Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Манипуляция на эмоциональном уровне.




На эмоциональном уровне манипулируют, в основном «балалаечники». Для них, прежде всего, важно эмоциональное включение, эмоциональный выплеск человека. Вина, страх, раздражение, ярость, стыд, повышенное чувство ответственности, разочарование, отчаяние, – за всеми этими чувствами стоит энергия, наша жизненная сила, которая по капле и обильными ручьями вытекает из нас в процессе манипуляции.

Когда манипулирует нашим сознанием, нередко «подключают» чувства. Но в случае манипуляции на уровне мыслей у нас не происходит сильного энергетического истощения. Мы злимся, чувствуем себя одураченными, желаем взять реванш и отыграться. При этом у нас даже наблюдается прилив сил (хотя бы временный). Все оттого, что наша мысль начинает работать активнее – манипулятор активизировал именно уровень мыслей.

Совсем другое происходит, когда основная манипулятивная атака направлена к нашим чувствам. Безусловно, они начинают активнее «работать». Но наши чувства – это хранители нашей жизненной энергии. Поэтому при активной «работе» чувств, жизненная сила утекает от нас также активно. Вопрос: к кому, куда? Ответ прост – к манипулятору.

Мудрецы говорят: «Бережно относиться к своей жизненной силе – это экономить эмоции». Сильные негативные эмоции лишают человека желания жить, сильные позитивные – туманят разум. Манипулятор на уровне чувств неосознанно (или осознанно) стремится вызвать сильные эмоции. В этом случае, помимо контроля за вашим поведением и благ для себя, он получает свою главную выгоду – вашу энергию, жизненную силу.

… Читаю в своем старом блокноте:

 

NB! У МЕНЯ ТАКОЕ ЧУВСТВО, ЧТО СКАЗКИ ПРО ВАМПИРОВ – ЭТО НЕ ПРОСТО МЕТАФОРА. МОЯ СОСЕДКА ТОЧНО ВАМПИРЮГА. УЖЕ ТРЕТИЙ РАЗ КАРАУЛИТ МЕНЯ НА ЛЕСТНИЦЕ, ЧТОБЫ НАЧАТЬ ЖАЛОВАТЬСЯ НА ЖИЗНЬ. СЕГОДНЯ Я ЕЛЕ НОГИ УНЕС. НЕУЖЕЛИ ВСЕГДА НУЖНО БЫТЬ ВОСПИТАННЫМ ЧЕЛОВЕКОМ И УВАЖАТЬ СТАРОСТЬ?!

 

…Сейчас я уже знаю, что не всегда нужно выслушивать жалобы на жизнь. Я, например, никогда себе этого не позволяю! Пусть говорят про меня, что хотят, здоровье дороже!…

 

Давайте вспомним А.П. Чехова, его шутку в одном действии «Юбилей». Председатель правления банка Шипучин готовится к юбилею организации. Он ожидает с минуту на минуту прихода важной делегации, мысленно готовится к докладу. Неожиданно приезжает его молодая жена и начинает без умолку болтать о пустяках, которые его совершенно не интересуют. Но это – цветочки манипуляции на уровне чувств. Здесь Шипучин только не дает выхода своему раздражению, блокирует его. Апофеоз манипуляции по отношению к нему – явление Мерчуткиной, старухи в салопе. Чехов гениально описал технологию манипуляции на уровне чувств. Давайте понаблюдаем за диалогом Шипучина и Мерчуткиной.



Шипучин. Что вам угодно?

Мерчуткина. Изволите ли видеть, ваше превосходительство, муж мой, губернский секретарь Мерчуткин, был болен пять месяцев, и, пока он лежал дома и лечился, ему без всякой причины отставку дали, ваше превосходительство, а когда я пошла за его жалованием, то они, изволите ли видеть, взяли и вычли из его жалования двадцать четыре рубля тридцать шесть копеек. За что? – спрашиваю. «А он, говорят, из товарищеской кассы брал и за него другие ручались». Как же так? Нешто он мог без моего согласия брать? Так нельзя, ваше превосходительство! Я женщина бедная, только и кормлюсь жильцами…Я слабая, беззащитная…От всех обиду терплю и ни от кого доброго слова не слышу.

Шипучин. Позвольте… (Берет от нее прошение и читает стоя). Позвольте, однако, как же это? Я ничего не понимаю…Очевидно вы, сударыня, не туда попали. Ваша просьба по существу совсем к нам не относится. Вы потрудитесь обратиться в то ведомство, где служил ваш муж.

Мерчуткина. Я, батюшка, в пяти местах уже была, нигде даже прошения не приняли. Я уж и голову потеряла, да спасибо зятю Борису Матвеичу, надоумил к вам сходить. «Вы, говорит, мамаша, обратитесь к господину Шипучину; они влиятельный человек, все могут…». Помогите, ваше превосходительство!

Шипучин. Мы, госпожа Мерчуткина, ничего не можем для вас сделать. Поймите вы: ваш муж, насколько я могу судить, служил по военно-медицинскому ведомству, а наше учреждение совершенно частное, коммерческое, у нас банк. Как не понять этого!



Мерчуткина. Ваше превосходительство, а что муж мой болен был, у меня докторское свидетельство есть. Вот оно, извольте поглядеть…

Шипучин. (раздраженно). Прекрасно, я верю вам, но повторяю, это к нам не относится. Странно и даже смешно. Неужели ваш муж не знает, куда вам обращаться?

Мерчуткина. Он, ваше превосходительство, у меня ничего не знает. Зарядил одно: «Не твое дело! пошла вон!», да и все тут…

Шипучин. Повторяю, сударыня: ваш муж служил по военно-медицинскому ведомству, а здесь банк, учреждение частное, коммерческое…

Мерчуткина. Так, так, так… Понимаю, батюшка. В таком случае, ваше превосходительство, прикажите выдать мне хоть пятнадцать рублей! Я согласна не всё сразу.

Шипучин. (вздыхает). Уф! Вам не втолкуешь. Да поймите же, что обращаться к нам с подобной просьбой так же странно, как подавать прошение о разводе, например, в аптеку или пробирную палатку. Вам не доплатили, но мы-то тут при чем? И к тому же, сударыня, у нас сегодня юбилей, мы заняты…и может сюда войти кто-нибудь сейчас… Извините…

Мерчуткина. Ваше превосходительство, пожалейте меня, сироту! Я женщина слабая, беззащитная…Замучилась до смерти… И с жильцами судись, и за мужа хлопочи, и по хозяйству бегай, а тут еще зять без места.

Шипучин. Госпожа Мерчуткина, я…Нет, извините, я не могу с вами говорить! У меня даже голова закружилась… Вы нам мешаете, и время понапрасну теряете… (Вздыхает, в сторону) Вот пробка, не будь я Шипучин! (Хирину) Кузьма Николаевич, объясните вы, пожалуйста, госпоже Мерчуткиной… (Машет рукой и уходит в правление). (Во время его отсутствия Хирин пытался директивно указать Мерчуткиной на дверь, но безрезультатно. Возвращается Шипучин уже с мигренью).

Мерчуткина. Ваше превосходительство!

Шипучин. (уныло) Что еще? Что вам угодно?

Мерчуткина. Ваше превосходительство!… (указывает на Хирина) Вот этот, вот самый…вот этот постучал себе пальцем по лбу, а потом по столу…Вы велели ему мое дело разобрать, а он насмехается и всякие слова. Я женщина слабая, беззащитная.

Шипучин. Хорошо, сударыня, я разберу… приму меры… Уходите…после!… (В сторону) У меня подагра начинается!…

Мерчуткина. Ваше превосходительство, когда же я получу? Мне нынче деньги надобны.

Шипучин. (в сторону, с негодованием). За-ме-ча-тель-но подлая баба! (Ей, мягко.) Сударыня, я уже вам говорил. Здесь банк, учреждение частное, коммерческое…

Мерчуткина. Сделайте милость, ваше превосходительство, будьте отцом родным… Ежели медицинского свидетельства мало, то я могу из участка удостоверение представить. Прикажите выдать мне деньги!

Шипучин. (тяжело вздыхает) Уф! (в изнеможении, Мерчуткиной) Сколько вы хотите получить?

Мерчуткина. Двадцать четыре рубля тридцать шесть копеек.

Шипучин. Хорошо!… (Достает из бумажника 25 руб. и подает ей.) Вот вам двадцать пять рублей. Берите и… уходите!

Мерчуткина. Покорнейше благодарю, ваше превосходительство… (Прячет деньги.) (Не уходит)

Шипучин. Вам что еще нужно?

Мерчуткина. Ваше превосходительство, нельзя ли моему мужу опять поступить на место?

Шипучин. Нет, я не вынесу! (Плачет.) Не вынесу! (Протягивает к Хирину обе руки, в отчаянии) Прогоните ее! Прогоните, умоляю вас!

История эта закончилась трагикомически. Шипучин помутился рассудком.

А.П. Чехов приводит классический случай манипуляции на уровне чувств. Посмотрите, госпожа Мерчуткина не только получила от Шипучина деньги, но и огромный подарок жизненной энергии. Он оказался без сил, даже помутился рассудком; она – с деньгами и ресурсом энергии. Поэтому манипуляцию на уровне чувств можно назвать «энергетическим вампиризмом».

Важно понимать, что на этом уровне главная выгода манипулятора даже не те блага, которые вы ему отдаете, а ваша энергия, жизненная сила. Они таким образом «питаются».

Приглядитесь к госпоже Мерчуткиной. Дома ей не хватает внимания от мужа. Почему он ей говорит: «Пошла вон!»? Это его естественный способ сберечь свою энергию. Лучший способ противостояния манипулированию на уровне чувств – это большая физическая дистанция с манипулятором.

В чем ошибка Шипучина? Как он, председатель правления банка, мог попасться на простую манипуляцию на уровне чувств? На чем его «подцепила» Мерчуткина?

Первая ошибка Шипучина состоит в иллюзии того, что каждый человек в своих действиях руководствуется здравым смыслом. Он убежден, что Мерчуткина должна сама понять, что подавать прошение в банк бессмысленно, ведь ее супруг служил совсем по другому ведомству. Шипучин не понимает, что Мерчуткиной НЕ ВЫГОДНО руководствоваться здравым смыслом и обычной логикой.

Итак, возьмем с вами на заметку – манипуляторам на уровне чувств НЕ ВЫГОДНО РУКОВОДСТВОВАТЬСЯ ЗДРАВЫМ СМЫСЛОМ И ЛОГИКОЙ.

Вторая ошибка Шипучина – поддержание разговора с Мерчуткиной на том уровне, в тех декорациях, которые ей выгодны. Старухе нужно отвлечь внимание банкира от своей истинной цели. Истинная цель Мерчуткиной – получить жизненную энергию Шипучина. Но неужели, она придет в правление и прямо скажет правду?! Дескать, так и так, помогите ваше превосходительство, отдайте мне свою силу. Ее объявят сумасшедшей. Хотя она говорит правду. Поэтому Мерчуткина должна прятать свое истинное намерение, обставлять свою истинную цель антуражем, декорациями, целями, мотивами, приемлемыми в обществе. Просить денег – это нормально и понятно. А то, что за этой просьбой скрывается – не понятно, невозможно, странно.

Итак, возьмем на заметку – манипулятор на уровне чувств маскирует свою истинную цель «обоснованными» просьбами и претензиями.

Третья ошибка Шипучина прямо связана со второй – длительное удержание личного контакта с манипуляторшей. Он хотел ей объяснить, он думал, что она поймет; он тратил слова и силы; он приобрел раздражение, мигрень, приступ подагры и помутнение рассудка. А все отчего? От желания быть «хорошим», мягким, обходительным, деликатным, внимательным. Шипучин стал жертвой своего имиджа. Быть хорошим по отношению ко всем – невозможно. В основе этого желания нередко лежит «стереотип изгоя»: буду грубым – меня осудят, надо «быть хорошим», тогда меня примут.

Наш страх осуждения манипуляторы ощущают очень тонко, и умело его используют. Шипучин не выгнал Мерчуткину оттого, что боялся последствий. Она может поднять визг, это неприлично, что подумают люди и юбилейная делегация?

Но что же делать со страхом осуждения?, – спросите вы. В первую очередь, принять факт его существования. Да, он есть у всех, кто живет в обществе, это нормально. А дальше – почему бы не довести его до абсурда? Например, как это сделал герой миниатюры А. Житинского «Дуэль».

«Дошло до того, что он бросил в меня перчатку, но не попал.

Я поднял перчатку и протянул ему. Он взял перчатку двумя пальцами, как шелудивого котенка, сунул в карман, а пальцы вытер носовым платком.

– Значит, дуэль? – с удовольствием выговорил он, гордясь.

– Дуэль, так дуэль, – пожал плечами я.

– Выбирайте оружие, – сказал он и набрал в легкие столько воздуха, что чуть не полетел.

– Телефон, – сказал я. – Мне удобнее всего телефон.

В назначенный час ко мне пришел секундант. Я набрал номер, и дуэль началась. Первым стрелял он.

– Вы подлец, – сказал он.

– Совершенно с вами согласен, – сказал я.

– Не иронизируй, мерзавец! – закричал он.

– Вы зря теряете время, стреляя вхолостую, – заметил я. – Все это я уже давно знаю. Хотелось бы чего-нибудь новенького.

– Кретин! Бездарь! Негодяй! – выпалил он.

– Это лучше, но еще слабо, – сказал я, – напрягите воображение.

– Сволочь… – прохрипел он. – Стреляй, гад!

– Вы забыли сказать, что я подонок, гнусная тварь, алкоголик, баран, *censored*н сын, прохиндей, блюдолиз, лизоблюд, козел и дерьмо. В особенности – дерьмо.

В трубке наступило молчание, а потом испуганный голос его секунданта

сообщил:

– Он убит…

– Жаль, – сказал я. – Это был чистый ангел, а не человек».

Дело здесь не в самобичевании или самооговоре, секрет в том, чтобы отнестись к своему страху, а также истинному желанию оппонента вызвать у нас страх осуждения и поток оправданий, со здравым смыслом и чувством юмора.

Итак возьмем себе на заметку – манипуляторы на уровне чувств «ловят» нас на СТРАХЕ ОСУЖДЕНИЯ, ЖЕЛАНИИ «БЫТЬ ХОРОШИМ».

Вернемся к Шипучину и Мерчуткиной. Как банкир мог противостоять манипулированию старухи?

Во-первых, он должен был следить за своими ощущениями и эмоциями, и при первых признаках раздражения, или других деструктивных чувств, прекратить личный контакт под любым предлогом. Это правило называется МОНИТОРИНГ ОЩУЩЕНИЙ И ЭМОЦИЙ. Помните наш разговор о внутреннем Наблюдателе, дозорном? Именно он поможет нам осуществлять мониторинг.

Мониторинг ощущений и эмоций – это сознательное наблюдение за тем, что происходит в нашем внутреннем мире. Если у вас, когда вы разговариваете с человеком, появляются боли, или несвойственные вам в обычной жизни телесные ощущения, или неожиданно резкие чувства, – это значит, что ваш Дозорный почувствовал беду. Не стоит думать, что в этом случае необходимо сразу прервать контакт. Просто нужно быть более внимательным, более бдительным, не расслабляться в общении с данным собеседником.

Во-вторых, Шипучин должен был следовать логике приоритетов в своих собственных делах. В тот момент для него самым важным была подготовка к юбилею, к встрече делегации, к своей речи, наконец. Поэтому банкир должен был заранее оградить себя от действия помеховых факторов. А при встрече с Мерчуткиной – сразу же четкой и жестко проинформировать ее о своей занятости. Наконец, назначить ей встречу в другое время, когда он будет свободен. Это правило называется ПРИОРИТЕТ СОБСТВЕННЫХ НЕОТЛОЖНЫХ ДЕЛ. Манипуляторам на уровне чувств нет дела до ваших проблем, они не собираются входить в ваше положение, не стоит ожидать от них сочувствия и понимания! Им нужна только ваша энергия, жизненная сила, а, если повезет (как Мерчуткиной), то и деньги, или другие блага. Поэтому помните о своих делах. Когда вы заняты, увлечены делом, верите в него, ни один манипулятор на уровне чувств вас не достанет.

В-третьих, Шипучин должен был при разговоре с Мерчуткиной (раз уж он вступил в переговоры) сознательно «расщеплять» послания старухи на эмоциональную и информационную составляющую. Это третье важное правило противостояния манипулированию на уровне чувств – ВЫДЕЛЯТЬ В СЛОВЕСНОМ ПОСЛАНИИ МАНИПУЛЯТОРА ПРАВДИВУЮ ИНФОРМАЦИЮ И ОТВЕЧАТЬ ЕМУ В СООТВЕТСВИИ С НЕЙ.

Давайте поможем (правда, с большим опозданием) Шипучину ВЫДЕЛЯТЬ из слов Мерчуткиной правдивую информацию и на основании этого предложим ему вариант ответа манипуляторше.

 

Технология «Выделения правды»содержит пять последовательных шагов.

Мысленно или вслух повторяем то, что сказал манипулятор (если анализ происходит уже в последействии – то записываем слова манипулятора). Здесь нам должна послужить наша память.

Выделяем эмоцию, которую хотел вызвать манипулятор.

Выделяем правдивую информацию, то есть то, что манипулятор сказал нам на самом деле, переводим с «русского на русский».

Продумываем и выстраиваем логику ответа манипулятору.

Формулируем достойный ответ.

 

Применим технологию «Выделения правды» за Шипучина.

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал