Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 2. От удельной Руси к Московской

Разделение единой Киевской Руси на полусамостоятельные княжества во 2 половине XI века было закономерным итогом развития ее политической структуры. Это не был шаг назад в развитии древнерусской государственности. Несмотря на нега­тивные и даже трагические побочные явления (прежде всего, междоусобные войны), феодальное «раздробление» государства в целом способствовало его дальнейшему развитию, став зало­гом равномерного и динамичного развития всех областей Руси. Характерно, что феодальная раздробленность на том этапе не привела к падению международного престижа Руси; более того, в XII – 1 половине XIII в. Русь оставалась одним из самых могу­щественных государств Европы. Следует иметь в виду, что фор­мально единство государства сохранялось на протяжении всего этого времени, и великий киевский князь продолжал считаться «первым среди равных», главой рода Рюриковичей и Русского государства.

Во второй половине XI – 1 половине XIII в. продолжалось бурное развитие экономической жизни Руси, охватившее в рав­ной степени все ее регионы. Если ранее основные центры госу­дарства отчасти паразитировали на хозяйстве других земель, то теперь это явление было полностью преодолено. Если в предше­ствующий период количество городов на Руси исчислялось де­сятками, то к середине XIII века их было несколько сотен. Мно­гие из них являлись крупными экономическими центрами. Среди наиболее важных таких центров – не только известные ранее в этом качестве Киев, Чернигов, Новгород, Смоленск, Полоцк, но и Галич, Ростов, Суздаль, Владимир, Псков и другие центры рус­ских земель. Прокладываются новые торговые пути, объем тор­говых связей с соседними странами значительно возрастает. В связи с этим растет и социальный вес русского купечества, стре­мящегося принимать наряду с боярством активное участие в делах городских общин. На этот же период приходится расцвет древнерусского ремесла. Помимо развития ремесленных навы­ков, следует отметить повышение художественных качеств мно­гих ремесленных изделий, превращающихся в настоящие произ­ведения искусства. В деревне происходит развитие техники и рост производительности земледельческого труда, связанный с постепенным географическим расширением границ применения паровых систем земледелия. Сельское хозяйство начинает рабо­тать не только на самообеспечение, но и в какой-то степени на рынок (прежде всего, внутрирусский), хотя основы натураль­ного хозяйства пока незыблемы.

Социальное развитие русского общества не оставляет со­мнений в его феодальном характере. Господствующее положе­ние занимает оформившийся класс землевладельцев, включав­ший князей, бояр, лучших людей (различие между последними двумя терминами постепенно стирается). Их вотчины – наследст­венные владения включают в себя ранее самостоятельные кре­стьянские общины. Но подлинно феодальное землевладение на селе, кажется, было распространено только на Юге Руси, и то не повсеместно. На Севере характерны (кроме территории фео­дальных «республик») зависимость смердов от князя и сохране­ние значительного (возможно, подавляющего) числа независи­мых общин полностью лично свободных людей. Кроме того, Русь того времени, в отличие от того же периода в Западной Европе, еще не знала личной (сервильной, крепостнической) зависимости с развитой системой барщины (работы на земле феодала) и оброка (натуральных сборов в пользу феодала). Даже на юге преобладала ограниченная личная зависимость со сбо­ром оброка. Известны и другие формы зависимости (рядович – работник по договору; закуп – работник за долг). Довольно широко применялся в хозяйствах знати пока еще труд рабов (холопов и челяди).



В первый период феодальной раздробленности растет влияние, политический и социальный вес Православной Церкви. Русская митрополия пока еще управлялась в основном выход­цами из Византии, что позволяло Церкви стоять над княжескими распрями и эффективно воздействовать на противоборствующие стороны. С другой стороны, подавляющее большинство христи­анского клира на Руси (до епископов включительно) составляли уже русские люди, что в немалой степени содействовало приоб­ретению православием и в глазах населения статуса националь­ной религии. Соединение (не всегда, впрочем, проходившее легко) древних народных традиций и православной духовности стало основой новой русской цивилизации. На протяжении периода феодальной раздробленности в борьбе христианства с язычеством окончательно побеждает христианство. Складыва­ется система взглядов народного христианства.



Одновременно укрепляется общее положение Церкви на Руси. Принимаются церковной и княжеской властью основные акты церковного права, разграничившие юрисдикцию церков­ных и светских властей. Церковная десятина входит в число обязательных налоговых сборов. Постепенно благодаря княже­ским дарам церковь становится крупным землевладельцем.

Социальная ситуация на Руси по мере углубления расслое­ния в обществе усложнялась. Социальные конфликты были неизбежны. Сопротивление общин процессу феодализации, недовольство княжеским и боярским произволом первоначально использовали в своих интересах языческие волхвы (восстания 1060-х – начала 1070-х гг. на Северо-востоке Руси, в Новгороде и др.). Затем оно, как правило, выливалось в формирование отря­дов полуразбойничьей вольницы (бродники, берладники на Юге и Юго-западе Руси в XII – начале XIII вв.). Частые социальные возмущения, направленные то против князя и его администра­ции, то против боярской олигархии и даже церковных властей, происходили в городах Руси.

Важное место в политических судьбах Руси занимала борьба бояр с княжеской властью, за установление олигархиче­ского правления. Князья опирались в этой борьбе на поддержку младшей дружины, лично зависимой от себя администрации, части «лучших людей». Эти слои к XIII в. сильно сближаются, а затем сливаются в единую, приближенную к княжеской власти социальную группу – дворянство.

На 1 этапе феодальной раздробленности (1054-1169) ве­ликокняжеская власть в Киеве еще довольно сильна, она пыта­ется, и небезуспешно, сопротивляться центробежным тенден­циям. Вполне обособиться от Киева на этом этапе удалось лишь Полоцку, с 1136 г. – Новгороду, и лишь к концу периода – Га­личу.

Состоявшийся в Любече в 1097 г. съезд русских князей при­нял решение: «Каждый да держит отчину свою». Тем самым признавалось право князей на сохранение своих наследственных владений.

Владимир II Мономах (1113-1125), внук Ярослава Муд­рого, был призван в Киев городской верхушкой из-за своего высокого авторитета, заслуженного победами над половцами. Этим удалось успокоить восставших против произвола ростов­щиков горожан, а позже был принят «Устав Владимира», суще­ственно ограничивавший возможности обращения в полное рабство (обельное холопство) за долги. Владимир II – последний из великих правителей Киевской Руси. Ему удалось существенно укрепить внешние позиции государства. Новые победы над кочевниками заставили их отступить от границ Руси и раздви­нули сферу влияния Киевского государства до Волги и Кавказ­ских гор. Внутри государства Владимир взял под свой контроль все княжества, кроме окончательно обособившегося Полоцка.

Мстислав I Великий (1125-1132), сын Мономаха, сохранил его завоевания и продолжил его политику. В 1128 г. ему удалось завоевать Полоцкую землю. Местные князья были высланы в Византию. Прославили Мстислава и победы в Степи. Однако после его смерти центробежные тенденции на Руси полностью одержали верх. С 1139 г. Киев стал «яблоком раздора» для раз­личных удельных князей.

В правлениеИзяслава(1146-1154), сына Мстислава Вели­кого, притязания на Киев выдвинул его дядя Юрий Долгорукий, правитель Ростово-Суздальской земли. Для своих северо-вос­точных владений Юрий сделал немало. Он прославился как градостроитель и фактический основатель русских владений в Волго-Окском междуречье. В его правление в 1147 г. впервые упоминается Москва. Однако на юге Юрий воспринимался как захватчик и был непопулярен. После смерти Изяслава он окон­чательно завладел Киевом. но в 1157 г. был отравлен киевскими боярами.

Князь Мстислав II (1167-1169), сын Изяслава II, в своей попытке укрепить великокняжескую власть столкнулся с мощ­ным сопротивлением местных князей. Против Киева объедини­лись суздальские, смоленские и чернигово-северские князья. В 1169 г. войска княжеской коалиции взяли и разграбили столицу Киевской Руси. Мстислав II бежал из города. С реальной вла­стью киевского князя над всей Русью было покончено навсегда.

Начался II этап феодальной раздробленности Руси (1169-1240). На этом этапе уже все сильнейшие правители Руси носят титулы великих князей, и киевский князь окончательно становится первым лишь среди нескольких равных. При этом престиж киевского престола приводит к превращению его в яблоко раздора между другими князьями. За Киев соперничают князья смоленские и черниговские. Очень редко на престол пре­тендуют князья владимиро-суздальские. В 1 половине XIII в. Киев постепенно все более становится связан с Галицко-Волын­ской землей. Вообще же, каждое великое княжество развивается вполне самостоятельно.

На территории Южной Руси (современной Украины, час­тично Южной России) существуют в то время (помимо Киев­ского) Черниговское, Галицкое и Волынское великие княжества. В начале XIII века происходит объединение галицких и волынских земель в Галицко-Волынское великое княжество. История Чер­нигова отмечена многочисленными союзами и конфликтами с Половецкой Степью. Она, в частности, отражена блестящим памятником древнерусской литературы – «Словом о полку Иго­реве».

На Северо-Западе Руси сложились Полоцкое и Смоленское великие княжества. Именно Полоцкая земля приняла на себя первый удар крестоносной агрессии, когда в начале XIII в. не­мецкие рыцари под предлогом обращения в христианство на­чали завоевание союзных Руси прибалтийских земель. Выходцы из смоленского княжеского рода сыграли немалую роль в жизни других русских земель. Князь Мстислав Удалой, прославив­шийся в 1 трети XIII в. своими победами над немцами в Прибал­тике, один из виднейших полководцев Руси и авторитетный политический деятель, был из смоленских князей. Важное гео­графическое положение Смоленской земли на пути из Варяг в Греки способствовало росту ее значения.

Основателем Владимиро-Суздальского великого княжества по праву считаетсяАндрей Боголюбский (1156-1174), сын Юрия Долгорукого. Он закрепил независимость Северо-востока. Один из главных участников похода 1169 г. на Киев, он не стал пре­тендовать на киевский престол, сосредоточившись на делах своей земли. Андрей погиб в результате боярского заговора, но его политику по укреплению княжеской власти на Северо-вос­токе Руси продолжил брат - Всеволод Большое Гнездо (1177-1212). В его правление столицей княжества окончательно стал Владимир на Клязьме. Владимиро-Суздальская Русь приобрела самостоятельный государственно-политический вес, проводила независимую внешнюю политику. Однако в то время во многих русских княжествах уже проявлялись недостатки удельной сис­темы – бесконечное дробление больших земель на уделы между сыновьями князей, вооруженное соперничество между ними. Все это сказалось на судьбе многочисленного потомства Всеволода. Владимирская Русь погрузилась в пучину феодальных войн. После смерти Всеволода Большое Гнездо покоренные им князья Муромо-Рязанской земли стали проявлять самостоятельность, и возникло самостоятельное Рязанское великое княжество.

Особым явлением в истории Древней Руси стала Новгород­ская феодальная «республика». Ее история началась в 1136 г. восстанием новгородцев против своего князя Всеволода Мсти­славича. Князь, обвиненный в пренебрежении интересами новго­родцев, был взят под арест, а затем выслан из города. С этого времени новгородцы, четко определив пределы княжеской вла­сти (князь признавался только военным вождем и судебным арбитром по чрезвычайным делам), стали сами выбирать и призывать себе князей из различных ветвей дома Рюриковичей. Особенно возросли самостоятельность и значение Новгорода после 1169 г. С 1156 г. выборной стала и власть новгородского архиепископа.

Высшей властью в Новгороде формально обладало вече, превратившееся фактически в собрание боярской олигархии и отчасти торгово-ремесленной верхушки. Исполнительную власть возглавлял выбиравшийся сперва пожизненно или на неопределенный срок, затем на фиксированный (но часто изме­нявшийся срок) посадник из числа знатных бояр. Первым в ряду этих «премьер-министров» Новгорода считается Остромир, правивший еще в середине XI в. С тех пор власть посадников сильно возросла, после 1136 г. они приняли многие княжеские функции.

Новгородская система власти была не всегда прочной и часто приводила к конфликтам (между князем и боярами, между олигархией и массами городской общины – например, восстание 1219 г.). Тем не менее, она оказалась устойчива и просущество­вала почти без изменений до начала XIV в.

Могущество Новгорода основывалось на его экономиче­ском значении. Новгород постепенно стал главным торговым центром Руси. Являясь важнейшим пунктом на пути «из Варяг в Греки», он поддерживал экономические контакты со всей За­падной Европой.

Уже в XII в. начинается обособление на западе Новгород­ской земли самостоятельной Псковской земли. К началу XIII в. в Пскове складывается феодальная «республика», построенная по новгородским образцам. На востоке, в колонизуемых русскими землях по реке Вятке, также в XIII в. появляется самостоятель­ное государственное образование – Вятская земля с центром в городе Вятка (Хлынов).

В XIII в. русские земли сталкиваются с новой внешней уг­розой - монгольским нашествием. Монгольская империя Чингис-хана, возникшая в начале XIII в. в глубинах Азии, в неудержи­мом расширении своих пределов достигла границ Руси. Первое сражение между русскими и «татарами» (так, по одному из монгольских племен, называли монголов на Западе; позднее это слово стало обозначать тюркские, в первую очередь половецкие племена, покоренные монголами) произошло в 1223 г. нареке Калке. Объединенные русские и половецкие войска во главе с киевским князем Мстиславом III потерпели поражение. Великий князь погиб. Однако тогда у монголов не хватило сил для втор­жения на Русь.

Время пришло в 1237 г., когда внук Чингис-хана Бату-хан (Батый), правивший на западе Монгольской Империи, разгро­мил Волжскую Болгарию. Продолжая наступление на Запад, Бату вторгся в пределы Рязанского княжества. Несмотря на героическое сопротивление, Рязань пала. Потерпел поражение и рязанский воеводаЕвпатий Коловрат, пытавшийся отомстить захватчикам за разорение родной земли. Коловрат и все его воины пали, сражаясь с численно превосходящим врагом. Раз­розненные усилия русских князей и воевод не приносили резуль­тата. За Рязанью пришел черед Владимира, Суздаля, других городов Северо-востока. В 1238 г. в битве на реке Сити погиб со своим войском владимирский великий князь Юрий, сын Всево­лода Большое Гнездо. Монгольские отряды прошли по всей Владимирской земле, чиня страшное опустошение. Но нанести удар по Новгороду воспрепятствовала распутица и мужествен­ное сопротивление приграничных городов, взятие которых дорого далось завоевателям. Через восточные пределы Смолен­щины, встретив и здесь упорное сопротивление, Бату ушел в Северскую землю. Здесь ему с большим трудом удалось сломить оборону города Козельска, который монголы прозвали «злым городом». Понесенные потери заставили хана на этот раз отка­заться от планов окончательного завоевания Руси.

Следующий поход был направлен на юг Руси. В 1239 г. были взяты и разорены Чернигов и Переяславль. В 1240 г. Батый после продолжительной осады захватил и предал огню и мечу столицу Руси - Киев. После этого прежнее значение города уже никогда не было восстановлено. Затем монголы, разделившись на несколько отрядов разорили Галицко-Волынскую Русь, от­куда вторглись в Польшу и Венгрию. Но понесенные ими потери не позволили осуществить завоевание этих государств, несмотря на одержанные победы над большинством местных правителей. В 1241 и последующих годах монголы не раз пытались про­биться из Киевской земли на северо-запад, в Полоцкую. Но полочане действовавшие в союзе с литовскими племенами, остановили нашествие на своих рубежах.

Победа монголо-татар над Русью была следствием тех не­гативных последствий феодальной раздробленности, которые все более ощущались в те годы. Княжеские усобицы существенно ослабили боеспособность Руси перед лицом невиданной прежде внешней угрозы. Сыграло роль и численное превосходство во­бравших всех кочевников Азии войск монгольских ханов, и их техническая оснащенность (монголы активно использовали технические достижения китайской цивилизации). Вопреки здравому смыслу и идеалам христианского братства, не оказали никакой поддержки Руси западноевропейские монархи. Более того, больше сил у западноевропейского рыцарства в это время отнимала борьба с православными странами – Византией на Балканах и самой Русью в Прибалтике. Однако потери, поне­сенные монголами на Руси, во многом защитили Западную Ев­ропу от сокрушительного нашествия Бату-хана.

В результате монголо-татарского завоевания Русь оказа­лась в политической зависимости от монгольских ханов. Распад единой Монгольской империи привел к тому, что русские кня­жества вошли в сферу влияния Золотой Орды. Это государство со столицей в Сарае на Волге было создано Бату в 1243 г. на основе улуса (удела) своего отца Джучи. Потомки Джучи и пра­вили Золотой Ордой.

Русские земли, покоренные монголами, были обложены данью. В границы переписи населения, проведенной с этой це­лью по приказу верховного монгольского хана в 1257 г., попал, несмотря на оказанное сопротивление, и Новгород. Таким обра­зом, полную самостоятельность сохранили только западнорус­ские земли с центром в Полоцке. Сбор дани осуществлялся на­местниками хана – баскаками. Первоначально русскую дань брали на откуп выходцы из мусульманской Средней Азии, пе­решедшие на службу к монгольским завоевателям. Однако про­водимая ими с опорой на русских перебежчиков политика гру­бого притеснения местного населения, отдельные попытки на­саждения ислама вступали в противоречия с более сдержанной политикой золотоордынских ханов (отметим, что ислам был принят в Орде как государственная религия только в XIV в.). На Руси притеснения «бесерменов»-откупщиков вызвали мощное восстание в 1262 г. К концу XIII в. сбор дани с Руси перешел в руки монголо-татар, приближенных золотоордынского хана, а затем был окончательно доверен местным князьям. Это облег­чило положение масс русского населения.

Князья, по крайней мере великие, обязаны были получать грамоту (ярлык) на княжение от золотоордынского хана. Они должны были также поставлять войска хану во всех ведущихся им войнах - от западноевропейских границ до Северного Кав­каза. Русь оказывалась втянута и в золотоордынские междоусо­бицы. Со своей стороны, и князья использовали ордынцев как орудие братоубийственных войн и интриг. Сопротивлявшиеся Орде правители Руси изгонялись со своих владений либо вызы­вались в Орду и там, как правило, предавались смерти. Нередко ханы держали при себе заложников из основных княжеских родов.

Монголо-татарское нашествие затормозило социально-экономическое развитие Руси. Основные торговые пути были перерезаны, города (кроме Севера и Северо-запада) пришли в упадок, связи с большей частью остальной Европы были сильно сокращены. Многие русские ремесленники были уведены в Орду. Сокращение населения сильно ударило по сельскому хозяйству. В то же время опустошение южных областей привело к активизации заселения Севера и Северо-востока Руси.

Вполне проявились негативные последствия феодальной раздробленности. Нашествие затормозило централизаторские процессы, позволило образоваться нескольким сотням мелких удельных княжеств. Это осложняло внутрирусские экономиче­ские связи, вело к частым междоусобным войнам.

Зависимость Руси от Золотой Орды имела, вместе с тем, и некоторые позитивные последствия. Включение Руси в сферу влияния новой евразийской державы, элементы симбиоза в русско-монгольских отношениях повлияли на оформление рус­ской цивилизации как цивилизации евразийской. Покоренные монголами кочевые тюркские племена Великой Степи, Волжская Болгария оказали некоторое влияние на культуру восточносла­вянских народов. Велико, конечно, было и обратное воздейст­вие. Военная сила Орды в известной степени способствовала отражению крестоносной агрессии с Запада, которая угрожала самому существованию русской православной цивилизации.

Западные крестоносцы нанесли удар по границам Новго­родской земли как раз тогда, когда Бату только покинул русские земли. Еще в 1240 г. правитель Швеции Биргер вторгся в пре­делы Новгородчины по реке Неве, но был разгромлен князем Александром, с этого момента - Невским. 5 апреля 1242 г. Алек­сандр разбил на Чудском озере (Ледовое побоище) немецких ры­царей прибалтийскогоТевтонского ордена, пытавшихся захва­тить Псков и Новгород. Эти победы подтвердили давнюю славу русского оружия и преградили дорогу крестоносным завоевате­лям вглубь русских земель.

Социальное развитие русских земель в XIII-XIV вв. шло по пути дальнейшего развития феодального общества. На вер­шине социальной лестницы начинается размежевание между наследственной, вотчинной аристократией (бояре) и служилым, еще не имевшим собственных земельных владений людом (дворяне). В следующий исторический период противостояние опирающейся на дворян великокняжеской власти и боярства имеет важное значение для судеб Руси. Впрочем, на том этапе боярство еще тесно связано с княжеской властью, боярские вотчины на новых (взамен разоренных и отнятых монголами) землях только формируются за счет княжеских пожалований. Только в XIV в. размеры пожалований боярам постепенно на­чинают сокращаться, а князья начинают давать земли в услов­ное держание своим «вольным слугам» - дворянам и детям бояр­ским (первоначально – отпрыски боярских родов без права на вотчину предков). С XIV в. активно формируется монастырское землевладение. Распространяются новые формы зависимости крестьян, они начинают прикрепляться к земле (ограничения перехода на новые земли, прежде всего в другое княжество). Но большая часть земель на Севере и Северо-востоке Руси были еще «черными» – свободными от феодальной зависимости.

Несмотря на усиление феодальной зависимости, Русь в XIII-XV вв. миновали бури массовых народных движений, подобных сотрясавшим в то время немалую часть остальной Европы. Социальная борьба ограничивалась стихийным про­тестом крестьян против расширения монастырских владений на Северо-востоке Руси и несколькими восстаниями посадских лю­дей – широких слоев городского населения. Объяснялось это тем, что основным и общим противником для всего населения Руси являлись иноземные завоеватели. Все социальные слои Руси консолидировались в борьбе за национальное освобождение вокруг князей-патриотов и поддерживавшей их Православной Церкви. Роль Церкви в освободительной борьбе способствовала небывалому прежде росту ее авторитета, и как следствие – ре­шающему перелому в противостоянии православия с языче­скими пережитками.

Одним из последствий ордынского ига явилось разделение единой древнерусской народности на три ветви – русских(великороссов),белорусов и украинцев. Новая великорусская на­родность сложилась на Северо-востоке и Севере Руси. Основ­ными областями ее формирования были земли Владимирского, Рязанского великого княжеств, Новгородской, Псковской, Вят­ской земли. Позднее процессы сложения новой народности захватили земли Центральной Руси – Смоленского и Брянского княжеств.

Южнорусские земли подверглись наиболее сильному разо­рению во время нашествия. Значение Киева упало, в 1299 г. его покинул митрополит, перенесший свою резиденцию во Влади­мир. На Левобережье Днепра обосновались кочевники. Мало пострадала и быстро залечила раны только Юго-Западная Русь, но с этого времени здесь все больше проявляется тяготение к Западной Европе. Развитие культурных и политических особен­ностей Юго-запада, взаимодействие кочевнической и славянской культуры в опустошенных по большей части областях Юга привели, в конечном счете к формированию украинской народ­ности.

Западная Русь оказалась избавлена от тягот золотоордын­ского ига. Этому содействовал союз местных князей с Литвой, где в это время формируется собственная государственность. В начале XIV в. в результате слияния литовских земель и Полоц­кого княжества на политической карте появляется Литовско-Русское государство во главе с литовской династией Гедимино­вичей. Его возникновение и дальнейшее расширение было обу­словлено совместной борьбой русских и литовцев против внеш­ней агрессии со стороны Тевтонского ордена и Золотой Орды. В рамках государства развивался симбиоз между русскими и ли­товцами, в Литве распространялось православие.

Постепенно, однако, в среде литовской аристократии на­чало расти стремление к отторжению славянского начала в государстве. Возрастают агрессивные устремления по отноше­нию к великорусским областям. где шло формирование собст­венной национальной государственности. Происходит тесное сближение с католической Польшей, которая в XIV в. завладела Галицией. В 1385 г. князь Литвы Ягайло принял католичество и путем династического брака вступил на польский престол. В Литве началась внутренняя борьба, победу в которой одержала польская, католическая партия во главе с династией Ягеллонов.

Смоленское великое княжество сохранило свои границы во время монголо-татарского нашествия и осталось практически не тронутым разорением. Но смоленские князья платили татарам дань и были втянуты в сферу ордынской политики по отноше­нию к русским землям. Позднее Смоленское княжество было ослаблено внутренними смутами и карательными акциями Золо­той Орды, и в конце концов потерпело поражение в борьбе с Литвой. В 1386 г. Смоленск попал в зависимость от Литвы, а в 1404 г. был окончательно покорен литовцами. Брянское великое княжествопоявилось в результате распада Чернигово-Север­ской земли под ударами татар. Брянским князьям не удалось стать гегемонами в Центральной и Южной Руси. Со второй половины XIII в. Брянск временами попадает в зависимость от Смоленска, а в 1356 г., воспользовавшись местной смутой, Брянск заняли литовцы. Псковская феодальная «республика» также в XIII-XIV вв. стала объектом захватнических устремле­ний литовцев, а также и Тевтонского ордена. Однако эта запад­норусская область сохранила независимость. Велика заслуга в этом псковского князя Довмонта (1264-1299), который, сам будучи выходцем из Литвы, нанес немало поражений и своим соплеменникам, и немецким рыцарям, покушавшимся захватить Псков.

Новгородская феодальная «республика» не претерпела зна­чимого урона во время татаро-монгольского нашествия. Про­цветающее положение Новгорода было быстро восстановлено, хотя сокращение объемов торговли не позволило достигнуть прежнего уровня экономического благосостояния. Формально Новгород входил в сферу влияния Владимирского княжества, и приглашал князей из потомков Всеволода Большое Гнездо, как правило, с согласия великого князя. Большая часть владимир­ских великих князей сперва княжили в Новгороде. Но последний новгородский князь умер в 1322 г. С этого времени в Новгород посылались наместники великого князя, представлявшие его персону, но не обладавшие реальной властью. Во главе государ­ства встали выборные посадник и архиепископ.

Новгород отстоял свою независимость от посягательств тевтонских рыцарей, сдерживая их агрессию в Прибалтийских землях. Однако ордену удалось установить свою власть на тер­ритории современных Латвии и Эстонии. Местное население, лишившись поддержки Руси, полностью утратило свою племен­ную автономию и попало в крепостную зависимость от орден­ского рыцарства и католической церкви. В начале XIV в. новго­родцы отразили новую попытку шведов закрепиться на Неве и Ладожском озере. Неудачей окончились и все попытки литов­ских князей распространить свое влияние на Новгород. Новго­род был важнейшим центром проповеди православия среди финно-угорских народов, включавшихся новгородцами в состав Руси. Новгород фактически сохранил независимость от Золотой Орды. В XIV в. новгородские речные разбойники-ушкуйники стали опаснейшей угрозой для золотоордынских городов. Их действия, как правило, в условиях начавшихся в Орде ханских распрей оставались безнаказанными.

Продолжалась русская колонизация на востоке – в Вят­ской, а с XIV в. и в Пермской земле, населенной племенами коми. Необходимо отметить деятельность в 1379-1396 гг. епископа Стефана Пермского, просветителя коми-пермяков, основателя в их землях православной епархии и создателя пермской азбуки.

Рязанское великое княжествопонесло наибольший в вели­корусских землях ущерб от ордынского нашествия и медленно оправлялось от него. Столица княжества была перенесена из разоренной Старой Рязани в Переяславль-Рязанский (современная Рязань).

Владимирское великое княжество рассматривалось мон­гольскими завоевателями как главное на Руси, и в результате приобрело большой политический вес. Некоторая естественная защищенность от набегов кочевников привлекла во владимир­ские земли большое число беженцев из других русских областей. Географическое положение на торговых путях, связывающих Новгород и Западную Европу с Востоком способствовало вос­становлению здешних городов и их росту. В 1 четверти XIV в. во Владимир переместился центр Русской Церкви. В силу этих и ряда других причин Владимирская земля стала ядром сложения великорусской народности и Русского централизованного госу­дарства.

Главной политической проблемой для великих владимир­ских князей долгое время были отношения с Ордой. Александр Невский (1252-1263), был сторонником мирных отношений с Ордой и постепенного, осторожного восстановления самостоя­тельности Руси. Однако и он после народного восстания 1262 г. навлек на себя ханскую опалу и был отравлен в Орде.

Последующий период правления братьев, а затем сыновей Александра отмечен усилением феодального дробления Влади­мирской земли. Князья заботились в первую очередь о своих уделах, а не об интересах государства. В результате феодальных усобиц при формальном сохранении значения Владимира выде­лились, не считая мелких уделов, пять новых великих княжеств. Их центрами были города Владимирщины, выросшие за счет притока новых жителей и активной торговой деятельности. Тверское, Московское, Суздальско-Нижегородское великие кня­жества были сильнее других и соперничали за владимирский престол. Сильнейшими были Тверь и Москва, уже в первые годы XIV в. стремившиеся расширить свои пределы за счет соседних княжеств.

В начале XIV в. тверской князь Михаил Ярославич (племянник Александра Невского) одерживал победу в борьбе с московским Юрием Даниловичем (внуком Александра). Однако в 1318 г., после убийства Михаила, не подчинившемуся ханскому указу, в Орде, Юрий получил Владимир. В дальнейшем, однако, Тверь взяла реванш. Орда всячески поощряла братоубийствен­ные распри русских князей, видя в них способ упрочения своего влияния.

В 1327 г. в Твери произошло антиордынское народное вос­стание. Был убит ордынский посол, чинивший насилие твери­чам. Князь Александр вынужден был поддержать восставших. К карательной экспедиции против Твери присоединился москов­ский князь Иван Данилович. Тверская земля была опустошена, князь Александр бежал на Север Руси. Ярлык на Владимир получил Иван. Правление Ивана I Калиты (1327-1341) стало периодом стабильности для Владимирской земли. Страна полу­чила отдых от внешних вторжений и внутренних смут. размеры ордынской дани были снижены. Иван немало сделал для про­цветания и своего удела. В Москву на службу привлекались бояре и даже княжичи из других земель. Границы владений и сфера влияния московских князей существенно расширились. Княжеский престол во Владимире стал фактически их наследст­венным владением, а митрополичий престол был скоро перене­сен в Москву. Таким образом, была заложена основа формиро­вания централизованного государства с центром в Москве.

В 1359 г. Владимир был захвачен суздальским князем. Од­нако митрополит Алексий и большая часть знати решительно встали на сторону малолетнего Дмитрия Ивановича Московского (внука Калиты) и добились ярлыка для него. С 1364 г. Москов­ское и Владимирское княжество были фактически объединены. С этого времени будущее Москвы как столицы Русского государ­ства было предопределено. Дмитрий Иванович, позже прозван­ный Донским, правил во Владимире и Москве с 1362 по 1389 г. Первые годы его правления после возмужания были заняты борьбой против Твери и поддерживавших ее литовцев. Обеспе­чив единство действий русских князей, Дмитрий ощутил доста­точно сил для противостояния Орде. Объективные предпосылки для этого были. Русь в своих новых границах вполне восстано­вила прежние силы. Шло построение централизованной госу­дарственности, которое сдерживалось чужеземным игом. Уже были даны примеры отдельных локальных побед над захватчи­ками. Наконец, в самой Орде начались процессы феодального дробления, и за ханский престол шла ожесточенная борьба. Борьбу за освобождение Руси поддерживала и освящала Цер­ковь, одним из виднейших деятелей которой тогда был настоя­тель Троицкого монастыря Сергий Радонежский.

В 1378 г. на реке Воже московские и рязанские войска раз­громили карательный отряд, посланный на Русь правителем Орды Мамаем. Эта проба сил стала прологом к решающей битве, происшедшей между войсками Мамая и Дмитрия 8 сен­тября 1380 г. на Куликовом Поле. Военно-политические условия для решающей схватки были невыгодны – рязанский князь Олег перешел на сторону Мамая, его готовы были поддержать и литовцы, не все княжества и земли поддержали московского князя. Однако после кровопролитного, с переменным успехом сражения русские войска одержали победу. Мамаю она стоила власти и жизни - вскоре он был свергнут и убит своими соперни­ками. Хотя Куликовская битва и не избавила окончательно Русь от татарской зависимости, но она завершила наиболее трагиче­ский период чужеземного ига, восстановила международный авторитет и политическое значение Русского государства. Ог­ромно значение Куликовской битвы для роста национального самосознания русских. По горячим следам эта первая крупная победа над завоевателями была воспета в поэме «Задонщина» и других произведениях Куликовского эпического цикла.

Куликовская битва положила начало новому этапу осво­бодительной борьбы Руси против ордынского ига. Одновре­менно она стала важнейшей вехой в истории объединения вели­корусских земель вокруг Москвы. С этого времени, в условиях полного объединения Московского и Владимирского великого княжеств, с превращением Москвы в центр освободительного движения и русской церковности, Москва стала единственно возможным центром объединения Северной и Северо-восточной Руси. Среди причин, выдвинувших Москву на первое место среди городов Северо-востока Руси в деле ее объединения, можно назвать также недальновидную, но благотворную для Руси политику ордынских властей, поддержавших сперва Мо­скву против Твери. Нельзя, конечно, не учитывать, и выдаю­щихся политических и военных дарований московских великих князей, прежде всего, Ивана Калиты и Дмитрия Донского.

Тем не менее, в последние годы правления Дмитрия Дон­ского поступательное становление великорусской централизо­ванной государственности было прервано новым татарским нашествием. В 1382 г. хан Тохтамыш взял и разорил Москву. Таким образом, Орда, казалось бы, взяла реванш за Куликов­скую битву. Однако Дмитрий сохранил великокняжеский пре­стол, и фактически завоеванная самостоятельность Руси к концу его правления (1389 г.) сохранялась.

Еще более упрочил ее сын и наследник Дмитрия, Василий I (1389-1425). Этому способствовали новые междоусобицы в Орде. Улусы потомков Джучи подверглись агрессии со стороны Тимура (Тамерлана), среднеазиатского монгольского завоева­теля, безуспешно стремившегося объединить под своей властью давно распавшуюся империю Чингизидов. Под ударами Тимура Орда распалась окончательно на независимые, часто враждую­щие ханства. На Русь же Тимур напасть не осмелился, повернув от московских рубежей в 1395 г., что лишний раз подтвердило мощь и независимость Московского государства. При Василии I Москва переходит к присоединению других великих княжеств. В 1393 г. Василий присоединил к Московскому государству Суз­дальско-Нижегородское и Муромское великие княжества. В эти же годы под власть Москвы перешла Пермская земля.

Сын Василия I, Василий II (1425-1462), однако, столкнулся с силами феодального сепаратизма в самом Московском княже­стве. Его правление отмечено последней в истории Руси крупной феодальной войной, существенно затормозившей централизацию страны. Против великого князя Московского выступил его дядя Юрий, сын Дмитрия Донского. Юрий отстаивал принцип пере­дачи власти не от отца к сыну (по отчине), а от брата к брату (по братчине), что было одним из инструментов сохранения удель­ной системы – брат и наследник правителя при его жизни оста­вался полноправным правителем своего удела. После смерти Юрия борьбу с великим князем продолжали его сыновья. Вос­пользовавшись распрей, на Русь вторглись татары. В 1446 г. Василий II был схвачен соперниками и ослеплен (отсюда его прозвище Темный), но в том же году вернул себе престол. Фео­дальная война завершилась в 1456 г.

К этому времени Новгородская земля, правящая олигархия которой вступила в тесные контакты с Польско-Литовским государством, превращается в главное препятствие на пути объединения Руси. В то же время, ситуация в самом Новгороде характеризовалась нестабильностью – городскими восстаниями, борьбой боярских группировок, распространением в народе антицерковных еретических учений. В результате феодальной войны вновь усилилось Тверское великое княжество, князь ко­торого умело стоял «над схваткой». В результате для Москвы соперничество с Тверью вновь оказалось на повестке дня.

Сын Василия II, Иван III (1462-1505), стал фактическим создателем Русского централизованного государства (Московии). Огромное значение для судеб Руси имела окончательная ликви­дация зависимости Руси от Орды. В 1480 г. в ходе стояния на реке Угре войска ордынского хана Ахмата так и не решились вступить в бой с московскими ратями. В конце концов, Ахмат, призываемый смутой в Орде, повернул восвояси. Это событие считается завершением более чем трехсотлетней эпохи монголо-татарского ига.

При Иване III Москва одерживает окончательную победу над основными противниками внутри Руси. Вслед за присоеди­нением Ярославля (1463 г.) и Ростова (1474 г.) пришел черед Новгорода. Еще в 1471 г. в битве на реке Шелони московские войска разгромили новгородцев. После этого была уничтожена правящая группировка бояр Борецких, сторонников литовской ориентации. В 1478 г. независимость Новгорода была ликвиди­рована окончательно, а ее главный символ – вечевой колокол – снят и увезен в Москву. В 1485 г. к Москве было присоединено Тверское великое княжество, а в 1489 г. – Вятская земля. В ре­зультате русско-литовских войн 1500-1503 и 1507-1508 гг. к Москве отошли бывшие чернигово-брянские и отчасти смолен­ские земли. Таким образом, большая часть великорусских земель вошла в состав Московии.

Иван III был женат на представительнице византийского императорского дома Палеологов и в условиях крушения визан­тийской государственности под ударами турок-османов рас­сматривал себя как преемника императоров. Великий князь впервые принимает царский титул, в государственной символике используется имперский двуглавый орел. Начинает склады­ваться концепция о Москве как о «третьем Риме», преемнице древней Римской и Византийской империй. При Иване III нача­лось формирование структуры нового государства. Взамен дружинного совета окончательно складывается Боярская Дума. Создаются первые приказы – органы управления по тем или иным вопросам, своеобразные «министерства» Московской Руси. На местах упорядочивается налогово-административная система, возрождается древнерусский институт наместнических кормлений.

В 1497 г. взамен давно устаревших норм Русской Правды принимается Судебник, фиксирующий окончательное сложение феодальной государственности. Зависимые крестьяне уже фак­тически прикреплены к земле. Право перехода с земли феодала было ограничено двумя неделями – до и после Юрьева дня осен­него (26 ноября), причем крестьянин обязан был оплатить фео­далу прежнее проживание на его земле («пожилое»). Судебник ограничивал возможность обращения в холопство, что также свидетельствует об упрочении феодальных отношений.

Формируется новая иерархия феодального класса. Удель­ные князья превращаются в служилых князей, сохранивших еще на какое-то время свои уделы, но уже как пожалования великого князя. Еще в большей зависимости от главы государства нахо­дилось вотчинное нетитулованное боярство, составившееся из старого боярства и т. н. княжат, лишившихся в ходе централи­зации и титулов, и владений. Наконец, низший слой феодаль­ного составили дворяне и дети боярские – княжеские «слуги», получавшие за службу земли в условное, формально ненаследст­венное держание (поместье).

В правление Ивана III укрепились связи между государст­вом и Православной Церковью. В конце XV – начале XVI в. потерпела поражение т. н. «новгородско-московская ересь», ру­ководители которой добивались религиозной реформы, ослаб­ления роли Церкви в государстве, политической ориентации Руси на Запад. Остро обсуждался в те годы среди православного духовенства вопрос о происходящем расширении церковного землевладения. Многие деятели, прежде всего, северного мона­шества (нестяжатели) выступали за сокращение размеров цер­ковного имущества, против феодализации Церкви.

Преемник Ивана III, его сын Василий III (1505-1533) завершил формирование Русского централизованного государ­ства. При нем к Москве был присоединен Псков (1510 г.). В результате новой русско-литовской войны в 1514 г. к Московии отошел Смоленск. В 1521 г. в состав Московской Руси вошло последнее независимое Рязанское великое княжество. Таким образом, объединение русских земель вокруг Москвы заверши­лось.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал