Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ФАШИСТСКОЕ НАШЕСТВИЕ. ПЕРВЫЕ НЕУДАЧИ




Накануне.Вероломные планы Германии не остались тайной для советского руководства. Тревожные сообщения ежедневно поступали в Кремль по самым различным каналам. Так, советский разведчик Рихард Зорге, работавший в качестве немецкого журналиста в Японии и имевший доступ к секретам германского посольства в Токио, неоднократно сообщал о планах германского и японского правительств относительно СССР. В середине мая 1941 г. в своем очередном донесении он передал точную дату начала войны. О перебросках немецких войск к границам СССР и военных приготовлениях Германии сообщала также и наша войсковая разведка приграничных округов, просоветски настроенные граждане Польши, Словакии, Венгрии, Румынии.

Однако Сталин упрямо игнорировал все донесения и предостережения о нависшей над страной угрозе. По свидетельствам близко знавших его людей, Сталин убедил себя в том, что, пока Германия не разделается с Англией (а это, по его мнению, могло произойти не раньше середины 1942 г.), воевать на два фронта она не решится.

Стремясь оттянуть военное столкновение, Сталин, ставший 5 мая 1941 г. Председателем СНК СССР, опасался дать немцам повод для обвинения Советского Союза в подготовке к войне, в нарушении пакта о ненападении. И поэтому он медлил с осуществлением неотложных мер по приведению советских войск в состояние полной боевой готовности и категорически запретил в стране любую критику в адрес фашистов. Только за несколько часов до начала войны он, по настоянию наркома обороны С. К. Тимошенко и начальника Генштаба Г. К. Жукова, разрешил отдать приказ о приведении войск приграничных округов в боевое положение. Но во многие дивизии и полки этот приказ поступил уже после начала военных действий.

Вероломное нападение.22 июня 1941 г., на рассвете, без объявления войны, вероломно нарушив договор о ненападении, немецко-фашистские войска вторглись на советскую землю. Тысячи немецких орудий внезапно открыли огонь по советским пограничным заставам, по штабам и расположениям войск. Немецкая авиация нанесла бомбовые и штурмовые удары по аэродромам, военным и промышленным объектам, по городам Прибалтики, Белоруссии, Украины. Так началась Великая Отечественная война советского народа против фашистской Германии.

В полдень 22 июня с обращением к народам СССР по радио выступил первый заместитель Председателя Совнаркома, нарком иностранных дел В. М. Молотов. Призвав советский народ дать решительный отпор агрессору, Молотов выразил уверенность в том, что страна отстоит свою честь и независимость. Он закончил свое выступление словами, ставшими программными на все дни войны: «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами».



В первый же день войны была объявлена всеобщая мобилизация военнообязанных, введено военное положение в западных районах страны. На базе управлений и войск приграничных округов были созданы Северный, Северо-Западный, Западный, Юго-Западный и Южный фронты. Для оперативного управления фронтами 23 июня была образована Ставка Главного командования, преобразованная позднее в Ставку Верховного Главнокомандования (СВГК). В ее состав вошли: И. В. Сталин, В. М. Молотов, С. К- Тимошенко, С. М. Буденный, К. Е. Ворошилов, Б. М. Шапошников и Г. К. Жуков. Верховным Главнокомандующим 8 августа 1941 г. был назначен И. В. Сталин. Вскоре он стал и наркомом обороны.

Для руководства деятельностью всех государственных ведомств и учреждений 30 июня 1941 г. был образован Государственный Комитет Обороны (ГКО) во главе с И. В. Сталиным. В этот же день был утвержден мобилизационный народнохозяйственный план на третий квартал 1941 г., предусматривавший перевод всей промышленности на выпуск военной продукции.

В день нападения Германии на нашу страну английский премьер-министр У. Черчилль выступил по лондонскому радио. «Опасность для России,— сказал он,— является нашей опасностью и опасностью США, так же как дело каждого русского, борющегося за свою землю и дом, является делом свободных людей и свободных народов в любой части земного шара». 24 июня с заявлением об оказании всемерной помощи в войне Советскому Союзу против Германии выступил президент (ЛИЛ Ф. Рузвельт.

Трагическое начало. Вероломное нападение Германии застало врасплох большинство дивизий и полков приграничных военных округов. Оборонительные рубежи вблизи границ не были заняты войсками, которые еще в мае были выведены в летние лагеря вблизи учебных полей и стрельбищ. Артиллерия находилась на окружных полигонах вдали от границ и своих дивизий. Авиация не была рассредоточена по нолевым аэродромам. Только корабли и военно-морские базы Северного, Балтийского и Черноморского флотов по приказу наркома Военно-Морского Флота СССР адмирала II. Г. Кузнецова были заблаговременно приведены в повышенную боевую готовность. В постоянной готовности к отражению возможных нарушений государственной границы находились и пограничные войска.



Осуществление «плана Барбаросса» началось ударами авиации и танковыми прорывами противника по трем основным стратегическим направлениям на Москву, Ленинград, Киев, на каждом из них сосредоточивались усилия одной из групп немецких армий «Север», «Центр», «Юг». Пользуясь внезапностью и слабым зенитно-артиллерийским прикрытием аэродромов, немецкая авиация в первый же день войны уничтожила более 1200 боевых самолетов приграничных округов и захватила полное господство в воздухе. Танковые дивизии противника, обходя немногочисленные узлы сопротивления, стремительно продвигались в глубь советской территории, особенно на западном и северо-западном направлениях. Нарушить управление советскими войсками — эту задачу решали и диверсионные группы полка «Бранденбург», сброшенные па парашютах на советскую территорию в первый час войны.

Итог внезапного удара был страшен. Десятки тысяч убитых, раненых, пропавших без вести красноармейцев и мирных жителей. Уже к 10 июля немецкие войска продвинулись на северо-западном направлении на 500 км, на западном — на 600 км, на юго-западном — на 350 км. Они захватили Прибалтику, Белоруссию, Молдавию, значительную часть Украины. За три недели войны советские войска потеряли 3500 самолетов, 6000 танков, более 20 тыс. орудий и минометов. Тяжелое поражение понесли более 100 дивизий (три пятых войск, находившихся в западных приграничных округах).

Обстановка для Советского Союза была катастрофической. 3 июля 1941 г. начальник генерального штаба германской армии Гальдер записал в своем дневнике: «Не будет преувеличением, если я скажу, что поход против России был выигран в течение 14 дней».

Тем не менее с первых же минут войны враг встретил упорное и отчаянное сопротивление. Первыми удары гитлеровцев приняли на себя пограничники. Многие погранзаставы в течение нескольких дней вели бои с превосходящими силами противника. Более 11 дней держалась 13-я пограничная застава лейтенанта А. В. Лопатина Владимир-Волынского погранотряда. В течение месяца сопротивлялся малочисленный гарнизон Брестской крепости под командованием майора П. М. Гаврилова и полкового комиссара Е. М. Фомина. Неприступной для финских войск оказалась военно-морская база на полуострове Ханко, гарнизон которой отбил все атаки противника и был эвакуирован в Ленинград в октябре 1941 г. На Крайнем Севере в течение всего периода войны удерживали границу морские пехотинцы, защищавшие полуостров Средний.

С первых же часов войны ожесточенный характер носили бои и в воздухе. На рассвете 22 июня звено 46-го истребительного полка, ведомое старшим лейтенантом И. И. Ивановым, перехватило фашистские бомбардировщики. Израсходовав боеприпасы, Иванов винтом своей машины срезал хвост у вражеского самолета. Это был один из первых в истории Великой Отечественной войны воздушных таранов.

Ради нанесения наибольшего урона врагу наши летчики сознательно направляли свои подбитые и горящие самолеты на скопления живой силы и техники противника. Первым такой огненный таран совершил на третий день войны капитан Г. А. Храпий. Он направил свой пылающий самолет на середину моста, уничтожив находившихся там гитлеровцев и их боевую технику. «Наши войска,— констатировал начальник штаба 4-й немецкой армии генерал Г. Блюментритт,— очень скоро узнали, что значит сражаться против русских».

В начале июля на центральном направлении немецкие войска подошли к Смоленску. Завязалось ожесточенное сражение за город, продолжавшееся два месяца. Увязнув в тяжелых боях, противник был вынужден временно приостановить свое наступление на Москву.

На Ленинградском направлении крупные немецкие танковые соединения обошли в середине августа укреппозиции Красной Армии по реке Луга и в начале сентября прорвались к Ладожскому озеру, отрезав тем самым Ленинград с суши. Началась 900-дневная блокада Ленинграда, унесшая около миллиона человеческих жизней.

Решением Ставки Верховного Главнокомандования командующим Ленинградским фронтом был назначен Г. К. Жуков. Прибыв 12 сентября в Ленинград, он энергично взялся за укрепление обороны города. Зенитная артиллерия переключилась на борьбу с танками, войска пополнялись моряками и отрядами народного ополчения, частями, снятыми с Карельского перешейка. Этими мерами удалось не только остановить противника, но и отбросить его от ближайших окраин города. К концу сентября 1941 г. фронт под Ленинградом стабилизировался, угроза захвата города была ликвидирована.

К середине августа на южном направлении немецко-румынские войска, обладавшие пятикратным превосходством, прорвали советские позиции и попытались с ходу захватить Одессу, но успеха не добились. Части Красной Армии, морской пехоты и отряды народного ополчения в течение двух месяцев отражали атаки врага. И только продвижение немецких войск к Донбассу и угроза захвата Крыма вынудили Ставку отдать 30 сентября приказ об эвакуации войск из Одессы в Крым. Эвакуация прошла незаметно для противника. Утром 16 октября из Одессы ушел последний корабль, а вражеские войска решились войти в город только к вечеру.

К этому времени немецкие части прорвались в Крым и устремились к Севастополю, главной базе Черноморского флота, но город был заблаговременно укреплен, гарнизон пополнился за счет частей, участвовавших в обороне Одессы. Все попытки противника взять Севастополь оканчивались неудачей. Войска Севастопольского оборонительного района (командующий адмирал Ф. С. Октябрьский) в течение 250 дней героически отражали атаки превосходящих сил врага. Сковав крупные силы немецко-румынских войск, защитники Севастополя сорвали планы гитлеровского командования по овладению Кавказом.

За первые ошеломляющие неудачи Красной Армии значительная доля вины лежит на политическом руководстве страны, и прежде всего лично на Сталине, переоценившем значение советско-германского договора, обезглавившем командную верхушку необоснованными репрессиями, отучившем оставшихся в живых от принятия самостоятельных, в том числе оперативных, решений. Но тем не менее вождь уже по накатанной схеме бросился искать «истинных» виновников неудач. В начале июля 1941 г. суду военного трибунала были преданы командующий Западным фронтом генерал армии Д. Г. Павлов и группа генералов Западного, Северо-Западного и Южного фронтов. Приказ о расстреле военачальников был зачитан «во всех ротах, батареях, эскадронах и авиаэскадрильях».

16 августа, когда советские войска отступали по всему фронту и многие части и соединения попадали в окружение, был подписан приказ Ставки за номером 270. Приказ объявлял всех без разбора военнопленных предателями и изменниками. Семьи пленных командиров и политработников подлежали репрессиям, родные же солдат лишались льгот, предоставляемых семьям участников войны. А ведь в плен попадали по-разному. Чаще всего это были бойцы, получившие тяжелые ранения. А окружение крупных группировок советских войск зачастую происходило из-за просчетов верховного командования и неумелых действий командиров. И хотя этот приказ сыграл некоторую положительную роль, он обрек на страдание миллионы семей, сделал изгоями людей, вернувшихся из плена.

Битва под Москвой.Упорное сопротивление Красной Армии под Смоленском, Ленинградом, Киевом, Одессой и на других участках фронта не позволило осуществить план немецкого командования и захватить Москву к началу осенней распутицы. Только после поражения войск Юго-Западного фронта, окружения и пленения Киевской группировки советских войск немцы смогли начать подготовку операции по захвату Москвы, получившую название «Тайфун». Для осуществления этого плана немецкому командованию удалось на направлениях главных ударов создать внушительное превосходство в людской силе и технике: пехоты — в 3—3,5 раза, танков—в 5—б раз, артиллерии — в 4—5 раз. Господство в воздухе по-прежнему было подавляющим.

Генеральное наступление немецких войск группы «Центр» началось 30 сентября 1941 г. ударом танковой армии генерала Гудериана в направлении Орел — Тула — Москва. 2 октября перешли в наступление основные группировки немецких войск в районе Смоленска. Гитлеровцам удалось прорвать оборону и к 7 октября окружить четыре советские армии западнее Вязь мы и две—южнее Брянска. Путь на Москву, как полагало не мецкое командование, был открыт. Но и на этот раз планам фа шистов не суждено было сбыться. Окруженные советские армии в течение двух недель в упорных боях сковывали около 20 немецких дивизий. В это время спешно укреплялась Можайская линия обороны, срочно подтягивались резервные войска. С Ленинградского фронта был отозван Г. К. Жуков, который 10 октября вступил в командование Западным фронтом.

Несмотря на большие потери, гитлеровцы продолжали рваться вперед — на Москву. Они захватили Калинин, Можайск, Малоярославец. Бои шли уже в 80—100 км от столицы.

В середине октября началась эвакуация из Москвы правительственных учреждений, дипломатического корпуса, промышленных предприятий, населения. Спешка при проведении эвакуации породила неразбериху и панику. По Москве поползли слухи о планируемой сдаче города немцам. Это вынудило ГКО ввести в Москве с 20 октября осадное положение.

В первых числах ноября наступление немцев было остановлено почти на всех участках. Противнику не удалось с ходу овладеть Москвой и тем самым победоносно закончить войну на востоке. Но гитлеровцы не смирились с неудачей и не оставили намерений захватить советскую столицу. В спешном порядке подтягивались резервы, проводилась перегруппировка войск для нанесения решающего удара.

Советское командование также воспользовалось передышкой в боях для подтягивания к Западному фронту сформированных в Сибири и на Урале дивизий. Полученные из Токио донесения советского разведчика Р. Зорге о намерениях Японии начать войну сначала прочив США позволили снять с маньчжурской границы несколько дивизий и перебросить их под Москву.

В середине ноября 1941 г. немецкие войска вновь перешли в наступление, но встретили упорное и мужественное сопротивление советских воинов. Особенно отличилась 316-я стрелковая дивизия под командованием генерала И. В. Панфилова, отразившая в первый день наступления несколько танковых атак врага. Легендарным стал подвиг группы бойцов этой дивизии, которую возглавил политрук В. Г. Клочков. Более 30 немецких танков пытались прорваться вдоль Волоколамского шоссе. Четыре часа длился бой, враг потерял 18 танков, множество солдат, но так и не смог сломить оборону. Всю страну облетели слова В. Г. Клочкова, сказанные своим солдатам: «Велика Россия, а отступать некуда: позади — Москва!»

Упорные бои шли у стен Тулы, в районе Наро-Фоминска и Клина, под Дмитровой и Каширой. Наступление немецких войск стало выдыхаться. Создались благоприятные условия для перехода Красной Армии в контрнаступление.

Создание антигитлеровской коалиции.За ходом московской битвы с напряжением следили пароды порабощенной Европы. Ведь победа Германии не только закрепляла господство гитлеровцев на всем Европейском континенте, но и создавала смертельную угрозу Англии, США и другим странам. Общая беда отодвинула все прежние обиды, разногласия, недоверие и идеологическую неприязнь. В июле 1941 г. было подписано соглашение между СССР и Великобританией о совместных действиях. В начале августа правительство США приняло решение «оказать все осуществимое экономическое содействие с целью укрепления Советского Союза в его борьбе против вооруженной агрессии».

Для выработки конкретных мер оказания помощи Советскому Союзу в конце сентября 1941 г. в Москве прошла конференция трех держав, на которой правительства США и Великобритании обязались передать СССР большое количество вооружения и стратегических материалов.

После вероломного нападения Японии на тихоокеанские владения США и Великобритании и объявления Германией 11 декабря 1941 г. войны США зона боевых действий значительно расширилась. На повестку дня встал вопрос объединения усилий всех миролюбивых сил. 1 января 1942 г. представители 26 государств подписали в Вашингтоне декларацию, в которой обязались использовать все свои ресурсы для борьбы против агрессоров, сотрудничать в войне и не заключать сепаратного мира. А подписанные в мае 1942 г. договор о союзе с Великобританией и в июне этого же года соглашения с США о взаимной помощи окончательно оформили военное сотрудничество СССР, США и Великобритании.

Огромную роль в дальнейшем ходе второй мировой войны сыграла Тегеранская конференция, которая состоялась в ноябре — декабре 1943 г. На ней впервые все вместе встретились главы правительств трех великих держав антигитлеровской коалиции — И. В. Сталин, Ф. Рузвельт и У. Черчилль. На конференции были разработаны основы согласованной стратегии, принято решение об открытии второго фронта в Европе. Большой политический резонанс имела опубликованная Декларация трех держав о совместных действиях в войне против фашистской Германии и послевоенном сотрудничестве. Советское правительство дало принципиальное согласие вступить в войну против Японии после капитуляции Германии.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал