СССР (ОГ МО) во главе с маршалом С.Л. Соколовым. Оперативная группа ВДВ была упразднена. В конце 1984 года ОГ МО, периодически находившуюся в Афганистане от 1,5 до 10 месяцев в году, возглавлял заместитель начальника Генерального штаба генерал армии В.И. Варенников26. С 2 января 1987 года по 14 февраля 1989 года группа находилась в Афганистане постоянно.

Непосредственное управление боевой и повседневной деятельностью ОКСВ осуществлял командующий 40-й армией, имевший статус уполномоченного правительства СССР по делам советских войск в Афганистане. Армией командовали генерал-лейтенанты Ю.В. Тухаринов27 (декабрь 1979 г. — сентябрь 1980 г.), Б.И. Ткач28 (сентябрь 1980 г. - май 1982 г.), В.Ф. Ермаков29 (май 1982 г. — ноябрь 1983 г.), Л.Е. Генералов30 (ноябрь 1983 г. — апрель 1985 г.), И.Н. Родионов31 (апрель 1985 г. - апрель 1986 г.), В.П. Дубынин32 (апрель 1986 г. — июнь 1987 г.) и Б.В. Громов33 (июнь 1987 г. — февраль 1989 г.).

В Афганистане постоянно находилась значительная группа советских военных советников, специалистов и переводчиков. Они оказывали помощь афганским генералам и офицерам в поддержании соединений и частей в боевой готовности, планировании и руководстве военными действиями против оппозиционных формирований. Кроме того, им приходилось выполнять неожиданные для них задачи, как борьба за единство рядов НДПА, оказание помощи в становлении органов власти в уездах, волостях, мобилизационных мероприятиях и др. Во второй половине 1980 года структура коллектива военных советников была переведена на военные рельсы. Был создан штаб Главного военного советника, укомплектованы в новом составе группы военных советников в корпусах, бригадах и полках, а также в авиации и войсках ПВО. К 1985 году количество советских военнослужащих в правительственных войсках составляло: 761 советник, 205 специалистов, 227 переводчиков*. Всего же с 1980 по 1988 год в ДРА было командировано около 8000 военных советников, специалистов и переводчиков**.

Должность Главного советника в разное время занимали: генерал-лейтенант Л.Н. Горелов (1978—1979), генерал-полковник С.К. Магометов (1979—1980), генерал армии A.M. Майоров (1980—1981), генерал армии М.И. Сорокин (1981 — 1984), генерал армии Г.И. Салманов (1984— 1986), генерал-полковник В.А. Востров (1986—1988), генерал-полков

* Войны и вооруженные конфликты второй половины XX века / Под общ. ред. Б.В. Громова. М., 2003. С. 142.

** Главное управление международного военного сотрудничества МО РФ (1951—2001 гг.). Военно-исторический очерк. М., 2001. С. 102.

ник М.М. Соцков (1988-1989), генерал-полковник Б.П. Шеин (1989-1990). Военным советником Верховного главнокомандующего ВС РА с 1989 по 1990 г. был генерал армии М.А. Гареев34, а с 1990 по 1992 г. — главным военным специалистом при Верховном главнокомандующем ВС РА — генерал армии Н.Ф. Грачев.

В советнический аппарат входили: генерал-лейтенант В.П. Черемных35 (начальник штаба — первый заместитель главного военного советника и советник начальника Генерального штаба афганских ВС), генерал-лейтенант П.И. Шидченко (начальник группы управления боевыми действиями штаба Главного военного советника), генерал-лейтенант П.П. Сафронов (советник командующего ВВС и ПВО), генерал-майор В.П. Заплатин (советник начальника политуправления афганской армии), генерал-майор В. Воливач (советник зоны «Северо-Восток»), генерал-майор С.Х Аракелян (советник начальника инженерных войск), генерал-майор Н.Е. Цыганник (советник МВД), генерал-майор П.Г. Костенко (советник начальника Генштаба), генерал-майор И.В. Фуженко (советник начальника Генштаба), генерал-майор В.П. Гришин (первый заместитель ГВС), полковник В.Я. Расин (советник командира 9-й горно-пехотной дивизии), полковник Кузьменко (советник 25-й пехотной дивизии), полковник А. Катинас (советник разведуправления), полковник Ж.П. Копейко (советник командира 18-й пехотной дивизии в Мазари-Шарифе), В.А. Гартман (советник командира 21-й мотопехотной бригады в Фарахе) и др.

Многие из них в период боевых действий находились на передовых позициях афганской армии и отдали жизни, выполняя свой служебный долг. Так, только в 1981 г. из числа советников погибли 22 и были ранены 53 офицера*. Всего же в Афганистане погибли 180 военных советников, специалистов и переводчиков, 664 были ранены. Среди «погибших при исполнении» были генералы П.И. Шидченко, Н.А. Власов, полковники А.И. Мельниченко, А.В. Еременко, В.Я. Расин, подполковники Н.В. Бобрик, В.Ф. Крючков, А.М. Сериков, майор Н.Я. Бизюков, лейтенанты А. Алексин, Г.А. Кашлаков, А.А. Бесолов, А.П. Лепехин, Г.И. Иванов, B.C. Лосев, С.В. Дорошенко, А.С. Стебунов, Г.В. Кирюшкин, Д.Л. Вашенко, Р.А. Тимуршин, А.Д. Кудрин, Б.С. Сенив, К.Н. Колщиков, А.П. Матасов, рядовые С.Н. Кравцов, В.В. Смертенюк и другие.

 

Командующий 40-й армией в Афганистане генерал армии В.П. Дубынин

* Черемных В. Не по сценарию Москвы. СПб. 1995. С. 249.

Советской группировке и афганским правительственным войскам противостояли оппозиционные формирования, общая численность которых в различные годы составляла от 47 до 173 тысяч человек*. Как правило, моджахеды действовали группами от 20 до 50 человек, но для решения более сложных задач они объединялись в отряды по 150—200 человек и более. Иногда формировались и так называемые «исламские полки» численностью 500—900 человек и более. На вооружении «повстанцев» находились стрелковое оружие китайского, египетского, английского и шведского производства, безоткатные орудия, зенитные установки (37-и 40-мм зенитные установки, ПЗРК типа «Ред Ай»), 60—82-мм минометы, 76-мм горные пушки**. В большом количестве использовались противотранспортные и противопехотные мины, самодельные фугасы и ручные гранаты. С начала 1984 года — современные зенитные и противотанковые средства: ПЗРК типа «Стрела 2М» китайского и египетского производства, «Стингер» и «Блоупайп» американского и английского производства***, огнеметы, а также химическое оружие (только в апреле 1984 года в Афганистан было переброшено около 4 тысяч химических боеприпасов****) и даже нервно-паралитическое вещество 517 Си-Эс*****.

 

Группа бойцов перед выходом на задание. Афганистан

 

* К примеру, в 1982 г. насчитывалось 884 отряда (около 40 тыс. человек), а к 1984 г.-980 (43 тыс. чел.).

** На вооружении партизанских отрядов главным образом находились: автомат 7,62 мм АК-47 Калашникова (СССР, Китай, Египет), автомат 5,45 мм АК-74 Ка­лашникова (СССР), ручные гранаты РГД-5, РГ-42, РКГ-3 (СССР), снайперская винтовка 7,62 мм СВД Драгунова (СССР), легкий пулемет 7,62 мм РПД М-53 Дег­тярева (СССР, Китай), легкий пулемет 7,62 мм РПК М-60 Калашникова (СССР), тяжелый пулемет 7,62 мм ПК Калашникова (СССР), ручные противотанковые гра­натометы советского и китайского производства РПГ-2 и РПГ-7 (китайский ана­лог — «69»), противотанковые гранатометы «Лянце» (ФРГ) и М72 (США), «Сар­пак» (Франция), легкий миномет 60 мм (СССР, Китай), средний миномет 82 мм М-42 (СССР, Китай), тяжелый пулемет 7,62 мм СГ-43 Горюнова (СССР, Китай), тяжелый пулемет 12,7 мм ДШК М-38/46 (СССР, Китай), зенитный пулемет 14,5 мм ЗПУ-1 /2-4 (СССР, Китай), зенитное орудие 23 мм ЗУ-23/2 (СССР, Китай), безот­катные противотанковые орудия: 82 мм (Китай), 75-мм М20 (США), многостволь­ная ракетная установка 107 мм (Китай), мины различных типов.

*** Немеркнущая слава: от воинов-интернационалистов до миротворцев. М., 2004. С. 283.

**** Шершнев Л. Афганская контрреволюция: ставка на террор и идеологиче­ские диверсии // Зарубежное военное обозрение. 1985. № 3. С. 11.

***** Ляховский А.А. Трагедия и доблесть Афганистана. М., 1995. Приложение № 14.

Среди наиболее известных полевых командиров моджахедов следует отметить таджика Ахмад-Шаха Масуда36, действовавшего в северных провинциях и командующего отрядами в долине Панджшер*; Абдулу Хака, оперировавшего в Кабуле и его окрестностях; Амина Вардака, действовавшего в основном в провинциях Вардак и Газни, Саида Джаграна, Джалаллудина. Кроме того, в Афганистане действовали еще несколько сот региональных командиров отрядов, большей частью самостоятельно. Некоторые из полевых командиров имели военное образование, полученное в том числе и в советских военных учебных заведениях. Например, полковник Рауф, бывший капитан 24-го пехотного файзабадского полка Вазир Хистаки (командир отряда моджахедов, действовавших в районе Файзабада), окончивший, по некоторым данным, академию им. М.В. Фрунзе, полковник Сарвар (бывший военный атташе ДРА в Индии), действовавший в Нуристане, и др.

Партизанами применялось главным образом четыре вида тактики, которые часто комбинировались: операции городских партизан, засады против колонн снабжения, оборона опорных точек и осада опорных точек противника.

Первая из них применялась в городах, прежде всего в Кабуле. Наибольшую активность она получила с марта 1982 года, после циркулярных указаний руководства «Исламской партии Афганистана» (ИПА) сосредоточить главные усилия на контроле и нарушении функционирования основных транспортных артерий, особенно тех, которые связаны со столицей. Кроме этого, в указаниях подчеркивалось, что важной задачей на 1361 г. (1982) надо считать ведение вооруженной борьбы в столице и ее пригородах.

Часто в качестве «объектов» террористических актов целенаправленно выбирались советские военнослужащие, гражданские и военные советники. В Кабуле были даже созданы молодежные партизанские отряды, специализирующиеся на похищении советских гражданских и военных советников. После захвата советников доставляли в контролируемые партизанами Парванские или Баграмские горы и начинали переговоры об их обмене или выкупе.

Хаджи Мохаммад Якуб, городской партизан Исламской партии Афганистана Гульбеддина Хекматьяра, так описывает один из проведенных в Кабуле терактов:

«В апреле 1980 года мы атаковали здание Радио Афганистана. Там находился центральный офис Аф

 

Среди афганских детей

 

* По мнению военных аналитиков, отряды Ахмад-Шаха были самыми организованными среди вооруженных формирований моджахедов.

ганского радио- и телевещания. Советские советники работали в этом здании, где они надзирали за радио- и телевещанием, формулировали и редактировали новости перед вещанием. Советники и были нашей мишенью. Мы получили бомбу от наших людей (из Пакистана. — А.О.)и дали ее женщине, которая работала на радиостанции. Она пронесла на станцию и зарядила ее. Бомба взорвалась в 10.00. Взрывом убило двух афганских партийных активистов и двух советников и ранило солдата»*.

18 августа 1981 года группой моджахедов под командованием Шахабуддина в микрорайоне Восточный Кабул был похищен советский советник, участник Великой Отечественной войны, специалист-геолог, работавший в Афганистане с 1976 года Е.М. Оримюк. Впоследствии в газете французских коммунистов «Юманите» (1982 г.) была напечатана заметка о его казни.

10 февраля 1982 года в Герате была подорвана резиденция губернатора. При взрыве погибло несколько советских гражданских советников**.

Крупный террористический акт был проведен 2 октября 1983 года в Восточном микрорайоне Кабула, где жили советские советники. В результате подрыва пяти бомб, спрятанных в тележке с фруктами и овощами, погибло 13 советских советников, 12 человек было ранено.

В интервью западным журналистам в Пешаваре один из командиров городских партизан Абдул Хак следующим образом описывает свои операции: «В Кабуле находятся министерства, главная квартира и много советских войск. Район наших боевых действий охватывает также аэродром и четыре главных дороги, ведущих в Кабул. Все эти объекты подвергаются нашему нападению. Кроме того, мы атакуем советское посольство, разрушаем электросеть и опорные пункты советских и афганских войск. Партизаны взрывают склады с горючим, скопления грузовых машин и казармы. В городе партизаны пользуются прежде всего взрывчаткой и пистолетами. Из-за постоянных проверок на улицах и обысков невозможно применять другое оружие»***. Часто такие операции, по словам полевого командира, поддерживались огнем минометов и ракетных установок, расположенных вне города. Детальная разведка, знания о движении противника и местонахождении его охраны способствовали эффективности их проведения. Тем не менее моджахе

 

Перед боевым выходом. Афганистан

* Джалали А.А., Грау Л.В. Ночные проводники и труднодоступные улицы: афганские городские партизаны // Военный комментатор (Екатеринбург). 2003. №1(5). С. 191.

** Посев. 1982. № 3, март.

*** Цит. по: Брудерер Г. Афганская война. Frankfurt am Main, 1995. С. 32.

ды не могли полностью использовать свои преимущества из-за недостаточной тренировки, плохой организации, нехватки, особенно в начале войны, современного оружия и необходимого оборудования, отсутствия эффективного командования и системы контроля, недостаточной координации действий между различными группами. Для дискредитации военнослужащих 40-й армии душманы нередко переодевались в советское обмундирование и, выйдя на дорогу под видом сторожевой заставы или поста, грабили проезжающий транспорт и караваны торговцев.

Кроме боевых операций, городские отряды проводили наблюдение и сбор информации. Один из таких отрядов, например, сообщил партизанам о вылете и маршруте вертолета, на борту которого находился генерал-лейтенант П.И. Шкидченко. В результате 19 января 1982 года вертолет был сбит и советский генерал погиб*.

Часто акции против советских военнослужащих сопровождались особой жестокостью и издевательствами. Так, генерал-лейтенант В. Черемных в своих воспоминаниях приводит несколько случаев зверских убийств моджахедами захваченных в плен офицеров и солдат Ограниченного контингента. Так, в начале июня 1980 года в районе Файзабада плененному советскому майору вырвали язык, отрезали уши, скальпировали, а затем зарезали**. Другому офицеру (в районе Герата в июне 1981 года) после жестоких пыток вспороли живот, вынули оттуда кишки, засунули в полость живота отрезанную голову и зашили бечевкой***. Н.Н. Белашов, в то время старший лейтенант, упоминает о пытках рядового Л.П. Сергеева (1960 г. рождения), захваченного во время боя 10 января 1980 года. В плену его пытали, протыкая раскаленным на костре шомполом от винтовки сердце. Затем добили ударом ножа в затылок****.

О другом случае изуверства упоминает в интервью танкист Игорь Медведев. Советскому лейтенанту, попавшему в плен, залили голову расплавленным свинцом и раскатали ее колесами грузовика, превратив «в огромный плоский черный блин»*****.

По словам медбрата Сергея Сысоева, у душманов были даже свои излюбленные пытки — «иногда, раздев и связав пленного, его сажали на кувшин, в который помещали ужа. Пометавшись час-другой внутри со

* Проведенное расследование позволило восстановить картину трагедии. Вертолет, на борту которого находился генерал П.И.Шкидченко с переводчиком, после преодоления горного хребта снизился до двухсот метров и был обстрелян моджахедами. Получив повреждения, он совершил вынужденную посадку на небольшой склон, однако не удержался на нем из-за отказа тормозов, покатившись вниз, и, наскочив на выемку, перевернулся. В результате возникшего пожара трое человек погибло, в том числе генерал П.И. Шкидченко, а двое в бессознательном состоянии были доставлены (вертолетом сопровождения) в кабульский госпиталь.

** Черемных В. Не по сценарию Москвы. СПб., 1995. С. 88.

*** Черемных В. Не по сценарию Москвы. СПб., 1995. С. 184.

**** Белашов Н.Н. Время выбрало нас... // Военный комментатор (Екатеринбург). 2003. № 1(5). С. 133.

***** Московские новости. 1993. № 48, 28 ноября.

суда, он вползал в пленного, прокладывая себе путь по кишкам. Так и застревал где-то внутри организма. От ужаса и болевого шока пленный отправлялся на тот свет с ужом в кишечнике»*.

Такие действия моджахедов, в свою очередь, вызывали ответную жестокость со стороны советских военнослужащих. Вот как описывает одну из «акций возмездия» сапер Рамиль Салимгараев: «Как-то повязали наши двух ходоков. Свистнули своим — тут же народ изо всех рот сбежался. Один из бородачей почувствовал, что жареным потянуло, какие-то красные корки из-за пазухи выхватил, трясет ими. «Махтяб!» — орет. Но тут же словил ртом кулак и захлебнулся. Месили их страшно. Поднимали, снова били, на пинках таскали, прыгали на упавших... В общем, тесто из мужиков сварганили. Бесформенную груду человеческого мяса сбросили на броню и на ней в тюрьму отправили для установления личности»**.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.022 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал