Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Методические указания






Чтобы подготовиться к практическому занятию, обратите внимание на преамбулу и постарайтесь по ее материалу построить ответ на вопросы занятия. Тему поэта и поэзии Лермонтов развивает под несомненным влиянием Пушкина: в самых важных стихотворных текстах поэт идёт вслед за Пушкиным, полемизирует с ним, отталкивается от него, утверждая своё. «Поэт» (1828) - одно из первых стихотворе­ний Лермонтова о поэте, в основе которого лежит легендарная био­графия Рафаэля, популярная в романтической эстетике. В.Э. Вацу­ро считает, что толчком для создания стихотворения является но­велла «Видение Рафаэля». Главный образ в стихотворении - ро­мантический поэт, посвящающий стихи возлюбленным, «кумирам своей души». В.Э. Вацуро склонен видеть близость между лермонтов­ским «Поэтом» и стихотворением Пушкина «Поэт» (1827) в интерпре­тации образа поэта, которая укрепилась в массовой романтической лирике 20-х годов.

В 1828 году написано программное стихотворение «Поэт», в котором отразился итог размышлений Лермонтова о месте поэта в обществе. Композиция основана на сравнении поэта и кинжала, которому посвящена 1 часть (24 стиха). Движение поэтической мысли происходит в ней от настоящего к прошлому и снова к на­стоящему. В прошлом кинжала - героическая судьба, в настоящем - бесполезное существование. Образ кинжала имеет и самостоя­тельное значение, и является той основой, на которой развивается тема поэта и поэзии, которой посвящена вторая часть стихотворе­ния, где движение поэтической мысли происходит подобно первой части: от настоящего к прошлому и снова к настоящему, в котором поэт и поэзия утратили «свою былую власть и превратилась в «зо­лотую игрушку», салонное развлечение. Резкое обличение совре­менного поэта сочетается в стихотворении с требованием поэзии актуальной и гражданственной» (Миллер О.В.).

Главными героями в стихотворении, как это свойственно ро­мантикам, становится «поэт» и «толпа». «Но художественное и идейное решение темы в стихотворении «совсем» не романтичес­кое, а реалистическое» (Маймин Е.А.). Гинзбург Л.Я. утверждает: «Зрелый Лермонтов не захотел остаться при романтическом проти­воречии. Он снимает его, решая задачу необычайно смело. Тради­ционное противопоставление поэта и толпы он заменяет уподобле­нием поэта и толпы». Происходит особый поворот темы, в резуль­тате чего поэт и толпа оказываются в одном ряду: в прошлом - в одном высоком ряду, теперь, в настоящем, - поэт и толпа уподобля­ются друг другу. «Решение темы в стихотворении «Поэт» носит конкретный и исторический характер. Конкретный и исторический характер носят и его герои. Меняется у Лермонтова поэт, меняется толпа, не остаётся одинаковым и авторское отношение и к поэту, и к толпе. Понятие «толпы» у Лермонтова деромантизируется, по­скольку оно теряет свою устойчивость, свою семантическую и эмоци­ональную неподвижность... У Лермонтова толпа даётся то со знаком плюс, то в плане негативном. Лермонтовская «толпа» оказывается вклю­ченной в историю, она меняется в соответствии с теми переменами, которые происходят в исторической жизни. Это и делает её неоднозначной и вместе с тем предельно конкретизированной и реальной» (МайминЕ.А.).



В конце стихотворения звучит гражданский призыв, обращён­ный к поэту: «проснёшься ли ты опять, осмеянный пророк?..». В нём есть надежды на возрождение истинного искусства. Проблема оди­ночества художника и его отношения с обществом поставлена в стихотворении «Не верь себе» (1839). Найдич Э.Э. высказывает мысль о том, что в нём существует не только критика эпигонского романтизма. «На самом деле здесь речь идёт о лирической поэзии, которая оказывается ненужной «толпе». Лермонтовская «толпа» изображена сложно и трагично. Она имеет право оценивать и су­дить поэта и его творчество, так как превосходит его тяжестью ду­шевного опыта, скрытого под маской «приличий». Вместе с тем она не принимает поэзии жизненных противоречий и страданий так­же потому, что не подготовлена к этому в силу неразвитости созна­ния («простодушия»). ... «Толпа не понимает трагичности своего положения» (Найдич Э.Э.). «Уравнивая по значительности страда­ния поэта и толпу, автор оставляет их чужими друг другу, испол­ненными взаимного неприятия. Но это отчуждение прискорбно для автора, и его горечь прорывается в язвительных взаимообличениях «мечтателя» и «черни», обличениях, конечно же, с голоса автора. Знаменательно, однако, что эпиграф и концовка стихотворения не только созвучны по смыслу и тону (ироничный «укор» поэту, одер­жимому лирическим самоизлиянием) между собою, - они также скре­щивают голос толпы с голосом автора... Это слияние «голосов» в ударных композиционных местах акцентирует правоту «толпы». Взаимодействие автора, «толпы» и «молодого мечтателя» в сти­хотворении многопланно (Шикин В.Н.). Стихотворение «Журна­лист, читатель и писатель» (1840) - одно из поэтических и обще­ственно-литературных деклараций Лермонтова. Отталкиваясь от жанра диалога пушкинского «Разговора книгопродавца с поэтом», Лермонтов создаёт трилог, в котором происходит спор журналис­та, читателя и писателя о положении поэзии в «коммерческий век» и в котором он даёт собственный взгляд на проблему. Как считают исследователи, трилог, использованный поэтом, приближает его стихотворение к «Прологу в театре» из «Фауста» Гёте.



О прототипах стихотворения писали Эйхенбаум Б., Герштейн Э., Мордовченко Н., Найдич Э. Позиции Журналиста, Читателя и Писателя определены Ю. Лотманом: Журналист - «голос пошлости», против которой объединяются Читатель и Писатель, которые «вы­ражают разные аспекты жизненной и литературной позиции Лермон­това на перепутье весны 1840 г.» (Лотман Ю.М.). Журналист подчиня­ется правилам коммерции и пренебрегает высокими культурными ценностями, которые важны Читателю и Писателю.

«Более глубокие основания кризиса литературы вскрывают­ся в заключительном монологе Писателя. Как и в «Разговоре кни­гопродавца с поэтом» Пушкина и «Прологе в театре» Гёте, этому монологу принадлежит особая роль... У Пушкина поэт уступает доводу книгопродавца, что деньги в «железный век» являются не­пременным условием поэтической свободы. В «Журналисте, Чита­теле и Писателе» решение проблемы во многом противоположно пушкинскому. <…> Писатель уничтожает или скрывает плоды твор­ческого вдохновения от читательских глаз. Искусство субъектив­но-лирическое и облагораживающее мир, несмотря на свою абсо­лютную эстетическую ценность, предстаёт аудитории как «стран­ные творенья», не находя понимания и отклика. <…> Столь же пе­чальные последствия вызывает и иное искусство - социальные ин­вективы, картины земных страстей.... Писатель неизбежно вынуж­ден прийти к отказу от творчества» (Вацуро В.Э.).

«Пророк» (1841) - одно из последних стихотворений, завер­шающих тему поэта и поэзии у Лермонтова. Оно подчёркнуто по­лемично в отношении к Пушкину, у которого пророк наделён нео­бычайным даром и независим от мнения толпы. Гонимый пророк - устойчивый образ в стихах Лермонтова («осмеянный пророк» в «Поэте», например).

«Пророк» Лермонтова начинается с того момента, на кото­ром закончено стихотворение Пушкина. Герой стихотворения Лер­монтова является с той миссией, которая определена Богом, вызы­вая непримиримый конфликт с толпой. Е.А. Маймин считает, что в «Пророке» Лермонтов даёт не реалистический (как это было в «Поэте»), а романтический вариант конфликта. «Трагические сто­роны этого конфликта он в достаточной мере ощущал на себе... Отсю­да не просто трагедийное, но и глубоко лирическое звучание лермон­товского «Пророка» (Маймин Е.А.). «Различие трактовки темы поэта у Пушкина и Лермонтова сказалось в самом облике пророка. В отличие от Пушкина, наделившего его сверхъестественными свойствами, Лер­монтов вносит в описание своего героя простые человеческие черты, даже бытовые подробности... Лермонтов намеренно отказывается от торжественной приподнятости стихотворения Пушкина...» (Миллер О.В.).

 

Тема 12. Роман М.Ю. Лермонтова «Герой нашего времени»



mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал