Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ПРИРОДА ХРОНИЧЕСКИХ ЗАБОЛЕВАНИЙ 3 страница




- У мальчика чесотка исчезла сама собой, за этим последовала лихорадка. Затем чесотка появилась вновь уже в более сильной форме, и лихорадка прошла, но ребенок исхудал, и, когда сыпь исчезла во второй раз, последовали диарея, конвульсии, а вскоре за этим - смерть.

- Чесотка самопроизвольно исчезла с кожи, вслед за этим последовали затяжная лихорадка, харканье гноем и в итоге смерть. При вскрытии в легких обнаружилось большое количество гноя.

- У женщины 30-ти лет долгое время сохранялись боль в конечностях и сильная чесоточная сыпь, которую она подавляла при помощи мази. Вскоре у нее возник приступ лихорадки с сильными жаром, жаждой и мучительной головной болью, сопровождавшиеся бредом, бессвязной речью, сильной одышкой, опуханием тела и сильным вздутием живота. На шестой день лихорадки женщина умерла. При вскрытии в брюшной полости обнаружилось большое количество газа, особенно из-за газов был вздут желудок, он занимал половину объема всей брюшной полости.

- Мужчина, у которого дерматомикоз головы исчез самопроизвольно после сильной простуды, заболел на девятый день эпидемической лихорадкой с рвотой и икотой. Мужчина умер от лихорадки через восемь дней.

- Злокачественная лихорадка с опистотонусом как следствие подавления чесотки.

- Молодой купец подавил чесоточную сыпь при помощи мази. Внезапно у него возникла такая сильная хрипота, что он не мог проговорить вслух даже слова; затем присоединились астма, отвращение к еде, сильный кашель, особенно мучительный ночью, лишавший пациента сна, сильная, со зловонным запахом, ночная потливость, и, несмотря на все приложенные врачами усилия, он умер.

- Бургомистр, 60-ти лет, заразился чесоткой, которая доставляла ему по ночам невыразимые страдания. Он перепробовал множество средств, но безрезультатно, и, наконец, один нищий посоветовал ему "надежное" средство - смесь масла лауринума, серы и ляда. Натерев себя этой мазью несколько раз, бургомистр, действительно, избавился от сыпи, но вскоре у него появился сильный озноб, сменившийся затем сильным жаром, мучительной жаждой, удушающей астмой, бессонницей, сильной дрожью всего тела и значительной усталостью, и на четвертый день бургомистр скончался.

- Вследствие той же причины возникли лихорадка в сочетании с психозом, приведшие к смерти.

- После подавления чесотки чаще всего появляется острая лихорадка с сильным упадком сил. В одном из таких случаев лихорадка продолжалась семь дней до тех пор, пока чесоточная сыпь не появилась вновь на коже и не положила конец лихорадке.

- Мальчик 15-ти лет долгое время страдал дерматомикозом кожи головы и получил от Пеларгуса сильное очистительное средство лечения; у мальчика возникли боль в спине, режущие боли при мочеиспускании, а вслед за этим - трехдневная лихорадка.



- У пожилых людей чаще всего наблюдается сухая чесотка, и, если ее подавить наружными средствами, обычно появляется четырехдневная лихорадка, которая проходит, как только сыпь снова появляется на коже.

- Граф, 57 лет, в течение трех лет страдал сухой чесоткой. Сыпь подавили, и в течение двух лет он чувствовал себя достаточно хорошо, если не считать приступов головокружения. Но постепенно эти приступы усилились, и однажды после трапезы у графа возникло такое сильное головокружение, что он упал бы на пол, если бы его не поддержали. Он покрылся холодным потом, его руки дрожали, все члены будто окоченели, и несколько раз подряд отмечалась кислая рвота. Аналогичный приступ последовал через шесть недель, затем приступы повторялись раз в месяц в течение трех месяцев. Во время приступов граф находился в сознании, но после всегда появлялись тяжесть в голове и оцепенение как при опьянении. В конечном счете, приступы стали возникать ежедневно, правда, в несколько смягченной форме. Граф не мог ни читать, ни думать, не мог повернуться достаточно быстро или наклониться. Все это сопровождалось меланхолией, печальными тревожными мыслями и тяжелыми вздохами.

- Женщина 36-ти лет подавила чесоточную сыпь при помощи ртутных препаратов. Ее месячные стали нерегулярными и часто отсутствовали по десять иди даже пятнадцать недель; в то же время у нее отмечались запоры. Четыре года назад, во время беременности, у женщины начались головокружения: она внезапно падала на землю, когда стояла или шла. В положении сидя женщина во время головокружения оставалась в сознании, могла говорить, есть, пить. Во время первого приступа у пациентки отмечалось ощущение ползания мурашек по левой ноге, которое завершилось сильными конвульсиями, дерганьем ступней ног. Со временем данные приступы стали сопровождаться потерей сознания, и однажды во время поездки в экипаже возник приступ настоящей эпилепсии, который повторился еще три раза в следующую зиму. Во время этих приступов женщина не могла говорить; у нее фактически не наблюдалось характерного для эпилепсии выворачивания больших пальцев рук, но пена изо рта была. Ощущение формикации в левой ступне стало предвестником приступа, и, когда данное ощущение достигало эпигастрия, внезапно начинался эпилептический припадок. Данная эпилепсия была устранена женщиной при помощи пяти порошков, но вместо эпилепсии появилось вновь головокружение и теперь гораздо более сильное, чем прежде. Оно также начиналось с ощущения формикации в левой ступне, которое постепенно поднималось к сердцу; все это сопровождалось сильными тревогой и страхом, ощущением падения с высоты, и, полагая, что она падает вниз, женщина теряла сознание; в то же время отмечались конвульсивные движения конечностей. Но кроме данных симптомов существовал еще один симптом: малейшее прикосновение к ступням ног доставляло женщине сильнейшую боль, как при нарыве. Данное состояние сопровождалось сильными болями и жаром в голове, а также потерей памяти.



- После подавления чесотки при помощи мази у девочки возник сильнейший обморок, а вскоре после этого - ужаснейшие конвульсии и смерть.

- У девушки 17-ти лет после самопроизвольного исчезновения дерматомикоза с кожи головы возникли постоянный жар в голове и приступы головной боли. Она иногда внезапно вздрагивала, как от испуга, а в состоянии бодрствования отмечались конвульсивные движения конечностей, особенно рук и кистей рук, а также ощущение угнетенности в эпигастрии, будто грудь стянули корсетом; конвульсии сопровождались стонами; конечности конвульсивно подпрыгивали вверх, и девушка вздрагивала.

- Взрослый мужчина, у которого на протяжении некоторого времени наблюдалась дрожь рук, подавил дерматофитию. Позже у него появились сильная усталость, вялость и красные пятна без жара, которые распространились по всему телу. Тремор рук перешел в конвульсивное подергивание, из носа и ушей выделялся кровянистый гной, пациент также отхаркивал кровь и на 23-ий день во время конвульсий умер.

- У мужчины, который подавил часто повторяющуюся чесоточную сыпь с помощью мази, возникли эпилептические судороги, которые исчезли, как только сыпь вновь появилась на коже.

- У юноши 18-ти лет, который подавил чесотку ртутной мазью, спустя два месяца неожиданно начались конвульсии рук и ног. Кроме того, отмечались болезненное ощущение сжатия груди и шеи, холодность конечностей и сильная слабость. На четвертый день появился эпилептический приступ с пеной у рта и неестественным изгибом конечностей. Эпилепсия отступила лишь тогда, когда на коже возобновилась сыпь.

- Эпилепсия у мальчика, которому подавили дерматомикоз при помощи миндального масла.

- Эпилепсия у детей в сочетании с бронхиальной астмой.

- У горничной после того, как она дважды использовала противочесоточную мазь, возник приступ эпилепсии.

- Юноша 18-ти лет подавил чесоточную сыпь ртутными препаратами, и через несколько недель у него началась эпилепсия, которая повторилась еще через четыре недели в новолуние.

- У семимесячного мальчика возник приступ эпилепсии, и его родители не хотели признать, что у ребенка была чесотка. Но при более обстоятельном опросе врачом мать вспомнила, что у ее ребенка отмечались несколько чесоточных везикул на подошве ступни, которые удалось быстро устранить при помощи свинцовой мази; у мальчика, как сказала мать, не наблюдалось никаких других признаков чесотки. Врач признал подавление сыпи единственной причиной возникновения эпилепсии.

- Двое детей избавились от эпилепсии, когда у них появился мокнущий дерматомикоз, но эпилепсия вернулась, когда дерматомикоз неосмотрительно подавили.

- Пятилетней давности чесотка самопроизвольно исчезла, и это спустя несколько лет породило эпилепсию.

- Чесотку у 20-летнего юноши подавили при помощи слабительного, которое применяли несколько дней в очень больших дозах, после чего в течение 2-х лет он страдал от ежедневных очень жестоких конвульсий, пока, наконец, после использования березового сока сыпь не вернулась на кожу.

- Молодой человек 17-ти лет, крепкого телосложения и интеллектуально развитый, три года назад болел чесоткой. После того как чесотку подавили, сначала появилось кровохарканье, а затем эпилепсия, которая дала ухудшение от лекарств до такой степени, что ее приступы появлялись каждые 2 часа. Другой врач при помощи частых кровопусканий и множества средств добился того, что эпилепсия не появлялась целых четыре недели, но однажды, когда молодой человек лег вздремнуть, болезнь вернулась, и у пациента приступы стали возникать по два-три раза за ночь. В то же время появились приступы сильного кашля и бронхиальной астмы, особенно в ночные часы; во время кашля пациент отхаркивал очень зловонную жидкость. Молодой человек стал прикован к постели. В итоге, после многих лекарств болезнь настолько усилилась, что у пациента возникало по десять приступов ночью и по восемь днем. Тем не менее, у пациента во время данных приступов ни разу не наблюдалось пены у рта или характерного для эпилепсии конвульсивного сжимания кулаков. Отмечалось ослабление памяти. Приступы возникали при приближении времени приема пищи, но чаще - после приема пищи. Во время ночных приступов пациент пребывал в состоянии глубочайшего сна и не просыпался, но утром чувствовал себя разбитым. Единственными предвестниками приступов были потирание носа и вытягивание левой ноги - после этого пациент внезапно падал на пол.

- У женщины после подавления чесотки возник паралич ноги, и она стала хромой.

- После подавления чесотки при помощи серной мази у мужчины 53-х лет возник односторонний паралич тела.

- Священник, долгое время безрезультатно пытавшийся излечить чесотку внутренними средствами, в конце концов не выдержал и свел сыпь мазью, и тогда у него возник частичный паралич верхних конечностей и кожа на ладонях загрубела, уплотнилась и потрескалась, трещины кровоточили и чесались. В той же статье автор приводит в качестве примера случай, когда у женщины скрючило пальцы рук после устранения чесотки наружными средствами; женщина длительное время не могла избавиться от данной болезни.

- Автор обнаружил случай идиотической меланхолии, возникшей после подавления чесотки; когда чесотка появилась вновь, меланхолия прошла.

- У студента 20-ти лет была мокнущая чесотка, которая так усыпала его руки, что он стал не способен выполнять свою работу. Чесотку подавили серной мазью. Но вскоре обнаружилось, как сильно пострадало из-за этого его здоровье. Молодой человек стал душевнобольным, пел и смеялся там, где не пристало, принимался бежать и бежал до тех пор, пока не падал от изнурения на землю. День за днем он становился все более душевно и физически больным, пока в итоге не наступила гемиплегия и смерть. При вскрытии обнаружилось, что кишки слиплись в твердую массу и были усеяны множеством мелких язвочек и опухолей, некоторые из которых оказались размером с грецкий орех и были наполнены веществом, напоминающим гипс.

- Случай пациента 50-ти лет, у которого после подавления чесотки мазями появился общий отек. Когда чесотка возобновилась на коже и отек прошел, пациент подавил сыпь вновь, и тогда у него возникло буйное помешательство, а голова и шея распухли так, что человеку грозило удушье; в конечном счете, добавились также слепота и полное отсутствие мочеиспускания. При помощи искусственных раздражителей и сильного рвотного средства чесотку удалось вновь вывести на кожу; когда сыпь распространилась по всему телу пациента, все прежние симптомы исчезли.)

Кто, поразмыслив над этими примерами, число которых можно значительно пополнить, если обратиться к работам других авторов того периода и к моему собственному опыту1, остается настолько бездумным, что будет продолжать отрицать то огромное зло, что сокрыто в Psora, зло, в соотношении с которым чесоточная сыпь и другие ее разновидности (дерматомикоз, молочный струп, лишай, парша и т. д.), являющиеся лишь признаками, указывающими на существование внутренней чудовищной болезни всего организма, будут лишь местными внешними проявлениями, которые действуют компенсаторно, сдерживая внутреннюю болезнь? Кто, прочтя даже эти несколько приведенных здесь случаев, станет сомневаться, что Psora, как уже было сказано выше, является наиболее разрушительной из всех хронических миазмов? Кто окажется настолько равнодушным, что станет заявлять заодно с нынешними врачами-аллопатами, что чесоточная сыпь, дерматомикоз, лишай и т. д. – лишь поверхностные кожные заболевания, и поэтому они могут быть устранены наружным лечением без всякой опаски, так как весь остальной организм не затронут данной болезнью и продолжает оставаться здоровым?

Вне сомнения, среди всех преступлений, в которых повинны современные врачи традиционной медицинской школы, это самое крупное и непростительное! Человек, имеющий перед собой примеры, подобные тем, что я здесь привел, и не желающий понять ошибочность своих представлений, сам себя обманывает и своими действиями целенаправленно уничтожает человечество.

Или современные врачи так мало информированы о природе всех миазматических заболеваний в их связи с кожными болезнями, что не знают, что все они в своем развитии проходят один и тот же путь? И что все эти миазмы сначала являются внутренними заболеваниями, прежде чем их внешний компенсаторный симптом появится на коже?

Мы более подробно рассмотрим данный процесс и в результате увидим, что все миазматические заболевания, имеющие характерные местные кожные симптомы, всегда развиваются как внутренние заболевания организма, прежде чем их внешний симптом появится на коже; и что только при острых заболеваниях после их развития в течение нескольких дней местный симптом совместно с внутренним заболеванием, как правило, исчезают, и организм освобождается и от кожных проявлений, и от внутренних нарушений. Но при хронических заболеваниях внешний местный симптом может быть насильно устранен с кожи либо может исчезнуть самопроизвольно, но при этом внутреннее заболевание, если его не лечить, само никогда не уйдет из организма; напротив, оно будет с годами эволюционировать и усиливаться, если его надлежащим образом не лечить.

Я должен здесь остановиться и более подробно рассмотреть данный природный процесс, поскольку врачи-аллопаты, особенно современные, настолько близоруки, или правильнее будет сказать, настолько слепы, что при том, что они умеют распознавать и контролировать данный процесс в ходе развития острых миазматических сыпных заболеваний, они не замечают существования аналогичного процесса в ходе развития хронических заболеваний и поэтому принимают их внешние проявления за обычные местные новообразования и высыпания, существующие лишь снаружи, на коже, отвергая существование внутреннего основного заболевания, независимо от того, имеют они дело с шанкром, кондиломой или чесоточной сыпью. И поскольку современные врачи упускают из виду основное заболевание или просто бессовестно его игнорируют, они своими методами наружного лечения и разрушения данных местных симптомов навлекают неописуемые несчастья на страдающее человечество.

Касательно развития этих трех хронических заболеваний, как и в случае острых миазматических сыпных заболеваний, следует более внимательно, чем прежде, рассмотреть три важных момента:

время внедрения;

период времени, в течение которого инфекционная болезнь распространяется во всем организме, пока не разовьется внутри в полную силу;

появление наружного симптома, посредством которого природа наглядно сигнализирует о завершении развития миазматического заболевания внутри всего организма.

Инфицирование миазмами как острых, так и вышеуказанных хронических заболеваний происходит, вне всяких сомнений, в один единый миг, в тот момент, который является наиболее благоприятным для проникновения инфекции.

Когда прививают натуральную или коровью оспу, инфицирование происходит в момент, когда вакцина через царапину на коже контактирует с обнаженным нервным окончанием, которое затем неминуемо, в один миг, сообщает заболевание жизненной силе. После того как произошло инфицирование, ни промывание, ни прижигание, ни даже ампутация части тела, через которую проникла инфекция, не смогут остановить или предотвратить развитие заболевания внутри организма. Натуральная оспа, коровья оспа, корь и т. д., несмотря ни на что, завершают свое развитие внутри, и лихорадка, характерная для каждой из названных болезней, непременно появится с характерными оспенными, коревыми и т. д. кожными высыпаниями 1 через несколько дней, когда болезнь в полную силу разовьется внутри.

То же самое происходит и в случае, не говоря уже о некоторых других острых миазмах, когда человек через кожу заражается кровью больного сибирской язвой крупного рогатого скота. Если, как чаще всего и случается, вирус сибирской язвы проник в организм, всякие прочищения и промывания кожи будут бесполезными; черный или гангренозный пузырь, почти всегда смертельно опасный, несмотря ни на что появляется через 4-5 дней (обычно в месте поражения), т. е. как только все жизненные системы организма будут охвачены данной страшной болезнью.

То же самое происходит и в случае инфицирования полуострым миазмом, при котором нет кожных высыпаний. Среди множества людей, покусанных собаками, – спасибо милостивому Создателю – заражаются лишь немногие, редко каждый двенадцатый; чаще, по моим собственным наблюдениям, лишь один из двадцати или тридцати укушенных. Другие, даже те, кто сильно покусан, выздоравливают, если не обращаются к помощи врача или хирурга Но у тех, на кого яд действует, он действует мгновенно, контактируя с близлежащими нервными окончаниями, неизбежно передаваясь всей нервной системе. Как только болезнь разовьется во всем организме (для полного завершения развития заболевания требуется, по крайней мере, несколько дней, часто несколько недель), бешенство проявляется как острое со скорым смертельным исходом заболевание. Если заразная слюна бешеной собаки подействовала, инфицирование неизбежно происходит в момент укуса, поскольку опыт показывает, что даже немедленное иссечение1 и удаление инфицированного участка не может спасти от прогрессирования заболевания внутри организма и появления в итоге гидрофобии, поэтому сотни других хваленых наружных методов очищения, прижигания и возбуждения нагноительного процесса в ране также мало защищают от развития гидрофобии.

Анализируя процесс эволюционирования всех данных миазматических заболеваний, мы ясно видим, что после внедрения инфекции извне заболевание, передающееся с вирусом всему организму, должно сначала в полную силу развиться внутри, т. е. оспа, корь, скарлатина и т. д. должны поразить все жизненные системы человека, прежде чем различные характерные для данных заболеваний высыпания смогут появиться на коже.

Для борьбы со всеми этими острыми миазматическими заболеваниями у организма человека имеется механизм, который, как правило, приводит к выздоровлению: механизм, нацеленный на то, чтобы устранить данные заболевания (т. е. специфическую лихорадку совместно со специфической сыпью) в течение двух-трех недель, а затем самопроизвольно, в ходе разрешения болезни, исчезнуть из организма, так что человек оказывается полностью исцеленным и освобожденным от данных заболеваний действительно в короткие сроки, если только болезнь не приведет к смертельному исходу. 2

В случае хронических миазматических заболеваний природа следует по тому же пути в отношении способа инфицирования и формирования внутренней болезни, предшествующей появлению наружных, сигнализирующих о завершении внутреннего развития заболевания, симптомов, но далее имеется огромное отличие, состоящее в том, что в случае хронических миазмов развившаяся в полную силу внутренняя болезнь, как мы уже говорили выше, остается в организме на протяжении всей жизни, с каждым годом усиливаясь, если ее не искоренить и надлежащим образом не лечить.

Из хронических миазмов я для примера разберу два, которые мы изучили более полно, а именно: венерический шанкр и чесотку.

При случайной половой связи имеет место, вероятнее всего, в первый же момент в месте соприкосновения и трения специфическое заражение. Если данное заражение произошло, то в результате инфекция распространится во всем организме. Сразу после заражения начинается процесс формирования внутренней венерической болезни.

В том месте половых органов, где проникла инфекция, в первые дни не отмечается ничего необычного, никаких признаков заболевания, никаких воспалений или эрозии, и поэтому всякие обмывания, дезинфекция половых органов после случайной половой связи бесполезны. Внешне не наблюдается никаких болезненных проявлений, но внутри организма из-за проникновения инфекции запущены определенные процессы, имеющие цель сообщить венерический миазм всему организму и вызвать его основательное заболевание венерической болезнью.

Только когда венерическое заболевание проникнет во все органы и системы, когда распространится повсюду в организме, т. е. когда будет завершено его развитие, только тогда больной организм предпримет попытку сдержать внутреннюю болезнь, смягчить ее посредством производства местного симптома, который сначала появляется в виде везикулы (обычно в том месте, где произошло первичное заражение), а позже развивается в болезненную язву, именуемую шанкром. Данный местный симптом появится не раньше, чем через пять, семь или четырнадцать дней, иногда (правда, редко) не раньше, чем через три-четыре или пять недель, после заражения. Поэтому очевидно, что данная венерическая язва служит компенсаторным, сдерживающим развитие внутренней болезни симптомом и произведена изнутри организмом после того, как инфекция проникла внутри везде, и способна контактным путем передавать другим людям этот же миазм, т. е. венерическое заболевание. Теперь, если заболевание полностью искоренить посредством внутреннего специфически действующего средства, то венерический шанкр тоже исчезнет, и человек выздоровеет.

Но если шанкр разрушить местными, наружными мерами 1 раньше, чем будет излечено внутреннее заболевание - как поступают в своей повседневной практике врачи традиционной медицинской школы, – хронический венерический миазм остается в организме в виде миазма Syphilis и, если его не излечить изнутри, из года в год усиливается – до самого конца жизни человека, и даже самый жизнеспособный организм своими собственными силами не способен его искоренить.

Только через излечение венерического заболевания, которое поражает все внутренние органы (чему я учил и что применял на практике многие годы), шанкр, местный симптом сифилиса, будет излечен одновременно с внутренней болезнью самым эффективным способом. Данный метод является наилучшим и не требует применения наружных мер для устранения язвы - тогда как односторонний подход наружного разрушения венерической язвы, без предшествующего основного лечения и избавления человека от внутреннего заболевания, имеет неизбежным следствием развитие миазма Syphilis со всеми его мучительными симптомами.

Psora, подобно Syphilis, является миазматическим хроническим заболеванием, и ее природное развитие аналогичное. Чесоточное заболевание, однако, к тому же, самое заразное из всех хронических миазмов, гораздо более заразное, чем два других – сифилис и гонорея. Для того, чтобы человек заразился венерическим заболеванием, требуется некоторое трение в области самых чувствительных, богаче остальных снабженных нервными окончаниями и покрытых тончайшей кожицей органов, каковыми являются половые органы, до тех пор, пока миазм не соприкоснется с натертым участком. Но в случае чесоточного миазма достаточно соприкосновения с кожей вообще, с любым ее участком, особенно для детей, у которых кожа особо чувствительная и нежная. Склонность к заражению чесоточным миазмом обнаруживается почти у каждого и почти при любых обстоятельствах, что отличает Psora от двух других миазмов.

Ни один другой хронический миазм не передается так массово, так легко и стопроцентно, как миазм Psora, который является, как уже было сказано ранее, наиболее заразным из всех существующих хронических миазмов. Он передается так легко, что даже врач, совершающий обход больных, при проверке пульса невольно заражает чесоткой других пациентов; загрязненная губка, новые перчатки, которые примерил чесоточный больной, чужая квартира, чужое полотенце, использованное вами, могут послужить источником заражения. Часто ребенок может быть заражен данной болезнью при родах во время прохождения через половые органы матери (что случается нередко); или же ребенок может получить злополучную инфекцию через руки акушерки, которая заразилась от какой-либо другой роженицы; либо младенца может заразить его кормилица или же посторонний человек, притрагивающийся к ребенку грязными руками, не говоря уже о тысячах других возможных путей, когда вещи, загрязненные невидимым миазмом, способны передать чесоточную болезнь человеку в любой период его жизни. Подобное заражение часто невозможно предвидеть, от него невозможно уберечься, поэтому люди, которые никогда в своей жизни не заражались Psora, являются исключением. Нет необходимости выискивать причину заражения людей в переполненных госпиталях, тюрьмах, фабриках, приютах или же в грязных лачугах бедняков; чесотка прокрадывается даже в жизнь деловых людей, в монастыри и в круги богатых. У отшельника, живущего на острове Монтсеррат в уединенной горной келье, шансы избежать данной болезни так же малы, как и у маленького сына короля в батистовых свивальниках.

Как только миазм чесотки коснулся, к примеру, руки, в тот самый момент, когда он сообщился человеку, он уже более не является местной инфекцией, поэтому всякие промывания и очищения инфицированного участка бесполезны. В первые дни на коже не обнаруживается ничего необычного, кожа с виду остается здоровой. В эти дни не выявляется ни сыпь, ни зуд тела, даже в месте инфицирования. Тот нерв, которого первым коснулся чесоточный миазм, сразу же сообщил инфекцию незримым, мгновенным способом всей остальной нервной системе, и организм человека в одно мгновение незримо был настолько охвачен данной специфической реакцией возбуждения, что вынужден был принять данный миазм и начать постепенно вбирать его в себя, покуда не будет завершено развитие внутренней Psora и преобразование ею всего существа человека.

Лишь когда весь организм ощутит себя полностью преобразованным данным специфическим хроническим миазматическим заболеванием, расстроенная жизненная сила попытается смягчить и сгладить внутреннюю болезнь посредством производства соответствующего местного кожного симптома – чесоточных везикул. До тех пор, пока данные высыпания сохраняются в своем естественном виде, внутренняя Psora с ее производными симптомами не сможет получить дальнейшего развития и должна оставаться в скрытом, латентном состоянии.

Обычно требуется шесть-семь, десять, возможно, даже четырнадцать дней с момента инфицирования, прежде чем будет осуществлено трансформирование всего организма, его полное преобразование миазмом Psora. И лишь затем, после незначительного или более выраженного озноба вечером и общего жара с потением в следующую ночь (незначительная лихорадка, которую большинство людей относят на счет простуды и поэтому не принимают во внимание), появляются чесоточные везикулы на коже, сначала мелкие, как при милиарной лихорадке, но позже увеличивающиеся1 – в первую очередь, в месте проникновения инфекции. Данные высыпания, в самом деле, сопровождаются нестерпимым щекочущим зудом, который можно охарактеризовать как невыносимо приятный (Гриммен), т. к. он вызывает у больного непреодолимое желание расчесывать чесоточные везикулы, и, если пациент силой воли удерживается от этого, по всему его телу пробегает дрожь. Подобное расчесывание и потирание, действительно, помогает на короткое время, но затем возникает долго не проходящее жжение расчесанного участка. Поздно вечером и вплоть до полуночи зуд становится еще более сильным и нестерпимым.

В первые часы после формирования чесоточные везикулы содержат прозрачную, как вода, лимфу, но вскоре вместо нее появляется гной, заполняющий верхушки везикул. Зуд, являющийся весьма сильным, заставляет пациента расчесывать везикулы до крови; выходящая наружу жидкость представляет собой постоянный источник заражения окружающей среды и других, еще не подвергшихся инфицированию, людей. Руки, даже в очень незначительной степени загрязненные данной жидкостью, или загрязненные губка, одежда, всякого рода посуда и т. д. при дотрагивании до них распространяют заболевание.

Лишь только этот кожный симптом миазма Psora, который относится ко всему организму, лишь только эта сыпь, а также появляющиеся позже на этом месте изъязвления, сопровождающиеся по краям характерным для Psora зудом, как и герпес, характеризующийся этим же специфическим зудом и мокнущими при расчесывании высыпаниями, как и головной дерматомикоз – только эти кожные высыпания способны передать чесотку другим людям, поскольку только они содержат в себе заразный миазм Psora. Но остальные, вторичные симптомы миазма Psora, которые со временем проявляются после исчезновения или искусственного подавления сыпи, т. е. общие псорические симптомы, абсолютно не способны передавать заболевание другим людям. Они, насколько мы знаем, так же мало способны сообщать Psora окружающим, как и вторичные симптомы венерического заболевания способны инфицировать других (как впервые отметил Дж. Хантер) сифилисом.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал