Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Потерянные сны




 

В Штормграде, Стальгорне, Даларане, Оргриммаре, Громовом Утёсе и других городах и сёлах туман уже начал расползаться. Даже в Подгороде, где нежить не спит, туман завладел тайными кошмарами его жителей. Для Отрекшихся проклятием стали страдания их прошлых жизней, которые в снах должны были исчезнуть, но этого не случилось.

Подгород был так назван по многим причинам, в последнюю очередь потому, что был погребен под руинами того, что когда-то было одним из самых великих городов … Лордероном. Во время Третьей Войны принц Артас - оскверненный Королем Личем - захватил столицу и убил своего отца - короля Теренаса - в его собственном тронном зале. Но ужасная судьба Короля Лича заставила Артаса вернуться в холодный Нордскол, и за это время, Отрекшиеся - нежить, освободившаяся от власти короля Лича, захватили руины. Видя оборонительные преимущества, они выбрали это место, которое стало их столицей, простирая свои катакомбы в новые глубины и строя то что для живых показалось бы довольно ужасной насмешкой над потерянным существованием нежити.

Зловещий герб состоящий из трех скрещенных стрел- одна из которых сломана - под белой, треснувшей маской, можно было увидеть по всему городу. Это был знак Отрекшихся, а, особенно, их королевы. Подгород был темным местом в мрачных тонах, с каменными проходами и ступеньками. Как бы то ни было, нежить не спала и так же город. В Подгороде были таверну, кузницы и предприятия которые обслуживали не только нежить но и гостей из Орды, с которыми Отрекшиеся были в союзе. Освещение состояло из тусклых ламп и неярких факелов.

Но они служили здесь не для жизни, так как нежити свет был не нужен и никто из них не хотел признавать, что, возможно, именно свет придавал основным жителям видимость какого-то другого существования. Но сейчас… что-то новое и тревожащее даже для тех кто построил Подгород, пробралось в столицу Отрекшихся. Что-то напоминающее сон…

Лидер Отрекшихся- грозная Королева Банши, Сильвана Ветрокрылая - изучала странное состояние тех из ее последователей, кто казался действительно мертвыми… и в то же время жили. Их простейшие движения доказывали то, что они жили и ничего другого.

Королева Банши была красивой даже будучи нежитью. Она была не только высшим эльфом, но и предводителем следопытов, которые пали в Луносвете.

И даже в своей нынешней роли, Сильвана была уникальна, потому что она не была призраком, как все банши, а имела собственное тело. Гибкая элегантная, с кожей цвета светлой слоновой кости, она шагала среди лежащих тел, которые собрали для нее служащие. Все они были одинаковыми. Никто ничего не мог ей сказать по данному поводу, и это огорчало ее все больше и больше.



Одетая в облегающие кожаные доспехи предназначены для легкого движения и украшенные плащом с капюшоном темно-малинового цвета, Сильвана выглядела очень опасной. Даже присутствие четырех охранников, которые были нежитью-высшими эльфами с разлагающимися лицами, торчащими ребрами и пустыми глазницами, не вызывали такого страха, как банши.

"Ну так что, Вариматас" - потребовала она ответа от затененного собеседника, стоящего в углу сырой и покрытой паутиной комнаты, которая была расположена в нижней части ее цитадели. Ее голос был таким же соблазнительным, как и тьма для некоторых, но в то же время был похож на холодный ветер. - "Тебе все еще нечего мне сказать?"

От стены отделилась тень, открывая гигантскую фигуру - демона. Он был одет в кожаную и металлическую броню черного цвета.

Тон Сильваны свидетельствовал об огромном недоверии между ними. Шагая своими двумя огромными раздвоенными копытами, демон подошел к ней. Его кожа была ярко-фиолетового цвета вплоть до двух огромных, перепончатых крыльев, растущих из-за его плеч. У него была длинная и конусообразная голова с темной гривой в нижней части лысой головы. Из висков торчали два мерзких черных рога. Его броня была инкрустирована двумя зелеными драгоценными камнями на предплечьях и поясе, их свечение и цвет сочетались с его нечеловеческими глазами. Сейчас эти глаза встретились с другими сияющими серебряными глазами.

Я использовал одно заклинание за другим, которые впивались глубоко в каждого из этих дураков…и все они раскрывали одну и ту же вещь, Ваше Величество…" спокойно ответил он.



Демон поднял голову и с интересом начал наблюдать за эмоциями его хозяйки.

"Мы не спим!" Сильвана возразила, ее голос был настолько пронзительным, что демон был вынужден закрыть свои длинные, заостренные уши. Но даже тогда его тело пронизывала острая боль. Плачь банши был ужасающей силой и Сильвана была самой смертоносной и уникальной из банши

"Такое отвлечение внимания не должно действовать на нас," - добавила королева нежити в более спокойной манере. " Они не спят, Вариматас…"

"Даже Шарлиндра?"

Сильвана не могла не взглянуть на одну неподвижную фигуру, которая в отличии от остальных, была перенесена на каменный помост. Ее тело было больше похоже на мираж, чем на твердый объект, который потихоньку исчезал. Оно излучало белую ауру c синеватым оттенком, При жизни она была эльфийкой и ее грация сохранилась даже в виде нежити. Сильвана разыскала и других банши, которые были благоразумными и, в отличии от демонов, надежными советниками.

Но Шарлиндра была первой из тех кто пал, Более того, когда Сильвана, обратив внимание на тело, подошла к нему и наклонилась ближе, то она увидела что Шарлиндра что-то шептала. И она продолжала шептать. Они все продолжали, Все улики свидетельствовали о том что они, как демон и предполагал, спят

"Это какой-то трюк!" - выпалила Сильвана, так как по своему собственному горькому опыту знала, что это было не возможно. "Это какой-то трюк, такой же как туман над Подгородом…" Она отвернулась от Шарлиндры, отвернулась от Вариматаса. Её глаза запылали, когда она поняла кто мог выбрать такую тактику. Только одно имя могло прийти на ум и когда она его произнесла, даже шепотом, гнев Сильваны, усилив её, заставил камень сотрясаться. - "Артас… я бы сказала, что это дело рук Короля Лича …но теперь это уже невоз…"

Глубоко вздохнув, Шарлиндра вдруг открыла глаза. Она уставилась вверх, видя что-то что Сильвана не могла заметить. Пострадавшая банши улыбнулась, Она подняла свои тонкие, эфирные руки. "Живу…Я снова живу…"

Её глаза закрылись. Её руки опустились. Она снова начала шептать, только слова теперь были мало понятны.

Глаза Сильваны разгорелись с еще большим гневом, Она наклонилась над неподвижным телом. - "Чья эта злая шутка? У нее невозможные сны о еще более невозможном! Она мечтает снова быть живой? Безумие!"

"Это не настолько безумно," - заметил Вариматас, стоя позади нее."На самом деле, это простое заклинание."

Сильвана развернулась, возмущаясь над невероятным заключением демона. Вариматас знал, что с ней шутки плохи. Он быстро понял что его раса не единственные эксперты в пытках.

"Ты играешься с огнем…"

Но крылатый демон только пожал плечами. "Я говорю только правду, Воскрешение довольно легкое дело для любого повелителя ужаса."

"Ты имел ввиду - невозможное! Я тебя предупреждала…" - ярость охватила Сильвану. Она сосредоточилась на Вариматасе. Все еще невозмутимый, жестикулируя, он сказал, - "Давайте я вам покажу."

Невидимая сила, будто бы весь Подгород обрушился на нее, сбила Сильвану с ног. Она инстинктивно перешла в бестелесное состояние, но ничего не изменилось - она по-прежнему чувствовала это жесткое столкновение, Сильвана на какое-то время растерялась, но влажный, холодный камень упершийся в ее щеку вернул ее в сознание. А затем она осознала, что она не должна была чувствовать такие сильные ощущения. На самом деле она не чувствовала себя так с тех пор как- Она ощутила непрекращающийся запах гнили и разложения, который она не чувствовала с тех пор, как был основан город. Он был настолько сильным, что она закашляла, а затем была вынуждена сделать глубокий вдох, чтобы успокоиться. Только… ей также не нужно было дышать. Она была мертва. Разве нет?

Сильвана внимательно осмотрела свою руку. Бледность уступила бледно-розовому цвету.

"Нет.." Она удивилась тому как звучал её голос…её голосу до трансформации в банши.

Над ней замаячил Вариматас. Демон дал ей большое зеркало, рамка и ручка которого были украшены золотым орнаментом.

"Видишь? Я не соврал… на этот раз."

Сильвана уставилась на своё отражение, на своё живое, дышащее отражение. Она дотронулась до свои щек, подбородка, носа…

"Я жива…"

Да, ты жива" Вариматас щелкнул своими когтистыми пальцами.

Четверо высших эльфов нежити зашли и схватили Сильвану. Они ужасно воняли. Маленькие черные существа заползали и выползали из тех мест, где вместо плоти были кости. Сильвану начало тошнить и тот факт, что у нее появились какие-то желания, ошеломил её еще больше. Она попыталась взять себя в руки. Когда-то она была командующей высших эльфов а теперь она была королевой Отрекшихся.

Глядя на стражей, Сильвана приказала им:"Отпустите меня!"

Но они схватили её еще сильнее. Сильвана заглянула в ужасные глазницы одного из них - и увидела в них такую ненависть относительно себя, что потеряла дар речи.

"Наверное они немного завидуют," сказал Вариматас, вновь становясь темнее. - "Хотя и напрасно. Ты не останешься в таком состояни надолго"

Высшие эльфы были наполнены одновременно страхом и сожалением. "Она опять станет банши?"

"Она бы осталась такой, если бы мы ей позволили."

Говорящим на этот раз был не демон, а скорее всего кто-то, кто вошел без ведома Сильваны. Хотя Сильвана и не могла видеть того кто говорит, она хорошо знала этот голос… и вздрогнула из-за него.

Вариматас приказал стражникам повернуть её лицом к вновь прибывшему. Лицом к фигуре, одетой в черную, заледенелую бронь. Что бы встретиться лицом к лицу с Королем Личем.

Она пыталась освободиться, но стражники держали ее мёртвой хваткой. Что еще хуже они тащили ее к Королю Личу

Но этого не может быть, - вспоминала Сильвана. - Он побежден! Он…

Артас взял её за подбородок. Его человеческие черты можно было разглядеть через отверстия в шлеме. Холодное дыхание вырывалось у него изо рта когда он говорил.

"Так похожа на высшего эльфа… и при этом так похожа на банши…"

Её положили на каменную платформу а затем приковали. Вариматас присоединился к Королю Личу, который вновь взял заключенную за подбородок.

"На этот раз… я все сделаю правильно," - пообещал Артас. Его холодное дыхание коснулось лица Сильваны, но не из-за него по ее телу пробежали мурашки.

Артас планировал вновь сделать её банши… Сильвана все еще вспоминала ужасные муки которые ей пришлось пережить до трансформации. Она знала что ей теперь придется пройти через ужас в тысячи раз превосходящий предыдущий.

"Нет!" Она прокричала, пытаясь использовать свои силы, Но к сожалению, эти силы появятся у нее только после того, как чудовищное заклинание будет завершено.

Артас поднял свой длинный и гладенький меч - Ледяную Скорбь. Зло этого меча было также велико, как и зло его хозяина. Он держал острие меча над ней и пока он так его держал, Сильвана кроме них, ничего не видела.

"Да, на этот раз ты будешь должным образом и покорно служить мне, моя дорогая Сильвана…даже если нам придется воскрешать тебя снова и снова и снова для того, чтобы сделать все правильно…"

Сильвана вскрикнула…

***

"Она не проснется," прошептала Шарлиндра, чувствуя в ней такой страх который она не испытывала с тех пор, как умерла. Она посмотрела на других Отрекшихся возле нее и увидела что они чувствовали то же что и она. "Она упоминает предателя Вариматаса, убитого ею, и в конце концов побежденного Короля Лича! Какие сны ей снятся… и почему она спит?"

Почти половина подданных Сильваны были в таком же состоянии как и их королева. Все кроме некоторых представителей других рас орды пребывающих в Подгороде были в подобном состоянии, хотя в их случае такое состояние имело больше смысла. А еще хуже, намного хуже… было то, что Отрекшиеся также были атакованы. Были атакованы тенями своих бывших близких, которые стали еще более отвратительными, чем нынешние, некогда живые жители Подгорода. Отрекшиеся знали, что они не настоящие, но и иллюзиями они также не были. То, что преследовало нежить, что расстраивало их также, как и собственная кончина, были какими-то промежуточными существами. Они опустошили Подгород, который стал домом для ошеломленных Отрекшихся, таким образом, что это походило на то, когда нежить, как часть Плети, завладела миром, который когда-то принадлежал только живым.

Шарлиндра вновь вздрогнула от крика. На этот раз кричала не Сильвана. Крик доносился откуда-то сверху. Она узнала в нем крик одной из банши, но он не был тем криком, который использовался в битве или как предупреждение. Это был крик страха… страха нежити. Шарлиндра посмотрела на тех, кого она собрала. Раньше они пугали всех посторонних, а теперь и сами были такими же напуганными. Отрекшиеся уже убедились в том, что их существованию может что-то угрожать. Та нежить, на которую она смотрела, выглядела неуверенной и выведенной из равновесия. С верхних уровней Подгорода донеслось больше криков.

Банши посмотрела на свою королеву, но Сильвана сейчас была не в состоянии управлять своим народом.

"Туман…" - предупредил скрипучий голос. У говорившего осталось очень мало плоти и только магические свойства его состояния нежити позволяли ему говорить, так как его челюсть крепилась только с одной стороны. "Туман…" - повторил он.

Шарлиндра посмотрела на ведущие вниз ступеньки. Темно-зеленый туман окутывал внизу каменные ступеньки, словно медленно приближающееся к своем жертве живое существо. Отрекшиеся отошли от него. И как только они это сделали, в тумане начали формироваться какие-то фигуры.

Банши отшагнула назад. Она узнала некоторых из них. Судя по реакции остальных, они тоже узнали своих родственников и друзей - оживших, но выглядевших более измучено, чем они сами. Банши крикнула, сначала ее крик свидетельствовал о начале безнадежной атаки, а затем превратился просто в крик отчаяния… Кошмар охватил Подгород.

 

***

 

В Штормграде король Вариан наблюдал за тем, как туман и его отвратительное войско подходило к крепости. С разных сторон столицы до него доносились крики. На нас нападают… а мы не можем с ними сражаться… Мы использовали стрелы. Горящие стрелы, пропитанные маслом. Но они такие же бесполезные, как и мечи, копья и другое оружие. Те маги и другие заклинатели, которые в городе все еще были в сознании, делали все возможное, но их возможности были ограничены. Храбрые защитники крепости ожидали приказов их короля.

Вариан видел, как его сын и умершая жена, количество которых все увеличивалось и увеличивалось, прошли сквозь ворота, как будто их там и не было. Для этих оживших кошмаров не существовало никаких препятствий. И осознав это, Вариан не смог отдать хоть какие-нибудь приказы… даже когда его крепость, его королевство начало терпеть поражение на его глазах.

Кошмар распространился почти на всех известных землях Азерота. И когда это произошло, то туман рассеялся достаточно для того, чтобы бодрствующие видели, что случилось с жертвами Кошмара… и что ожидает их в ближайшем будущем. Но несмотря на это, были ли это орки из Оргриммара, дворфы из Стальгорна или какая-нибудь другая раса из какого-то другого места, те, кто остался защищать свой народ от нависшей угрозы, в основном не сдавались. Они осознавали, что у них нет другого выхода, кроме как продолжать сражаться…и неважно, насколько маленькая надежда у них оставалась.

 

Но было одно место, где как ни странно тумана не было. Это был Тельдрасил, а соответственно и Дарнасc. Но это не означало, что Шандрис Оперенная Луна не знала о том, что происходит на материке и за его пределами. Командир была хорошо осведомлена через свои источники. Однако эти источники быстро исчезали.

Шандрис опустила последнее послание, полученное от агента, находящегося недалеко от Оргриммара. В нем было тоже самое, что и в посланиях из Штормграда, Громового Утеса тауренов и других мест, куда Шадрис направила своих людей.

Загадочный туман передвигался. Тем не менее для нее наихудшим был тот факт, что она до сих пор ничего не знала о местонахождении своей госпожи. Тиранда направлялась в Ясеневый лес… а затем, просто исчезла.

Она не умерла! - убеждала саму себя юная ночная эльфийка.

Отбросив свиток, Шандрис вышла из своих покоев. Она могла бы поселиться в обители верховных жриц, как настаивала Тиранда всякий раз, когда уезжала по государственным делам, но Шандрис предпочитала свои "спартанские" покои. В них не было никаких декоративных украшений, только оружие и военные трофеи.

Защита своей госпожи и своего народа стало для Шандрис первоочередной задачей. И действительно, много раз в течении отсутствия своей госпожи она пыталась найти хоть какие-то следы Тиранды с помощью видений других жриц. Но все попытки были безуспешными. Вместо этого Элуна посылала каждой их тех жриц другое видение, которое ставило командира в тупик.

Это было видение Тельдрасила, который разрушался изнутри. Ужасное, гнойное разрушение распространялось не от корней, а от его кроны. Оно быстро разрушало Мировое Древо изнутри. Это видение всегда было коротким, только три или четыре секунды. Шандрис внимательно изучала его с каждой жрицей, но все еще ничего не могла понять. Сегодня видение настолько обеспокоило ее, что Шандрис не смогла долго сидеть на одном месте. Надеясь развеяться, она лично начала патрулировать столицу, двигаясь от укрепленного бастиона на Террасе Воинов вниз к торговым отделам на Террасе Торговцев, затем через таинственный Храм Луны и пышные, искусные сады в виде островков. Здесь она окольным путем пошла к Террасе ремесленников, а затем вернулась к своим покоям в Террасе Воинов.

Она не осмотрела только Анклав Кенария. Но не из-за того, что боялась заходить в оплот друидов. И не из-за уважения к Фэндралу; а в первую очередь из-за Тиранды. Даже сейчас командир обошла анклав, но Шадрис давно поняла одну истину - чтобы получить ответы, их лучше искать в неявных источниках.

Все еще вспоминая ужасное видение, она внезапно поняла, что был один друид, который мог бы ей помочь. Тот, кто мог бы объяснить это видение без помощи Фэндрала. Никогда не докладывая Часовым о том, что она собирается сделать, Шандрис тихонько отошла от Террасы Воинов. Когда она проходила мимо более суровых деревянных построений, она услышала непрерывные звуки военной подготовки. Для Шандрис такие звуки были более приятными, чем музыка ее народа. С тех пор, как она потеряла своих родителей на Войне Древних, командир больше никогда не наслаждалась музыкой… за исключением тех песен и песнопений, используемых жрицами во время боя для призыва силы Элуны. В конце концов они использовались для определенной цели.

Она повернулась… чтобы увидеть крадущуюся фигуру, идущую от Храмовых Садов на север. По плащу было понятно, что это друид, но больше она ничего не могла о нем сказать. Шандрис продолжила свой пути… но затем развернулась. Она не знала почему, но решила последовать за друидом.

Фигура быстро исчезла в густой роще, которая была частью анклава. Шандрис без труда последовала за ней. Начальник Часовых двигалась словно тень между высоких деревьев. Многие из деревьев напоминали ей миниатюрные версии Тельдрасила, который в свою очередь напоминал ей о видении жриц.

Она снова увидела друида. В нем было что-то странное - она предположила, что фигура мужского рода - походка и то, что он был полностью закутан в плащ. Он выглядел так, словно ему не нравилось находиться в анклаве. Затем друид остановился. Фигура в капюшоне посмотрела сначала налево, затем направо, как-будто решая, куда ему идти. Фигура пошла в выбранном направлении. Шандрис улыбнулась, догадавшись, куда он пошел. Она снова последовала за ним… Вернее попыталась последовать за ним. Ее нога застряла в корешке, но ночная эльфийка быстро освободилась от него. Но как только Шандрис двинулась в сторону, показалось, что корешок вытянулся из земли, чтобы снова схватить ее за ногу.

Часовая ловко увернулась от корешка - и ее за лицо схватила ветка. Из-за этого Шандриса отступила назад до ближайшего дерева. Корни дерева обвили ее лодыжки. Шандрис достала кинжал, который она всегда носила с собой, намереваясь быстро освободиться и продолжить двигаться дальше. Но другая ветка сильно ударила ее по голове. Оглушенная, Шандрис мгновенно обмякла. В тот же момент шероховатая кора открылась. Даже сквозь оглушение, Шандрис почувствовала, что ее затягивает внутрь дерева. Она попыталась вернуться в сознание, но снова почувствовала новый удар в голову. Она попала внутрь огромного дуба.

Затуманенным зрением командир увидела, как кора снова сомкнулась. Тьма, сквозь которую даже она не могла видеть, окружила ее. Хуже того, в ее груди возрастало давление. Шандрис смутно поняла, что пространства, в котором она находилась, было слишком мало. Она не могла дышать… Ночная эльфийка потеряла сознание, осознав в последний момент, что смерть близка. Затем кора снова открылась. Давление ослабло. Шандрис почувствовала свежий воздух, но его было не достаточно, чтобы она быстро пришла в себя, и она упала вперед.

Она упала в руки сильной фигуры. Шандрис попыталась вырваться, будучи уверенной в том, что ее похититель пришел за ней. Ночная эльфийка почувствовала мускусный аромат, который привел ее в сознание. Она посмотрела на того, кто ее держал. Это был таурен.

Прищурившись, Хамуул Рунический Тотем посмотрел на нее сверху вниз. - "Так… это ты…"

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал