Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






не в нем дело. Просто ситуация так сложилась.




Лидерство — функция ситуации.

Представители этой точки зрения опираются в своих рассуждениях на хорошо известные факты, непосредственно почерпнутые из повседневной жизни и иллюстрирующие неправомерность рассмотрения лидерства как функции личностных свойств или как функции группы. Они приходят к выводу о том, что этот феномен внутригруппового взаимодействия и «расклада сил» является, по своей сути, продуктом, в первую очередь, ситуации, а точнее — многочисленных ситуаций, чередующихся в ходе жизнедеятельности сообщества и меняющих друг друга. Какие же аргументы могут подтвердить справедливость подобного вывода? Во-первых, один и тот же человек может выполнять лидерские функции в одной ситуации и находиться в роли ведомого, а то и аутсайдера, в другой. В качестве подтверждения можно привести данные, полученные многими исследователями, которые, например, сравнивая положение подростка в классе и в, так называемых, дворовых компаниях зафиксировали любопытную закономерность: чем выше статус

 

 

· Понятие «значимый другой» в социальной психологии

 

Взаимодействие людей может быть эффективным лишь в том случае, если его участники являются взаимно значимыми. Безразличие и слепота к индивидуальным особенностям и запросам партнера, игнорирование его внутреннего мира, оценок, позиции искажают результат взаимовлияния, тормозят, а порой и парализуют само взаимодействие. Именно поэтому в современной психологии с особой остротой встает проблема «значимого другого».

 

Термин введён Г. Салливаном в 30-е гг. ХХ века.

 

В 1988 году А.В. Петровским была предложена трехфакторная концептуальная модель «значимого другого».

 

Первый фактор - авторитет, который обнаруживается в признании окружающими за «значимым другим» права принимать ответственные решения в существенных для них обстоятельствах. За этой важной характеристикой стоят фундаментальные качества индивидуальности человека, которые позволяют окружающим полагаться на его честность, принципиальность, справедливость, компетентность, практическую целесообразность предлагаемых им решений. Впрочем, авторитет – лишь высшее проявление этого типа позитивной значимости человека для других людей, и поэтому обозначим этот вектор как референтность Р+. Вместе с тем существует и прямо противоположное позитивной референтности качество, то, что можно было бы условно назвать «антиреферентностью». Если, к примеру, обладающий таким негативным качеством человек порекомендует своему знакомому посмотреть некий кинофильм или прочитать книгу, то именно из-за похвал и оценок этого человека и книга не будет прочитана, и кинокартина не вызовет интереса. Обозначим антиреферентность Р-. Его крайняя точка выражает максимальное и категорическое неприятие всего, что исходит от негативно значимого человека.



 

Второй фактор – эмоциональный статус «значимого другого» (аттракция), его способность привлекать или отталкивать окружающих, быть социометрически избираемым или отвергаемым, вызывать симпатию или антипатию. Аттракция А представлена множеством эмоциональных установок, располагающихся по нарастанию от точки 0 к точке А+, так и в противоположном направлении – к точке А-.

 

Третий фактор репрезентативности личности – властные полномочия субъекта или статус власти. Возрастание статусных рангов получает отражение на векторе, ориентированном условной точкой В+.

 

В то время как в одном направлении от исходной точки властные полномочия усиливаются, в другом нарастает прямо противоположный процесс все большей дискриминации «значимого другого» (здесь понятие «значимость» приобретает весьма специфический смысл: так может быть «значим» раб для господина, поскольку под угрозой жестокого наказания будет выполнять прихоти последнего). Обозначим подобную статусность В-. По сути дела речь идет о том, что в случае «плюсовой» В-значимости с полным основанием можно говорить о субъектной значимости другого (субъект влияния), а в ситуации «минусовой» В-значимости – о его объектной значимости (объект влияния).

 

Построив модели «значимого другого» в трехмерном пространстве, мы получаем необходимые общие ориентиры для понимания механизмов взаимодействия людей в системе межличностных отношений. Таким образом, открываем для себя возможность более обоснованно подойти к выявлению меры личностной значимости и влияния человека в группе. В качестве примера рассмотрим несколько позиций в пространстве позитивных значений выделенных нами критериев значимости. Для обозначения их с целью возможной наглядности приходится прибегать к метафорам.



 

Позиция 1 – «кумир». Некто наиболее эмоционально привлекательный, обожаемый, непререкаемо авторитетный, но не имеющий формальной власти над субъектом (В=0; Р+; А+).

 

Позиция 2 – «божество». Те же характеристики, которыми наделен окружающими "кумир", но при этом высочайшие возможности влияния на судьбу человека, которые дают ему прерогативы власти (В+; Р+; А+).

 

Позиция 3 – «компетентный судья». Высокостатусный по своей социальной роли и авторитетный, знающий руководитель, но не вызывающий симпатии, хотя и не антипатичный (В+; Р+; А=0).

 

Позиция 4 – «советчик-компьютер». Этот человек не располагает высокой властной позицией, он несимпатичен, хотя и не антипатичен для окружающих, но, тем не менее, последние подчиняются ему или, во всяком случае, считаются с его решениями, понимая, что в данной области он реальный авторитет и, отказываясь от его советов и рекомендаций, можно проиграть (В=0; Р+; А=0).

 

Позиция 5 – «деревенский дурачок». Не располагающий статусом по своей социальной роли, глупый, но при этом симпатичный человек (В=0; Р=0; А+).

 

Позиция 6 – «заботливый начальник». Обладающий властью руководитель, который вызывает у работающих с ним сотрудников благодарность за доброжелательное отношение, но профессионально не компетентный и потому не референтный. Авторитет его личности минимален, что легко обнаруживается в случае утраты им служебного положения (В+; Р=0; А+).

 

Позиция 7 – «кондовый начальник». Субъект, наделенный властными полномочиями, но не авторитетный для окружающих; беззлобный, в связи с чем не вызывает ни симпатий, ни антипатий (В+; Р=0; А=0).

 

· Трехфакторная модель «значимого другого» (По А.В.Петровскому)

В 1988 году А.В.Петровским была предложена трехфакторная концептуальная модель "значимого другого".

 

Картинка с 3мя осями Аттракция, Власть, Референтность.

 

Рис. 2 Трехфакторная модель "значимого другого" по А.В.Петровскому

 

Первый фактор – авторитет, который обнаруживается в признании окружающими за "значимым другим" права принимать ответственные решения в существенных для них обстоятельствах. За этой важной характеристикой стоят фундаментальные качества индивидуальности человека, которые позволяют окружающим полагаться на его честность, принципиальность, справедливость, компетентность, практическую целесообразность предлагаемых им решений. Если вести отсчет от исходной точки 0 к Р (рис. 2), то можно было бы, в случае точного измерения, зафиксировать множество состояний нарастаний этой представленной личности, иными словами, градации усиления "власти авторитета". Впрочем, авторитет – лишь высшее проявление этого типа позитивной значимости человека для других людей, и поэтому обозначим этот вектор более осторожно, как референтность Р+. Вместе с тем существует и прямо противоположное позитивной референтности качество, то, что можно было бы условно назвать "антиреферентностью". Если, к примеру, обладающий таким негативным качеством человек порекомендует своему знакомому посмотреть некий кинофильм или прочитать книгу, то именно из-за похвал и оценок этого человека и книга не будет прочитана, и кинокартина не вызовет интереса. Обозначим антиреферентность Р-. Его крайняя точка выражает максимальное и категорическое неприятие всего, что исходит от негативно значимого человека. В некоторых случаях при этом "с порога" могут отвергаться и вполне разумные, доброжелательные его советы и предложения.

 

Второй фактор – эмоциональный статус "значимого другого" (аттракция), его способность привлекать или отталкивать окружающих, быть социометрически избираемым или отвергаемым, вызывать симпатию или антипатию. Эта форма репрезентации личности может не совпадать с феноменами референтности или авторитетности, которые в наибольшей степени обусловлены содержанием совместной деятельности. Однако их значение в структуре личности "значимого другого" не следует недооценивать: враг в известном смысле не менее значим для нас, чем друг, эмоциональное отношение к человеку может не способствовать успеху совместной деятельности, деформировать ее. На рис. 2 аттракция А представлена множеством эмоциональных установок, располагающихся по нарастанию от точки О к точке А+, так и в противоположном направлении – к точке А-.

 

Третий фактор репрезентативности личности – властные полномочия субъекта или статус власти. Как это ни парадоксально, но генерал менее значим для солдата, чем сержант, с которым рядовой взаимодействует непосредственно. Разрушение той или иной организации автоматически включает механизм действия статусных отношений. Выход субъекта, наделенного властными полномочиями, из служебной иерархии нередко лишает его статуса "значимого другого" для его сослуживцев. Это происходит, разумеется, если его служебный статус не сочетался с более глубинными личностными характеристиками – референтностью и аттракцией. Примеры подобного "низвержения с Олимпа", а следовательно, утраты значимости конкретного лица может привести каждый. Но пока статус индивида достаточно высок, он не может не быть "значимым другим" для зависимых от него лиц. У него в руках не "власть авторитета", но "авторитет власти". На рис. 2 возрастание статусных рангов получает отражение на векторе, ориентированном условной точкой В+.

 

Позиция 1 – "кумир". Некто наиболее эмоционально привлекательный, обожаемый, непререкаемо авторитетный, но не имеющий формальной власти над субъектом (В=0; Р+; А+).

 

Позиция 2 – "божество". Те же характеристики, которыми наделен окружающими "кумир", но при этом высочайшие возможности влияния на судьбу человека, которые дают ему прерогативы власти (В+; Р+; А+).

 

Позиция 3 – "компетентный судья". Высокостатусный по своей социальной роли и авторитетный, знающий руководитель, но не вызывающий симпатии, хотя и не антипатичный (В+; Р+; А=0).

 

Позиция 4 – "советчик-компьютер". Этот человек не располагает высокой властной позицией, он несимпатичен, хотя и не антипатичен для окружающих, но, тем не менее, последние подчиняются ему или, во всяком случае, считаются с его решениями, понимая, что в данной области он реальный авторитет и, отказываясь от его советов и рекомендаций, можно проиграть (В=0; Р+; А=0).

 

Позиция 5 – "деревенский дурачок". Не располагающий статусом по своей социальной роли, глупый, но при этом симпатичный человек (В=0; Р=0; А+).

 

Позиция 6 – "заботливый начальничек". Обладающий властью руководитель, который вызывает у работающих спим сотрудников благодарность за доброжелательное отношение, но профессионально не компетентный и потому не референтный. Авторитет его личности минимален, что легко обнаруживается в случае утраты им служебного положения (В+; Р=0; А+).

 

Позиция 7 – "кондовый начальник". Субъект, наделенный властными полномочиями, но не авторитетный для окружающих; беззлобный, в связи с чем не вызывает ни симпатий, ни антипатий (В+; Р=0; А=0).

 

· Эмоциональный статус человека в группе. Факторы аттракции

 

Межличностная аттракция.

 

Особый круг проблем межличностного восприятия возникает в связи с включением в этот процесс специфических эмоциональных регуляторов. Люди не просто воспринимают друг друга, но и формируют по отношению друг к другу определенные отношения. На основе сделанных оценок рождается разнообразная гамма чувств - от неприятия до симпатии и даже любви. Область исследований, связанная с выявлением механизмов образования различных эмоциональных отношений к воспринимаемому человеку получила название исследование аттракции. Буквально аттракция означает “привлечение”. Аттракция - это и процесс формирования привлекательности какого-то человека для наблюдателя, и продукт этого процесса, то есть некоторое качество отношения. Эту многозначность термина обязательно нужно иметь в виду, когда аттракция исследуется не сама по себе, а в рамках перцептивной стороны общения. С одной стороны, встает вопрос о том, каков механизм возникновения симпатии и формирования привязанностей, или, наоборот, неприязни при восприятии другого человека, а с другой - какова роль этого явления ( и процесса, и продукта его) в структуре общения в целом. Рассмотрим, как возникает и развивается аттракция (то есть проследим процесс формирования межличностной привлекательности).

Составляющими взаимной привлекательности являются симпатия и притяжение. Симпатия это эмоциональная положительная установка на объект. При взаимной симпатии эмоциональные установки создают целостное внутригрупповое (внутрипарное) состояние удовлетворения взаимодействием (непосредственно или опосредовано). Притяжение, как одна из составляющих межличностной привлекательности, в основном связано с потребностью человека быть вместе, рядом с другим человеком. Притяжение чаще всего (но не всегда) связано с переживаемой симпатией, то есть симпатия и притяжение могут иногда проявляться независимо друг от друга. В том случае, когда они достигают максимального своего значения и совпадают, связывая субъектов общения, можно уже говорить о межличностной привлекательности. Возникновение отношений между людьми определяется произвольным выбором, хотя он и не всегда полностью осознается партнерами. Кроме того, выбор должен быть взаимным, иначе невозможна реализация индивидуальных потребностей во взаимодействии. Первично возникшее межличностное притяжение определяет дальнейшее взаимодействие двух людей. Поскольку взаимные выборы не задаются внешними условиями инструкциями, возникает вопрос о том, что притягивает - отталкивает двух людей, вызывает взаимные симпатии - антипатии. В настоящее время существует два направления в исследовании межличностного притяжения: одно утверждает первичную значимость сходства между людьми и подобие установок для образования симпатий; другое считает, что взаимная дополняемость является решающей в определении межличностного восприятия.

Чем ближе чьи-либо установки нашим собственным, тем симпатичнее нам кажется человек. Этот “эффект согласия” был проверен ситуациях реальной жизни путем наблюдения за возникновением приязни. Этим занимались такие психологи как Т.Ньюком, У.Гриффит и Р.Вейч, и результаты их экспериментов подтвердили данное предположение : сходство рождает удовлетворение. Причем это можно сказать также и о внешнем, физическом сходстве двух людей.

Гипотеза о том, что притягиваются люди, которые противоположны по своим внутренним качествам и как бы дополняют друг друга, не была экспериментально доказана. Было выявлено, что определенная взаимодополнительность ( комплиментарность ) может развиваться по мере развития отношений, но изначально люди все таки склонны выбирать тех, чьи потребности и личные качества подобны их собственным, исключение составляет пол партнера по общению. Таким образом, сходство имеет важное значение для установления отношений, а для их продолжения необходима комплиментарность.

“Я - концепция” человека также оказывает большое влияние на удовлетворенность своим партнером по общению. Субъективная удовлетворенность выше в том случае, когда совпадает представление человека о самом себе ( его “ Я - концепция ” ) и восприятие данного лица другим человеком, межличностное притяжение прямо связано с со взаимным согласием “ Я - концепций ” . Личность Р является привлекательной для другой личности О, если она ( личность О) воспринимается Р так же, как сама она ( О ) оценивает себя. Сознание человека, что он понимаем другим, способствует дальнейшему успешному взаимодействию. Сходство и различие “Я - концепций” имеет неодинаковое значение для межличностных притяжений, что зависит от контекста , в котором обнаруживается это подобие - контраст. Результаты экспериментов, проведенных С. Тейлором и В. Меттелом, показали что приятно ведущий себя индивид, имеющий сходную “Я - концепцию” с партнером по взаимодействию, нравится больше, чем приятный, но контрастный другой. Неприятный и подобный другой нравится в значительной степени меньше, чем неприятный и контрастный (несхожий) другой.

Большое значение в межличностной привлекательности имеет такой фактор как функциональная дистанция - то есть то, как часто люди сталкиваются в повседневной жизни. Было замечено, что чем короче эта дистанция, то есть чем чаще сталкиваешься с объектом, тем симпатичней и привлекательней он кажется. Люди, оказавшиеся соседями по комнате в общежитии, чаще становятся друзьями а не врагами. Оказывается, простое нахождение объекта в поле человека - визуализация, заставляет его (человека) относится к объекту (будь то картина, здание или другой человек) с большей симпатией. Р. Зайенс провел эксперимент, который подтвердил это предположение. Группе студентов предъявлялись бессмысленные слова и “китайские” иероглифы. Студенты должны были сказать, что по их мнению, означают эти слова и иероглифы. Чем большее количество раз им приходилось видеть бессмысленное слово или “китайский” иероглиф, тем более они склонны были говорить, что это означает нечто хорошее. То же самое происходило при предъявлении студентам фотографий неизвестных им людей. Наиболее приятными испытуемым казались именно те лица, которые во время эксперимента попадались чаще остальных. Зайенс и его сотрудники выяснили, что нахождение в поле зрения приводило к чувству симпатии, даже если экспонируемому предмету внимание испытуемых специально не привлекалось. На самом деле наиболее сильный эффект простое нахождение в поле зрения дает как раз в тех случаях, когда люди воспринимают раздражители, не осознавая их присутствия.

Нельзя недооценивать роль физической привлекательности в формировании впечатления о человеке. Многие люди считают, что они не придают большого значения внешности своих партнеров по общению. Существует масса пословиц типа “ не все то золото, что блестит” или “нельзя ценить книгу по ее обложке” , говорящих о том, что красота - это поверхностное качество и не стоит обращать на нее внимание. Тем не менее эмпирически доказано, что внешность на самом деле имеет большое значение. Диапазон ситуаций, в которых партнеры выбирают друг друга характеризует степень обобщенности, интегрированности отношений. Большая дифференциация отношений сказывается на особенностях восприятия и понимания партнерами друг друга, своего положения в системе группового эмоционального фона отношений. Исследование аттракции в контексте групповой деятельности открывает широкую перспективу для новой интерпретации функции аттракции, в частности функции эмоциональной регуляции межличностных отношений в группе.

 

· Сравнительная характеристика понятия «значимый другой» и «влиятельный человек»

 

Понятие и общая характеристика влияния в межличностном взаимодействии

 

 

Влияние одного человека на другого в процессе межличностного взаимодействия - это неотъемлемая часть любых форм общения.

 

В психологии под межличностным влиянием понимается процесс и результат изменения одним индивидом поведения другого человека, его установок, намерений, представлений, оценок и др.

 

Различают направленное и ненаправленное влияние. В первом случае субъект ставит перед собой задачу достичь определенного результата от объекта воздействия, который проявляется обычно в убеждении и внушении, а во втором - подобная задача не ставится, однако эффект воздействия возникает, проявляясь прежде всего в действии заражения и подражания.

 

Б. Паригин считает, что психическое заражение, подражание, внушение, убеждение и мода относятся к социально-психологическим механизмам общения, под которыми он понимает те социально-психологические явления и процессы, возникающие в результате взаимовлияния индивидов друг на друга и которые осуществляют непосредственное влияние, на уровень их коммуникативной активности, глубину и полноту их психологического контакта и взаимопонимания, на характер и эффективность их коммуникативного поведения.

 

В отличие от психологических механизмов жизнедеятельности личности, которые связаны с реализацией ее внутреннего потенциала или внешней по отношению к ней социальной детерминации, механизмы общения реализуют силу и потенциал внутригруппового и массового взаимодействия и взаимовлияния индивидов друг на друга.

 

Вместе с тем в отличие от механизмов деятельности, которая основывается на осознанной и целенаправленной активности субъекта, механизмы общения имеют преимущественно неосознанный, спонтанный характер, что не поддается обычно полному социальному контролю. Ряд других психологов характеризуют внушение, подражание, заражение, убеждение, моду и слухи как способы психологического воздействия.

 

В практике общения выделяют прямое и косвенное влияние. Прямое влияние характеризуется тем, что субъект открыто, предъявляет объекту воздействия свои претензии и требования, а косвенный - состоит в том, что влияние непосредственно направлено не на объект, а на среду, которая его окружает.

 

Также различают умышленное и неумышленное воздействия, где первое определяется наличием цели, а второе - причины. В целом процесс межличностного психологического влияния формируют стратегия, тактика, средства, формы, аргументация и критерии эффективности воздействия.

 

В научной психологической литературе предлагается несколько типологий стратегий воздействия на человека, основой которых является отношение к партнеру по взаимодействию как к субъекту или как к объекту межличностных отношений.

 

Выделяют три основные стратегии - императивная (соответствует «объектной» парадигме в психологии, согласно которой психика и человек в целом рассматриваются как пассивный объект воздействия внешних условий и продукт этих условий), манипулятивная (соответствует «субъектной» парадигме, которая базируется на утверждении о активности и индивидуальной избирательности психического отражения внешних воздействий, где субъект сам осуществляет преобразовательное влияние на психологическую информацию, поступающую извне) и развивающая (основана на «субъект-субъектной», «диалогической» парадигме, где психика выступает как открытая система с наружными и внутренними контурами регулирования).

 

Тактики влияния изучаются в контексте проблемы прогнозирования и управления поведением людей, находящихся в ситуации межличностного взаимодействия. Исследователей интересует, как часто используются те или иные тактики воздействия, как выбор тактик зависит от индивидуальных особенностей людей и т.п.

 

Показано, что эффективность большинства тактик в воздействии на подчиненных зависит от эффективности тех самых тактик во влиянии на руководителей. В ходе ряда экспериментальных опытов также выявлено, что единственной тактикой, которая не зависит от направленности воздействия, является убеждение, взаимосвязанное с личным влиянием.

 

Относительно средств воздействия, то в социальной психологии выделяют вербальные и невербальные особенности действия одного субъекта но другого.

 

Относительно форм межличностного влияния, то они могут быть речевые (письменные и устные) и наглядные.

 

Относительно системы аргументации, то она предусматривает как абстрактные доказательства, так и знания конкретного характера, например цифровая, фактологическая информация, которая легче воспринимается, запоминается и сопоставляется.

 

Критерии эффективности воздействия делятся на стратегические, т.е. отдаленные в перспективе, и тактические, то есть промежуточные.

 

В наше время, когда почти каждый человек становится объектом воздействия многих других индивидов, когда расширяются возможности противостояния чужому влиянию, проблема исследования этого понятия становится чрезвычайно актуальной. И особенно в той ее части, где речь идет об индивидуальных, психологических возможностях и тех, кто влияет, и тех, кто испытывает на себе это воздействие, ведь успех влияния стал гораздо в большей степени зависеть именно от этих показателей. В связи с этим встает вопрос углубленного изучения таких феноменов, как «психологическое влияние», «личностное (личное) влияние», «функционально-ролевое влияние», «индивидуально-специфическое влияние», «коммуникативное влияние» и др.

 

В научной литературе сущность психологического воздействия сводят к взаимному обмену информацией и взаимодействию. При этом в содержательном аспекте психологическое воздействие может быть педагогическим, управленческим, идеологическим и т.д. Оно осуществляется на разных уровнях психики: на осознанном и неосознанном.

 

В роли субъекта психологического воздействия выступает индивид, который может выполнять роли организатора, исполнителя (коммуникатора) и исследователя своего процесса воздействия. Этот субъект изучает объект и ситуацию, в которой осуществляется влияние. Он также выбирает стратегию, тактику и средства воздействия, учитывает сигналы об успешности - не успешности воздействий, которые поступают от объекта. Наконец субъект организует противодействие объекту и др.

 

В отношении объекта, то он, будучи активным элементом системы воздействия, перерабатывает информацию, которая ему предлагается, может не соглашаться с субъектом, а также осуществлять контр влияние на коммуникатора.

 

Е. Сидоренко рассматривает проблему психологического воздействия и с позиций того, как влиять на других людей и как противостоять их действиям. Психологическое влияние автор определяет как влияние на состояние, мысли, чувства и действия другого человека с помощью исключительно психологических средств, с предоставлением ему права и времени отвечать на эти действия. При этом противостояние чужому воздействию рассматривается как сопротивление действиям другого человека с помощью психологических мер.

 

Исследователь предлагает классификацию видов воздействия и видов противостояния влиянию, которое отвечает не столько требованиям логического соответствия, сколько феноменологии переживания влияния обеими сторонами: инициатором воздействия, т.е. тем из партнеров, кто первым совершил попытку влияния любым из известных или неизвестных способов, и адресатом влияния , т.е. тем из партнеров, к которому обращена первая попытка влияния.

 

При этом под понятием психологически конструктивного влияния понимается такое влияние, которое должно соответствовать как минимум трем критериям:

влияние не должно разрушать личности индивидов, которые принимают в нем участие, и их отношения;

оно должно быть психологически корректным;

ему следует удовлетворять потребности обеих сторон.

 

Таким трем критериям необходимо, чтобы соответствовало и психологически конструктивное противостояние.

 

Относительно личного влияния, то ученые (В. Погольша и др.) под ним понимают определенное свойство индивида, личностное качество, сущностную силу человека, а именно его способность влиять на другое лицо побудительным, сдерживающим, успокаивающим или еще каким то способом, меняя при этом не только поведение человека, но и его взгляды, мотивы, сознание и даже характер.

 

Считается, что главным результатом и наивысшей целью личного влияния является изменение, происходящее в сознании и душе другого человека, а не выгодные для того, кто осуществляет воздействие, изменения в действиях. Т.е. на личном аспекте влияния акцент делается для того, чтобы четче провести границу между личным влиянием, с одной стороны, и давлением и манипуляцией, с другой.

 

Если целями воздействия становятся только личный успех, личная выгода и удовлетворение собственных нужд, то это скорее всего станет проявлением «личностного» воздействия, а не «личного». Таким образом, исследователи различают понятия «личное влияние» и «личностное влияние», понимая под последним тот факт, что такое влияние бывает, задействовано практически в каждый акт человеческого общения и взаимодействия в социуме, когда человек удовлетворяет какую-то из своих потребностей: потребность в безопасности, любви, власти, самоуважении.

 

Зато, когда в действие вступают высшие или духовные потребности - потребность в самоактуализации и мотивации роста или потребность в служении другим людям и мотивация помощи, - проявляется способность личного влияния, которая в большей степени связана с сущностью человека, а не с его личностью, роли которой определяет социум.

 

Следовательно, личное влияние как акт творчества осуществляется только тогда, когда оба субъекта взаимодействия проявляют добрую волю к общению, когда один человек передает другому в открытой, ненасильственной форме что-то свое, личное (знания, жизненный опыт), а другой искренне хочет это перенять , а не взять силой или хитростью.

 

Является очевидным тот факт, что взаимодействие между людьми на таком уровне не может происходить в атмосфере агрессивности, суеты, когда сознание занято лишь личностными потребностями, а требует наличия в отношениях хотя бы минимального доверия самораскрытия, снисходительности к позиции партнера.

 

Исходя из такого понимания личного влияния, В.Погольша выделяет семь его типов, среди которых первые четыре - основные, а остальные - компенсаторные, т.е. такие, что принадлежат к категории маловлиятельных, слишком осторожных:

социальный интеллект (этот тип является наиболее распространенным и объединяет людей с высокой адекватной самооценкой, которые легко общаются, хорошо адаптируются к любой ситуации взаимодействия, умеют принимать решения, имеющие хорошие убедительные способности, высокий социальный интеллект; такие люди внимательны в отношениях, отдают предпочтение партнерскому стилю общения, положительно влияют на других одним лишь своим присутствием);

личный магнетизм (тип воздействия, который близок к первому, но имеет более выраженный социальный интеллект, высокие показатели воздействия, навыки общения, адаптивности и уверенности в себе, для представителей этого типа является свойственным тяга к самосовершенствованию; в целом «личный магнетизм» является самым высоким уровнем проявления способности личного влияния и присущий только одному человеку из десяти);

фрустрационное воздействие (сюда относятся люди, коммуникабельные, легко вступают в контакт, импульсивные, но не отличаются высоким самоуважением, стабильностью, рефлективностью и удовлетворенностью общением; они часто проявляют авторитарный стиль, пытаются сосредоточить внимание партнера только на собственных проблемах, проявляя при этом агрессивность, конфликтность, фрустрацию);

партнерство и доверие на основе эмпатии (это скромные, внимательные люди, которые все понимают и привлекают собеседников; у них необычайно развиты эмпатия, рефлексия, сенситивность, потребность в доверчивом, альтруистическом, партнерском общении; круг общения у таких типов воздействия уже, чем в первых двух, однако этот тип является более распространенный, чем третий, особенно среди представителей профессий «человек - человек»);

манипулятивная адаптивность (предполагается наличие хороших навыков общения, адаптивности, манипуляторских способностей, устойчивости, сенситивности, осторожности; такие люди не импульсивны, не любят рисковать, не отличаются высокой уверенностью, ответственностью, у других людей вызывают недоверие, что подкрепляется их собственным недоверием; как устойчивый тип, манипулятивное влияние в чистом виде встречается не часто, но как тактика - повсеместно);

ответственность и компетентность (у этих людей низкий показатель влияния, они не любят рисковать, стыдливо, осторожные; их основные черты - стремление к стабильности, уступчивости, компетентности, ответственности, трудоспособности);

«воинственная добродетель» (это достаточно авторитарные личности с высокими моральными установками, с соблюдением всех правил и норм морали, поведения, но не всегда собственной; этот тип людей случается редко, они очень требовательны к поведению других и влияют таким образом на них).

 

В контексте анализа составляющих личного влияния необходимо рассмотреть понятие «значимый» и «влиятельный». А. Петровский утверждает, что взаимодействие и взаимовлияние могут считаться эффективными при условии, если участники этих процессов являются значимыми. Он предлагает выделить три формы метаиндивидной репрезентации личности «значимого другого».

 

Первая форма - это его авторитет, который проявляется в признании окружением за «значимым другим» права принимать ответственные решения в существенных для них обстоятельствах.

 

Вторая форма учитывает эмоциональный статус «значимого другого», его способность притягивать или отталкивать людей, быть избранным или отвергнутым, вызвать симпатию или антипатию, то есть речь идет о аттракции.

 

Наконец, третья форма - институциализованная роль, в которой доминируют властные полномочия: статус власти.

 

В. Погольша, сравнивая термины «значимый» и «влиятельный», сосредоточивает внимание на двух различных аспектах влияния: внутреннем, глубоко личном, что задевает чувства, установки, жизненную позицию человека в целом, и внешнем, поведенческий, часто ситуативно, который не требует доверия и взаимопроникновения.

 

Поэтому объяснение понятия «значимый другой», касаясь глубины чувств, сводится к такой характеристике человека: тот, с которым существует эмоциональная близость, который обеспечивает удовлетворение потребности в защите, поддержке, подражанию, авторитете, дружбе и доверии.

 

Это должно быть не обязательно очень влиятельное лицо, но оно является значимым для конкретного индивида. А «влиятельный человек» - это тот, который ассоциируется с такими чертами, как властность, опытность.

 

«Значимый» и «влиятельный» - это одновременно важные, уважаемые лица, чье мнение учитывают. Они являются небезразличными индивиду, способны изменить его позицию, настроение, повлиять на принятие решения, побуждать к действию и т.п. Черты «значимого человека» и «влиятельного человека» могут совмещаться в одном лице.

 

Функционально-ролевое влияние относится к такому виду воздействия, характер, направленность и интенсивность которого определяются не личностными свойствами партнеров, а ролевыми позициями участников взаимодействия. Речь идет о том, что люди в процессе общения ориентируются, прежде всего, на соответствие своих и чужих действий и поступков определенным нормам и правилам, регламентированным ролевой расстановкой сил.

 

Ярко выраженной формой такого вида воздействия является авторитет власти, если он не подкреплен настоящим личностным авторитетом носителя этой власти. В социальной психологии известно понятие «индивидуально-специфический вшив», которое характеризует такую форму персонализации, которая осуществляется благодаря трансляции индивидом другим людям своих личностных качеств в виде не усвоенных еще ими образцов личностной активности. Т.е. личность становится объектом подражания, когда преднамеренно или непреднамеренно предлагает другим образцы собственной активности. При таких условиях она как бы продолжает себя в других людях.

 

Коммуникативное влияние характеризует такие параметры, как внутренняя коммуникативная установка того, кто сообщает информацию о себе и реципиента, вербальные и невербальные особенности самого сообщения, характеристики коммуникативного пространства общения, составляющие социально-психологической среды.

 

Так, в условиях авторитарной или диалогической коммуникации содержание психологической установки автора сообщения различается и определяет стиль его коммуникативного воздействия: в случае авторитарного воздействия - это установка «сверху вниз», а в случае диалогического - «на равных».

 

Первая позиция предполагает состояние покорения реципиента, восприятия его коммуникатором как пассивного объекта воздействия, влияние на реципиента без изменения автора сообщения, защита от обратной связи, попытка сделать влияние односторонним, хотя взаимовлияние неизбежно, однако коммуникатор его не отслеживает, а это может привести к непредсказуемым последствиям для автора сообщения.

 

По условиям второй позиции - равноправной установки - слушатель воспринимается как активный участник коммуникативного процесса, который имеет право на собственное мнение в обсуждении проблемы. То есть, если в первом случае реципиент является пассивным приемником информации, то во втором - он вынужден прибегать к активному внутреннему поиску собственной позиции по обсуждаемой проблеме, анализу доказательств коммуникатора, отстаивание и формирования своего мнения, собственных доводов. Коммуникатор в ситуации диалогической коммуникации воспринимает реальный факт, что влияние всегда является взаимным, то есть он внутренне открыт к неизбежным изменениям.

 

Относительно особенностей самого текста, который предопределяет позицию реципиента, то он в условиях авторитарной коммуникации часто имеет обезличенный, общий, однобокий характер, не учитывает особенностей слушателя, сопровождается невнятной мимикой и жестами, скрывает чувство коммуникатора, то есть не текст сообщения ориентируется на реципиента, а последний попадает в зависимость от его содержания и формы подачи.

 

Другими показателями характеризуется содержание и форма текста по диалогическому влиянию: персонификация текста, учет индивидуальных особенностей слушателя, открытое высказывание собственного мнения, дискуссионный характер содержания, открытая жестикуляция, активная мимика.

 

Об особенностях организации коммуникативного пространства, то авторитарное влияние строится по принципу монофония (одна мысль - один голос), характеризуется позицией «над реципиентом», «над аудиторией» (все участники коммуникативного процесса видят только коммуникатора), а диалогическое влияние предусматривает полифонию, один пространственный уровень, организацию пространства по принципу: все участники коммуникации видят и автора информации, и друг друга.

 

Сравнение этих двух коммуникативных процессов воздействия вовсе не означает, что диалогическая коммуникация при всей своей гуманистической направленности и привлекательности, является наиболее совершенной формой воздействия.

 

Практика общения показывает, что оба процесса имеют свои возможности и ограничения. Да, авторитарное влияние, обладает быстрым и сильным, но непродолжительным эффектом, может быть самым лучшим при экстремальных условиях, в ситуациях, которые предусматривают внешнее покорение мнения коммуникатора.

 

Монологическая коммуникация также эффективна для передачи готовых знаний, трансляции сообщений аксиоматического содержания, таких как нормы, правила, общие требования, определенные рекомендации и т.д.

 

Искусство владеть монологом предусматривает продуманность всех деталей подачу информации - от текста, самоподачи, ситуации, до мелочей и импровизации. При таких условиях коммуникатор постоянно находится в ловушке между искренностью и открытостью своего сообщения и искусством его подачи, т.е. он балансирует между диалогом и манипуляцией.

 

Эффективность монологического воздействия заключается в умении четко определить цель сообщения и построить характеристики текста собственного поведения. Итак монолог - это искусство представления своего намерения, в противовес диалогу, который характеризуется искусством самораскрытия.

 

Диалогическое воздействие, эффект которого длительный и психологически глубокий, реже используется в условиях оперативных, тактических задач. Поскольку диалогическое влияние требует времени, то в силу этих обстоятельств оно чаще применяется в воспитательной деятельности, в практике формирования общественного мнения и т.д.

 

В общем, диалогическая форма воздействия позволяет передавать сложное смысловое содержание, личностные позиции участников коммуникативного процесса. Она эффективна при условии, когда возникает целостная ситуация взаимодействия. Сила воздействия заложена в принципах построения диалога: открытость партнеров по общению, готовность к диалогу, гибкость, демонстрация своей компетентности, готовность к раскрытию своих чувств, умение убедительно излагать свои мысли, способность принять влияние друг друга и др.

 

Подытоживая рассмотрение проблемы межличностного влияния, следует подчеркнуть, что у каждого человека есть право влиять на других, при этом у каждого индивида есть такое же право не поддаваться на чужое влияние, отклонять его.

 

Влияя на других, каждый человек выражает им свои чувства, эмоции, собственные потребности, отстаивает их и, следовательно, сознательно или бессознательно отстаивает значимость собственного существования.

 

С одной стороны, любое влияние считают неправедным, ведь попытками влиять, исходя из собственных нужд, человек замахивается на то, что выше него, - на чужие необходимости, другие приоритеты человеческих дел и поступков.

 

С другой стороны, поскольку каждый человек имеет право выражать собственные потребности, отстаивать собственные интересы, то любое воздействие можно считать правомерным. При этом важно лишь признать главное: взаимное влияние - это взаимное выражение своих чувств, настроений, стремлений, потребностей. И при таких условиях, то есть морально-этических позиций, все во влиянии друг на друга в равной мере правы.

 

Однако здесь стоит подискутировать по поводу того, что развитие потребностей в той или иной личности индивидуальны, то есть одни люди имеют неразвитые и неизменные нужды, а другие - развитые и высокие. Итак, рассуждая, таким образом, следовало бы утверждать, что первые имеют меньшие права влиять на других, чем вторые.

 

Одновременно могут возникнуть возражения по поводу того, кто в каждом конкретном случае определять степень развития потребностей и предпочтение правоты во влиянии друг на друга. Переводя проблему с морально-этической плоскости в психологическую, следует поддержать тех исследователей, которые считают правомерным говорить не о том, кто имеет право влиять, а кто - нет (право имеют все), а о том, насколько конструктивными и эффективными являются способы взаимного влияния , насколько они полезны, эффективны и перспективны для участников взаимодействия.

 

Глава 9. Феномен личного влияния

 

Понятие личного влияния

 

В психологической литературе нам чаще встречается определение понятия «влияние», чем определение понятия «личное влияние». Психологическое влияние определяется как «процесс и результат изменения одним субъектом поведения, психики другого субъекта» (Конюхов, 1996, с. 17) или как «воздействие на состояние, мысли, чувства и действия другого человека с помощью исключительно психологических средств, с предоставлением ему права и времени отвечать на это воздействие» (Сидоренко, 1997, с. 125). Личное же влияние понималось еще в начале XX века как «способность действовать на характер другого лица притягивающе или отталкивающе и иметь при этом успех» (Майнгардт, 1992, с.10). Мы также понимаем под личным влиянием определенное свойство индивида, личностное качество, некую сущностную силу человека, а именно его способность воздействовать на другого побуждающим, сдерживающим, успокаивающим либо другим развивающим образом, изменяя при этом не только поведение человека, но и взгляды, мотивы, сознание и даже характер.

 

Личное влияние

 

способность воздействовать на другого побуждающим, сдерживающим, успокаивающим либо другим развивающим образом, изменяя при этом не только поведение человека, но и взгляды, мотивы, сознание и даже характер.

 

При этом главным результатом и высшей целью личного влияния является изменение, происходящее в сознании и душе другого человека, а не выгодные для влияющего изменения в действиях. Акцент на развивающем аспекте влияния сделан нами намеренно, чтобы четче провести грань между личным влиянием, с одной стороны, и давлением и манипулированием, с другой. Использование последних нередко содержит в себе разрушительное начало. Автор «Основ психотехники» Гуго Мюнстерберг отмечал, что основной составляющей феномена личного влияния является обогащение или изменение личности, обладающее постоянством, как бы незначительно оно ни было, и остающееся в распоряжении личности как новая часть его системы знания (Мюнстерберг, 1922,136 с.). Если целями воздействия влияющего становятся только личный успех, личная выгода и удовлетворение собственных потребностей, то это скорее будет проявлением «личностного» влияния, а не «личного». Личностное влияние бывает задействовано практически в каждом акте человеческого общения и взаимодействия в социуме, когда мы удовлетворяем какую-либо из потребностей своей личности: потребность в безопасности, любви, власти, самоуважении. Когда же в действие вступают высшие или духовные потребности – потребность в самоактуализации и мотивация роста, либо потребность в служении другим людям и мотивация помощи, – проявляется способность личного влияния, которая в большей степени связана с сущностью человека, а не с его личностью, роли которой определяет социум. Но как для проявления потребностей в самоактуализации и росте нужны, по А. Маслоу, «хорошие», здоровые условия, так и для проявления способности личного влияния высшего уровня нужна здоровая, зрелая индивидуальность (Цит. по: Хьелл, Зиглер, 1997). Осуществить истинно личное, или «сущностное», влияние может человек, освободившийся от всех «личностных» пристрастий, от философских догм, предрассудков, стереотипов, социальных норм, отказавшийся от чувства значимости, превосходства, самодостаточности, обладающий творческим или расширенным уровнем сознания. Личное влияние – это акт творчества, а творчество совершается не столько во внешнем мире, сколько внутри человека, который стремится к самопознанию и самосовершенствованию.

 

ИЗ ОПЫТА РАБОТЫ ОТЕЧЕСТВЕННЫХ ПСИХОЛОГОВ

 

Анализ ответов проведенного среди студентов опроса (В. М. Поголыиа, 1998) на тему «Что такое личное влияние и с чем оно у вас ассоциируется?» показал, что в обыденном сознании людей личное влияние воспринимается, с одной стороны, как некая данность, харизма, врожденный дар, а с другой – как то, что приобретается: сильный характер, авторитет, ответственность, умудренность опытом, знания. Отмечается, что это процесс воздействия и взаимодействия, у которого есть результат в виде какого-либо изменения. В ответах присутствуют и положительно окрашенные ассоциации, связанные с доверием, добровольностью, взаимностью, и отрицательные, связанные с властью, манипулированием и давлением.

 

Более ярко эта неоднозначность проявилась при сравнении понятий «значимый» и «влиятельный». По нашему мнению, оба эти понятия имеют непосредственное отношение к феномену личного влияния, затрагивая его различные аспекты. И тот и другой воздействуют на других людей, но один – более явно, с прямым эффектом, а второй – более опосредованно, результат его влияния часто отсрочен во времени.

 

Сравнение понятий «значимый человек» и «влиятельный человек» в представлении студентов наглядно демонстрирует, что существуют два различных аспекта влияния: 1) внутренний, глубоко личный, затрагивающий чувства, установки, мировоззрение и жизненную позицию человека в целом, и 2) внешний, поведенческий, часто ситуативный, не требующий доверительности и взаимопроникновения.

 

Объясняя термин «значимый», мы идем в глубину чувств, затрагивая самое сокровенное, тогда как, объясняя термин «влиятельный», мы касаемся повседневно важных, но более поверхностных отношений. Ответы испытуемых также показали, что «влиятельный» в большей степени ассоциируется со словами «властный, опытный», а термин «значимый» со словами «близкий, дорогой, любимый».

 

Общее у этих двух слов, по определениям студентов, заключается в следующем: и «значимый», и «влиятельный» являются важными, уважаемыми людьми, с чьим мнением считаются. И тот и другой отличаются неравнодушным отношением к другому, способны изменить его мнение, повлиять на принятие решения. Они побуждают к действию, не позволяют оставаться равнодушным. Могут сочетаться в одном лице.

 

Различия между понятиями «значимый» и «влиятельный»

 

Значимый человек Влиятельный человек

1. Более близкие эмоциональные отношения, присутствует «духовная» связь, симпатия. Значим только для меня. 2.Его влияние я выбираю сам, добровольно стремлюсь быть рядом. Двусторонний контакт на основе свободы и взаимодоверия. Оставляет право выбора. 3. Этот человек дорог и любим, за него беспокоишься, ради него можно пожертвовать всем. 4. Полное доверие, не нужно скрывать свои чувства, можно быть самим собой. 5. Его присутствие необходимо, без него трудно. Важно ощущать, что он рядом, и важно то, что он вообще есть. 6. Дает ощущение собственной полноценности, нужности, значимости. 7. Он необязательно самый влиятельный и может ничего не добиться в обществе, в карьере, но быть значимым для меня. Им восхищаешься, общение с ним радует. 8. Его влияние является поддержкой для меня, он умеет выслушать, понять, простить, быть верным. 9. Ему просто доверяешь, его положительные оценки всегда хочется получать. 10. Благодаря ему я сам что-то меняю в своей жизни, всебе. 11. Его влияние более бессознательно. 1. Более отдаленные, более «холодные»,официальные отношения, меньше эмоциональная близость. Влиятельный не только для меня. 2. Необязательно присутствие добровольного стремления и желания быть рядом. Может быть принудительный контакт и давление. Не всегда есть право выбора. 3. Необязательно, чтобы он был лично дорог или ты волновался за его судьбу. 4. Вызывает настороженность, есть боязнь допустить ошибку. 5. Без него можно обойтись. 6. По отношению к нему чувствуешь себя более слабым, ощущаешь его превосходство в чем-либо. 7. Может обладать статусом, связями, социальным влиянием, быть «высокопоставленным» и использовать это для достижения своих целей. Он многого достиг. 8. Воздействует, используя свои умения и навыки, поворачивая ситуацию так, как ему удобно. Может управлять людьми. 9. С ним заставляют считаться его знания, жизненный и профессиональный опыт, из которого я могу извлечь выгоду. 10. Он помогает мне в неопределенной ситуации, есть зависимость от него. 11. Более сознательное влияние.

 

 

(См. Погольша В. М. Социально-психологический потенциал личного влияния.

 

Дис.... канд. психол. наук. – СПб., 1998.)

 

Личное влияние осуществляется только тогда, когда оба субъекта взаимодействия проявляют добрую волю к общению, когда один человек передает другому – в открытой, ненасильственной форме – нечто свое, личное (знания, жизненный опыт), а другой искренне хочет перенять это, а не взять силой или выманить хитростью. Очевидно, что взаимодействие людей на таком уровне не может происходить в атмосфере суетливости или агрессивности, когда сознание «засорено» сугубо личностными потребностями. Оно требует наличия в отношениях хотя бы минимального доверия, самораскрытия и снисхождения к позиции партнера.

 

«Значимый» другой

 

человек, с которым существует эмоциональная близость, обеспечивающий удовлетворение потребности в защите, поддержке, подражании, авторитете, дружбе и доверии.

 

Сложность, многоаспектность способности личного влияния подтверждается также и представлениями обыденного сознания.

 

Таким образом, личное влияние – это сложный феномен, представляющий собой и личностную способность, и процесс взаимодействия, и результат воздействия, который не всегда очевиден. Он может проявляться на различных уровнях, в зависимости от развитости самосознания человека и его духовности. Его природа многоаспектна и связана с проявлениями различных биосоциальных свойств человека, а его явные и скрытые эффекты сопряжены как с повседневными поверхностными контактами, так и с более глубокими доверительными отношениями.

 

 

Понятие и общая характеристика влияния в межличностном взаимодействии

 

 

Влияние одного человека на другого в процессе межличностного взаимодействия - это неотъемлемая часть любых форм общения.

 

В психологии под межличностным влиянием понимается процесс и результат изменения одним индивидом поведения другого человека, его установок, намерений, представлений, оценок и др.

 

Различают направленное и ненаправленное влияние. В первом случае субъект ставит перед собой задачу достичь определенного результата от объекта воздействия, который проявляется обычно в убеждении и внушении, а во втором - подобная задача не ставится, однако эффект воздействия возникает, проявляясь прежде всего в действии заражения и подражания.

 

Б. Паригин считает, что психическое заражение, подражание, внушение, убеждение и мода относятся к социально-психологическим механизмам общения, под которыми он понимает те социально-психологические явления и процессы, возникающие в результате взаимовлияния индивидов друг на друга и которые осуществляют непосредственное влияние, на уровень их коммуникативной активности, глубину и полноту их психологического контакта и взаимопонимания, на характер и эффективность их коммуникативного поведения.

 

В отличие от психологических механизмов жизнедеятельности личности, которые связаны с реализацией ее внутреннего потенциала или внешней по отношению к ней социальной детерминации, механизмы общения реализуют силу и потенциал внутригруппового и массового взаимодействия и взаимовлияния индивидов друг на друга.

 

Вместе с тем в отличие от механизмов деятельности, которая основывается на осознанной и целенаправленной активности субъекта, механизмы общения имеют преимущественно неосознанный, спонтанный характер, что не поддается обычно полному социальному контролю. Ряд других психологов характеризуют внушение, подражание, заражение, убеждение, моду и слухи как способы психологического воздействия.

 

В практике общения выделяют прямое и косвенное влияние. Прямое влияние характеризуется тем, что субъект открыто, предъявляет объекту воздействия свои претензии и требования, а косвенный - состоит в том, что влияние непосредственно направлено не на объект, а на среду, которая его окружает.

 

Также различают умышленное и неумышленное воздействия, где первое определяется наличием цели, а второе - причины. В целом процесс межличностного психологического влияния формируют стратегия, тактика, средства, формы, аргументация и критерии эффективности воздействия.

 

В научной психологической литературе предлагается несколько типологий стратегий воздействия на человека, основой которых является отношение к партнеру по взаимодействию как к субъекту или как к объекту межличностных отношений.

 

Выделяют три основные стратегии - императивная (соответствует «объектной» парадигме в психологии, согласно которой психика и человек в целом рассматриваются как пассивный объект воздействия внешних условий и продукт этих условий), манипулятивная (соответствует «субъектной» парадигме, которая базируется на утверждении о активности и индивидуальной избирательности психического отражения внешних воздействий, где субъект сам осуществляет преобразовательное влияние на психологическую информацию, поступающую извне) и развивающая (основана на «субъект-субъектной», «диалогической» парадигме, где психика выступает как открытая система с наружными и внутренними контурами регулирования).

 

Тактики влияния изучаются в контексте проблемы прогнозирования и управления поведением людей, находящихся в ситуации межличностного взаимодействия. Исследователей интересует, как часто используются те или иные тактики воздействия, как выбор тактик зависит от индивидуальных особенностей людей и т.п.

 

Показано, что эффективность большинства тактик в воздействии на подчиненных зависит от эффективности тех самых тактик во влиянии на руководителей. В ходе ряда экспериментальных опытов также выявлено, что единственной тактикой, которая не зависит от направленности воздействия, является убеждение, взаимосвязанное с личным влиянием.

 

Относительно средств воздействия, то в социальной психологии выделяют вербальные и невербальные особенности действия одного субъекта но другого.

 

Относительно форм межличностного влияния, то они могут быть речевые (письменные и устные) и наглядные.

 

Относительно системы аргументации, то она предусматривает как абстрактные доказательства, так и знания конкретного характера, например цифровая, фактологическая информация, которая легче воспринимается, запоминается и сопоставляется.

 

Критерии эффективности воздействия делятся на стратегические, т.е. отдаленные в перспективе, и тактические, то есть промежуточные.

 

В наше время, когда почти каждый человек становится объектом воздействия многих других индивидов, когда расширяются возможности противостояния чужому влиянию, проблема исследования этого понятия становится чрезвычайно актуальной. И особенно в той ее части, где речь идет об индивидуальных, психологических возможностях и тех, кто влияет, и тех, кто испытывает на себе это воздействие, ведь успех влияния стал гораздо в большей степени зависеть именно от этих показателей. В связи с этим встает вопрос углубленного изучения таких феноменов, как «психологическое влияние», «личностное (личное) влияние», «функционально-ролевое влияние», «индивидуально-специфическое влияние», «коммуникативное влияние» и др.

 

В научной литературе сущность психологического воздействия сводят к взаимному обмену информацией и взаимодействию. При этом в содержательном аспекте психологическое воздействие может быть педагогическим, управленческим, идеологическим и т.д. Оно осуществляется на разных уровнях психики: на осознанном и неосознанном.

 

В роли субъекта психологического воздействия выступает индивид, который может выполнять роли организатора, исполнителя (коммуникатора) и исследователя своего процесса воздействия. Этот субъект изучает объект и ситуацию, в которой осуществляется влияние. Он также выбирает стратегию, тактику и средства воздействия, учитывает сигналы об успешности - не успешности воздействий, которые поступают от объекта. Наконец субъект организует противодействие объекту и др.

 

В отношении объекта, то он, будучи активным элементом системы воздействия, перерабатывает информацию, которая ему предлагается, может не соглашаться с субъектом, а также осуществлять контр влияние на коммуникатора.

 

Е. Сидоренко рассматривает проблему психологического воздействия и с позиций того, как влиять на других людей и как противостоять их действиям. Психологическое влияние автор определяет как влияние на состояние, мысли, чувства и действия другого человека с помощью исключительно психологических средств, с предоставлением ему права и времени отвечать на эти действия. При этом противостояние чужому воздействию рассматривается как сопротивление действиям другого человека с помощью психологических мер.

 

Исследователь предлагает классификацию видов воздействия и видов противостояния влиянию, которое отвечает не столько требованиям логического соответствия, сколько феноменологии переживания влияния обеими сторонами: инициатором воздействия, т.е. тем из партнеров, кто первым совершил попытку влияния любым из известных или неизвестных способов, и адресатом влияния , т.е. тем из партнеров, к которому обращена первая попытка влияния.

 

При этом под понятием психологически конструктивного влияния понимается такое влияние, которое должно соответствовать как минимум трем критериям:

влияние не должно разрушать личности индивидов, которые принимают в нем участие, и их отношения;

оно должно быть психологически корректным;

ему следует удовлетворять потребности обеих сторон.

 

Таким трем критериям необходимо, чтобы соответствовало и психологически конструктивное противостояние.

 

Относительно личного влияния, то ученые (В. Погольша и др.) под ним понимают определенное свойство индивида, личностное качество, сущностную силу человека, а именно его способность влиять на другое лицо побудительным, сдерживающим, успокаивающим или еще каким то способом, меняя при этом не только поведение человека, но и его взгляды, мотивы, сознание и даже характер.

 

Считается, что главным результатом и наивысшей целью личного влияния является изменение, происходящее в сознании и душе другого человека, а не выгодные для того, кто осуществляет воздействие, изменения в действиях. Т.е. на личном аспекте влияния акцент делается для того, чтобы четче провести границу между личным влиянием, с одной стороны, и давлением и манипуляцией, с другой.

 

Если целями воздействия становятся только личный успех, личная выгода и удовлетворение собственных нужд, то это скорее всего станет проявлением «личностного» воздействия, а не «личного». Таким образом, исследователи различают понятия «личное влияние» и «личностное влияние», понимая под последним тот факт, что такое влияние бывает, задействовано практически в каждый акт человеческого общения и взаимодействия в социуме, когда человек удовлетворяет какую-то из своих потребностей: потребность в безопасности, любви, власти, самоуважении.

 

Зато, когда в действие вступают высшие или духовные потребности - потребность в самоактуализации и мотивации роста или потребность в служении другим людям и мотивация помощи, - проявляется способность личного влияния, которая в большей степени связана с сущностью человека, а не с его личностью, роли которой определяет социум.

 

Следовательно, личное влияние как акт творчества осуществляется только тогда, когда оба субъекта взаимодействия проявляют добрую волю к общению, когда один человек передает другому в открытой, ненасильственной форме что-то свое, личное (знания, жизненный опыт), а другой искренне хочет это перенять , а не взять силой или хитростью.

 

Является очевидным тот факт, что взаимодействие между людьми на таком уровне не может происходить в атмосфере агрессивности, суеты, когда сознание занято лишь личностными потребностями, а требует наличия в отношениях хотя бы минимального доверия самораскрытия, снисходительности к позиции партнера.

 

Исходя из такого понимания личного влияния, В.Погольша выделяет семь его типов, среди которых первые четыре - основные, а ос


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.084 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал