Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Обращение к богине




Ты закрываешь глаза, делаешь вдох и на выдохе представляешь, как оказываешься на зеленом холме на прекрасном острове. Ты оглядываешься и видишь мраморную лестницу, ведущую вниз. Ты спускаешься вниз, считая ступеньки: 10-9-8-7-6 5-4-3-2-1., и оказываешься перед прекрасным храмом. Ты заходишь вовнутрь, поднимаешь руки к небу и призываешь Шакти: «О, великая богиня, воплощение женского начала, предстань во всем своем великолепии и мощи. Приди и освети мир своим присутствием. Ом, Шакти, Шакти, Намах».

- И что мне делать потом?

- Ты должна ее увидеть в сияющем белом свете, а пока мне пора идти.

Закрыв дверь за Камиллем, и зажгла красную свечу и, брызнув несколько капель ароматического масла нероли в свечу, удобно устроилась в кресле. Разлился сладковатый дурманящий запах. Закрыв глаза, я повторило все, что говорил Камилль. Призвав богиню, я увидела, как в храм вошла босоногая женщина с телом цвета корицы, в красном сари, расшитом золотыми нитями. Ее волосы были украшены живыми красными цветами гибискуса. Она начала танцевать, аккомпанируя себе лишь нежным звоном браслетов на руках и ногах.

Каждое ее движение было наполнено сексуальностью - покачивание бедер, чувственное подергивание ноздрей, завораживающие медленные жесты ладонями, слегка приоткрытые губы, расширенные зрачки. И хотя я не понимала значения ее жестов, я чувствовала эротические волны, исходящие от нее. И начале волна была спокойной, передавая состояния влечения и нарастающего возбуждения, постепенно усиливалась, становясь мощной волной оргазма. Пространство вокруг нее вибрировало от зарядов сексуальной энергии. Завороженная танцем, я не ламетила, как в храме появился мужчина, восседающий на подушках и наблюдающий за танцем.

«Мои губы ждут поцелуев, мое сердце бьется от любви, мое и они влажно и жаждет тебя. Я готова идти за тобой к вершинам блаженства и в глубины страсти», - рассказывали руки Шакти настолько красноречиво, что я стала понимать их. Медленно приблизившись к Шиве, Шакти вложила ему в руки конец своего сари. Пристально глядя ему в глаза, она начала медленно кружиться и с каждым поворотом сари разворачивалось, пока не упало к ногам Шилы. Одним движением сбросив коф-точку-чоли, Шакги осталась обнаженной и продолжила свой воспламеняющий танец, то приближаясь, то удаляясь от Шивы, дразня его движением своих круглых бедер и покачиванием полной груди. В какой-то момент она вплотную приблизилась к Шиве, и он одним движением вошел в нее. «Поза космического единения», - всплыли откуда-то слова.

«Поза космического единения», - вспомнила я, наткнувшись взглядом на одну из скульптур храма: мужчина и женщина, сидя друг к другу лицом, слились в ритуальном творении любви.



Едва бросив веши в гостинице и приняв душ, я помчалась к храмам Каджурахо. Мы пересели в Дели на самолет, летящий в Каджурахо, и часов в пять вечера были около храмов. Мне безумно хотелось посмотреть на их знаменитые скульптуры, поспевающие секс как путь к раскрытию своего высшего «Я», как путь, познания мира и познания себя. Казалось, даже воздух виб-

рировал от той энергии, которая окружала эти фигуры. Я любовалась скульптурами и настолько растворилась в розовом закате и тишине, что не заметила, как подошел Раджив.

- Легенды говорят, что создатели Каджурахо спустились с Луны. Хемавати, прекрасная дочка Брамина, была соблазнена богом Луны, когда купалась в реке ночью. От этого союза смертной и бога родился сын, Чандраварман. В те времена незамужняя женщина, имеющая ребенка, преследовалась и осуждалась, поэтому Хемавати ушла в леса Центральной Индии. Там она воспитывала и растила своего сына, который стал основателем великой династии Чандела. Когда он был признан правителем, то увидел во сне свою мать, которая умоляла построить его храм, воспевающий человеческие страсти.

-А почему внутри храм украшен более просто?

- Потому что, только пройдя через свою сексуальность, раскрыв ее и овладев ею, человек может достичь единства со Вселенной. Сексуальная энергия - источник всего живого, и олицетворение ее - священная змея Кундалини. Посмотрев на часы, Раджив сказал:

- Мы можем успеть на вечернюю медитацию - пробуждение Кундалини.

- В Древней Индии сексуальную энергию называли Кундалини.



Камилль рано разбудил меня и, выслушав мой рассказ о встрече с Шакти, стал рассказывать дальше про сексуальную энергию. Он принес с собой древнеиндийский манускрипт с роскошными иллюстрациями и показал мне изображение Кун-далини.

- Слово «кунда» означает внутреннее потаенное место - впадину. В ней покоится энергия, символ которой - свернувшаяся в три с половиной кольца спящая змея. У мужчин Кунда-липи расположена в промежности, между анусом и половым членом. У женщин она - в районе шейки матки. В дремлющем состоянии Кундалини символизируется Шакти, или энергией. Только что пробужденная Кундалини, с которой ее обладатель I не в состоянии справиться, изображается в виде свирепой богини Кали. Поэтому человек может испытывать необъяснимый гнев, страх или агрессию. Мужская статичная энергия пробуждается только при посредстве женской энергии Кали.Когда Кундалини пробуждается, она поднимается по позвоночнику к мозгу, и тогда появляются все выдающиеся достижения в поэзии, литературе, музыке, науке. Это творческая энергия, энергия самовыражения.Слушая Камилля, я начинала понимать, почему мужчине столь необходима женская энергия. Только женская энергия сексуальности помогает достичь мужчине вершин творчества. Муза совсем не бесплотная женщина, а, наоборот, чувственная и сексуальная, так как именно такая женщина, вдохновляет мужчину и наполняет его энергией творчества. Именно при оргазме у женщины пробуждается Кундалини и женщина наполняется энергией естественным путем. Пульсация матки при оргазме помогает качать энергию. Но запреты лишили многих женщин умения переживать не просто оргазм, а тотальный оргазм. Именно женщина в состоянии Любовницы наполняет мужчину энергией.

- Но прежде чем я покажу тебе практики по пробуждению Кундалини, тебе необходимо подготовить свое тело, убрать все блоки, не дающие твоей энергии подняться. Я покажу тебе медитацию, помогающую энергии проложить путь в правильном направлении. Когда энергия закрыта внизу, трудно переносить воздержание. Все практики нужны, чтобы исцелиться. Когда энергетическая структура матки восстановлена, матка наполняется при оргазме, при занятиях любовью с любимым мужчиной. Это длится час, и не многие выдерживают такое напряжение. Но для тех, кто смог пройти через это упражнение, жизнь изменяется навсегда.

- Камилль ты меня заинтриговал! А ты уверен, что я смогу это повторить?

- Я буду тебе помогать. Конечно, если бы ты делала это вместе с женщинами, тебе было бы легче, но, думаю, моя поддержка тоже поможет. Ставишь пятки на кулачки, поднимаешь таз максимально вверх и стоишь пятнадцать минут. Постарайся найти удовольствие в дискомфорте, «отпустить» тело, и оно само найдет удобное положение. В следующие пятнадцать минут ты опускаешься на полную стопу, опускаешь руки вдоль тела и продолжаешь стоять, позволяя энергии идти своим путем.

- Это невозможно!- воскликнула я, представив, что меня ожидает.

- Почему же? Все возможно, когда ты знаешь, ради чего это Делаешь.

- И ради чего я это делаю?- Чтобы однажды пережить тотальный оргазм и, растворяясь в удовольствии, ощутить единство со Вселенной.

- Тотальный оргазм? - переспросила я.

- Да, когда волны наслаждения захватывают все твое тело и омывают твой мозг, раскрывая в тебе все дремлющие таланты.

- И ты хочешь сказать, что мои переживания не зависят от мужчины?

- Это больше зависит от тебя, но если ты способна почувствовать тотальный оргазм, то мужчина становится зависим от тебя.

- Правда? - я все еще сомневалась.

- Да, потому что такая женщина - чувственная, настроенная на секс и оргазмичная - блокирует природную страсть мужчины к разнообразию и сексуальным контактам.

- Хотелось бы верить! И что, таким женщинам мужчины не изменяют? - допытывалась я, вспомнив историю своего покойного мужа и почти достроенный особняк для его любовницы, ставший для меня неожиданным подарком.

- Нет, не изменяют! - убежденно повторил Камилль, глядя на меня долгим взглядом. - Третья часть упражнения как раз помогает тебе понять, насколько ты готова отпустить себя и испытать оргазм.

- В твоем присутствии не готова! - не дослушав, отрезала я.

- А почему мое присутствие должно мешать тебе? Пуританское воспитание лишает женщину ее силы. Как ни странно, мужчипа считает для себя высшей наградой, если он смог доставить женщине удовольствие. А женщина наполняется энергией, испытывая удовольствие, и при этом, отвлекаясь на мужчину и

контролируя ситуацию, она делает все, чтобы не проявить себя, лишить себя этого удовольствия... В течение этих пятнадцати минут ты будешь ритмично ударяться крестном об пол. Хорошо, что у тебя мягкий ковер.

Глядя на рассуждающего Камилля, я рассмеялась,

- А вдруг тебе захочется присоединиться? - поддразнила я его.

- Обещаю сдержаться и просто наслаждаться твоим состоянием, теша себя мечтой, что когда-нибудь и в моих руках ты сможешь испытать что-то подобное. Но ты можешь тоже об этом помечтать, лежа последние пятнадцать минут в позе тру па - Шавасане: руки вдоль чела, просто лежишь на спине и наслаждаешься движением энергии внутри тебя.

Я лежала на спине, пытаясь ощутить обещанные волны энергии. Вокруг меня на ковриках расположилось еще человек тридцать. Мы лежали на круглой площадке разрушенного храма 64 воплощений Кали (Шаузас Храм Иогини) под луной, вися Щей прямо над нами. Равное количество мужчин и женщин разных национальностей и возрастов - от 25 до 60 лет. Несмотря на то, что тренинг проходил в Индии, индусов было всего лишь человек пять, включая Раджива. Тренинг вела пышная итальянка, Нала, одна из учениц Ошо. Когда мы наконец-то шпили этот храм, все уже надевали повязки на глаза и слушали объяснение практики «Пробуждение Кундалини».

- Пятнадцать минут вы трясетесь. Тряска убирает все зажимы и помогает сбросить весь негатив. Потом вы пятнадцать минут танцуете, позволяя телу следовать за энергией и растворяясь в танце. Затем пятнадцать минут вы стоите, выпрямившись и держа голову прямо. И последние пятнадцать минут лежите, чувствуя потоки энергии, - говорила Лала.

«Раз я сюда попала, - сказала я себе, - то стоит попробовать, вдруг и на самом деле наконец-то во мне все проснется и я почувствую энергию». Я честно старалась растрясти себя, борясь со смехом, смущением и ощущением нелепости происходящего. Но, отдавшись процессу, я даже вздрогнула, услышав, что музыка изменилась.

- А теперь спонтанный танец, - прошептал мне на ухо Раджив. - Позволь телу вести себя, растворись в этом танце. Никто не смотрит на тебя, не смущайся, у всех повязки. - Вокруг уже все танцевали, и я включилось в общее движение. Мелодичность музыки постепенно убрала все зажимы, и тело двигалось само. Через пятнадцать минут музыка изменилась.

- А теперь просто стой прямо и ощущай, как внизу, в копчике, становится тепло и постепенно это тепло поднимается вверх по позвоночнику, - напомнил Раджив. Я вытянулась в струнку, и вдруг в какой-то момент мои внутрилонные мышцы начали непроизвольно сокращаться, качая энергию. Ошеломленная и захваченная новыми ощущениями, я даже не заметила, как пролетели пятнадцать минут. Музыка закончилась, и наступила звенящая тишина. Все легли на спину, вытянув руки вдоль тела.

- Поза трупа - Шавасана, - шепнул Раджив. Стоило мне лечь, как я тут же провалилась в сон. Только удар гонга разбудил меня. Не понимая, где я и что происходит, я смотрела, как

люди тихо встают, обнимаются и разбредаются в темноте ночи. Все еще в полудреме я почувствовала чьи-то крепкие объятия и увидела смеющиеся глаза Раджа.

- Что ты почувствовала? - спросил меня Раджив.

- Что ты почувствовала? - Я все еще лежала на ковре и пыталась осмыслить, что это было. Камилль пытливо взглянул на меня.

- В какие-то моменты я чувствовала, что больше не выдержу,- тихо начала рассказывать я, - особенно во второй фазе было трудно стоять. В какие-то моменты я чувствовала себя легкой и расслабленной, даже в такой неудобной позе.

-Да, важно научиться получать удовольствие даже в дискомфорте,- заметил Камилль, - и когда ты перестаешь все контролировать и отпускаешь себя, тогда становится легче.

- Я не смогла отпустить себя даже в третьей фазе. Но в четвертой я почувствовала теплые волны, проходившие по телу. - Я умолчала про пульсацию матки.

Но, видно, все мои переживания настолько ясно читались на лице, что Камилль покачал головой:

- Слишком много в твоем теле запретов и зажатостей. Слишком много ложной стыдливости. Ты все контролируешь, каждый свой шаг, каждое движение, не позволяешь себе отпустить себя.

- Стыд защищает от уязвимости, - начала оправдываться я.

- Стыд блокирует творчество. Стыд и запреты преграждают путь к твоему подсознательному. Лишают тебя доступа к могучей силе сверхразума и памяти поколений, хранящейся в тем-ных глубинах твоего бессознательного. Только убрав чувство стыда и внутренние запреты, особенно запрет на удовольствие, ты можешь получить доступ к источнику твоего творчества и всей мощи твоей сексуальной энергии... Когда ты прикасалась к себе последний раз?

- К себе? - переспросила я и покраснела.

- Ты стыдишься своего тела? Ты стыдишься дотронуться до себя? Но в этом нет ничего постыдного.

Ни один мужчина не сможет пробудить тебя, если ты будешь закована в броню свих запретов и стыда. Сегодня ночью, мягко и нежно прикасаясь к себе, изучи себя. Дотронься до самых потаенных местечек, пойми, что приносит тебе наибольшее удовольствие, наибольшее наслаждение. Пообещай мне, что сделаешь это и завтра расскажешь про все свои тайны.

- Может, и сделаю, но рассказывать не буду, - отрезала я, все еще дрожа от возбуждения и желая, чтобы Камилль остался и сам исследовал мое тело.

- Мне надо уезжать, хотя больше всего мне хочется остаться и самому узнать все твои тайны, - словно прочитав мои мысли, сказал Камилль.

- Мне нужно уходить, - прошептал Раджив, проводив меня после занятия до дверей моей комнаты. - И я хотел бы передать тебе послание Налы.

- Мне послание Лалы? Но мы же еще незнакомы.

- Она наблюдала за тобой во время медитации и заметила, что ты слишком зажата и стыдишься своего тела.

- Это неправда! - бросилась я защищаться.

- Может, она и ошибается, но она просила тебя сегодня, прежде чем ты уснешь, поласкать себя и отдаться удовольствию. Я бы хотел стать твоими руками, но пока мне запрещено оставаться с тобой. Так что этой ночью заснуть мне будет трудно, представляя тебя. - И, легонько чмокнув меня в щечку, Раджив ушел.

Я в недоумении и легкой растерянности вошла в комнату. Мне казалось, что, стоит мне лечь в постель, я тут же усну. Но в голове вертелись сотни мыслей и послание Лалы. Я вспомнила, как бабушка била меня по рукам, заметив, что я изучаю себя под одеялом. Мне было тогда около восьми лет, и с тех пор я опасалась прикасаться к себе, считая это чем-то грязным и непристойным.

- Тебя сейчас никто не видит, - уговаривала я себя, - и никто не ударит тебя по рукам. Ты уже взрослая. - Но внушенный стыд пока еще цепко держал меня. Ворочаясь и злясь на Лалу, Раджива, себя, я включила свет и достала книгу Барбары Кислинг, которую дала мне Алка. Открыв книгу наугад, я прочитала: «Знакомство с собой».

Слова: «Если ты не можешь сама себе доставить удовольствие, ты становишься зависима от мужчин, а когда ты умеешь получать удовольствие, они становятся зависимыми от тебя» - стали последней каплей, и я храбро опустила руку вниз. Я представила, что внизу у меня дивная орхидея, и луч солнца касается ее, лаская своими лучами, и шмель опускается на маленький бугорок, наслаждаясь сочащимся нектаром. Тело заныло от наслаждения, и волны удовольствия унесли меня в сон. Я проснулась, полная сладкой истомы, вспоминая вчерашнюю ночь, когда я, прикасаясь к себе, многое открывала впервые, выло ощущение, словно я заново родилась. Потянувшись, я встала и тут же услышала требовательный звонок в дверь. Накинув легкий шелковый халат, я спустилась, недоумевая, кто мог приехать так рано. Открыв дверь, я с изумлением увидела Ка-милля.

- Что же, ночь, судя по твоему виду была волшебной, - удовлетворенно сказал Камилль.

- Да, мне понравилось. Может, и мужчины не нужны? - промурлыкала я сладко потянувшись.

- Нужны. Они дают мужскую энергию, позволяя оставаться женщиной. Но я рад, что ты смогла перебороть свой стыд и свои запреты.

- Мне кажется, смогла.

- Сейчас мы это проверим.

- Это неопасно? - тут же запаниковала я, осознав, что на мне только легкий халатик.

- Пока нет, - низким голосом ответил Камилль и, тут же перейдя па обычный тон, как ни в чем не бывало поинтересовался:- У тебя есть шелковый шарф?

- Зачем?

- Будем играть в жмурки. Я завяжу тебе глаза, и тебе надо будет поймать меня, ориентируясь только на мои прикосновения. Готова?

- Да!- ответила я и пошла за шарфом.

Завязав мне глаза Камилль повернул меня несколько раз вокруг оси и отошел. Я почувствовала себя сразу одинокой и растерянной. Прошло несколько минут, и вдруг я почувствовала молниеносные обжигающие прикосновения к шее. Сначала прикосновения были очень быстрыми и неожиданными - на локте и тут же на стопе, на спине, на запястье. Смеясь, я пыталась поймать Камилля но в какой-то момент расслабились и просто отдалась каскаду прикосновений. Постепенно темп прикосновений стал замедляться, и, хотя они все еще оставались нежными и невинными, внутри меня что-то изменилось. Оставаясь в одежде я стала чувствовать себя полностью обнаженной. Мозг перестал контролировать происходящее, и возникло волшебное состояние освобождения.

- Что это было?- спросила я.

- Мощь прикосновений. Прикосновение помогает принять себя, пробудить свою чувствительность, освободить свою энергию, - объясняла Лала на следующее утро собравшимся в зале. Все еще сидели в парах, прислушиваясь к себе после упражнения «Секрет прикосновения».

- Следующее упражнение поможет вам еще лучше освободиться от запретов, - говорила Лала низким голосом.

- Глядя в левый глаз своего партнера, медленно снимите с себя всю одежду, оставшись полностью обнаженными. Почувствуйте себя новорожденным ребенком, радующимся своей наготе.

- Я не готова раздеваться перед всеми, - возмущенно про шептала я Радживу, вспомнив о всех маленьких и больших не-достатках своей фигуры и тут же застеснявшись своего тела. - Это похоже на стриптиз.

- Стриптиз, - словно услышав мои слова продолжала Лала, - лишь внешняя сторона того глубинного процесса, который происходит, когда человек освобождается от одежды. Снимая внешние покровы, он словно слой за слоем снимает броню запретов, сковывающих его сознание. Обнажаясь, человек обнажает свою душу. Но если вы не чувствуете себя готовым, то можете не раздеваться полностью. Представьте, как каждый элемент вашей одежды олицетворяет запреты. Даже если вы снимете что-то одно, но с мыслью, что вы освобождаетесь от того, что мешает вам наслаждаться собой, вы уже на пути к победе.

Заиграла музыка, и, глядя мне в левый глаз, Раджив начал медленно снимать одежду. Его немигающий взгляд и движения вводили меня в транс. Я услышала чьи-то тихие рыдания и поняла, что не для меня одной это упражнение кажется тяжелым. «Странно», - думала я, любуясь смуглым накачанным телом, но в этом раздевании не чувствовалось ничего сексуального, оно было чистым и возвышенным. Гимн красоте и совершенству человеческого тела, даже если в чем-то оно и не соответствовало канонам красоты.

- Если вы готовы, поменяйтесь местами и снимите свои одежды, - услышала я мягкий голос Лалы и, словно под гипнозом, стала медленно раздеваться. Мне казалось, что с каждым движением я избавлялась от всего наносного, запретного, надуманного. Оставшись в одних трусиках, я замерла, глядя на Раджива.

- Все хорошо, - прошептал он, - ты можешь не идти дальше. - Глядя на меня изучающе, он добавил: - Ты прекрасна.

- Ты прекрасна, - прошептал Кампллъ, остановив мои руки, когда я пыталась запахнуть халат, сползший с меня и распахнувшийся во время игры. - Позволь мне полюбоваться тобой как воплощением женственности. Когда сняты все покровы, женщина становится прекрасной. Ты прекрасна, как может быть прекрасна женщина, открывшая себя и позволяющая любоваться собой. Если бы я был скульптором, я бы вылепил тебя, если бы я был поэтом, я воспел бы тебя в стихах, если бы я был музыкантом, я рассказал бы о тебе в звуках, но я лишь воин. И все, что я могу, - это сражаться за твою красоту и красоту этого мира. Все, что я могу, - это любоваться тобой, не смея тобой обладать до тех пор, пока не одержу победу.

Я стояла, замерев и слушая Камилля, не зная, как реагировать. Мне хотелось броситься ему в объятия, но в такой момент это казалось слишком наигранным. И вдруг Камилль сменил тон и совершенно буднично произнес:

- Позволь мне сделать тебе массаж и научить тебя древнему индийскому массажу, открывающему энергию. Ты начина ешь со стоп, потом поднимаешься к животу и делаешь несколько круговых движений вокруг живота по часовой стрелке, потом массируешь грудь 18 раз в одну сторону и 18 раз в другую и 9 раз открываешь грудь. А теперь ложись, и я просто сделаю тебе массаж. «Господи! - подумала я. - Я совсем не чувствую стеснения, принимая как должное, что почти незнакомый мужчина прикаса ется ко мне, совершенно не боясь его и не стыдясь своего тела».

- Монстров, охраняющих путь к твоей сексуальности. Их создает все, что ты знала о сексе, все твои опасения, представления, страхи. Для усиления обряда произнеси заклинание: «Огонь, пожирающий и возрождающий, сожги все мои опасения, страхи, представления и переплавь в мою раскрепощенность и удовольствие, страстность и желание. Да будет так, как сказано!» Поблагодари Огонь за проявленное внимание, сегодня нам понадобятся его мощь, сила, его помощь.

- Стихия Огня! Во всей первозданной мощи! - тихо произнес Камилль, когда наконец-то мы достигли священных огней. Как и обещал, он приехал вечером. Весь день я провела в странном оцепенении. Я написала письмо тетушке, описывая события последних дней. И мне казалось, что письмо важнее для меня, чем для тетушки, оно помогало мне осознать происходящее.

- Оденься потеплее, мы идем в горы, - сказал Камилль.- Настало время показать тебе священный огонь.

- Священный огонь?

- Да, огонь, вырывающийся из земли. Существует несколько мест на Земле, где всегда горит священный огонь, - стал рассказывать Камилль. пока мы поднимались по затерянной тропинке к вершине. Уже почти стемнело, и он зажег факел. - Наиболее известны огни Химеры. Древние греки ориентировались по ним, ведя свои корабли.

-А сейчас они тоже существуют или остались только легендой?

-Те, о которых писали греки, сейчас находятся на территории Турции, недалеко от Кимера. Здесь, на Монблане, тоже существует такое место, но о нем никому не известно. Я увидел его во сне и потом нашел в реальности. Ты увидишь, что огонь вырывается прямо из-под Земли, напоминая о том, что внутри Земли бушует вечное пламя - огненная магма, подобно тому как в каждом из нас бушует сексуальная энергия, и если мы не даем ей выхода, она пожирает пас изнутри или прорывается наружу, сжигая все на своем пути. И лишь научившись управлять своей страстью мы можем направлять ее. Но у кого-то огонь еле тлеет, и тогда пропадает страсть к жизни и человек теряет желания.

- Потеря желаний мне пока не грозит, - засмеялась я.

- Что же, тогда ты готова встретиться со своей страстью, - произнес Камилль. - Познать, что такое истинная страсть, и отпустить себя, стать раскованной, страстной, чувственной и необузданной, сладострастной и спонтанной, активной и изобретательной. Познать, что такое состояние Любовницы, но не в бытовом понимании, а в высшем. Пробудить в себе непознанные возможности и научиться ими управлять. Научиться Управлять своей энергией оргазма. Позволить себе быть возлюбленной и насладиться этим состоянием...

Последние слова Камилля я уже не услышала, остановившись в изумлении. Пологий склон был усыпан небольшими сполохами пламени, вырывающимися прямо из-под Земли. Чернеющая выжженная Земля сливалась с темнотой ночи. Я, словно завороженная, смотрела на огонь. ной, а продолжение посвящения в богиню Шакти. И я легонько кивнула.

Раджив распахнул дверь, и я застыла в изумлении. Мерцание свечей, расставленных в разных уголках комнаты, и чувственные запахи эфирных масел нероли, жасмина и илан-иланга наполняли комнату. Роскошные букеты роз стояли в напольных вазах. На серебряном подносе стояли бокалы и кувшин с красным вином, лежали желтые круги ананаса, оранжевые кусочки манго и темно-красные кусочки папайи. На полу были разбросаны яркие золотисто-желтые, красные и оранжевые подушки и валики. Чуть слышно играла мелодичная индийская мелодия.

- Я ждал тебя, - прошептал Раджив, увлекая меня в комнату. - Словно принцессу, он усадил меня на подушку и налил мне бокал вина.

- В индийской традиции вино символизирует огонь. Пригуби маленький глоток, проявляя уважение к стихии Огня, и съешь кусочек манго, чтобы восстановить силы. - Раджив положил мне в рот кусочек манго.

Сев напротив меня, Раджив тоже взял бокал и, глядя мне в глаза, отпил несколько маленьких глотков. Я вспомнила прабабушкины советы и, отпивая глоток, представляла что выпиваю Раджива вместе с вином. Внезапно мой взгляд упал на мои босые ноги, перемазанные пылью, пеплом и травой, и я тут же застеснялась.

- Пойдем, я приготовил тебе ванну, - словно прочитав мой мысли, сказал Раджив и протянул мне руку, помогая подняться с подушки. - Почтительно сняв с меня сари, он повел меня в

ванную, также украшенную свечами и наполненную ароматом масел. Подняв меня на руки и опустив в прохладную иоду, одним движением Раджив сбросил рубашку и брюки и сел рядом со мной.

- Ой, какая холодная вода. - Поеживаясь, я протянула руку к крану, чтобы добавить горячей воды.

- Нет, - перехватив мою руку, остановил меня Раджив.

- Почему? - удивилась я.

- Прохладная вода оживляет и тонизирует душу, а горячая- расслабляет и успокаивает. Согласно древним книгам, влюбленные принимают совместную ванну наполненную про хладной водой. Не переживай, я согрею тебя.-Я почувствовала, как Раджив мыльной пеной, благоухающей жасмином, намыливает мои стопы, икры, бедра, талию и грудь. Его прикосновения были наполнены почитанием и преклонением. Ноги, еще горящие после прохождения по огненной дорожке, стали успокаиваться, а усталость, наоборот, растворяться вводе. Глаза сами собой закрылись, и я вся отдалась ощущениям.

-Теперь твоя очередь, - Раджив протянул мне мыло.

Я так же, словно совершая ритуальное омовение, намылила его стопы и роскошное мускулистое тело. Раджив закрыл глаза и отдался во власть моих прикосновений. Я стыдливо обошла его восставший в желании фаллос и в нерешительности взгля-вула на голову, не зная мыть его гриву или пет.

- Продолжай, у тебя замечательно получается. Откуда-то из глубин памяти всплыли нужные движения, и

я начала массировать его затылок, мизинцами скользить вдоль ушей, делая вдох, как учила прабабушка. Повторив так три раза, я уже сама начала чувствовать легкое волнение и нарастание возбуждения. Уйдя под воду, Раджив смыл с себя пену и включил душ. Сполоснув меня и себя, он вышел из ванны и протянул мне пушистое красное полотенце. Словно драгоценность, завернув меня в полотенце и промокнув остатки воды, Раджив опять усадил меня на подушки, а сам сел напротив меня.

- Дай мне свои руки, я хочу почувствовать их тепло, - прошептал Раджив, - правую руку ладонью вниз, левую - ладонью вверх. Положи свою правую ладонь на мою левую, а я положу свою правую ладонь на твою левую. Я вспомнила, что жрицы стихий так же сцепляли руки в танце, соединяя свои энергии. Сблизив свои руки с горячими ладонями Раджива, я сразу почувствовала ток энергии проходящей между нами.

- Представь, что во время вдоха ты получаешь мою энер- гию, а во время выдоха - отдаешь свою, и смотри мне в ле- вый глаз. - Шепот Раджива становился все более чувственным и низким. Наше дыхание замедлилось и слилось, и мы растворились в кольце энергии, ощущая себя бестелесными и растворившимися друг в друге. Я не знаю, сколько времени прошло, когда почувствовала, что Раджив отпустил мою левую руку и сел рядом со мной. Нежно прикасаясь пальцами, он медленно повел свою руку от моей правой руки до правой стопы. Взяв в руки масло и погрев его в своих ладонях, он стал массировать мою ступню, сосредоточившись на большом пальце, и дальше его руки стали подниматься по икрам, бедрам, словно

прикасаясь к священной скульптуре. Его рука дошла до талии и стала подниматься так же медленно вверх, чуть задержавшись на груди.

- Ты знаешь, что у тебя изумительная грудь? - тихо заметил он.

- Да? - все, что смогла я ответить, захваченная волной возбуждения.

- Да, и когда я ласкаю ее, она становится еще более прекрасной. Дальше его рука скользнула вниз, опускаясь по бедрам, икрам до левой стопы. Он оказался за моей спиной, и я почувствовала, как его руки нежно помассировали мои плечи. Мягко положив меня на кровать, Раджив правой рукой стал ласкать меня внизу, а левой поддерживал меня за спину, легко дуя в область сердца.

- Можно я поцелую там, где жарко, влажно и сладко? - спросил он, и его голова опустилась. Левой рукой он держал мою руку, а правая рука накрыла мой сердечный центр, соединяя страсть с любовью. Волны наслаждения накрывали одна за Другой, я извивалась в его сильных и умелых руках.

- Моя Шакти, ты - само пламя, сама страсть, - оторвавшись, пробормотал Раджив. И, сев па кровать, одним движением посадил меня себе на бедра.

Я сидела на бедрах Камилля, не понимая, что происходит. Он так и не сделал попытки меня раздеть и сам оставался одетый. И в то же время я чувствовала исходивший от него жар и

слышала его тихий голос.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.018 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал