Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Ф.З. Химочка[97]. «Незабываемые годы» (в Испании)[98].

Поздним вечером бросаем якорь на внешнем рейде порта и морской крепости Картахена. Город во мгле – ни одного огонька. И вдруг по судну полоснул луч мощного прожектора, выхватив из тьмы очертания ближайших гор, портовые сооружения...

Мы тогда еще не знали, что у входа в порт каждую ночь дежурил немецкий эсминец, фиксируя приход транспортов в Картахену. Прожектор погас, а вскоре подошел катер с испанским трехцветным флагом. Свой! По трапу поднялись двое мужчин, высокий, стройный в штатском и другой, в форме морского офицера.

– Здравствуйте, товарищи! С благополучным прибытием! Разрешите представиться! Военно-морской атташе, капитан I ранга Кузнецов, – произнес штатский.

– А это мой друг Антонио Руиса, начальник морской базы. Прошу знакомиться.

Николай Герасимович Кузнецов сказал своему спутнику несколько слов по-испански и тот, откозыряв, принялся горячо пожимать каждому из нас руку.

Едва наше судно поставили на внутренний рейд, рядом с английским танкером, как пронзительно и тревожно завыла сирена. Загремели зенитки, послышался рокот моторов. Да, немецкий эсминец сделал свое дело – вызвал бомбардировщики. Первую в своей жизни бомбежку мои товарищи восприняли довольно спокойно, без суеты и паники. Укрылись по команде под верхней палубой, чтобы обезопасить себя от осколков. А бомбы свистели и с воем врезались в воду, вздымая фонтаны брызг. К счастью, пострадали лишь несколько стоявших на палубе грузовиков. Так прошла моя первая ночь в Испании. Поутру началась разгрузка теплохода, и мы снова встретились с Н.Г. Кузнецовым, прибывшим вместе с военно-воздушным атташе Советского полпредства полковником Б.Ф.Свешниковым.

– Прошу простить, друзья, за беспокойную ночь, – сказал с улыбкой Николай Герасимович. – Надеюсь, что через несколько дней, когда соберем самолеты, то предъявим фашистам счет и за эту ночь, и за все прочее.

С той поры мы часто встречались с Н.Г. Кузнецовым и очень подружились. Мне, комиссару группы летчиков, было приятно общаться с этим душевным, умным и всесторонне образованным офицером. Он много и увлекательно рассказывал об Испании, о своих испанских друзьях… Особенно запомнился рассказ о походе республиканского военного флота на север. Этот рейд к берегам Астурии, отрезанной от остальной республиканской территории, имел не только военное, но и в еще большей степени политическое значение. Надо было морально поддержать гордых и свободолюбивых астурийцев, сумевших отстоять независимость еще в далеком прошлом, когда весь Пиренейский полуостров был захвачен арабами. Приход военных кораблей должен был доказать астурийским горнякам и всем жителям края, что они не одиноки в героической борьбе, что с ними вся республика. В целесообразности этого рейда сомневались некоторые члены Правительства. Но вопрос все же был решен. И Николай Герасимович сдал свой дипломатический паспорт военному атташе. В.С. Гореву и ушел с флотом как волонтер и советник командующего.



Вспоминаю, как меня и летчика Эрнеста Шахта, впоследствии Героя Советского Союза, пригласил на ужин староста села Бетера Валенсийской провинции. Зная, что в деревнях всегда жили очень скудно, а теперь было и вовсе плохо с продуктами, мы захватили с собой разной снеди. ...Переступив порог дома старосты, увидели за уставленными яствами столом несколько десятков крестьян... Они пришли приветствовать нас всей деревней и каждый принес с собой вина и закуски.

Завязалась оживленная беседа. Новые друзья засыпали нас вопросами. Их интересовало все, что касалось СССР, особенно колхозы. Далеко за полночь затянулась дружеская беседа. Вновь и вновь тянулись к нам со стаканами мозолистые, заскорузлые руки крестьян и звучали сердечные слова тостов.

– Вива, амигос – совиетикос!

Это была лишь одна из многих встреч, ярко свидетельствовавших об искренних чувствах простых испанцев. А ведь до сих пор пытаются бросить тень на помощь, оказанную тогда СССР испанскому народу, опорочить намерения и действия Советского правительства в период национально-революционной войны в Испании. То и дело на страницах реакционной печати всплывает вопрос об «испанском золоте», которое было депонировано в Москве. Они пытаются убедить общественность, что якобы, из Испании в нашу страну был увезен весь золотой запас и республиканское правительство осталось без средств.



Об этом еще в 1965 г. написал адмирал Н.Г. Кузнецов. Ему пришлось взять на себя функции обеспечения «золотых» транспортов в базе и в море: нужно было выбрать место стоянки транспортов, время выхода и курсы движения их до безопасных территориальных вод Африки. Небольшая на первый взгляд работа на деле оказалась трудной. В намеченные сроки мы не уложились, и выход флота в море пришлось задержать. Меня смущала также огласка, которую вся эта операция получила в городе, особенно среди анархистов. Державшийся в секрете груз, конечно, на следующий день уже был самой свежей сенсацией, обсуждавшейся на все лады населением. Команды пароходов также посмеивались, говоря, что грузят фрукты, ибо ящики для них были малы и необычно тяжелы.

Когда я прибыл на крейсер «Либертад», чтобы договориться с командующим М. Буиса о желательности обеспечения охраны этих транспортов перед выходом эскадры в полном составе в море, он оказал, улыбнувшись, что ему уже все известно, и просил только уточнить сроки пребывания в море.

Замиравшая на день работа возобновлялась с наступлением темноты и машины одна за другой курсировали между складами и причалами. Погрузка на последний транспорт еще не была закончена, когда первый уже вышел в море. Эскадра находилась на линии Картахена–Алжир для обеспечения. Капитаны транспортов получили указание следовать вдоль берегов Африки, прижимаясь к территориальным водам. Опасность существовала как со стороны кораблей мятежников, так и со стороны итальянских военных кораблей. Особо опасными районами следования были Тунисский пролив и Дарданеллы. Когда последний транспорт был у берегов Алжира, эскадра вернулась на базу. Опасность оставалась, но флот уже оказать помощи не мог.

М. Буиса частенько справлялся у меня, как идут транспорты. Сам же я успокоился только тогда, когда последний из них вышел из Босфора в Черное море[99]», – так писал Н.Г. Кузнецов.

Я же был непосредственным участником доставки ящиков с золотом на корабли и считаю долгом дополнить написанное Кузнецовым и рассказать о них известную мне правду. Золотой запас, бывший в распоряжении Испанского правительства, хранили в подвалах Министерства финансов в Мадриде. Когда столица оказалась в угрожающем положении, во избежание его захвата фашистами, золото было вывезено в Картахену, в находившиеся неподалеку от города погреба. По указанию премьер-министра Хуана Негрина часть его, в порядке обычной финансовой операции, необходимо было вывести морским путем в Советский Союз. Мне было поручено участвовать в этой операции. С уполномоченным Министерства финансов я спустился в погреб, оттуда бойцы республиканской армии начали выносить ящики с золотом для погрузки в автомашины.

– Здесь отделена та часть золота, которая предназначается для оплаты вооружения, поступающего из СССР, – сказал уполномоченный. – Все остальное золото остается на месте.

Ночью драгоценный груз из машин перегрузили на теплоходы. При этом не обошлось без происшествий. Один из автомобилей уже в порту попал под бомбежку. Растерявшийся водитель не совладал с управлением и грузовик перевернулся. Золото оказалось на земле. Но, ни один из ящиков не разбился. Теплоходы с грузом золота на борту, сопровождавшимся уполномоченными Министерства финансов Испанской республики, вышли в море и несколько дней спустя благополучно прибыли в Одессу.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал