Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Тысяча квартирантов




Человек любит природу и, лишенный возможности с нею часто общаться, держит дома комнатные растения, певчих птиц, рыбок в аквариумах, кошек, собак. Народы Дальнего Востока разводят сверчков, наслаждаясь их пением. Не попробовать ли мне воспитывать в неволе рыжего лесного муравья? Он — защитник леса от насекомых-вредителей, и поэтому неплохо с ним подробней познакомиться. Кроме того, у него сложная и загадочная жизнь. Ведь это так интересно! И, наконец, неплохо поучиться разводить этого муравья в неволе для самых различных биологических экспериментов.

В двух дощечках, длиной до полуметра и шириной четверть метра по краям пропилил узкие пазы. С помощью толстых брусков дощечки сбил на расстоянии около 30 сантиметров друг от друга. В пазы вставил стекла. Получилось что-то похожее на аквариум. На одной из, дощечек вверху и внизу просверлил по дырочке и заткнул их ватой. Из куска белой материи приготовил крышку и укрепил ее при помощи резинки. Вот и готов дом для муравьев!

Место для него нашлось на подоконнике. Стояла зима и комья земли вместе с муравьями, добытые в заснеженном лесу осторожно переложил в сооружение. Как переселенцы будут устраиваться в деревянном помещении со стеклянными стенами!

Муравьи пробуждаются не сразу. Одни уже шустро бегают по новому жилью и обследуют его закоулки, другие — только пошевеливают ногами и усиками. Проходит день, другой: все муравьи пробудились и собрались наверху. Но какие они притихшие, растерянные! Приближаю к стеклу лупу, и маленькие жители испуганно поворачивают головки в мою сторону, на меня глядят тысячи глаз, вздрагивают тысячи пар тоненьких усиков. Жалко пленников. Видимо, необычная и неожиданная обстановка совсем их обескуражила. Не буду им мешать устраивать свою жизнь и отойду от муравейника подальше. Муравьи постепенно успокаиваются, кормят друг друга отрыжками пищи, еще с осени сохранившейся в зобах. Из-за этого обычая муравьи все на равном положении: или сыты или голодны. Мне же пора позаботиться о провианте для такой оравы.

Вставляю в нижнюю дырочку дощечки короткую стеклянную трубку. Через нее в муравейник наливаю немного воды, чтобы поддержать влажность жилища. От чрезмерной сухости муравьи могут погибнуть. В верхнюю дырочку вставляю другую стеклянную трубку длиной около полуметра. Наружный конец трубки опускаю в тарелку, Тарелка в тазу с водой, как остров на маленьком озере. На «острове» выставлены угощения: варенье, сахар, несколько разных конфет, кусочек вареного мяса. Пожалуйста, дорогие гости, кушайте на здоровье!

Муравьи освоились с новым жилищем, тщательно его обследовали, и появление дырочки со стеклянной трубкой вызывает всеобщее внимание. Один за другим в нее вползают смельчаки. Пробегут два-три сантиметра и, будто чего-то испугавшись, мчатся обратно. И так много раз, но при каждой попытке заползают все дальше. Наконец, в течение часа стеклянная трубка преодолена смельчаками, за ними высыпает целая ватага и разбредается по острову-тарелочке. Муравьи ползают осторожно, испуганно прячутся друг за друга, ищут щелку, куда бы спрятаться. Почему такая нерешительность? Разве так себя ведет в своем настоящем лесном доме отважный разбойник — рыжий лесной муравей? Да, здесь он совсем «не в своей тарелке».



Муравьи не обращают внимания на пищу. Ни одно из яств не привлекает их внимания. Они настойчиво крутятся на краю острова, хотят переплыть озеро. Но куда им, сухопутным жителям! Один за другим падают в воду, жалко в ней барахтаются, затем затихают и погружаются на дно. Количество погибших с каждым часом увеличивается.

Проходит еще несколько дней. Муравьи отказываются есть... Чем же их кормить? Наша кафедра зоологии беспозвоночных разводит мух и с ними ставит опыты. Как я не догадался об этом сразу! Через приоткрытую матерчатую крышу вытряхиваю на муравейник из пробирки мух. Здоровые и сытые, они, жужжа, мечутся по садку. И вот за ними погнались муравьи-охотники, но не в силах что-либо сделать. Кто-то из них подает сигнал тревоги. Несколько тысяч муравьев выскакивает из ходов. Все взбудоражены, обеспокоены, с широко раскрытыми челюстями, подскакивают друг к другу, как бы спрашивая, что случилось...

Затем происходит странное и неожиданное. Один за другим, муравьи пробираются в стеклянную трубку, на острове скопляется добрая тысяча беженцев. Они не желают возвращаться обратно в муравейник, с упрямой настойчивостью пытаются покинуть тарелку и тонут.



А мухи постепенно слабеют. Оставшиеся в жилище муравьи умерщвляют их и затаскивают в подземные галереи. На следующий день мухи, наверное, съедены, так как на поверхности муравейника поблескивают мушиные крылышки.

После происшествия с мухами общество пленников оживляется: муравьи строят галереи, небольшим конусом складывают палочки, хвоинки. Путь на остров смерти всеми оставлен, и никто не желает по нему даже прогуляться.

Идут дни. Я кормлю муравьев мухами. Сверху на марлю, которой стал прикрывать муравейник вместо плотной материи, кладу ватку, смоченную водою и раствором сахара. На нее долго не обращают внимания. Но, наконец, нашлись сообразительные: сосут раствор сахара, запивают водою, животики сладкоежек наполняются, раздвигаются темные сегменты брюшка, между ними появляются светлые полоски, сквозь которые тело муравьев светится, как комочек янтаря. С таким же раздувшимся брюшком там, на воле, летом в лесу, торопятся муравьи домой, наглотавшись сладких выделений тлей.

Постепенно в деревянном домике налаживается жизнь и как будто входит в привычное русло. Но его жильцы все еще недоверчивы, и тысячи черных глаз и вздрагивающих усиков настороженно поворачиваются в мою сторону, к поднесенной к стеклу ручной лупе.

То ли от непривычной обстановки, то ли от старости стали погибать муравьи. Мертвецов стаскивают в самый низкий угол муравейника. Тут возникло целое кладбище. Мне кажется печальной эта картина смерти на виду у здравствующих, и я подумываю, как бы, не беспокоя муравейник, убрать трупы.

Но кладбище неожиданно исчезло. Мертвые муравьи оказались около деревянного домика на подоконнике. Как они сюда попали? Муравьи, оказывается, прогрызли дырочку в крыше из марли: я увидел, как пара муравьев трудится, усиленно теребя края дырочки, стараясь ее расширить.

Солнце садится за полоску синего леса, и из окна хорошо видно, как оно с каждым днем все больше и больше забирает вправо. Вскоре его лучи стали заглядывать в мое окно и вот перед закатом скользнули по муравейнику. Что тогда произошло! Все жители его выскочили наверх, муравейник покрылся копошащейся массой, и тысячи усиков радостно замахали во все стороны. Тогда вспомнилось, как ранней весной муравьи долго греются на солнце. Видимо, так начинается жизнь после долгого зимнего сна...

После этого случая я стал подвешивать лампу над самым муравейником, и муравьи собирались на крыше, выползая наружу через дырочку. Они очень любили греться, а так как под самой лампой было слишком горячо, то кружок из муравьев был аккуратным и правильным и походил на то, как мы греемся в лесу у жаркого костра. То ли не стало стариков, то ли, погревшись у лампы, они исцелили свои недуги, муравьи перестали гибнуть.

Через дырочку муравьи стали выбираться наружу и подолгу разгуливать по комнате. Только таких смельчаков-разведчиков было немного. Завидев меня, они всегда старались куда-нибудь скрыться: в щелку между досками пола, под шкаф или среди книг. Но самое удивительное в том, что муравьи изменили ритм жизни: днем спали, а под вечер, когда в окно заглядывало солнце, просыпались и выползали наружу. Ночью, когда я уходил спать в другую комнату, начиналась оживленная работа: кто ловил мух, подброшенных в муравейник, кто лакомился сахарным сиропом, налитым в маленькое блюдечко, а кто гулял по комнате. Но как только брезжил рассвет, все спешили в свои подземные галереи, муравейник опустевал и только два-три сторожа бродили по палочкам, поворачивая во все стороны круглые головки с черными точечками глаз, и никто из моих соседей и знакомых не подозревал, что живу я в своей рабочей комнате с тысячью шестиногих квартирантов.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал