Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Порядки




Первоначально Бертом Хеллингером были сформулированы три универсальных закона, действующих в семейных системах, и они получили название Порядки Любви. Здесь следует отметить, что эти формулировки относятся еще к тому этапу, когда Берт Хеллингер делал только семейные расстановки. Позднее для организационных расстановок были сформулированы иные Порядки (в рамках этой статьи мы не будем на них останавливаться). Наиболее компактную формулировку Порядков Любви можно найти в статье «Три вида совести», а в этой статье я даю самые поздние из известных мне формулировок.

Порядки — это законы, нарушение которых в семейных (и прочих) системах приводит к тому, что переживается человеком как «проблема» (в последнее время опытные клиенты все чаще формулируют свои проблемы как «нарушение движения жизни», «скованность», «несвобода»). Понятие «Порядки», как и «Системы», было выведено феноменологически, на основе совокупности наблюдений (т. е. их можно наблюдать по результатам расстановки «проблемы»), и было замечено, что восстановление Порядков облегчает «проблему».

Первый Порядок — закон принадлежности. Каждый, кто относится к системе, имеет равное право на принадлежность к ней.

С учетом тех вопросов, которые мы уже задавали при определении системы, здесь возникает естественный вопрос: как определить, кто же относится к системе? Мы уже дали «новый» ответ на этот вопрос: надо расставить и посмотреть, кто, возможно, был исключен из этой системы.

Исключение возникает обычно по одной из двух причин:

«Ты не наш» - первая причина исключения. Исключенный совершил (или с ним произошло) нечто, что не может происходить с «хорошими людьми» в понимании членов этой системы. Например, «в нашей семье не может быть гомосексуалистов», «главное для [хорошей] женщины — семья и дети», «мужчина должен служить своей Родине. В нашей семье все испокон веков — военные, герои». Исключение того, кто не соответствует правилам этой семьи, может происходить в разной степени жестко: от «обсуждений за столом» до разрыва отношений, изгнания, убийства.

Согласно философии системных расстановок, в случае исключения человека в системе позднее появится кто-то, кто вернет в семью память об исключенном (точнее, память о том, за что тот был исключен) — вернет, неосознанно проживая мотивы его жизни. Иногда это прямой повтор событий судьбы исключенного (например, вслед за исключенной тетей, постоянно осуждаемой сестрами за то, что выбрала для себя вопреки семейным устоям творческую профессию, ее племянницы тоже одна за другой выбирают путь «вольного художника»). Иногда повтор можно наблюдать на символическом уровне (например, память о судьбе купца, разорившегося на торговле «колониальным товаром» и подвергнувшегося осуждению со стороны удачливых братьев, возвращает в систему его потомок, который тратит все свои средства на поездки в экзотические страны и в фото-отчетах «почему-то» публикует в основном сценки с рынков).



Такое исключение из системы тесно связано с первым видом совести, о котором речь пойдет ниже, в соответствующем разделе.

Действие первого Порядка с точки зрения человеческого понимания справедливости «несправедливо» и «слепо». Здесь младшие члены семьи (иногда через десятилетия и даже столетия после акта исключения) возвращают своей судьбой исключенную историю обратно в систему. Иногда они проживают жизнь, полную страданий (в общечеловеческом понимании), «просто» в память о каком-то человеке, о котором, возможно, никогда не узнают. Тем ценнее расстановочная работа, которая дает шанс эти взаимосвязи завершить.

«Слишком больно, чтобы мы могли на это смотреть» ― вторая типичная причина исключения. Здесь человека исключают из системы не потому, что он нарушил «правила системы», а потому, что принять то, что с ним произошло и что такое может произойти с нами, невозможно. Например, тяжело пострадавшего в аварии сына помещают в интернат и постепенно прерывают контакт с ним. В таких историях возвращение в систему судьбы исключенного нередко происходит через ощущения кого-то из потомков, которые формулируются иногда очень смутно (например, как «что-то мешает мне жить в полную силу»), а иногда более конкретно (например, как «я боюсь водить машину», «почему-то у меня внутри все сжимается, и я цепенею, когда еду в машине своего брата…особенно страшно бывает на мостах и эстакадах»).



Для обозначения проявляемой в расстановках взаимосвязи человека с кем-то из исключенных используется термин «Переплетение».

Здесь я снова подчеркну, что «диагностику» переплетения следует проводить не путем изысканий в судьбах семьи, а непосредственно в расстановке, сделанной по запросу клиента. Если предмет запроса связан с переплетением, это проявляется в расстановке как сильное стремление человека к исключенному (либо, если он пока неизвестен, как сильное ощущение «здесь кого-то не хватает»).

Второй Порядок — закон иерархии.Тот, кто раньше (по времени) пришел в систему, имеет приоритет/ преимущество перед теми, кто пришел в систему позже. Однако новая система имеет преимущество/приоритет перед старой системой.

При формулировке этого порядка обычно приводятся такие пояснения: например, первая жена имеет приоритет перед второй, старшие братья и сестры ― перед младшими. Однако, новая, молодая семья имеет приоритет перед родительской семьей. Эти пояснения традиционно вызывают возмущение и вопросы: «Почему это его первая жена имеет передо мной приоритет, если с ней он был несчастен, а со мной счастлив, они прожили в браке только 3, а мы уже 10 лет вместе, и у нас уже двое детей?», «Почему это мой старший брат имеет приоритет передо мной, если он уехал в США и о нас и не вспоминает, а я забочусь о родителях?»

Следует обратить внимание на особое значение слова «приоритет», которое в расстановках не совпадает с общепринятым русским (и не только русским) пониманием (как «преимущество»). Приоритет здесь означает просто способ называния места по счету, по порядку: первая жена, вторая жена, третья жена… «Старая» родительская семья, молодая семья… Первый брат, второй брат, третий ребенок не был рожден, а клиент тогда — четвертый ребенок в этой семье… Пересчитывая подряд, мы уверены, что соблюден первый Порядок — никто не исключен, и что каждого теперь видно в соответствии с тем временем, когда он присоединился к системе. Это не значит, что старший брат «лучше», чем младший, просто сначала родился старший, а потом младший, и они оба имеют равное право на принадлежность. Первая жена была раньше второй и, когда они с мужем расстались, освободилось место для второй жены.

К этому Порядку, конечно же, возникает много вопросов, когда речь идет о «параллельных» отношениях, о нескольких браках с одним и тем же человеком, о полигамных отношениях (в том числе в тех культурах и законодательных системах, где это принято/закреплено). Во многих не западных (не христианских) культурах отношения между старшими и младшими выстроены иначе, чем это принято в культуре, к которой принадлежит Хеллингер и большинство расстановщиков.

Естественно, когда нашими клиентами становятся представители иных культур, накапливаются новые наблюдения о втором Порядке. Этот вопрос только начинает исследоваться, и я пока опишу два своих наблюдения. Первое — если относиться к «приоритету» просто как к правилу называния места, то работают и другие правила. Например, если мой клиент перечисляет детей в своей семье как «сначала мальчики, потом девочки», то этот способ включает всех детей ничуть не меньше, чем перечисление по времени появления в семье. Если в какой-то культуре принято, что младшая сестра отдает своего первого ребенка в семью старшей сестры, которая не может иметь детей, то это не «ужас» и не исключение малыша — просто в этой культуре место для ребенка определяют так. Второе наблюдение — до последнего времени расстановки не были распространены в странах не христианской культуры. Положение стало меняться, когда возникли «новые» (духовные) расстановки, в которых принимается любой порядок, как бы он ни проявлялся непосредственно в процессе расстановки.

Здесь требуется пояснить, как именно порядки видны в расстановке — они видны через расположение фигур. Первый порядок («никто не исключен») обозначается через добавление в расстановку фигуры исключенного и ее контакт с теми, кто уже находится в расстановке. Второй порядок (иерархия) обозначается через расположение фигур в ряд, справа налево, сначала первый, затем второй и далее. Родители стоят сзади детей, дети стоят перед ними спиной к родителям, если они уже «смотрят в собственную жизнь». Малыши сидят у ног родителей.

Эти пространственные конфигурации также были найдены путем многочисленных наблюдений, собранных по принципу «так гармонично для заместителей» через основной расстановочный вопрос «Так тебе лучше или хуже?». Но сейчас уже накоплен опыт наблюдений «неклассических» порядков, когда, например, более гармонично расположение братьев и сестер слева направо или даже «дети позади родителей». Это очень редкие случаи, но почему-то с течением времени число их растет — возможно, потому, что расстановщики становятся свободнее и позволяют этому происходить (что, в свою очередь, привлекает к расстановкам клиентов ― носителей других культур и «нестандартных» порядков).

Третий Порядок — закон баланса между «брать» и «давать».В системе между «брать» и «давать» должен соблюдаться баланс (равновесие).

Этот порядок означает, что если один человек в системе сделал что-то для другого человека, то второй тоже должен сделать что-то для первого, иначе их отношения распадаются. По Хеллингеру, это действует как в положительном обмене (один сделал для другого что-то хорошее), так и в отрицательном (один другому причинил вред). Отношения могут расширяться, когда в положительном обмене сохраняется «столько же и еще больше», а в отрицательном ― «чуть меньше». Между родителями и детьми закон баланса действует иначе: родители дают жизнь, а дети ее принимают и передают дальше, своим детям или окружающему миру.

Этот Порядок также был сформулирован по сумме наблюдений. В основном это были наблюдения за ситуациями, когда дети находятся в симбиотических отношениях со своими родителями. Тогда внимание детей обращено «вверх», они как бы «спасают» родителей или «исправляют» их жизнь, нарушая тем самым и закон иерархии, и закон баланса. Другая группа типичных ситуаций ― когда один человек сделал что-то очень важное для другого, но это не было уравновешено, и отношения распались. Например, один брат оплатил образование другого брата, тот принял это, но после получения диплома братья разорвали отношения.

Конечно же, этот Порядок тоже вызывает много вопросов у изучающих расстановки. В основном, это вопросы о партнерских отношениях («да, он купил мне квартиру и оплатил все долги, но ведь я его люблю!», «я ведь плачу ему заботой, разве это не считается?»), и вопросы об уходе за родителями («если я не буду все покупать своей маме, она просто умрет с голоду, мы же знаем, какие у нас пенсии»). Действительно, третий Порядок был сформулирован Бертом Хеллингером по опыту работы в странах законодательно закрепленного гендерного равенства и развитой системы социального обеспечения. В других странах и культурах выживание семьи обеспечивается тем, что дети содержат родителей, мужья ― жен, или весь род обеспечивает благосостояние всех.

Также обычно возникают вопросы по «отрицательному уравновешиванию». Если один человек причинил вред / нанес обиду другому, то это должно быть скомпенсировано тоже некоторым вредом, но «чуть меньше». Но как можно уравновесить, например, ситуацию, когда муж «пил пиво с друзьями», а жена испытывает несоразмерно острое чувство брошенности и обиду? Возможно, для того, чтобы муж испытал «такую же» обиду, жене надо совершить такое «предательство», которое она не сможет.

Если формулировать этот порядок более универсально и широко, то, наверное, можно сказать так: вклад каждого должен быть замечен и признан. Это признание может быть сделано по-разному: иногда в форме уравновешивания, но иногда и другим способом: например, «хорошо распорядиться» вкладом, помня о том, откуда и от кого он был получен.

У меня, к сожалению, нет ответов на вопросы об отрицательном уравновешивании. Примеры «отмщения» из расстановок и рассказов Хеллингера относятся к достаточно простым случаям («забыл о дате свадьбы»), и в вопросах серьезного вреда или сильной обиды я не предлагаю такую практику своим клиентам, а работаю с ними в направлении исследования «какой жизни я хочу для себя с учетом того, что произошло».

Теперь, когда сформулированы и Порядки, и принципы отнесения к системе, есть возможность посмотреть на все расстановочные термины в совокупности. Я думаю, что общая формулировка «основного расстановочного закона» могла бы быть такой:

«Все принадлежат. Всё движется».

Тогда расстановка становится исследованием того, где жизнь идет полным потоком от родителей к детям и далее в свободном обмене между всеми, а где она остановилась, обращена вспять, заблокирована. В расстановке можно освободить этот блок, застой или уменьшение жизни. Освобождение происходит единственным способом — через внутреннее позволение БЫТЬ тому, что раньше не имело такого позволения в этой системе. Существует огромное количество технологических способов для этого освобождения, их разрабатывают во множестве помогающих практик самого разного свойства. А Берт Хеллингер говорит об универсальном «Да», обращенном к жизни.

Поэтому современные расстановки «по Хеллингеру» ― духовная практика, медитация, и, как говорит Софи Хеллингер, это литургия, богослужение как акт согласия со всем, каково оно есть.

На этом, собственно, заканчиваются почти все известные расстановочные «определения» и «теория», которая была сформулирована самим Хеллингером. При этом сам он, как мы уже говорили, не ставил задачи создать четкую и стройную систему понятий. Единственный компактный текст об этом, написанный Хеллингером (а не собранный редакторами из его выступлений на разных семинарах) — это статья «Три вида совести». Любопытно, что она так и осталась не изданной официально, но рассылается в электронной форме участникам семинаров Берта.

В этой статье есть еще группа определений, которые мы сейчас рассмотрим. Это определение «совестей» и их иерархия.

Хеллингер, рассказывая об этом слушателям, обычно улыбается и говорит: «Вы еще можете следовать за мной?» Я надеюсь, что читатели статьи тоже могут следовать дальше в своем знакомстве с расстановками (это последний блок «теории»), и мы продолжим.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал