Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Сергей Громов НАШ ТОВАРИЩ ФИЛБИ




 

 

Советскому читателю хорошо известны имена Рудольфа Ивановича Абеля, Гордона Арнольдовича Лансдейла, Николая Ивановича Кузнецова, Рихарда Зорге, Льва Ефимовича Маневича и других советских разведчиков, посвятивших свою жизнь делу защиты завоеваний Великой Октябрьской социалистической революции, разоблачению агрессивных планов империалистических держав, подрывной деятельности специальных служб противника против Советского государства.

У каждого из них был свой путь в разведку и по-разному сложилась судьба, но всех их объединяла вера в торжество идей марксизма-ленинизма, верность Коммунистической партии и социалистическому Отечеству, готовность к самопожертвованию и несгибаемая воля.

В одном ряду с этими славными именами советских патриотов стоит имя талантливого советского разведчика-интернационалиста Кима Филби.

 

28 мая 1951 года помощник начальника английской разведки (СИС) по контрразведке Джек Истон, как всегда, начал свой рабочий день с просмотра срочных телеграмм, поступивших из резидентур СИС.

Однако телефонный звонок оторвал его от привычного занятия. Звонил генерал Стюарт Мензис – начальник СИС, который предложил Истону срочно связаться по очень важному делу с Диком Уайтом – начальником контрразведывательной службы МИ-5.

Истон решил, что, видимо, запланированная операция по аресту заведующего американским отделом Форин оффиса Дональда Маклина, подозревавшегося в связи с советской разведкой, прошла удачно и у Уайта появилась необходимость обсудить план дальнейших действий.

Истон хорошо знал Дика Уайта и не допускал даже мысли, что тот поспешит поделиться результатами первого допроса Маклина, тут было что-то другое... Истон вспомнил реакцию Уайта на докладную записку представителя СИС при ЦРУ Кима Филби, в которой тот анализировал работу в связи с утечкой из английского посольства в Вашингтоне секретной информации по атомной проблеме.

Филби провел глубокий и всесторонний анализ фактов и дал им оперативно грамотную оценку. Выводы Филби привели Уайта в смятение. Истон испытал чувство торжества, ибо это была еще одна победа интеллектуалов СИС над полицейскими из ФБР и МИ-5, так как вариант Филби позволил контрразведке прийти к выводу о том, что советским разведчиком был Дональд Маклин.

Одного только не знали руководители английских спецслужб.

Докладная записка советского разведчика Кима Филби, которая, казалось бы, привела к провалу Маклина, на самом деле была результатом глубокого анализа и трезвой оценки той драматической ситуация, в которой оказался Дональд Маклин. Записка (сколь не покажется это странным) была залогом его спасения. Поэтому, прежде чем дать рекомендации, СИС и МИ-5 по поиску источника утечки, Ким Филби предпринимает энергичные меры по предупреждению Маклина о нависшей угрозе и его спасению. К этому делу Филби подключил с согласия Центра своего единомышленника Гая Берджеса. Разрабатывая план спасения Маклина, Филби реально осознавал всю опасность этого шага для себя лично. Но он меньше всего думал о себе.



Приняв меры по спасению Маклина, Ким Филби направляет свой доклад и предложения в СИС, чтобы в случае возникновения подозрений о его причастности к делу Маклина обеспечить себе надежные позиции и выстоять во имя успешного выполнения задания советской разведки.

Едва Истон переступил порог кабинета Уайта, как на него обрушился град вопросов, суть которых сводилась к следующему: кто в СИС был посвящен в дело о поиске источника утечки из английского посольства, какую информацию СИС самостоятельно, без согласования с МИ-5 направляло в Вашингтон и, наконец, кому было известно о полученной санкции на арест Маклина 28 мая.

Уайт был взбешен, вопросы задавал резко, как если бы допрашивал Истона.

Истон был ошеломлен таким приемом, но то, что он услышал потом, поразило его больше, чем сообщение о нападении немцев на Великобританию: Дональд Маклин накануне ареста исчез, и не один, а вместе с дипломатом Гаем Берджесом. Истон предложил спокойно обсудить случившееся.

Уайт и Истон шаг за шагом проанализировали не только дело по поиску источника утечки информации из английского посольства вплоть до исчезновения Маклина и Берджеса, но и как бы заново пересмотрели и оценили все имевшиеся в английских спецслужбах сигналы в отношении каждого из осведомленных об этом деле лиц. В итоге было решено, вызвать из Вашингтона представителя СИС, кадрового сотрудника английской разведки Кима Филби..



Генерал Мензис, обладавший феноменальной интуицией, согласился с предложением Истона и Уайта, но не преминул с присущим ему сарказмом спросить, каким образом Филби, находившийся за много миль от Лондона, мог знать дату ареста Маклина, если решение об этом было принято буквально за два дня до намечавшейся операции. Оставшись наедине с Истоном, Мензис дал ему указание «подстраховать» прибытие Филби в Лондон, чтобы люди МИ-5 не наделали глупостей.

Вскоре Ким Филби прибыл и начал неравную борьбу с контрразведывательными службами, продолжавшуюся около пяти лет. Прекрасное знание противника и его приемов, высокие морально-волевые качества, выдержка и самообладание позволили Филби не только выстоять, но и отмести выдвинутые против него обвинения.

Тонкий психолог Ким Филби внимательно следил за складывающейся вокруг обстановкой. Отрицая причастность к делу Маклина – Берджеса и искусно строя свою защиту, Ким Филби ждал, когда его противники допустят просчет или ошибку, чтобы перейти от обороны к наступлению

Не добившись признания Филби и не добыв доказательств его принадлежности к советской разведке, контрразведка инспирировала не только травлю его в «желтой» прессе, но и запрос члена парламента Липтона премьер-министру о роли Филби в деле Маклина – Берджеса. Это послужила сигналом для перехода Филби от обороны к наступлению, и он сумел добиться того, что в 1955 году министр иностранных дел Англии Макмиллан во время дебатов в парламенте вынужден был публично снять все обвинения с Филби. Английским властям было трудно поверить, что талантливый разведчик Филби, награжденный за особые заслуги орденом Британской империи, не их человек.

Гарольд Эдриан Рассел Филби родился в 1912 году в индийском городе Амбала в семье чиновника английской колониальной администрации в Индии. Как-то в честь героя одного из рассказов Киплинга отец назвал своего сына Кимом, и это имя пристало к нему на всю жизнь. Отец Кима был человеком большой эрудиции и разносторонних знаний, придерживался консервативных взглядов. Впоследствии увлекся исследованием арабского Востока и стал видным ученым-востоковедом. Являясь многие годы политическим советником короля Саудовской Аравии Ибн-Сауда, Филби-старший поддерживал тесные связи с консервативно настроенными аристократами, финансистами и парламентариями Великобритании и ряда других западноевропейских государств.

Отец Филби прекрасно понимал, что для завоевания положения среди правящей британской элиты в то время необходимо было иметь соответствующее происхождение, воспитание и образование.

После успешного окончания кембриджского университета перед Кимом Филби открылись двери в правительственный аппарат. И он вошел в эти двери, но совсем не для того, чтобы делать карьеру.

Еще студентом университета, Ким Филби серьезно увлекся научным социализмом и под влиянием Маркса стал глубже осмысливать буржуазную действительность. Пытливый ум, стремление во всем разобраться, наблюдательность, умение критически оценивать события привели к тому, что Ким Филби решительно порвал со своим классом и бесповоротно стал в ряды борцов за коммунизм. Об этом периоде жизни Филби один из советских разведчиков потом скажет, что «для него не существовало другой цели в жизни, кроме работы для революции».

Симпатий Кима Филби были обращены к Советскому Союзу, который к этому времени, восстановив разрушенное во время иностранной интервенции и гражданской войны народное хозяйство, успешно развивал социалистическую экономику, науку и культуру.

Но не успели высохнуть слезы вдов и матерей, над миром вновь стали сгущаться зловещие тучи.

В Западной Европе поднимал голову фашизм. К восточным границам Советского Союза вышла милитаристическая Япония.

В этой сложной для Советского Союза международной обстановке Ким Филби избирает для себя особую форму борьбы за коммунизм – работу в советской разведке. Эта работа стала содержанием и смыслом всей его последующей жизни.

Оглядываясь на пройденный путь, Ким Филби говорит, что, «благодаря работе в советской разведке, моя жизнь приобрела цельность и значение».

Киму Филби было совершенно ясно, что для успешной работы в разведке недостаточно иметь университетское образование и владеть иностранными языками. Под руководством своего советского коллеги он начал изучать основы разведывательного искусства и расширять свои связи среди тех кругов Англии, которые были заинтересованы в достижении договоренности с нацистами и готовы были признать «особые интересы» фашистской Германии в Восточной Европе.

Вспоминая те далекие годы, Филби рассказывает:

 

«...Затем наступила пора профессиональной подготовки... Мой советский коллега провел скрупулезную работу, основанную на продуманном сочетании теории и примеров из практики... Должен признаться, что порою многое казалось мне нудным повторением. Однажды я заявил, что данный вопрос мы уже отрабатывали десяток раз. Нужно ли повторять его снова и снова?

«Что? – спросил он. – Только десять раз? Вам придется выслушать это сто раз, прежде чем мы покончим с этим вопросом».

Я глубоко благодарен ему за эту настойчивость. Когда я стал работать в нацистской Германии и фашистской Испании, я был буквально насыщен идеями безопасности и конспирации. В значительной мере именно поэтому мне удалось выжить».

 

И, умело используя приобретенные знакомства в пронацистски настроенных кругах, Ким Филби сумел выйти на высокопоставленных чиновников в государственном аппарате гитлеровской Германии, вплоть до Риббентропа.

Этому в немалой степени способствовало знакомство Филби через отца с известным английским разведчиком Локкартом, а через последнего с издателем немецкого фашистского журнала «Геополитик» генералом Хаусхофером.

Начав в 1935 году работать в качестве журналиста в журнале «Ревью оф Ревью», Филби вскоре принимает предложение Локкарта и переходит в редактируемую им газету «Ивнинг Стандарт».

Выдавая себя за сторонника англо-германского сближения, Филби вступил в члены англо-германского общества, был «замечен» генералом Хаусхофером и, воспользовавшись его рекомендациями, совершил ряд поездок в нацистскую Германию в качестве корреспондента «Ивнинг Стандарт», представляя одновременно и «Геополитик». Эти поездки дали ему возможность получить ценную информацию о политических и военных устремлениях нацистских главарей, ближе познакомиться с интересовавшими советскую разведку лицами.

И когда после фашистского мятежа в республиканской Испании возникла необходимость в отправке на захваченную фалангистами территорию советского разведчика, выбор пал на Филби. Он был готов не только профессионально выполнить это ответственное задание, но, что не менее важно, имел возможность заручиться впечатляющим списком рекомендаций от сотрудников германского посольства в Лондоне, из Берлина и от британских магнатов к их коллегам в Испании.

Ким Филби успешно выполнил разведывательное задание, сумел утвердиться в интересующих в то время советскую разведку кругах и даже был награжден Франко орденом за выдающиеся заслуги. Впоследствии этот орден сыграет свою положительную роль при поступлении Филби на службу в английскую разведку.

Вскоре по возвращении из Испании Филби в качестве военного корреспондента «Таймс» направляется во Францию для освещения боевых действий английского экспедиционного корпуса.

Летом 1940 года Ким Филби, умело используя свои связи и положительные рекомендации влиятельных лиц, добивается главной цели, поставленной перед ним: он кадровый сотрудник английской разведки. Это не было игрой случая, а явилось закономерным результатом кропотливой и планомерной работы.

Много лет спустя, вспоминая первые годы работы в советской разведке, он с большой теплотой скажет о своем первом руководителе, его прозорливости, умении выделить главное:

 

«...Когда он говорил со мной о перспективах будущей работы и упоминал о возможности моего поступления в британскую секретную службу, я думал, что он фантазирует. Возможно, что так и было. Однако его фантазия воплотилась в реальность».

 

Начиная с 1940 года Ким Филби занимался операциями против специальных служб государств оси в Европе, разрабатывал и проводил операции по выявлению и обезвреживанию агентуры гитлеровских спецслужб, внося тем самым свой вклад в борьбу антигитлеровской коалиции против коричневой чумы. Опыт Филби – сотрудника советской разведки – помогал ему в решении профессиональных задач и как сотруднику английской разведывательной службы, и это в определенной степени способствовало его быстрому продвижению по служебной лестнице. К концу второй мировой войны правящие круги Великобритании, несмотря и вопреки союзническим отношениям с Советским Союзом, резко активизировали работу против СССР и мирового коммунистического движения.

Будучи переведенным на этот участок работы, Филби быстро вырос от рядового сотрудника до начальника отдела.

В 1947 году Ким Филби был направлен резидентом СИС в Турцию для организации подрывной работы против СССР с сопредельной территории.

В связи с тем что вскоре перед руководством СИС встал вопрос об укреплении взаимодействия английской разведки с ЦРУ США, выбор пал на Филби. При этом руководство СИС исходило из того, что разносторонний разведывательный опыт, специализация по СССР и личное обаяние позволят Филби не только укрепить сотрудничество с ЦРУ, но и занять в нем лидирующее положение. Действительно, в Вашингтоне очень считались с мнением Филби, привлекали его к разработке почти всех специальных операций против СССР и стран народной демократии, вплоть до подготовки государственных переворотов.

Занимая ответственные посты в центральном аппарате английской разведки и ее представительствах за границей, Ким Филби прежде всего вел активную разведывательную работу в интересах СССР

Даже неискушенному в делах разведки человеку не составит большого труда догадаться, какую ценность для органов государственной безопасности СССР представляла поступавшая в Центр от Филби информация, благодаря которой удалось сорвать и предупредить многие замыслы и подрывные акции специальных служб США, Великобритании и их сателлитов, обезвредить забрасываемых агентов и диверсантов. Очень точно об этом сказал бывший сотрудник СИС, ныне известный писатель Грэхэм Грин:

 

«Когда Филби достиг вершины своей карьеры, любая инициатива разведок Запада была обречена заранее».

 

Именно поэтому занимаемое Филби положение в английской разведке требовало от него не только идейной стойкости, стальной выдержки и хладнокровия, но и поистине филигранного искусства, тщательной соразмерности каждого принимаемого им решения.

Ему приходилось планировать, разрабатывать и начинать каждую из операций, направленных против СССР и мирового коммунистического движения, таким образом, чтобы провал их выглядел в глазах его руководства и коллег «естественно» либо чтобы их успех был ограниченным и находился под контролем органов госбезопасности СССР. Это были годы огромного нервного напряжения, требовавшие отдачи всех духовных и физических сил, постоянного поиска оптимальных решений. И Ким Филби ни разу не допустил ошибки.

Добившись в 1955 году от английского правительства снятия обвинения по делу Маклина – Берджеса, Ким Филби вскоре по заданию СИС выезжает на Ближний Восток в качестве корреспондента ряда английских газет. Несмотря на то что контрразведка продолжает подозревать Филби, он, проявляя свои лучшие бойцовские качества, вновь активно включился в борьбу с происками американской и английских спецслужб против СССР с территории государств этого региона. Зная о подозрениях МИ-5, советская разведка в этот период принимала особые меры по его личной безопасности. И когда в 1963 году была получена информация о нависшей над ним новой угрозе, Центр организует выезд Кима Филби из Бейрута в Москву. После короткого отдыха в СССР, ставшем для него второй родиной, талантливый разведчик и замечательный человек Ким Филби продолжает работу, ставшую для него смыслом и содержанием всей его жизни.

Выступая перед коллективом чекистов на собрании, посвященном 100-летию со дня рождения Ф. Э. Дзержинского, Ким Филби сказал:

 

«Большая часть моей жизни позади. Оглядываясь на прошедшие годы, я думаю, что прожил их не зря. Мне хочется от себя повторить слова Феликса Дзержинского, рыцаря революции, большого гуманиста: «Если бы мне предстояло начать жизнь сызнова, я начал бы так, как начал...» Если бы мне предоставили возможность загадать желание, я бы сказал, что пожелал бы проработать еще сорок три года в своем родном коллективе среди моих дорогих коллег и друзей».

 

Советское государство высоко оценило выдающиеся заслуги Кима Филби, наградив его орденами Ленина, Красного Знамени и Дружбы народов.

 


[1] Петерс Яков Христофорович — участник Октябрьской революции, член Петроградского Военно-Революционного комитета. С 1917 года — член коллегии ВЧК. В 1918 году — заместитель Председателя ВЧК.

 

[2] Делафар — француз, сотрудник ВЧК с 1918 года. Поэт.

 

[3] Жанна Мари Лябурб (1877—1919) — организатор и секретарь французской коммунистической группы в Москве в 1918 году. Одна из руководителей «Иностранной коллегии» в Одессе. Расстреляна французскими интервентами.

 

[4] Бандитские формирования в период гражданской войны.

 

[5] Главное управление имперской безопасности.

 

[6] РИАС — радио американского сектора Западного Берлина.

 

[7] Бюро стратегических услуг (Оффис оф стратеджикал сервис — сокращенно ОСС) — американская разведка, реорганизованная в Центральное разведывательное управление — ЦРУ (Сентрал интеллидженс эдженси — сокращенно Си Ай Эй).

 

[8] Организация Гелена — так в описываемый период именовалась возрожденная генералом Р. Геленом Федеральная разведывательная служба ФРГ БНД — «Бундеснахрихтендинст».

 

[9] ВНОС — воздушное наблюдение, оповещение, связь.

 

[10] ОУН — организация украинских националистов, террористическая, националистическая организация, возглавлявшаяся С. Бандерой.

 

[11] «Служба безпеки», сокращенно СБ — «служба безопасности», контрразведка ОУН, точное название — «референтура СБ».

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал