Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Опьянение» свободой




К сожалению, вырвавшись из затхлого подземелья «военно-коммунистической» системы, глотнув свежего воздуха экономической свободы, предприятия быстро «опьянели». Пребывая первое время в состоянии своеобразной рыночной эйфо­рии, они залихватски, что называется, транжирили спой капитал, ибо, привыкшие к государственному снабжению и оказавшись на рынке, из которого нужно было во что бы то ни стало извлекать средства для поддержания свободного суще­ствования, они не располагали опытом конкурентной борьбы (откуда ему было взяться!), не имели навыков ведения коммерческих операций. В погоне за этими средствами, в борьбе за выживаемость, промышленные предприятия начали про­давать не только запасы готовой продукции, но частенько выбрасывали в пасть прожорливого рынка и производственные материалы, топливо, заводское обору­дование, инструменты. Приходилось буквально бороться за покупателя и эта жесткая, стремительно ворвавшаяся в хозяйственную жизнь конкуренция между раскрепощенными государственными предприятиями, дополненная конкуренцией между представителями различных форм хозяйствования, оказала свое естествен­ное воздействие на промышленные цены — они начали заметно падать. Однако отсутствие простого учета затрат, полная неосведомленность в области себестои­мости производимой продукции не позволяли предприятиям сопоставлять расхо­ды с доходами и на этой основе составить сколько-нибудь адекватное представле­ние об истинных размерах их прибылей (убытков).

Но период так называемого «разбазаривания» был непродолжительным. Хозяй­ственные руководители быстро осваивали азбуку рынка. Они начали понимать, что производство продукции, реализовавшейся по бросовым ценам, требует со­лидных средств (на приобретение орудий производства, материалов, сырья, выпла­ту заработной платы), которые могут быть получены только в сфере обмена, на рынке. Следовательно, торговать нужно было по таким ценам, чтобы выручка от реализации по меньшей мере покрывала издержки производства и обращения. И уже с весны 1922 г. начинается рост цен на промышленные изделия.

Почувствовав угрозу «разбазаривания» трестами капитала, ВСНХ предпринял организационный маневр. Речь идет о синдицировании трестированной промыш­ленности, создании в ее структуре организаций, представляющих собой конструк­цию нового торгового аппарата.

Синдикаты действительно помогли справиться с «разбазариванием» капитала, и с этой точки зрения сыграли полезную роль, объединив разрозненные тресты и предприятия. Однако начался, как уже отмечалось, стремительный рост промыш­ленных цен вплоть до октября 1923 г., когда раствор ножниц на промышленные1 и сельскохозяйственные товары достиг максимального значения, кризис сбыта достиг критической отметки. Убивая всеми способами конкуренцию как на рын­ках сбыта, так и на рынках заготовок, синдикаты быстро превращались во все­сильных монополистов и, используя свое монопольное положение, а скорее, зло­употребляя им, естественно, всячески способствовали росту промышленных цен. раздвиганию лезвий «ножниц», вызреванию а недрах нашего экономического базиса тенденций к паразитизму и загниванию. Более того, из коммерческих органов трестов они трансформировались в субъекты государственного регу­лирования промышленности и торговли, в аппараты, управляющие всеми сто­ронами деятельности трестов. При этом синдикаты не ограничивались только собственно экономическими методами, они отнюдь не брезговали и столь излюб­ленными главками приемами принудительного, насильственного администрирова­ния. Правда, эти качества они приобрели уже несколько позже, тогда, когда после П. Богданова ВСНХ СССР возглавляли Ф. Дзержинский и особенно В. Куйбышев.



П. Богданов видел эти тревожные для судеб НЭПа тенденции, размышлял над способами их нейтрализации, но при этом считал, нецелесообразным грубое административное вмешательство в рыночные процессы, Он понимал, что трудно­сти становления экономических форм и методов хозяйствования порождены в своей подавляющей массе именно отчаянно сопротивляющейся нововведениям административной системой «военного коммунизма», консерватизмом многих партийных и советских работников, И самое, пожалуй, важное здесь заключает­ся в выводе П. Богданова, призывавшего не капитулировать перед трудностями, не сворачивать с нэповского пути, а настойчиво и последовательно продолжать движение в начатом направлении. «Если те принципы, которые сейчас нами наме­чены, будут восприняты в каждом крупном промышленном центре, то та борьба, которую мы начинаем вести, будет доведена до конца»100. Главным же, основой основ новой системы являлся, по его мнению, принцип сочетания централизованно­го руководства с самой широкой демократизацией хозяйственного управления. Конечно, П. Богданов не раскрыл глубокой тайны этого загадочного принципа, но, повторяем, его кредо — минимум административного вмешательства центра в хозяйственную жизнь синдикатов и трестов и максимум экономической свободы последних.



Впрочем, предоставим слово самому П. Богданову. «ВСНХ, писал он, — дол­жен предоставлять полную хозяйственную автономию создаваемым им правлени­ям, не должен административно вмешиваться в распорядительные действия этих

правлений, за исключением случаев, когда в результате своего контроля обнару­жит уголовные или совершенно бесхозяйственные деяния всего правления пли отдельных администраторов»101.

Что ж, такая фритредерская или, точнее, демократическая позиция не оставляла П. Богданову ни малейших шансов на сохранение за собой не только поста Председателя ВСНХ СССР, но и Председателя ВСНХ РСФСР. На самом деле демократия все более приобретала черты факультативности, централизм же после административного установления цен для выхода из кризиса становился абсо­лютным императивом. Своим тяжелым дыханием он уже в конце 1923 г, заразил

новые формы хозяйствования, такие как аренда, кооперация, синдикатские образо­вания, акционерные общества. Началось движение в противоположном от демок­ратии направлении, и вскоре, например, слом плохой уборной стоимостью в 5 руб. требовал специального декрета ВСНХ!102

К середине 1920-х годов четко обозначился поворот к жесткой планово-центра­лизованной системе управления, и такие, склонные к демократии руководители, как П. Богданов, становятся ненужными.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.012 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал