Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Апрель. Часть 3. Арты)) Ну кто бы мог подумать, что Риту нарисуют: http://static.diary.ru/userdir/2/8/9/5/2895756/75177166.png от Maxim Night (обещание дорисовать




Арты))
Ну кто бы мог подумать, что Риту нарисуют:
http://static.diary.ru/userdir/2/8/9/5/2895756/75177166.png
от Maxim Night
(обещание дорисовать получено)))

И маленький шедевр от Dr. ViViD:
http://cs301104.userapi.com/v301104780/13d9/7HZcpqt0e8Q.jpg

 

16 апреля

 

Я был разбит. Это перечёркивало всё, что было между нами. Влюблённый Васька не замечал, что я бегаю в подъезд курить каждые полчаса. Мне было плохо. Но я не пил, держался, хотя хотелось забыться.
Всё так же ходил в институт, даже что-то отвечал на парах. Иногда.
Батю выписали, он выглядел как огурчик. Искал покупателей.
А я хотел умереть.

 

21 апреля

 

Возле подъезда меня ждала знакомая мазда. И Данил, скрестивший руки на груди.
- Привет, красавчик.
- А чего не котёнок? – вздыхаю я.
- Да, таких коготков у котят не бывает, - он грустно улыбается, - натравил ты на нас такого монстра… Давай договоримся по-хорошему? Отработаешь годик…
- Никакого годика, Данил.
- А где же ты найдёшь один миллион пятьдесят тысяч триста тридцать рублей?
О, какая точная сумма. Неплохо постарался Георгий Валентинович. Нужно будет его как следует отблагодарить.
- Тридцать рублей могу вернуть сейчас, - шучу я.
- Не нужно, спасибо, - он морщится. – Что-то не пользуется без тебя шоу популярностью.
Сейчас Данил выглядел моим ровесником. Таким же как и я, запутавшимся, делавшим то, что не по душе.
- Папа ещё не вернулся, да? – попытался угадать я и попал в точку, судя по кислому выражению.
- У нашей компании новый владелец, вот он и подзадержался, - протянул он.
- Кто?
- Ты не знаешь, один богатый хер. В общем, я что хотел… Может как-то договоримся?
Парень просил. Но я был непреклонен. Усмехаясь, произношу:
- Договаривайся с моим адвокатом, - и скрываюсь в подъезде.
Чёрт, всегда хотел так сказать.

***

 

Чтобы сделать себе больней, я попытался найти то фото, где Ян целуется с другим, но его нигде не было. Даже с того сайта, где я увидел её впервые, она оказалась удалённой.

 

25 апреля

 

- Тёмочка, ангел мой, - раздалось противное в трубке, и я понял, что Артур вернулся. – Ты чего на нас своих шавок натравил?
- Давай по делу, Артур.
- По делу, так по делу. Тащи свою задницу ко мне. Можешь захватить адвоката.
Он бросил трубку, но до того как он сделал это, я услышал «сопляк».

***

 

Георгий Валентинович не смог поехать, но надавал мне столько советов, что впору было сдавать самому экзамены на адвоката. Идти я не хотел, но понимал, что нужно. Если быть откровенным, то я не хотел встречать Яна. Знакомое здание, от одного вида которого крутит живот. Знакомый кабинет, знакомый урод в кресле босса.
- Привет, Тёмочка, - Артур сладко мне улыбается.
- Сразу и к делу, - бросаю я.
- Решать буду я, щенок.
- Я с диктофоном, - блефую, как научили. – Это так, на случай. Я, конечно, понимаю, что тебе глубоко плевать на этот незначительный факт, но не хочется, чтобы это было для тебя сюрпризом. Артурчик.
Он багровеет. Хватает ртом воздух. Кажется, пока я его не видел, он прибавил килограммов пять.
- После всего того, что я для тебя сделал, ты так? – орёт он.
- Ха-ха, придурок! - не выдерживаю я, сжимаю кулаки от злости.
Наверное, мы бы кинулись друг на друга, если бы не зашёл Данил.
- Пап, у него диктофон. Не стоит.
- Что ж ты не научил сыночка хорошим манерам? – зло смеюсь я. – Подслушивать нехорошо.
- Ещё одно слово и… - Артуру не даёт сказать ярость.
- Давайте разберёмся спокойно, - предлагает Данил дрожащим голосом. – Пап…
Артур выдыхает и вдруг, как ни в чём ни бывало, улыбается. Двуличная тварь.
- Ладно. Три выпуска шоу, так сказать, прощальных, последние две вечеринки, и ты свободен. Я даже уменьшу сумму долга до одного миллиона.
- Как же это щедро с твоей стороны, - умиляюсь я. – Нет.
- Будешь пахать ещё три года на меня! – снова срывается Артур.
- Пап.
Возвращает задницу на кресло. Я пораскинул мозгами и понял, что нужен им. Нужно прийти к компромиссу, иначе это не кончится. Жутко, просто невозможно жутко не хотелось сниматься с Яном, тем более посещать вечеринки, но это самое малое, что могло быть.
- Девятьсот тысяч, - окончательно говорю я.
- Девятьсот пятьдесят, - отзывается Артур.
- Идёт.
Данил выдыхает.
- Начинаем завтра, - мужчина потирает виски. Что, голова болит? Так тебе!
- Мой адвокат должен посмотреть бумаги…
- Так пусть приходит и смотрит!
Чёрт, довёл я мужика. Хы.



***



 

Ночью не сплю, смотрю, как Васька обнимает своего огромного медведя. Уже стало легче. Ян не умеет любить. Я знал это с самого начала. И всё равно как дурак на что-то надеялся. Вспоминаю, как испытывал кайф, подчиняясь ему. Тогда это был единственный способ быть с ним. Тогда этого было достаточно. Он причинял мне боль, словно пытался отомстить за всё. Отомстил?

 

26 апреля

 

Георгий Валентинович внимательно читает дополнение к контракту. Поднимает на меня глаза:
- Ты фактически их собственность всё это время.
В принципе, этого я ожидал. Как же иначе? Опять я пропущу институт, но там я договорился. Киваю.
- Тогда всё нормально. Кстати, отец нашёл покупателей. После майских праздников его квартира будет продана.
- Это хорошая новость.
- Всё будет хорошо, Артём.
Адвокат уходит, а я роняю голову на сложенные перед собой руки. До начала съёмок полчаса. Ян здесь (я понял по разговорам девочек), но со мной делить одну гримёрку отказался. Как мы будем работать на площадке? Чтобы отвлечься, я набираю Ваську. Друг берёт не сразу, запыхавшийся, и я понял, что помешал чему-то важному. Мы перебрасываемся парой фраз, и я отключаюсь. Чему быть – того не миновать. Подбодрив себя, я выхожу, занимаю свой диванчик, мне тут же поправляют грим. Стараюсь не смотреть в сторону Яна, который стоит с Маратом. Слишком близко, слишком интимно ему улыбаясь уголками губ. Это уже было, было…
Ненавижу… Блять, словно я вернулся в школу.
Нет. Я не сдамся. Сегодня особенная передача, много приглашённых звёзд, новостей. Нужно быть на высоте.
Ян садится напротив, лживо улыбается в камеру. Вижу, как на его шее пульсирует венка. О, кто-то нервничает? Или, быть может, злится? Отлично.
- Хорошего дня, - начинает он.
- Вы на Первом Музыкальном, - перебиваю я.
- Для начала… - пытается продолжить он, но снова встреваю я:
- Хочу представить вам…
- Замечательного человека…
- Настоящую красавицу…
- И просто хорошую девушку…
- Полину Стар!
Произнеся последнюю фразу, мы уставились друг на друга с нескрываемой злостью. Девушка процокала на своих каблучках и села рядом с Яном, чувствуя себя лишней.
Мы продолжили в том же духе – воруя реплики друг друга. Странно, но режиссёр нас не останавливал. Перчика хочется? Я не удержался от подколки, Ян тоже, и это переросло в словесную баталию. Чем дальше, тем тоньше становились наши язвительные шутки, тем больше чувствовалось напряжение.
Когда режиссёр объявил перерыв, мы выдохнули. Я заперся в гримёрке, чувствуя себя так, будто разгрузил вагон.
Так нельзя.
Я вернулся на площадку немного успокоившись и готовый сдерживаться. Это моё состояние продержалось ровно три минуты. Ровно три подколки Яна.
Одна певичка возмутилась:
- Я не могу так сниматься!
Но решала здесь не она. Мы продолжили.

***

 

Мы работали до позднего вечера. Из отснятого материала могло бы получиться несколько шоу, честное слово. А я с ужасом думал, что если так будет дальше, то я сойду с ума.
Подавленный и невесёлый, я листал завтрашний сценарий, обсуждая незначительные нюансы с режиссёром, как вдруг что-то заставило меня повернуть голову.
Окружённая ореолом света ко мне приближалась девушка. Хрупкая, точёная, невесомая. Аккуратненький овал лица, окружённый кудряшками с кокетливым бантиком на них, светлая рубашка и короткая плиссированная юбка, которая выглядела бы вульгарно, если бы не чёрные плотные колготки и милые туфельки, как у школьниц. Девушка широко мне улыбалась, а я не верил своим глазам. Затем подскочил, закружил эту крошечную фею, прижал к себе. Тая в ответ так звонко рассмеялась, что я в один миг стал счастливым.

 

27 апреля

 

Полуночное кафе было уютным. Мы сидели друг напротив друга и держались за руки. Иначе просто невозможно. Я не верил, что Тая здесь, со мной.
- Ты стала такая красивая, - шепчу я, замечая, что ни усталости, ни тревог больше нет.
Она смеётся, кокетничает:
- А в школе такой не была?
- Была, но…
- Но всё было иначе, да?
Киваю. Как же с ней легко.
- Ты тоже ничего, - она отпивает кофе. По её тону я понимаю, что «ничего» значит намного больше.
- Что ты делаешь здесь?
- То же, что и Марат, - я хмурюсь, а она поясняет: - Один козёл пригласил нас сюда. Участвовать в шоу я отказалась, но тебя не увидеть не могла.
- Ты учишься? Где?
- Да не поверишь – в Гарварде.
Я присвистнул. Круто. Один в Англии, другая - в Америке. Золотые детки.
- А как ты так просто уехала?
- Взяла мм… как же это по-русски, типа отпуска.
- Так можно?
- Да, дурачок. У вас это называется академ, - вспомнила она.
Мы разговаривали полночи. Вспоминали, смеялись, она рассказывала о себе, я - о своих писательских замашках. И было совершенно всё равно, что завтра сьемки, что меня будут отчитывать за мой уставший вид. Всё самое главное сейчас сконцентрировалось в Тае.
Я проводил её в отель (её родители переехали в штаты почти сразу, как она поступила в Гарвард), мы долго не могли проститься, бесконечно улыбались друг другу. Потом я взял такси, вернулся счастливый домой, встретив Ваську на кухне, закружил его в танце. Он удивлённо отстранился:
- Тём, ты выглядишь таким влюблённым. – И дальше всё испортил: - Вы помирились?

***

 

Сегодня было хуже, чем вчера. Выглядел я не так уж и плохо, умелые ручки девочек-гримёрш всё скрыли. А вот Ян бесновался. Впервые видел его таким несдержанным. Он кричал на всех, дерзил звёздам, срывал сьёмки. Прямо в камеру резко высказался по поводу творчества любимицы молодёжи Виталии. Я потом успокаивал девчонку, которая перевела полпачки носовых платков.
Даже режиссёр вышел из себя, объявил, что так снимать невозможно, и отправил всех по домам до завтра. Получалось, что моё «наказание» удлинилось, но мне было всё равно.
Я мчался к Тае, не забыв позвонить папе, поинтересоваться о здоровье, затем Ваське, спросить о том же. Девушка встретила меня в белом платье с коротким рукавом.
- Не замёрзнешь?
- Ты же не дашь…
Но она всё-таки захватывает тонкий плащ. Хотя я бы точно не дал ей замёрзнуть.

***

 

Когда я с ней, время летит незаметно. Мы побывали на набережной, прошлись по тихим улочкам города, поужинали в итальянском кафе. Опять не могли проститься. Когда я вернулся домой, было уже темно.
- Васька, - позвал я.
- Я тут, - отозвался друг из спальни.
Тут я заметил пару чемоданов у входа.
- Вась?
То, что друг задержался у меня, не особо тревожило. Как и то, что мы до сих пор спали в одной кровати (что, безусловно, бесило Мишку). Васька потаскал из своей квартиры сюда вещи, раскидывал их повсюду. Однако чемоданы могли означать только одно.
- Ты возвращаешься домой?
- Нет.
Он краснеет.
- А не слишком ли вам рано жить вместе? – я сажусь рядом с другом. - Да и где?
- Миша с нового года работает, зарабатывает неплохо, мы будем снимать квартиру.
- Но как же твои родители?
- Они пока будут думать, что я у тебя… Поверь мне, они как обычно заняты собой.
- Димка, - было немного страшно за друга и хотелось верить, что всё будет хорошо у них с этим странным субъектом, обожающим кожаные вещи.
- Он носит мой подарок не снимая, - зачем-то говорит Васька, намекая на тот дурацкий клык. – Тём, пообещай, что тоже будешь счастлив. Если человек не делает тебя таким, то он не твой.
Сразу вспомнилась Тая. Как хорошо и спокойно было с ней. Обнимаю друга в ответ. Пока он не распустил нюни, шутливо толкаю на кровать и томно говорю:
- Но эта ночь наша, да?
- Придурок! – он отталкивает меня и смеётся.
Будь счастлив, Димка. А Мишку я собственноручно задушу, если что.

 

30 апреля

 

С трудом удалось доснять второй выпуск шоу, который вымотал нас всех, благодаря невозможному Яну. Особенно доставалось мне, но у меня была защита – Тая. Одна мысль о ней вызывала идиотскую улыбку.
Работать было невозможно, и, подумав, всё-таки режиссёр решил взять таймаут, долго обсуждая это с Артуром.
Мне это было только на руку. Я проводил всё своё время с Таей. Тут как раз батя собирал вещи, натаскал коробок из супермаркета, и ему нужна была помощь. Тая вызвалась, конечно. В джинсах и футболке она выглядела ослепительно. Вообще, мы с ней прекрасно смотрелись.
Отец был на седьмом небе от счастья, когда я привёл девушку. Подмигивал мне, охотно с ней общался. Мы трое прекрасно находили общий язык. В конце трудного дня заказали пиццу и сидели на полу, поедая её. Трудно представить, что на месте Таи мог быть Ян. Никогда такого не будет.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал