Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Недостатки 3 страница

Как вы относитесь к деньгам? Какие здесь у вас границы?

Чем вы жертвуете сегодня ради денег? Почему?

Завидуете ли вы тому, что у других есть блага, которых у вас нет? Завидуете ли счастью других?

Какова ваша первая реакция на новость, что другой добился ус­пеха? Купил машину? Красиво одет? Красивее, изящнее, вос­питаннее вас?

Склонны ли вы к критиканству, какова ваша реакция на пред­ложения других людей?

Как вы сами реагируете на критику? На то, что вас вдруг не за­метили? Не отметили?

Можете ли вы вспомнить эпизоды, когда вы были не мило­сердны?

Сплетничаете ли вы, снижая значимость, ценность другого че­ловека в глазах окружающих?

Как вы относитесь к богатым людям? Почему?

Болтливость — бич многих из нас. Мы строго судим других, об­суждаем проступки людей и слишком много говорим пустого. Язык, слово — величайшее сокровище. Через слово мы молим­ся, обращаемся к Богу, словом мы связываемся друг с другом. Слово так тесно связано со смыслом нашей жизни, что если от­нять слово у человеческого рода — человечество перестанет су­ществовать. Мы же нередко относимся к слову как к неважно­му делу. «Потрещать» — и слово нам мстит: мы не можем ска­зать нередко то, что мучительно просится из нашего сердца.

«Дух празднословия не даждъ ми» — молимся мы Великим Постом.

Приходилось ли вам жалеть о своей болтливости?

Есть точка зрения, что ревность несовместима с любовью. Это утверждение может вызвать протест, но ведь в любви главное — отдавать себя любимому человеку, а в ревности — чувство собственника. Собственность на человека — не страшно ли? Вспомните, как ревность мучила вас. Опишите это чувство. Как оно влияло на ваши отношения с любимым человеком? Есть ли у вас страх, что вас бросят? Отвергнут? Пренебрегут вами?1,

Когда мы вспоминаем наш опыт сексуальных отношений, нам не­редко бывает особенно больно. Если вы избегали включать эъ опыт в рассмотрение чувств вины и обиды, сделайте это сейчас

составьте список этих отношений, как зависимость от наркотиков\алкоголя влияла на эти отношения?

заботились ли вы об этом человеке?

было ли у вас чувство униженности? А у нее\него? что было разрушительно для этих отношений? Есть ли зако­номерности?

были ли близкие отношения предметом купли\продажи?

Секс очень похож на наркотик. Настолько, что часто с прекра­щением употребления наркотиков зависимый человек ком- пульсивно ищет романтических отношений. Сходство здесь, может быть, в страстном желании достичь счастья быстро и бе! особого труда. Ищут любви, но находят секс — и только... И тогда вместо соединения двух воедино, «двое одна плоть» во благо, и наконец обретения полноты в единстве с любимым че­ловеком во всех смыслах, и духовном, и семейном, и плотском, сексуальном — вместо этого «утреннее бремя пустоты»...



Приходилось ли вам ощущать это «бремя пустоты»? Есть ли оно сейчас?

Вы верите в свою способность любить?

Похоть отличается от сексуального желания. Мы все живые люди, и влечение естественно принадлежит нашей природе. Н в какой-то момент оно может стать над всеми другими мотива­ми ваших действий, подспудно управляя ими, и тогда вся наш человеческая сущность съеживается до единственного сексу* ального желания. Похоть разрушительна, она воистину низво­дит человека до уровня животного. Высочайший смысл и ра­

Ю

дость полного единства мужчины и женщины исчезают. «Иметь» заменяет «быть». Это, кстати, хорошо видно в соот­ветствующих жаргонных словечках.

Вспомните случаи из своей жизни, когда вами руководила по­хоть (блуд). Почему вы отмечаете именно эти поступки?

Как вы относитесь к грязным анекдотам, сплетням, порно? А когда тем же занимаются другие? Ваш близкий человек? Бывают ли у вас грязные мысли?

Способны ли вы к воздержанию в близких отношениях, если оно нужно? К сексуальной верности?

Были ли вы неверны близкому человеку? Ваши чувства в связи с этим?

Разрушали ли вы ради удовлетворения своего желания другие близкие отношения (прелюбодеяние)?

Есть ошибочное представление, что секс — это грех. Это неправда, заповедь рождения детей была дана Адаму и Еве задолго до грехо­падения. Но вот что верно, так это то, что секс в праведной жизни действительно связывается с рождением детей. Отказ от рожде­ния детей, особенно если ребенок уже зачат, для верующего чело­века означает противление воле Бога, который благословляет се­мью ребенком. Аборт — это просто убийство, и вся боль женщин, которые шли на это, в том, что они не знали, не верили, не хотели видеть и принимать этого очевидного факта. Душа малыша живет сразу после зачатия, и аборт — несомненно убийство.



Есть ли грех аборта на вашей совести? Это касается обоих: оба, как правило, участвуют в принятии решения. Что вы думаете об этих нерожденных вами детях? Что с ними сейчас?

Господь благословляет отца и мать ребенком, потому что именно в этой троичности и достигается подлинная полнота человека. Расхожие словечки «моя половина» неожиданно имеют глубокий смысл: вот живет на свете одна-треть. Дума­ет, она — целое, но это не так. Встречает однажды еще «одну- треть», и только тогда понимает, как бедна, пуста и однона­правленна была жизнь до этого. Теперь их уже двое, и вся плоскость перед ними. Великий мир рисунка, полутонов, но это только двумерная плоскость. Только родив третью «одну- треть», эти двое становятся целым Человеком, миром. При создании мира Бог после каждого дня говорил, глядя на дело Своих рук: это хорошо. Создав же человека, так не сказал, сказал: нехорошо быть человеку одному, и создал Еву. И ска­зал: вот хорошо весьма, и заповедал им рождение детей... Вот как высок смысл влечения плоти. И как ужасно стало то, что

после грехопадения эта высокая полнота стала — стыдна. Во­истину, вот пример разрушительности греха.

Ищете ли вы полноты в жизни? О чем вы молитесь, думая о близком человеке?

Отдельная больная тема — опыт гомосексуальных отношений. Тема вызывает очень много эмоций: гнев, отторжение, неред­ко демонстративное, — или «демократическая» поддержка: «а что? Это твой выбор!» . Это, к сожалению, почти не выбор. Это боль и страсть, поглощающая человека так же, как наркома­ния, и вызывающая такие же чувства у окружающих. Я ду-1 маю, это беда. Но в ней, как в наркомании, нельзя сказать че­ловеку: забудь и живи как все. Человек уже другой, и для не­го жить как все — трудно, если не невозможно. Но то, что ему невозможно (тем более, что обычно он один в этом стремлении жить не так, как раньше), возможно Богу. Для Бога же нужно наше решение больше не грешить и усилия сохранять чистоту* Это точно как в наркомании, и все позиции и рекомендации при желании можно перенести и на эту сферу.

Если у вас были гомосексуальные отношения, что вы чувствуем те по этому поводу? Как вы нравственно оцениваете этот опыт? Что вы собираетесь делать с ним дальше?

Косность (инертность); Нерешительность; Страх нового в жизни; ^ Упрямство; Лень; Невежество

Бескомпромиссность, негибкость, неспособность видеть и при­нимать новое опять тесно связаны со страхом. Человек чувству ет себя и так не очень уверенно, и потому все новое восприним ется им как скрытая угроза его сегодняшнему состоянию. Мы часто ссылаемся на лень, нежелание двинуться с места, уста­лость и пр. — но вспомним, куда только девается эта лень, есл жизнь предложит нам что-то действительно интересное! В за­висимости от наркотиков\алкоголя интерес к жизни пропадает вообще, и ничто уже не может нас привлечь. Но когда начина­ется выздоровление, возвраты прежнего ленивого существова­ния без сомнения как-то связаны с тем, что зависимость сопро­тивляется выздоровлению. Я знаю, что надо делать, но у меня не хватает духу, нет готовности совершить эти действия. В ре­зультате мои изменения в сторону выздоровления недостаточ ны, что очевидно и мне, и другим людям. Что-то во мне не хо­чет идти вперед, хочет остаться там, где я есть сейчас, и я знакм что это — это моя зависимость. Недаром готовность — одна из трех основ выздоровления вместе с честностью и открытостью* как об этом говорит книга «Анонимные Наркоманы».

ЗеИе 2

Стараетесь ли вы сделать усилие, чтобы услышать других?

Вы любите учиться?

Как вы выполняете дела: поскорее, небрежно — или так, чтобы получилось хорошо?

Вы часто откладываете дела «на потом»?

Какие усилия вы сегодня прилагаете, чтобы ваша жизнь стала лучше: в материальном плане, на эмоциональном уровне, на духовном уровне?

Вам нравится ваша работа? У вас нет работы? Почему?

Какие ваши любимые отговорки, чтобы не действовать?

Как и многие другие страсти — гнев, зависть, похоть, — лень пре­одолевается не тем, что «сейчас немножко посижу, а потом сразу сделаю», а, наоборот, «что-то лень чувствую — нет, все, встаю!». До начала действия оно кажется неодолимым, но стоит начать — само получается. Вроде как испугавшись нашей решимости про­тивостоять страсти, сопротивление лукавого отступает в растерян­ности — пока. Пока мы не разрешим себе полениться опять. Са­мый тривиальный пример — зарядка по утрам: если сегодня поле­ниться, завтра будет втрое трудней. Но ведь трудом, упражнением достигается и «духовное делание» — молитва, жизнь по правде, жизнь в любви. Это возможно только в своего рода Третьем шаге: я начну, как могу, а Ты, Господи, заверши это, как Ты хочешь! Вы поддаетесь лени — или противостоите ей? Считаете ли вы ее безвредной, простительной? Почему?

В Троицком храме Троице-Сергиевой лавры есть изображе­ние мытарства (ответа за грех после смерти) с надписанием: невежество...

В истории России воинствующе невежество и хамство было и, к несчастью, часто и теперь остается знаменем, под которое при­ходят все новые и новые люди. «Интеллигент в шляпе» как ру­гательство, «мы университетов не кончали» как орден на груди воинствующего невежды, может быть, уже и в прошлом. Но как много людей, которые не учатся — и не хотят учиться! Не видят смысла... Знание бывает разным, и цели разные, но отказ от знания создает Шариковых (М. Булгаков, «Собачье серд­це»). Хамство — это ужасное свойство человека забывать, что он находится на некой ступени лестницы, на которой вовсе не «все равны», а все различны, и есть люди старше, умнее, воспи­таннее, образованнее и просто лучше тебя, и их нужно слушать и учиться у них. У них есть честь (т.е. ранг, достоинство) выше, чем у меня — и ответственность, в том числе и за меня, больше. Проявление этого — отношения в любой армии. Другой аналог

— библейская заповедь о почитании родителей. Это вовсе ^ значит, что «старшие» являются безусловным авторитетов тогда будет «дедовщина» во всех безобразных видах. Но без т$. ких отношений вместо правильной структуры образуется тод. па — страшная и безобразная. Хамство — это мать пошлости | низости. Вспомните у Бунина: «сапогами на постель барыни:! что, мы тоже теперича господами будем».

♦ Приведите примеры того, как невежество и хамство побеждал! ваше природное стремление к познанию мира, знанию своего места в нем. Что в вас от Шарикова?

Заключение

Вы вспомнили очень важный жизненный опыт, который пок$ зал, в чем главные трудности вашего выздоровления, или, чт$ то же самое, в чем ваши ошибки. Это не случайные промахи, | ошибки, коренящиеся в вашей личности, вновь и вновь повт# ряемые. Это ветви, из которых растут новые и новые побеги, * потому их надо исправлять. Ошибки — своего рода болезни нг| шей души. Способ выздоровления от этого все тот же: сами м^ справиться с ними не в состоянии ( уже, может быть, и хотим| и нам нужна помощь. Мы найдем ее у той же Силы, более могу» щественной, чем мы сами; у Бога, как мы Его понимаем.

Если вы считаете исследование себя и своей жизни в основных чертах завершенным, переходите к Пятому шагу программы! Если вы чувствуете неудовлетворение или задание оказалось для вас неподходящим, попробуйте выполнить следующий ва* риант Четвертого шага.

Задание для самостоятельной работы М24-1

Схема выполнения четвертого шага!

я, близкие и БогЛ

Прочтите текст по пунктам. Текст устроен так, что в нем против^ поставлены хорошие и плохие человеческие качества. Они рас» смотрены в трех ракурсах: как это проявляется в отношениях к са* мому себе, к близким людям, и Богу, как я Его понимаю. В каяй дом ракурсе пункта приведите примеры из своей жизни — есл* сможете их найти — на каждое высказывание, которое имеет от» ношение к вам лично. Не допускайте «философствования», не иг райте с собой в прятки. Нужны примеры и примеры, факты и фаК: 53

53 В этом задании использована работа «Опыт построения исповеди» о. ИоанЯ* (Крестьянкина) по 9-ти евангельским заповедям - Изд. Св. Успенского ПсковО' Печерского м-ря, 1993 г.

ты! Запишите все то, что считаете важным про себя по этому пунк­ту. Затем запишите вывод: каково состояние вашей души по этой позиции? Только после этого переходите к следующему пункту.

1. Смирение54 — гордость Проявление по отношению к самому себе

Первой ступенькой по лестнице выздоровления является сми­рение. Это как раз то, с чего мы начали наше исследование: с мо­литвы, сознавая, что сами мы мало что можем. В конечном счете, У нас нет ничего такого, чего мы сами бы добились: мы все получи­ли извне. У нас были хорошие учителя, нам хватало полученного 0т Бога здоровья, нам помогали другие люди, все, все — было дано. Попробуйте вспомнить хотя бы одну свою настоящую заслугу. На­пример, вы учились и получили образование — но ведь всю жизнь у вас были учителя и книги? Вы заработали тяжелым трудом мно­го денег, — но ведь у вас хватило на это здоровья, и кто тем време­нем занимался вашими детьми? Вы ловки и умны, — но кто вас этому научил? Кто помогал вам развивать ваши таланты — кото­рые, в свою очередь, были вам даны? Сознавая, что Бог, как мы Его понимаем, был источником этого блага, и донес нам это, как пра­вило, через людей, мы не присваиваем себе никаких заслуг, а раду­емся тому, что получили, и благодарим за это. А что не получили — значит, нельзя было, для нашей же пользы — и за эту заботу о нас тоже — спасибо. Смирение означает с миром принимать то, что дает нам Бог, как мы Его понимаем, и действовать по Его воле. Это смелость видеть факты такими, какие они есть, и жить в реально­сти, а не в своих мифах.

В противоположность этому мы присваивали себе честь наших достижений, гордились ими и злились на всех тех, кто их не замечал или, как мы думали, недостаточно ценил. Мы-то себя всегда ценили высоко! Когда другие тоже достигали успехов, мы им завидовали и принижали их достижения, чтобы самим быть на высоте. Нередко мы, просто для того, чтобы приподняться самим, унижали других людей. Гордость, тщеславие и зависть — противоположны смире­нию. Если же факты упрямо показывали нам, что мы неуспешны, то мы обвиняли в этом других и считали себя очень-очень никудышны­ми людьми. Наша самооценка, когда-то неимоверно высокая, теперь выглядывала из-под плинтуса нашей комнаты. Это тоже гордость: Думать, что я самый-самый неудачник, что я — никто. На самом де- Ч

Ч Евангелии это называется «нищие духом», но мы здесь стараемся говорить обиходным языком. Мы стараемся быть понятными всем, что ограничивает наши возможности. Внимательный читатель найдет много духовной литературы на эту тему. Мы же здесь пытаемся построить практический вариант выполнения Четвертого шага Программы - не более того.

ЗеИе 2

ле мы в той мере чего-то стоим, в какой можем делать что-то с Богом, а в одиночку не можем ничего. Но в гордости — или унижении себя, — мы этого-то как раз и не понимаем...

Проявление по отношению к ближним

Смирение проявляет себя и в отношениях с другими людьми. Смиренный человек видит другого как равного себе, которому тоже помогает тот же самый Бог (даже если этот человек видит Его по* другому, Бог-то один!), и потому есть единство с ним. Кто-то говорит «брат» (помните: «анонимные братья и сестры»?), кто-то «другой» производит от слова «друг», и потому доброжелателен к любому че* ловеку, знает он его или нет. Поэтому, видя помощь Господню дру­гому человеку, смиренный человек искренне радуется, и сочувству­ет другому в его горе. Бог помогает человеку через других людей, и потому, может быть, именно я и послан, чтобы помочь ему? Какая честь и какое важное дело — быть участником замысла Бога в отно­шении его! Смирение не мешает человеку стоять за правду, если он видит совершающееся зло; смиренный человек вовсе не хлюпик. Но и тогда другой остается другом — только ошибающимся. У смирен­ного человека нет врагов, он в мире со всеми — кроме тех, кто сделал зло целью своей жизни. Тут приходится защищать добро. Он сам го­тов помочь — и других потому легко просит о помощи. Они все вме­сте делают общее дело, как тут не помочь друг другу?

В отличие от смиренного человека, гордый человек надменен и отстранен от других. Он их боится, даже если не признается себе $ этом. Другой для него скорее соперник, противник, даже враг. Во всяком случае, помеха. Он готов дружить с людьми — но до тех пор, пока ему это приятно или выгодно. Как только человек уко­рил его в чем-то, или стал успешнее его, или задел его самолюбие чем-то, осознанно или нет, — тут гордость заставляет нас проти­виться, стоять за себя (а не за правду), возражать, злиться и оби­жаться. Обида — непременный спутник гордого человека, все его как-то задевают, мешают или унижают — а последнее он и вовсе не в состоянии перенести. Вообще, смиренного от гордого легко отли­чить именно в ситуациях, когда ему говорят, что он неправ. Кроме того, гордый человек, может быть, и поможет нуждающемуся, но поставит это себе в заслугу, и будет помнить, и ждать если не пла­ты за услугу, то хотя бы признания заслуг. Сам за помощью поэто­му он обращается редко и неохотно, стараясь всего достичь само- му, и это еще раз сделать предметом своей гордости. Чтобы под* нять себя в глазах других людей, он нередко унижает кого-то, та' ким образом возвышаясь над ним. Для этого еще хорош другой способ: осудить кого-то за его недостатки (или, как теперь говорят,

«оценить»), да еще посплетничать об этом с другими людьми, та­ким образом разнося заразу осуждения еще дальше. Понятно, что искренне благодарен этот человек бывает очень редко и недолго. Дозунг «полюбить себя» для него — оправдание всех его гордых дел. Любопытно, что и унижающий себя, «гордый наоборот» чело­век переживает все те же перечисленные беды, что и считающий себя лучше других — потому что в их бедах виновата гордость.

Часто говорят: как же я не буду гордиться тем, чего я действи­тельно достиг, я же что-то все-таки сделал? Говорят же «нацио­нальная гордость», «гордого человека не унизят», «гордость за свою семью, за товарища» и пр. Если имеется в виду радость за свою страну, друзей или семью, достоинство или уважение — нет проблем. А вот когда своя страна противопоставляется другим, один человек — другому, если есть положение гордого человека над кем-то — тут большая беда, которая бьет обе стороны.

Проявление по отношению к Богу, как мы Его понимаем

Конечно, смиренный человек — молится. Он осознает, что его благополучие, сама его жизнь — в руках Бога, как он Его понима­ет, и потому смиренный человек разговаривает с Богом, а это и есть молитва. Человек говорит о том, как он заметил близость Бога в своей жизни сейчас и как он этому рад. Еще он не стыдится попро­сить то, что ему нужно, но готов принять и отказ, потому что пони­мает: это для его же пользы, Бог лучше знает, «Ему виднее», а по­тому спрашивает у Бога, как ему поступить. Конечно, голос с небес человек, слава Богу, не слышит, но Бог как-то умеет доставить в его сознание понимание того, куда идти; такой опыт у человека есть, и поэтому он рискует задавать вопросы. Еще он благодарит за то, что получил от Бога прямо или через других людей, молится и за них тоже. Еще он просит прощения — об этом в следующем пункте... Итак, им есть о чем поговорить. А потому молитва смиренного че­ловека — естественна, как разговор с близким человеком, только еще ближе. Иногда говорить не хочется, устал, или заморочился чем-то, но память о главном остается, и, отложив менее важные де­ла, человек идет молиться. Со временем это становится обыкновен­ной жизнью, как обыкновенны для нас умывание или завтрак. Только молитва для него — «главное обыкновенное».

Гордый человек, если и молится, то с большим усилием и все вре­мя отвлекается. В его сознании есть более важные дела, на которые и устремляется его память и внимание, а молитва — это положенное (кем?) дело. «Скорей, скорей, и нечего тут длинные молитвы читать, я что побыстрее, да чтобы еще не разбираться в этих молитвах, неког­да мне». Бог для него — он сам, его «Я» — самый интересный объект

ЗеИе 2

для него, он собой все время и занимается. «Негордый Бог55» ждет его в стороне, и потом уходит, а гордец этого даже не замечает. А может быть, сам человек давно ушел? На одной группе я прочла на стене: «если кажется, что Бог далеко, подумай: кто ушел?».

2. Покаяние — самоуверенность и скрытность.

Проявление по отношению к самому себе

Вторым необходимым качеством для выздоровления является способность видеть свои ошибки и учиться на них — т.е. не повто­рять их. Конечно, мы хотим добра. Но мы в этом так неумелы, что все время ошибаемся. Хотел смирения, но опять попал в ловушку самомнения, опять «оценивал», опять завидовал... Сколько раз го­ворили про границы, но вот опять нарушил и с тягой потом не знал, что делать... Побоялся на группе рассказать о трудностях: ис­пугался, что осудят и не поймут... Опять молитву пропустил, опять родителям не позвонил, опять, опять...

Ошибок очень много. Может быть, самая главная из них — это то, что все время мы забываем о том, что Бог есть в нашей жизни. То есть, мы, конечно, не перестаем в Него верить, но живем-то так, как будто Его нет. Нет вообще и нет рядом с нами. Нам не страшно делать зло и не стыдно перед Богом, Он столько раз вытаскивал нас из болота, а мы опять туда же! Мы не молимся и не благодарим Бо­га, а вспоминаем о Нем, когда что-то очень нужно... Представить только, что Он видит и слышит, потому что Он — рядом с нами... '

Выздоравливающий человек имеет привычку видеть свои ошиб­ки и сожалеть о них. Иногда мы даже плачем от стыда и горечи за эти ошибки, и это хорошие слезы. Они сильно отличаются от разъе­дающих человека слез уязвленного самолюбия. Умеете ли вы видеть и признавать свои ошибки? Благодарны ли тем, кто помогает вам их увидеть? Стараетесь ли не повторять эти ошибки? Умеете ли вы при­нимать помощь в том, чтобы все-таки так больше не поступать? А ес­ли они повторились (к сожалению, часто так и будет, от одного реше­ния «так больше не поступать» немногое изменяется, но об этом — в 6 и 7 шагах), не соглашаться бессильно со своей слабостью, а сохра­нять верность правде, вновь стараясь так не ошибаться? Можете ли вы быть честными, открытыми и готовыми к изменениям? Все это называется покаянием, и все выздоровление стоит на нем.

Проявление по отношению к ближним.

Человек, способный к покаянию, на первый взгляд, довольно сильно уязвим в отношениях с окружающими. Но это только сначала так кажется. Несмотря на то, что он готов признавать

55 по слову пред. Симеона Нового Богослова

свои ошибки не только перед собой, но и перед другими людь­ми56, положение его прочное, и ему доверяют, потому что он от­крыт, и понятно, что от него можно ждать в будущем. Конечно, он не исповедуется на всех перекрестках, это тоже вид духовной гордыни, может быть, бесстыдства. Ему действительно трудно и больно от ошибок, которые он совершил, но деятельное покая­ние требует от него восстановления отношений с людьми, кото­рые пострадали от его поступков, и он готов признавать свои ошибки перед ними и стараться возместить причиненный ущерб этим людям. С этой способностью здорового — а значит, и выздо­равливающего! — человека мы встретимся вновь в 8-9 шагах. Кроме того, разобраться в своих поступках непросто, и он сове­туется с доверенными людьми, и тоже говорит им о своих ошиб­ках. Он скорее сотрудничает с людьми, чем противостоит им или бежит от них. Люди видят, что он способен учиться на своих ошибках, и уважают его за это. Недаром есть поговорка: «за би­того двух небитых дают».

Противоположность способности видеть и учиться на своих ошибках — это самоуверенность и скрытность. Этот человек не хо­чет видеть свои ошибки: это трудно. Проще сказать, что все в по­рядке, сначала убедив себя в этом (если получится), а потом уже и всех остальных. Вы уже знаете, что это в ракурсе зависимости на­зывается отрицанием. Здесь человек целиком отрицает свои ошиб­ки. Тогда получается, что неприятности, происходящие от этих ошибок, — это происки «врагов», или «дураков», или «случай­ность», и все это очень неприятно. С этим надо бороться! Вот чело­век и борется с окружающими или возмущен несправедливостью Бога(!). Почему с ним так обошлись! У такого человека тоже быва­ет плач, но от злости, от унижения, от оскорбленного самолюбия. Он не имеет выхода, очень мучителен, и такой плач тоже скрыва­ют: «нельзя показывать себя слабым, съедят!» Самоуверенный че­ловек всегда все «знает сам», у него есть ответы на все вопросы, а поскольку ошибки все-таки есть и регулярно повторяются, он скрывает последствия. Такой человек скрывает все: свои мысли, чувства, поступки, результаты поступков... Он скорее озабочен тем, чтобы не дать лишних «козырей против себя» окружающим людям, чем признанием своих ошибок. Он ни в чем не виноват! На каждый упрек у него есть объяснение-оправдание себя, а если уп­реков слишком много, то он уходит из разговора, со скандалом или тихо, критики он не терпит. Как говорил один мой знакомый вы-

56 Иногда говорят, что главное - быть честным с самим собой, но если вы не признаете свои ошибки перед людьми, легко ли жить по двойным стандартам? Выздоровление ли это? Вопрос, конечно, риторический.

ЗеИе 2

здоравливающий алкоголик, «национальный танец алкоголиков и наркоманов — танец на граблях». Человек не может научиться на своих ошибках, потому что, по его мнению, никаких особенных ошибок у него нет! И они повторяются, и он страдает от них, и эта цепочка бесконечна...

Проявление по отношению к Богу, как мы Его понимаем.

Однажды мне в руки попал текст, часть которого я вам тут и приведу.

«Вы учитесь жить. Вы на уроке в школе, которая называется жизнь. Каждый день у вас есть возможность чему-то научиться. Мо­жет быть, эти уроки кажутся вам хорошими, трудными, глупыми...

В жизни нет неудач, есть только уроки. Рост — это процесс проб и ошибок. Отрицательный результат — такой же результат, как любой другой.

Урок повторяется, пока не будет выучен. Урок будет преподан вам в разных вариантах, пока вы его не выучите. Когда выучите, I жизнь перейдет к следующему.

Список уроков бесконечен. В жизни не бывает без уроков. Пока вы живете, жизнь обязательно даст вам на чем-то научиться».

Я согласна с этим текстом, но с двумя оговорками. В школе под названием жизнь есть учитель — Бог, как я Его понимаю. А мои ошибки не нейтральны: они — эксперименты «на людях», как ес­ли бы полтора землекопа, полученные в ответе задачки из детской книжки, действительно остались бы жить на земле. Поэтому кое- что Учитель успеет поправить, но другое — нет, и за ошибки я не­су ответственность перед Ним и перед людьми, которых моя ошиб­ка касается. А в остальном — чистая правда. Бог учит нас всю на- 1 шу жизнь, и мы догадываемся, почему. Будет экзамен, и не один. Успеть бы научиться.

У плохого ученика и в задачнике везде ошибки, и учитель плох. Самоуверенный человек — страшно сказать! — противостоит Богу в этой школе под названием жизнь, обманывает Его (думает, что удалось, дурачок) и гордится своими двойками как «особым мнением». Вместо того, чтобы в трудной жизненной ситуации спросить себя — и Бога, как он Его понимает, — «зачем Ты мне это дал, что я должен сделать, где я ошибся?», он обижается на Бога, «который его абсолютно не понимает», что Он не дает сил претво­рить в жизнь его идеи и планы. И плачет: «за что Ты меня так не любишь?!». И ищет подобных себе для того, чтобы убедиться: все не так плохо, все так живут, и можно ничего не делать. Удивитель- = ная слепота. И удивительно терпение и любовь Учителя.... Знаю, к | сожалению, на своем опыте.

ЗеИе 2

3. Кротость — раздражительность.

Проявление по отношению к самому себе.

Кротость — это такое состояние души, когда человек внимате­лен к тому, чтобы не раздражать никого, и самому не раздражать­ся. Внимательность по отношению к себе и другим, заботу о других, осторожность часто называют еще более привычными нам словами: воспитанность, любезность, деликатность. Но кротость все же не­что большее. Это тот самый душевный покой, которого мы в про­грамме просим у Бога, как мы Его понимаем, в известной молитве:

«Боже, дай мне разум и душевный покой Принять то, что я не в силах изменить,

Мужество изменить то, что могу,

И мудрость отличить одно от другого».

Кротость означает и мужество, и мудрость. Именно поэтому кроткий человек незлобив и спокоен, у него есть силы терпеть не­приятности вокруг, потому что он их кротко принимает, если не в силах их изменить. «Не в силах» не означает, что перед этим чело­век разбил себе в бессильной ярости кулаки, а просто он рассудил, вспомнил весь свой — и чужой доступный — жизненный опыт, и согласился с тем, что Бог назначил ему. Например, болезнь этот че­ловек принимает спокойно и мужественно, не хнычет и не требует, чтобы «сейчас и немедленно» все прошло. Болезнь дана для чего-то — для чего? Чтобы остановиться, чтобы выбрать главное, чтобы испытать себя и близких в этой беде — да мало ли еще для чего, вот он и принимает эту болезнь с согласием в душе, у него впереди но­вый важный опыт жизни. Кроткий может твердо и любезно, с доб­ром стоять на том, что совершенно необходимо отстоять, уймет злого крикуна и восстановит правду. «Кроткое слово унимает гнев­ливого» — есть такая поговорка. У кроткого есть для этого муже­ство и силы. И еще у него есть мудрость различать эти два пути: что надо принимать, и что надо изменять. У кроткого человека есть и достоинство, и спокойная приветливость к другим людям. Чего точно нет — так это трусости и слабости57.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.018 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал