Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПОЧЕМУ Я?». ФАКТОРЫ РИСКА

 

Важный вопрос, который задают себе и сами алкоголики и нар­команы, звучит так: «Почему это случилось именно со мной?» Ма­мы спрашивают себя: «Где я его упустила?». Почему именно этот человек становится зависимым, а другой — нет? Однозначного от­вета на этот вопрос, по-видимому, не существует, но можно назвать некоторые факторы, оказывающие влияние на формирование за­висимости.

Во-первых, среда, в которой живет человек, его окружение. Мо­жет быть, в вашей семье каждый праздник встречается с водкой, шампанским, вином и принято много пить. В семье «не поймут», если в праздник не поставить на стол спиртное, потому что приня­то не просто выпить чуть-чуть, но напиться, и это значит отдохнуть и «отметить» праздник. Если это принято в семье, среди друзей, ес­ли компания во дворе собирается для того, чтобы выпить, а не для чего-либо другого, — человек испытывает определенное давление среды. Мальчишка поступает в институт, а там на каждом углу ва­ляются шприцы, на доске в аудитории вместо мела лежит шприц, в коридоре он видит странных людей, которые стоят, пошатыва­ясь, и зрачки у них «в точку» — довольно вероятно, что среди его друзей окажется много людей, употребляющих героин, и ему тоже предложат попробовать. Может быть, ему будет неловко отказать­ся. Среда — это только один фактор и совсем не самый сильный. Часто говорят, что это главный фактор, но я так не думаю. Сейчас очень много детей, подростков, юношей и девушек употребляют наркотики, но это не значит, что их употребляют все. Практически во всех школах Москвы существует проблема с героином, и, по крайней мере, такая проблема точно есть с анашой, ее курят или хотя бы пробуют почти все. Существуют специальные дилеры, ко­торые обслуживают каждую школу. Справиться с ними невозмож­но. Однажды я случайно попала на заседание комиссии по делам несовершеннолетних одного из районов Москвы, и мне рассказы­вали о безуспешных попытках прогнать машины дилеров от ворот школьного двора даже с помощью ФСБ. Видите, давление среды огромно. Но если бы среда оказывала стопроцентное влияние, мы бы все с вами были алкоголиками и наркоманами. На самом деле алкоголиков и наркоманов не так много.

Второй фактор: если человек живет в ситуации, с которой он очень плохо психологически справляется, в его жизни существует постоянный стресс, напряжение. Ему постоянно нужно спешить, догонять что-то; «догонять» собственную самооценку, доказывая другим, что он чего-то стоит; справляться с жизненными труднос­тями, все время выживать — и эта ситуация выживанияприно­сит усталость. Однажды человеку неудержимо хочется отдохнуть. Хочется сделать так, чтобы не надо было ни с чем бороться, «дого­нять», чтобы можно было просто жить. Алкоголь для этого идеа­лен. Некоторые наркотики тоже, но с наркотиков довольно страш­но начинать, а алкоголь кажется более приемлемым. Впрочем, многие начинают прямо с наркотиков. Человек выпьет — и сдела­ет нечто вполне одобряемое, даже поощряемое окружением: успо­коит себя социально приемлемым образом. Если стресс существует достаточно длительное время, то человек сам себя таким образом учит уходить от проблем с помощью алкоголя. Он приучает и свой разум, и организм пользоваться веществом для изменения состоя­ния сознания, и теперь вместо напряжения и тяжести у него на ду­ше легко и бездумно. Была потребность уйти, быстро решить проб­лемы — и все как рукой сняло, по крайней мере, на некоторое вре­мя. Другое дело, что потом проблемы возвращаются. «Но я имею право передохнуть?! Я могу сегодня «отключиться» от того, что у меня нет денег, нет работы, что мои дети болеют и т.д.»



Очень важно то, что этому фактору риска подвержены люди, ко­торые не научились справляться с жизнью. Они умеют только тер­петь свои жизненные проблемы, а не разрешать их. Вероятно, их не научила семья. Но как могла семья научить этому, если сами ро­дители не умеют решать свои проблемы, если они живут жизнью жертвы? Похоже, что и их не научили в свое время... Психологи­ческая незрелость воспроизводится все в новых поколениях, созда­вая почву для развития зависимости.

Мне кажется, это один из главных факторов формирования за­висимости. О том, как совладать с этой проблемой, мы поговорим в главе о работе с чувствами.



Третий фактор: существует генетическая предрасположен­ность к формированию зависимости.По неизвестной нам причи­не у некоторых людей так устроен организм — и они это получили от своих родителей при рождении, — что его очень легко сделать за­висимым, гораздо легче, чем организм среднего человека. Тут на память приходят наши северные народы, как знаменитые америка­нские индейцы, мгновенно спивающиеся от «огненной воды». Упо­минавшийся нами «стержень», который «сгибают», здесь из такого материала, который никак нельзя гнуть. Образ хорош еще и тем, что сталь стержня может быть хрупкой, но зато очень твердой, и это не значит, что материал плох: просто он должен использоваться для других целей. Так и человек с генетической предрасположенностью к алкоголизму или наркомании не является ущербным: просто он «для других целей», ему надо не пить, а, например, детей воспиты­вать, потому что он очень тонкий и чуткий человек. Но человек пьет, его организм неожиданно быстро ломается, и вместо чуткого чело­века мы видим обыкновенного несчастного действующего алкого­лика. У человека с генетической предрасположенностью к хими­ческой зависимости частое употребление алкоголя или наркотиков очень быстро ломает биохимические механизмы работы мозга. Здо­ровому в этом смысле человеку нужно лет десять, чтобы как следу­ет замучить свой мозг, а если у него есть эта предрасположенность, то ему достаточно попить месяц — и он уже алкоголик. Это у него «слабое место». Конечно, он в этом не виноват, это досталось ему «по наследству» от родителей, как карие или серые глаза, как цвет волос. Он об этом не знает, потому что проявится это как раз тогда, когда он заболеет.

Отчасти о генетической предрасположенности можно судить по косвенным признакам. Например, если есть другие члены семьи — алкоголики или наркоманы, вероятно, в генотипе семьи существу­ет эта проблема. Но мы даже не думаем на эту тему до тех пор, по­ка человек не станет алкоголиком, а потом соображаем: «Да, ока­зывается была генетическая предрасположенность». Статистика говорит, что многие из алкоголиков и наркоманов имеют такую предрасположенность, но не все.

Важно сразу сказать, что есть два способа заболеть алкоголиз­мом или наркоманией. Либо, имея генетическую предрасположен­ность, начинают употреблять алкоголь или наркотики, и тогда на это надо совсем немного времени; либо без всякой предрасполо­женности долго употребляют и наконец «непосильным трудом» разрушают свой биохимический баланс и становятся зависимыми людьми. При этом, заметьте, генетика в последнем случае останет­ся такой же, как была, здоровой. И все же тот и другой стали алко­голиком или наркоманом. Разница есть только в способе заболеть, а в выздоровлении разницы нет никакой, потому что оба начинают выздоравливать от одной «станции»: «зависимость». Просто люди по-разному добрались до этой «станции». Знать о генетической предрасположенности важно, т.к. в этом случае дети будут уязвимы. Это совершенно не означает, что дети окажутся алкоголиками и наркоманами, потому что эту предрасположенность можно прос­то не развить. «Стержень» можно не «нагружать», и тогда он не сломается. Мы будем знать, что это слабое место, здесь будем «хо­дить тихонечко», — и человек не станет зависимым. Кстати, это не значит, что генетически предрасположенные к зависимости люди совсем не могут пить, — они не могут злоупотреблять.

Еще из этого следует, что у алкоголиков и наркоманов рождают­ся генетически здоровые дети. На первый взгляд звучит странно: нас всегда пугали больными детьми, и ведь действительно много больных! Но на самом деле это связано с пьяным зачатием и пьяным вынашиванием. В остальном, вероятно, алкоголь и наркотики не более мутагенный фактор, чем многие другие в городской экологи­чески неблагоприятной среде. Но если алкоголик или наркоман выздоравливает, восстанавливает свое физическое здоровье (при­том, что его биохимия мозга все-таки нарушена, и он по-прежнему алкоголик или наркоман, только он остановил свою зависимость) — у него рождаются здоровые веселые ребятишки, и я уже многок­ратно счастливая «бабушка» для детей своих пациентов. Наши ал­коголики и наркоманы повредили биохимию своего мозга, но ни­как не могли изменить свой генотип. Если папа или мама — алко­голики или наркоманы, то это не значит, что такими родятся и их дети. И это очень большое счастье.

 

 

Рис. 1. «Шкала настроения»

Еще один фактор: эмоциональное состояние. Представим себе шкалу настроения (рис. 1). Есть «никакое», «нормальное» настрое­ние: ни хорошо, ни плохо, примем его за «нуль». Есть просто пол­ное счастье, это «+». А есть ужас, отчаяние, это «-». Обычно мы живем где-то в средних пределах. Мы не очень счастливы и не очень горюем, настроение находятся в не очень широкой окрестности это­го «нуля». Какие-то события нас радуют, какие-то печалят, но ни­чего особенного не происходит. И вот, находясь в этой окрестности «нуля», человек, положим в четырнадцать лет, выпил. Ему сразу стало хорошо, особенно если этот человек предрасположен к форми­рованию зависимости, потому что на биохимические механизмы в мозге такого человека алкоголь влияет очень ярко.

У меня есть подруга, у которой несколько поколений родных были алкоголиками и наркоманами, и она была, очевидно, предрасполо­жена к развитию зависимости. Сейчас она более двадцати пяти лет успешно выздоравливает. Она рассказывала, как в первый раз попро­бовала алкоголь, и ей стало очень хорошо. До этого времени она не знала что такое «очень хорошо», она знала, что такое «неплохо». Только когда она первый раз выпила, она поняла, что такое на самом деле «хорошо»: что такое расслабиться, «отпустить» себя; что такое радость, когда ее все любят, никто неодобрительно не смотрит. Когда алкоголь кончил действовать, она оказалась вновь в «нуле»... Что она будет делать дальше? Конечно, опять пить. Еще бы! Почему нет? Все было здорово! Круг замкнулся.(1*). И она будет еще пить, и будет делать это до тех пор, пока однажды, - никто не знает когда, у одних раньше, у других позже,- произойдет такое событие: наутро она проснется в состоянии, худшем, чем вчера утром. «Что-то мне сегод­ня нехорошо. Мне нерадостно с утра, как-то скучно, серо и плохо». Она уже знает, чем лечится «скучно, серо и плохо». Она выпивает. Ей хорошо, но недостаточно. Если она будет умна, она не будет увеличи­вать дозу. И еще некоторое время будет ходить по новому кружочку, сдвинувшемуся влево.(2*) Но однажды придет время, и круг настро­ения сдвинется опять влево, в сторону «плохо». Круг настроения бу­дет сдвигаться влево и влево до тех пор, пока она однажды не окажет­ся в таком положении, что наутро жить вообще невозможно. А когда она выпьет, ей жить станет все еще плохо, но более или менее сносно. И тогда она будет употреблять алкоголь уже только для того, чтобы было более или менее сносно, а не для того, чтобы ей было хоро­шо (3*) Пить для того, чтобы жить... Вот это алкоголик: он пьет для того, чтобы жить. А если у нее не хватит осторожности, когда она выпьет обычную дозу, и покажется мало, она «добавит еще». И все будет то же, только быстрее. Вот что происходит с человеком, когда он начинает злоупотреблять. «Злоупотребление - это употребление вещества, которое идет во зло». Зло наступает наутро. А потом развивается зависимость.

Обратите внимание: все, что она хотела - это порадоваться. Она вовсе не хотела стать зависимой, и ей же не приходилось страдать сначала. Зачем же было останавливаться? А потом, ког­да зависимость привела ее в ужасное состояние, как же она мо­жет остановиться?! И как обидно, когда ей, попавшей в беду, го­ворят те, кто благополучен: «ты только о своем кайфе и думаешь, нет, чтобы жить как все люди!» Они без «кайфа» на «нуле», а она — в огромном «минусе»!

И, наконец, пятый фактор, который влияет на формирование зависимости. Наши пути, пути взрослых, оказываются для на­ших детей не теми, которым они хотели бы следовать. Им не хо­чется жить нашей жизнью. Она для них скучна. Некоторые вещи они не понимают, но в чем-то они правы. Мы настолько недоста­точны сами по себе, что наших детей, которые мыслят как макси­малисты, это не устраивает. Кроме того, многое мы им в своей жизни не показываем.

А что мы с вами предлагаем нашим детям? На чем мы настаиваем, во что вкладываем средства, силы — и заставляем своих детей вкладывать огромные усилия? Будем честны: мы предлагаем карь­еру (в учебе или потом в работе); деньги, связанные с этим; свою профессию, которая, может быть все еще интересна нам — но не им; здоровье (которое уже становится уходящей ценностью для нас — но не для них еще!)... Редко что-то еще. Цинично и серо, не правда ли? Романтические стремления и идеалы мы терпим, если они при­вязываются к предыдущему списку. А результаты этого пути они видят в нас — и почему-то зрелище их не особенно радует...

И тогда они начинают искатьдругую, не похожую на нашу, жизнь. Есть очень много способов искать. Я даже не могу сказать, что это обязательно острые ощущения, вовсе нет. Они ищут некий смысл в жизни. Самый простой пример этого — то, как люди хо­дят в горы. Они ходят не для того, чтобы накачать мышцы, посмот­реть какие-то красоты или испытать острые ощущения. Те люди, которые однажды ходили в горы, понимают, что это некоторый смысл в жизни. Они ищут дружбу, силу духа, определенность в от­ношениях, чувства, которые иногда называют романтикой. Может быть, это крайность. Когда люди в этих особых экстремальных ус­ловиях находят для себя смысл жизни - это уход. Они ушли от на­шей с вами серой рутины, которая их не удовлетворяет4.

Пути поиска могут быть разными, некоторые оказываются тупи­ковыми. Один из тупиковых путей — алкоголь или наркотики. Человек, который пробовал наркотики, вступил совершенно в иной мир. Это мир, который человек, который не употребляет, никогда не поймет. Это мир опасный, иногда по-своему очень радостный. Мир неожиданный, или просто очень спокойный. Особенный мир, кото­рый никто из людей, не употреблявших наркотики, не знает. Это настолько заманчивый, настолько притягательный мир, что, од­нажды побывав в нем, забыть его очень трудно. Потом мы посмот­рим с вами, почему это так. Заманчивый мир, в котором ждет смерть. Этот тупиковый путьначинает притягивать к себе челове­ка он попадает как бы в «магнитное поле». Человек понимает, что он идет в тупик, но он уже «попался». Вам может показаться, что я излишне драматизирую ситуацию, но попробуйте поговорить с нар­команами: что для них значит этот опыт? Они скажут, что этот опыт очень страшный и сильный; это опыт, который они не могут забыть. Поэтому все наши рациональные объяснения, почему ему надо прекратить употребление: что он совсем больной, бросил институт — все это не работает. Он знает то, что он знает — другой мир. Нар­котики или алкоголь - это тупиковый путь поиска, потому что че­ловек в действительности все-таки не получает(в отличие от гор и пр.) того, что его так манит вдали. Если говорить об алкоголике, то, может быть, человек ищет дружбу, понимание и любовь. Именно в алкогольной компании люди, по крайней мере, на первых порах, очень хорошо друг к другу относятся, понимают и даже как-то лю­бят друг друга. Вам знаком вопрос: «ты меня уважаешь?» Его ува­жают не где-то, а именно там. Он ищет то место, где его любят за «не­го самого». Не за то, что он такой-то специалист, такую-то долж­ность занимает, с такими-то деньгами. Его любят за то, что он сидит вместе с ними и пьет... Грустная история, не правда ли?

Итак — поиск. Путь тупиковый вовсе не потому, что это опас­но Здоровые люди часто делают много других опасных вещей, вспомним те же горы. Тупик здесь именно в том, что делает с человекомзависимость.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал