Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Пункт 3.1 Государственное регулирование




Является ли реклама формой распространения массовой информации ? Очевидно, что да, и в таком случае реклама должна пользоваться конституционной защитой свободы информации. Право свободно искать, получать и распространять информацию, как известно, относится к основным правам человека в России. Стало быть, его можно ограничивать только федеральным законом и только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, для обеспечения обороны и безопасности нашего государства.

 

Немаловажно и то, что фактически бесплатное радио и телевидение, а также относительно дешевые газеты в большой степени являются столь доступными и потому, что в них размещается платная реклама.

 

Правовой подход, который сложился в большинстве стран мира, также свидетельствует о том, что реклама признается формой свободного слова. Стало быть, реклама должна иметь все основные гарантии других его форм, таких как информация или развлечения. Главными из этих прав являются недопустимость цензуры и административного вмешательства.

 

Как известно, в соответствии с Европейской конвенцией о правах человека, участницей которой является и Россия, если и вводятся какие-то ограничения свободы слова, то они должны приниматься в интересах демократии и быть зафиксированы в законах. Такие ограничения существуют. Более того, целый ряд судебных прецедентов и законов в различных странах мира говорит о том, что хотя реклама и признаётся формой свободы слова, степень ее правовой защищенности не столь велика, как у других форм этой свободы. Другими словами, реклама подлежит ограничениям, непривычным, например, для политической информации. Не исключением здесь является и правовое регулирование рекламы в нашей стране.

 

История принятия Федерального закона “О рекламе”

 

Несмотря на то, что в первой половине 1990-х годов в России было принято несколько законов и указов Президента страны, касающихся отдельных аспектов рекламы, все они по сути лишь закладывали камни в фундамент готовящегося всеобъемлющего акта об отношениях в этой сфере. Сам ход принятия закона “О рекламе” 1995 г. был необычным в контексте “романтического” периода законотворчества начала девяностых годов. Закон долго — больше года — обсуждался, причем обсуждался не только депутатами Государственной Думы и государственными чиновниками, но практически всем обществом, которое было вовлечено в эту дискуссию абсолютно непроизвольно. Дело в том, что когда появились первые законопроекты о рекламе, лоббистские группы, которые боролись за принятие того или иного варианта закона, развернули широкую кампанию в прессе.



 

Один из законопроектов поддерживала Ассоциация рекламных агентств, объединяющая производителей рекламы. Последние, соглашаясь с тем, что закон о рекламе необходим, были заинтересованы в минимальном государственном вмешательстве в сферу рекламы и максимальном саморегулировании.

Другой законопроект был подготовлен правительством, и в соответствии с ним, естественно, предполагалось, что государство будет главным участником в процессе контроля за рекламой, оно будет следить за соблюдением вводимых ограничений, наказывать за нарушения законодательства о рекламе.

 

Были и другие проекты, но каждая из групп, лоббирующая тот или иной законопроект стремилась к тому, чтобы в прессе, на телевидении появлялись статьи, передачи в защиту своих позиций. Скажем, одни говорили о том, что если ввести ограничения на рекламу сигарет и алкоголя, то государство потеряет на этом миллионы долларов несобранных налогов (при этом, конечно, умалчивалось, сколько миллионов или миллиардов долларов потеряют сами производители и распространители рекламы). Другие указывали, каким образом абсолютная в этом отношении свобода рекламы может отразиться на развитии общества, прежде всего на его здоровье (хотя до сих пор нет очевидных доказательств связи рекламы сигарет и алкоголя с ростом их потребления). Так или иначе прошла шумная дискуссия, была серьезная борьба интересов в парламенте и правительстве. О накале этой борьбы свидетельствует хотя бы то, что заместитель Председателя Госкомитета по антимонопольной политике обратилась в Судебную палату по информационным спорам с просьбой оценить шквал недостоверных и оскорбительных публикаций в СМИ о правительственном законопроекте. Палата признала, что в печати искажается текст законопроекта, передергивается смысл юридических терминов и внушаются “необоснованные предположения о негативных намерениях разработчиков”.



 

Борьба эта шла вокруг двух основных проблем. Решался, во-первых, вопрос о том, кто именно будет следить за соблюдением будущего законодательства о рекламе. Организации рекламистов и распространителей их продукции выступали за закрепление в тексте закона основополагающих принципов саморегулирования в рекламной сфере. При этом они часто ссылались на западный опыт, где вопросы ответственности перед потребителями за достоверность и этичность рекламной информации обычно возлагаются на самих рекламистов. Пытаясь доказать свои возможности, распространители рекламы в эфире приняли на себя в период, предшествующий принятию закона, добровольные обязательства, демонстрируя рекламу табака и алкоголя лишь поздно вечером и ночью. В это время дети и подростки не смотрят телевизор, не попадая тем самым под пагубное влияние такой рекламы. Правительство, в свою очередь, настаивало на том, чтобы контролем продолжал заниматься его орган, а именно Государственный антимонопольный комитет (ГАК) (ныне — Министерство РФ по антимонопольной политике и поддержке предпринимательства, МАП).

 

Во-вторых, борьба развернулась вокруг предложения правительственного варианта закона, предполагавшего полностью запретить рекламу алкогольных и табачных продуктов по каналам телевидения. Вещатели и рекламодатели убеждали, что реклама таких товаров приносит телестанциям основную часть их доходов и в случае ее запрета рухнет экономическая основа существования независимых аудиовизуальных СМИ. По их подсчетам, убытки составили бы десятки миллионов долларов в год. Утверждалось, что вред обществу, возможно наносимый в результате рекламы сигарет и водки, меньше прибыли государства от налогов на такую рекламу и его заинтересованности в финансовом благополучии вещателей. Взамен жесткой позиции правительства распространители рекламы предлагали сохранить статус-кво, то есть ограничить рекламу алкоголя и табака по времени — транслировать ее только поздно вечером и ночью.

 

Федеральный закон “О рекламе” был принят Государственной думой 14 июня 1995 года и вступил в силу в июле того же года. По конфликтным пунктам в его тексте был достигнут определенный компромисс.

 

Закон возложил функции контроля за соблюдением ограничений на рекламу на государство, как гаранта прав граждан, а именно на “федеральный антимонопольный орган” в составе правительства страны и его территориальные подразделения. В то же время, незначительные права по контролю за рекламой были предоставлены органам саморегулирования. Такие органы, например, привлекаются к участию в разработке нормативных правовых актов, проведению независимой экспертизы рекламы на предмет ее соответствия требованиям законодательства. Органы саморегулирования вправе предъявлять судебные иски в интересах потребителей рекламы, хотя о случаях таких исков автору не известно. Таким образом, некую дань уважения рекламному сообществу в этом законе можно увидеть, но, естественно, не такую, которую хотели бы получить ассоциации рекламистов. Формально, однако, можно утверждать, что в регулировании рекламной деятельности возникло своеобразное разделение труда между органами государственного управления и организациями общественного самоуправления.

 

Другим компромиссом было то, что закон запретил рекламу алкогольных напитков, табака и табачных изделий, но только в телепрограммах и только с 1 января 1996 года. В переходный период, то есть до этого дня, такая реклама разрешалась с 22 до 7 часов местного времени. Благодаря отсрочке можно было завершить выполнение уже заключенных контрактов, и поэтому потеря этого рынка не была столь неожиданной для рекламодателей и производителей рекламы.

 

Общие положения Закона “О рекламе”

 

Следует сразу оговориться, что Закон “О рекламе” не распространяется на политическую рекламу. Это означает, что к политической рекламе неприменимы положения и понятия Закона “О рекламе”. Как это следует понимать? Не следует полагать, что к политической рекламе нельзя применить понятийный аппарат, либо некоторые другие положения закона о рекламе, скажем о её максимальном объёме. Но нельзя переносить ограничения, которые закон накладывает на коммерческую рекламу, на рекламу политическую. Это естественно и понятно, такая практика существует и в других странах мира. Что значит “недостоверная политическая реклама”? Можно карать за недостоверную коммерческую рекламе, когда покупатель вводится в заблуждение. Но практически любая политическая кампания использует этот метод, в любой предвыборной кампании используется реклама, которая обещает нечто невыполнимое. Рассчитывать на то, что можно будет наказать впоследствии президента или победившую на выборах партию за то, что они не сократили, как обещали, дефицит бюджета, было бы нереально. По этой причине все предусмотренные законом о рекламе меры по защите граждан от недопустимой рекламы распространяются только на коммерческую и социальную, но не на политическую рекламу. Когда создавался сам закон, предполагалось, что он будет включать в себя и положения, регулирующие политическую рекламу. Однако лоббирующие силы добились того, чтобы не было этих положений. В конце концов было решено создать специальный закон о политической рекламе, который так до сих пор и не принят. В последний раз он был вынесен на обсуждение Совета Государственной думы еще в апреле 1996 года, но на сегодняшний день не прошел даже первого чтения. Частично политическая реклама регулируется законодательством о выборах.

 

Закон также не распространяется на частные объявления граждан, если они не связаны с осуществлением предпринимательской деятельности. Объявление о продаже коровы или обмене квартиры, скорее всего, под действие закона не подпадет, чего не скажешь о соседствующим с ним объявлением об услугах частного нотариуса или профессионального маклера.

 

Под объектом регулирования, говорит закон “О рекламе”, понимается распространяемая в любой форме, с помощью любых средств рекламная информация (а именно — информация о физическом или юридическом лице, товарах, идеях и начинаниях), которая предназначена для неопределенного круга лиц и призвана формировать или поддерживать интерес к этим физическому, юридическому лицу, товарам, идеям и начинаниям и способствовать их реализации. Таким образом, от других видов массовой информации рекламу отличают цели ее создания и распространения: пробудить или поддержать интерес к конкретным товарам и услугам и способствовать их реализации. Совокупность указанных признаков является необходимой для признания распространяемой информации рекламной. Следует сразу же отметить, что этому понятию рекламы, определенному во второй статье Закона, противоречит положение ч.2 ст.5, где говорится, что распространение в СМИ материалов, в которых целенаправленно привлекается внимание и формируется интерес к изготовителю, продавцу или товару без предварительного оповещение путем пометки “на правах рекламы” не допускается. В нем пропущен важнейший признак рекламы — ее побудительность. Коллизия двух норм, в которой приоритет, как представляется, должен признаваться за ст.2, приводит к негодной правоприменительной практике, при которой антимонопольные органы пытаются наказать СМИ за распространение различных интервью, статей и репортажей, положительно и хвалебно освещающих явления экономической, хозяйственной, социальной и культурной жизни. Логика действий властей может привести к тому, что любая благоприятная рецензия на вышедший в прокат кинофильм, на новую театральную постановку или же сообщение об открытии нового универмага должны будут выходить с предупреждением “реклама”.

 

Если мы посмотрим на определение рекламы в законе, то увидим, что предполагалось охватить им и политическую рекламу — “идеи и начинания” имеют большее отношение к политике, чем к коммерции. В то же время в нём не упоминаются услуги, реклама которых составляет значительную часть подобных сообщений.

 

Что означает “предназначена для неопределенного круга лиц”? Если я, например, напишу письмо своему брату, в котором посоветую ему купить в ГУМе новый магнитофон определенной марки по цене с предпраздничной скидкой, то это будет информация, предназначенная “для определенного круга лиц”, то есть для моего брата. Если же я напишу “Покупайте магнитофоны в ГУМе со скидкой”, размножу листок и расклею на стенах домов, то это будет информация для неопределенного круга лиц, то есть такая информация, автор которой предполагает, что любой увидевший его объявление может пойти и купить указанный товар. В законе говорится, что существует ответственность перед этим “неопределенным кругом лиц”. Если рекламодатель предлагает ему купить некий товар, это означает, что рекламодатель несет перед ним ответственность. Любой человек из тех, кого рекламодатель фактически не знает и не всегда себе представляет, вправе воспользоваться рекламой как формальным деловым предложением совершить сделку. В результате этого, тот, кто предлагает совершить эту сделку, то есть рекламодатель, обязан соблюдать те условия, о которых он сообщает в своём сообщении. То есть, если торговец сообщает по телевидению, что 11 ноября в магазине “Люкс” будет осуществляться распродажа светильников по цене не превышающей пятисот рублей, и в этот день приходит некий покупатель, и выясняется, что нет ни одного светильника по такой цене, он вправе подать в суд на магазин за то, что магазин сначала предложил ему совершить сделку, а впоследствии от этой сделки отказался и не соблюдает те условия, которые были предложены им в этом пусть не существующем на бумаге договоре. То есть фактически любая реклама — это не просто безделушка, конфетти и новогодние украшения, — это предложение вступить в договорные отношения, и та сторона, которая их предлагает, обязана свои условия выполнять.

 

Для того, чтобы подчеркнуть специфику рекламной информации и не сбить потребителя с толку, закон обязывает средства массовой информации отделять ее от другой распространяемой ими информации — графически (в печатных СМИ) или аудиовизуальными средствами (в электронных СМИ). При этом слова “реклама” или “на правах рекламы” не являются единственной формой информирования о характере следующей за ними информации. Например, в одном случае, рассмотренном в суде, содержание газетного интервью сводилось к рассказу об успехах некоей организации и о хорошем качестве производимого ею товара. Перед текстом статьи выделенным шрифтом разъяснялось, что вынесенная в заголовок фраза часто используется в рекламе организации, должностное лицо которой давало интервью, а в материале пойдет речь о том, что стоит за этим рекламным слоганом. Арбитражный суд решил, что указанное сообщение по сути является надлежащим предварительным оповещением потребителя о рекламном характере следующей за ним информации, поскольку позволяет ему распознать соответствующий материал, как рекламный, непосредственно в момент его представления.

Таким образом подвести некоий итог относительно государственного и законодательного регулирования рекламы, но регулирование не заканчивается лишь на уровне государства. В следующем пункте мы рассмотрим другой вид регулирования, немного отстраненный от вышеизложенного.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.021 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал