Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Гражданская война: историография и периодизация, противоборствующие силы

...

Крупнейшая драма XX столетия — гражданская война в России — привлекает внимание ученых, политиков, писа­телей и по сей день. Однако и поныне нет однозначных отве­тов на вопросы о том, что же это за исторический феномен — гражданская война в России, когда она началась и когда за­кончилась. На этот счет в обширной литературе (отечествен­ной и зарубежной) существует множество точек зрения, порой явно противоречащих друг другу. Не со всеми из них можно соглашаться, но всем, кто интересуется историей граждан­ской войны в России, это полезно знать.

Одним из первых историков политической истории гражданской войны в России, бесспорно, является В.И .Ле­нин, в трудах которого мы находим ответы на многие во­просы политической истории жизни и деятельности народа, страны, общественных движений и политических партий. Одной из причин данного утверждения является то, что почти половина послеоктябрьской деятельности В.И. Лени­на, как руководителя Советского правительства, приходит­ся на годы гражданской войны. Поэтому не удивительно, что В.И. Ленин не только исследовал многие проблемы политической истории гражданской войны в России, но и рас­крыл важнейшие особенности вооруженной борьбы проле­тариата и крестьянства против объединенных сил внутрен­ней и внешней контрреволюции.

Для нас прежде всего интересна ленинская концепция истории гражданской войны. В.И. Ленин определяет ее как наиболее острую форму классовой борьбы. Эта концепция исходит из того, что классовая борьба резко обостряется в результате идеологических и социально-экономических столкновений, которые, неуклонно возрастая, делают неиз­бежным вооруженное столкновение между пролетариатом и буржуазией. Ленинский анализ соотношения и расста­новки классовых сил в условиях гражданской войны опре­деляет роль рабочего класса и его авангарда — коммунис­тической партии; показывает эволюцию, которую претер­певает буржуазия; освещает противоречивый путь различ­ных политических партий; раскрывает разногласия между национальной буржуазией и великорусской контрреволю­цией, боровшихся вместе против Советской власти.

Истоки разработки истории гражданской войны и ис­тории ее политических аспектов уходят в 20-е гг., когда исследование широкой проблематики разносторонней дея­тельности политических партий и движений осуществля­лось "по горячим следам". К сожалению, после смерти В.И. Ленина для советских исследований стали характерны искажения ленинской концепции, непризнание буржуазной историографии, превращение сталинских авторитарных оценок и суждений в догмы, серьезно и надолго затормо­зившие развитие исторической науки. Уродливое развитие советской историографии по существу началось с конца 20-х гг., когда в связи с 50-летием со дня рождения И.В. Сталина была опубликована статья К.Е. Ворошилова "Сталин и Красная Армия". В ней сталинская интерпрета­ция гражданской войны, особенно ее политических сюже­тов, сводилась в основном и главном к трем походам Антанты в 1919-1920 гг. При всей доступности, простоте и ясности такая интерпретация не выдерживала научного обоснова­ния, являлась серьезным отступлением от ленинской кон­цепции истории гражданской войны.


...

Исследование истории гражданской войны тормозилось все более возраставшим влиянием культа личности, что нахо­дило конкретное выражение в недооценке роли народных масс, искажении исторических фактов и политических событий, упрощенном толковании деятельности политических партий и движений. Так продолжалось вплоть до середины 50-х гг.

Начавшийся после XX съезда КПСС с середины 50-х гг. новый этап развития советской исторической науки принес существенные изменения в исследование проблем истории гражданской войны, в особенности истории непролетарских буржуазных партий. Однако многие публикации по-преж­нему содержали привычные шаблоны и политические сте­реотипы. По существу реального очищения исторической науки от наследия сталинизма не произошло. Более того, некоторые существенные черты его дважды (в начале 60-х и в 70-х гг., начале 80-х гг.) проявили себя в новых формах. Это прежде всего волюнтаризм и субъективизм, свойствен­ные годам застоя и ставшие логическим продолжением глу­боких корней культа личности на более высокой стадии его развития.

К сожалению, годы перестройки и перестроечное вре­мя переходного периода мало что изменили в исследовании проблем истории гражданской войны. Так, до сих пор почти не изучена политическая ситуация антисоветского лагеря. Отсутствуют труды, исследующие политический крах бе­логвардейских и националистических режимов. Подлежат исследованию процессы создания и деятельности антиболь­шевистских правительств как составной части политичес­кой истории гражданской войны. Более того, беспрецедентная критика самых "незыблемых" устоев советской жизни, в том числе и нравственных принципов, снятия "идеологи­ческих табу" с реальной истории бывшего советского обще­ства, идейная сумятица, а точнее, безыдейная бестолковщина при политической нестабильности действующего режима продолжают тормозить начавшийся процесс объективного исследования проблем истории гражданской войны.


...

Тем не менее следует отметить, что уже сделана вну­шительная заявка на исследование политических сюжетов истории гражданской войны. Имеется в виду прежде всего изучение истории буржуазных и мелкобуржуазных пар­тий. Пересмотрены, в частности, такие политические сте­реотипы, как меньшевики — изначальные враги народа, по­собники белогвардейцев. Началось изучение истории мел­кобуржуазного анархизма и политического бандитизма, "зе­леного" движения и политической основы такой массовой и длительной борьбы, как басмачество. Заслуживает внима­ния и исследование политических портретов и биографий лидеров противостоящих сил: революции — контрреволю­ции. Среди них В.И. Ленин, Я.М. Свердлов, Л.Д. Троцкий, И.В. Сталин, Н.И. Бухарин, Ю.О. Мартов, М.А. Спиридоно­ва, П.Н. Милюков, П.Б. Струве, А.И. Деникин, А.В. Колчак, П.Н. Врангель, Н.И. Махно. Вместе с тем продолжает ждать своих исследователей историческая правда о погибших в годы беззакония и забытых героях войны. По-прежнему ос­таются нерешенными, а главное, запутанными политичес­кие проблемы революционного насилия, "белого" и "красного"террора, первой волны российской эмиграции. Отсут­ствуют труды по общественным организациям пролетариа­та и крестьянства, буржуазии и интеллигенции, интерна­циональным и национальным объединениям.

Что же касается зарубежной буржуазной (в том числе и эмигрантской) историографии, то здесь также десятиле­тиями ощущался классовый подход к рассмотрению поли­тических сюжетов истории гражданской войны в России.

Отметим прежде всего, что буржуазная историография справедливо считает гражданскую войну в России наибо­лее значительной из всех гражданских войн XX в. Но выво­ды из правильного заключения делаются далеко не одно­значные. Одни авторы стремятся затушевать тесную поли­тическую связь гражданской войны, военной интервенции и Октябрьской революции. Другие — не считают граждан­скую войну наиболее острой формой классовой борьбы. Тре­тьи — связывают все аспекты гражданской войны и воен­ной интервенции (политические, военные, социально-эко­номические) с событиями первой мировой войны. Они пыта­ются доказать, что союзники по интервенции в России не преследовали антибольшевистских целей, а руководствова­лись лишь интересами вооруженной борьбы с государства­ми — противниками Антанты.

Вместе с тем в западноевро­пейской историографии утверждается, что политическая ошибка союзников состояла не в том, что они организовали военную интервенцию, а в том, что их недостаточно реши­тельные действия не смогли оказать широкомасштабной политической помощи внутренней контрреволюции.

Однако трезво мыслящие буржуазные историки уже в 20-е гг. признавали антисоветские мотивы военной интер­венции в качестве ее основных политических аспектов. В современных условиях буржуазные историки-объективис­ты, в отличие от представителей правого толка, продолжа­ют признавать антисоветскую и контрреволюционную сущность интервенции, соглашаясь с классовым характе­ром гражданской войны, ее политическим содержанием.

Вторым аспектом политической истории гражданской вой­ны, выдвигаемые буржуазной историографией, являются вы­воды о "пассивности народных масс" в противовес классовому характеру войны. Буржуазные авторы стремятся убедить читателя в том, что большинство населения, особенно нерусской национальности, противостояли как "красным", так и "белым", не проявляя активности в поддержке большевиков. Вместе с тем следует отметить, что в последние годы в связи с повы­шенным интересом буржуазной историографии к исследова­нию проблем социальной психологии, политологии и творчес­кой активности народных масс за рубежом предпринимаются попытки дать более сбалансированную характеристику при­чин фактической победы большевиков в гражданской войне.

Одной из важных, но практически не исследованных проблем истории гражданской войны в России является ее периодизация. Справедливости ради отметим, что из суще­ствующих ныне периодизаций истории гражданской войны наиболее утвердившимся стал период с середины 1918 и до 1920 г. Эту периодизацию предложил В.И. Ленин, увязывая ее с главными этапами истории Октябрьской революции. Но В.И. Ленин не имел в виду периодизацию политической истории гражданской войны.

В этой связи, не касаясь общей периодизации истории гражданской войны и рассматривая лишь политические ас­пекты, следует отметить, что начало и конец гражданской войны никем не объявлялись и тем более не декларирова­лись. Далее, при определении периодизации политической истории необходимо иметь в виду, что гражданская война — это не только ведение боевых действий на многочисленных фронтах. Критерием периодизации политической истории гражданской войны являются коренные изменения соотно­шения и расстановки классовых сил и социальных слоев на­селения на конкретных этапах исторического процесса.

В этом отношении политическая история гражданской войны как общественно-политическое и историческое явле­ние, всеобъемлющее политическое понятие особо острой и своеобразной формы классовой борьбы имела место с фев­раля 1917 по октябрь 1922 г.

В самом деле, после свержения царизма Россия в по­литическом отношении сразу же стала самой передовой и свободной страной мира. Это выражалось в остром росте политического самосознания всех классов и социальных слоев российского общества, что в свою очередь способст­вовало более четкому проявлению классового самосознания, размежеванию и консолидации классовых сил. Подтверж­дением этому стали апрельский и июльский (1917 г.) кризи­сы Временного правительства. А Корниловский мятеж в 1917 г. представлял собой заговор, приведший к фактичес­кому началу гражданской войны со стороны буржуазии.

Таким образом, гражданская война как общественно-политическое и историческое явление, всеобъемлющее по­литическое понятие, особая форма классовой борьбы, проявлявшаяся в специфических условиях различных рос­сийских регионов (в центре, в провинциях, на националь­ных окраинах), по существу началась сразу после свержения царизма. Это было начало первого периода гражданской войны, продолжавшееся вплоть до победы Октября.

Второй период гражданской войны начинается с октяб­ря 1917 г. и продолжается по октябрь 1922 г. Это подтверж­дается конкретно-историческими фактами и событиями. В указанных хронологических рамках осуществлялась воору­женная борьба различных классов и социальных слоев рос­сийского общества, защита завоеваний революции буржуаз­но-демократического и социалистического характера, кото­рая потребовала подчинения себе всех сторон жизни всех классов и слоев многонационального населения. К осени 1922 г. основные силы внешней и внутренней контрреволюции были разгромлены, хотя эта победа не получила правового под­тверждения противоборствующих сторон. Именно поэтому в различных регионах страны (Дальний Восток, Средняя Азия и др.) продолжались боевые действия, но они уже носили характер подавления остаточного сопротивления различных военно-политических формирований.

* * *

Мирное строительство, к которому Советская Россия приступила после заключения Брестского мира, продолжа­лось недолго. 15 марта 1918 г. в день, когда в Москве был ратифицирован мирный договор с Германией, в Лондоне собралась конференция премьер-министров и министров иностранных дел Англии, Франции и Италии, на которой была признана необходимость союзной интервенции в Вос­точной России (Из истории гражданской войны в СССР. Сборник документов и материалов. Т. I. M., 1960. С. 11). Кон­ференция высказалась также за участие в интервенции Японии и за активную поддержку интервенции Соединен­ными Штатами Америки. Политическую значимость данно­го решения трудно переоценить. "Заклятые" друзья России готовились к захвату и расчленению своего союзника в ми­ровой войне. А через два с небольшим месяца, 29 июня 1918 г., В.И. Ленин, выступая на объединенном заседании ВЦИК, Московского Совета, фабрично-заводских комитетов и проф­союзов Москвы говорил: "Мурманск на Севере, Чехосло­вацкий фронт на Востоке, Туркестан, Баку, Астрахань на юге-востоке — мы видим, что все звенья кольца, скованного англо-французским империализмом, соединены между со­бой" (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 37. С. 7-8). Ленин был прав, утверждая, что главным врагом Советской власти выступил международный империализм, который "вызвал у нас, в сущности говоря, гражданскую войну и виновен в ее затягивании" (Ленин В.И. Полн. собр. соч. Т. 39. С. 343).

Внутренняя контрреволюция, социальной базой кото­рой стали буржуазия и помещики, старое чиновничество и офицерство, многочисленные силы мелкой буржуазии, ку­лачества и зажиточного казачества, не только не смогла уничтожить Советскую власть, но и оказалась не в состоя­нии самостоятельно прервать мирное советское строитель­ство. Именно на средства Антанты были созданы военно-политические организации для борьбы против Советов в тылу Советского государства. Среди них "Национальный центр", объединивший кадетов, представителей торгово-промышленной буржуазии; "Союз возрождения России", включавший представителей мелкобуржуазных партий; правоэсеровский "Союз защиты Родины и свободы".

Политическая история гражданской войны подвела свое­образную черту под политической деятельностью более ста различных партий и движений в России (общероссийских, на­циональных, либеральных и консервативных, мелкобуржуаз­ных). Обилие политических партий объяснялось, с одной сто­роны, социально-массовой структурой, с другой — многона­циональным составом страны (Непролетарские партии в Рос­сии. M., 1984. С. 353). Самое большое количество составляли мелкобуржуазные партии. К лету 1918 г. на территории быв­шей Российской империи действовало свыше 30 мелкобуржу­азных партий, представлявшие социал-демократическое, на­родническое, анархистское и революционно-демократическое направления и движения. Под лозунгами мелкобуржуазной демократии в гражданскую войну вступили правые эсеры и меньшевики, возглавившие так называемую "демократичес­кую контрреволюцию*". Созданные ими правительства ("Ко­митет членов Учредительного собрания", "Временное прави­тельство Северной области", "Временное сибирское правитель­ство", "Правительство Урала") прикрывали военно-полити­ческую борьбу с Советской властью и реставрацию буржуаз­но-помещичьей власти псевдодемократической, сохранением видимости ряда элементов буржуазной демократии. Среди них следует отметить организацию различных рабочих съездов, проведение рабочих конференций, подписание коллективных договоров, право на стачки, демонстрации и т.д.).

 
 


* Такое определение дал меньшевик И. Майский, впоследствии исто­рик и дипломат.

 

"Демократическая контрреволюция" особенно активно действовала с мая по ноябрь 1918 г. Характерная для мел­кобуржуазных партий непоследовательная политика "де­мократической контрреволюции" не удовлетворяла как народные массы, так и силы реакции. В ходе гражданской войны "демократическая контрреволюция" подготовила ус­тановление колчаковщины, деникинщины, толстовщины (бе­логвардейского режима в Приуралье и Северном Прикаспии) и других режимов в различных регионах страны.

В этом им помогали буржуазные партии и монархисты, которые на первых этапах гражданской войны не решались выступать со своими платформами, но активно помогали эсерам, меньшевикам и другим представителям "демокра­тической контрреволюции" бороться против власти Сове­тов. Активно поддерживал "демократическую контррево­люцию" международный империализм в лице буржуазных партий Англии, Франции, США.

Для Советской России не менее, если не более опасным являлось и "белое дело" — аморфная идеология и политика белогвардейцев в общем потоке российской контрреволю­ции. Возникнув еще в середине 1917 г. как блок монархис­тов и кадетов с целью борьбы против революционного дви­жения, "белое дело" в годы войны стало самостоятельным политическим движением. Князь Н.М. Львов, русский наци­оналист B.B. Шульгин, "легальный марксист" П.Б. Струве и другие политические и идеологические представители "бе­лого движения" проповедовали "национальную идею" объ­единения во имя спасения "единой и неделимой" России. Главным лозунгом "белого дела" стало "непредрешение го­сударственного строя России в борьбе с Советской влас­тью". Все проблемы бывшей Российской империи (форма государственного правления, аграрный, рабочий, националь­ный вопросы) должно было решать Законодательное собра­ние типа Земского собора. По существу "белое дело" явля­ло собой смесь шовинизма и крайнего национализма, при­крытых слегка политическим покрывалом надклассовости, надпартийности и казенного материализма. Провозглашал­ся примат православной церкви в ущерб другим концесси­ям. На первоначальном этапе развития "белого дела" в годы гражданской войны в нем принимали участие все антисо­ветские силы — от монархистов до эсеров и меньшевиков.

Лагерю контрреволюции противостояла партия боль­шевиков во главе с В.И. Лениным. Большевиков поддерживали колеблющиеся попутчики революции: левые эсеры, анархисты-коммунисты и анархисты-синдикалисты.

...

...

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал