Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 3. Что, как не восхищенные мужские взгляды и завистливые женские, может заставить женщину почувствовать себя всемогущей




Что, как не восхищенные мужские взгляды и завистливые женские, может заставить женщину почувствовать себя всемогущей. От комплиментов закружилась голова. Кошка, дремлющая в каждой особи женского пола, проснулась, потянулась и замурлыкала. Эйфория пьянила и раскрепощала не хуже крепкого вина. Все движения невольно стали еще более плавными и женственными, спина прогнулась, подчеркивая грудь и ягодицы, а улыбка загадочной, словно обещающей что-то, и чуть лукавой. В глазах заплясали бесенята. Впервые я ощутила себя по-настоящему роковой женщиной - красивой, страстной, чуть раскованной и знающей себе цену.

Проходя мимо очередной группки студентов, с улыбкой вернула комплимент кому-то из ребят, другого фамильярно похлопала по плечу, третьему подмигнула, и медленно покачав бедрами, отошла.

Люська, считавшая мое преображение делом рук своих, наблюдая за мной, цвела. При этом не забывала посматривать по сторонам и следить за моей реакцией, теша себя надеждой обнаружить, для кого я так вырядилась. Я же чувствовала себя королевой.

- И какие на сегодня ставим цели? - прошептала мне подруга, загадочно подвигав бровями.

- Ну... - с улыбкой протянула я, - как минимум, чтобы меня заметили.

- Тоже мне проблема - тебя сегодня только слепой не заметит. А план-максимум?

- Максимум? - про него я как-то не особо задумывалась. - Э-э-э... понравиться...

Я вспомнила лицо Джека, и внутри потеплело.

- Если получиться поцеловаться, то вообще супер, - я мечтательно прикрыла глаза, погрузившись в воспоминания.

- И все? - разочарованно выдохнула соседка. В ответ я издала непонятный тоскливый звук.

- Понимаешь, даже поцелуй крайне маловероятен... Там все так сложно... - грустно вздохнув, я опустила ресницы и принявшись ковырять что-то у себя под ногами.

- Не трусь! "Понравиться" мы тебе однозначно устроим. Есть у меня одна идейка, - хитро подмигнула подруга, но делиться планами отказалась. - На месте посмотрим, - отговорилась она и, наконец-то, заметив наших, потащила меня за собой.

Праздник проходил, как ни странно, все в том же любимом студентами трактире. Признаться, услышав об этом в первый раз, брезгливо поморщилась и презрительно фыркнула, выразив тем самым свое отношение. А я то! Навоображала себе! Чуть ли не бальную залу. Однако более опытные коллеги заверили, что все будет гораздо лучше, чем я себе представляю.

- Там Сорби со старшекурсниками расстарались. Поэтому отстань - не порти себе сюрприз, - услышав очередное пожелание, я расслабилась и решила не забегать наперед.

Арка, нарисованная на одной из стен, мягко светилась, указывая окно перехода. Я вышла и застыла... Да уж - чего можно ожидать от праздника, который готовят одни маги? Такого великолепия я и в королевском дворце не видела... Во-первых, обеденный зал увеличился в размерах раз в двадцать. Просторный, широкий, светлый, с уходящими ввысь изящными арками и звездным небом вместо потолка, со свежим воздухом и множеством летающих вокруг крошечных магических огней, с музыкой, разлитой прямо в воздухе. В центре заметила танцпол с примыкающей к нему сценой и небольшой пятачок для музыкантов. Посреди площадки для танцев весело разлетались брызги декоративного фонтанчика. А по периметру расположились симпатичные столики. У меня перехватило дух. Очнулась от того, что кто-то невежливо подталкивал меня в спину. Ах да, я же на проходе встала...



Обалдев от великолепия зала, я перестала смотреть под ноги, за что едва не поплатилась, не заметив несколько ступенек, образовавших лестницу. Нога подвернулась, а я не успела даже испугаться, как чьи-то сильные руки поддержали и поставили на землю. Я медленно поднимала глаза, снизу вверх рассматривая спасителя. Высокие сапоги со шнуровкой из дубленой кожи, темные штаны, тесно обтягивающие сильные ноги, широкий пояс из красной ткани, обернувшийся вокруг талии и белоснежная рубашка с длинными клиньями воротника, открывающего треугольничек кожи на груди, где на шнурке поблескивал прозрачный голубой камень, привлекающий внимание к этому небольшому вырезу. Внутри разлилось тепло - я уже поняла, чьи руки меня подхватили. Тихо выдохнула, подавив желание прикрыть глаза от удовольствия, спина с удовольствием потянулась вверх, истончаясь в талии, приподнимая грудную клетку. Подняла взгляд - так и есть, на меня, не мигая, смотрели потемневшие почти до черноты глаза Сорби. Волосы подвязывал тонкий свернутый платок, чьи концы озорно топорщились сбоку. Пират! Джек надел костюм пирата.



Мимо воли я расплылась в ослепительной улыбке, а затем смущенно отвела взор, поняв, что смотрела в глаза мужчине чуть дольше положенного. Его ладони по-прежнему лежали на моей талии, в том месте, где кожу прикрывала лишь тонкая ткань рубашки. Неожиданно стало жарко. Заметив свой промах, Сорби поспешно убрал руки.

- Корни? Ты сегодня бесподобна, - с легкой хрипотцой выдохнул Джек, не сводя с меня глаз. От тембра его голоса я совсем растаяла. И кто кого собирался соблазнять?..

Я украдкой сглотнула, затем выпрямилась и, кокетливо блеснув глазами, с хитрой улыбкой ответила:

- А мне всегда казалось, что пираты девушек похищают вместо того, чтобы спасать.

На долю секунды задержала глаза на вырезе рубашки, затем на губах мужчины, и, не ожидая ответа, легко проскользнула мимо, спиной чувствуя, как мужчина провожает меня взглядом.

Мест за столами в любом случае хватило бы всем, но посланный вперед Даш застолбил нам козырный столик - достаточно близко от сцены, чтобы чужие спины не заслоняли происходящее, но в то же время не в самом центре, чтобы не мешали пробирающиеся к танцполу люди. Едва мы сели, как подбежала худенькая официантка. Напомнила, что есть и пить можно, что угодно и сколько угодно - новогоднюю вечеринку традиционно оплачивают милорд Сорби и Его Высочество Ленси Арадер. Но об этом и так все знали. Затем девушка приняла заказ и, дежурно постреляв глазками в наших парней, упорхнула.

К моему удивлению, еда появилась в считанные минуты. Мы дружно выпили по бокалу вина за студенческое счастье в Новом году. После чего я, не обращая внимания на возмущенные реплики друзей, налила себе компота.

- К вину вернусь позже, пока же хочу насладиться праздником так, чтобы завтра могла об этом вспомнить, - объяснила я, - а не так, как в прошлый раз...

Я окинула всех взглядом - Верс с Люськой, Даш, Ладас. Еще обещался быть сосед-очкарик Верса. Выпив, все немного расслабились и принялись наперебой рассказывать, как провели время на каникулах, и строить предположения, чем грозит следующий семестр.

Постепенно все столики заполнились. Пришел Крис с девушкой. К нам подсела еще одна барышня-второкурсница Лика, и Даш заинтересованно подвинулся к ней поближе. В зале на мгновение погас свет, привлекая внимание присутствующих, и снова зажегся.

На сцене появился Джек. Десятки, если не сотни девичьих глаз моментально прилипли к нему.

- Хорош, ничего не скажешь, - поцокала языком Люська, проигнорировав возмущенный толчок со стороны Верса. Она оказалась права. Даже крепко влюбленные в других парней студентки сейчас не отказали себе в удовольствии поглазеть. Как здорово, что милорд оставил свою привычную официальную одежду, и нарядился пиратом. Дерзкий образ необычайно шел ему. "Прямо как я", - подумала неожиданно, подразумевая, что Сорби выглядит намного эффектнее обычного. Словно тоже ради кого-то приоделся. Подобная мысль мне не понравилась. Ощутив укол ревности, я даже проследила за взглядом мужчины - не останавливается ли тот на какой-нибудь девице чаще, чем нужно. Однако Джек беспристрастно рассматривал зал, не выделяя кого-либо, и не выказывая личной заинтересованности, поэтому я расслабилась. "Вот только ревности мне не хватало" - мелькнула раздраженная мысль. В голове нарисовалось, как я, нервная и злая, весь вечер шпионю за Сорби, пытаясь подслушать или подсмотреть каждый раз, когда он обращается к девушкам... Картинка вышла смешной и немного меня отрезвила. Кроме того, сразу вспомнилось знакомство с Ани. Нет уж - хватит! Нашпионилась уже...

Между тем, Сорби радостно сообщил, что лошадью сегодня работает Ленси, а ему, в кои-то веки, разрешили побыть ведущим. Праздник шел весело. Никогда бы не подумала, что Сорби способен вот так просто стоять на сцене и развлекать публику. На ум пришли наши первые встречи, и мои прежние страхи - да уж... совсем другая роль. Какой же он на самом деле?..

Еще одним сюрпризом стали приглашенные музыканты. "Зеленые Бароны". Те самые, на которых я когда-то испытывала свое умение гримировать, впервые воспользовавшись именем Ванессы Вальди. Девушки в зале заметно оживились, парни приуныли. Я радостно всматривалась в знакомые лица. За прошедшие пять лет ребята не только не постарели, но и серьезнее не стали - выглядят такими же безалаберными балбесами. Как жаль, что нельзя к ним подойти поболтать. Солист группы - Рон - для разминки исполнил парочку коронных слезливых баллад собственного сочинения, чем окончательно покорил женские сердца, а затем понеслось все подряд и на любой вкус. Джек тоже на время исчез со сцены, понимая, что прежде всего студентам надо позволить удовлетворить гастрономические интересы, а затем уже переходить к развлекательной программе.

Изредка песни "Зеленых Баронов" перемежались выступлениями студентов, к счастью, не вокальными. Свое мастерство показывали выпускники Академии. В перерывах на танцполе время от времени появлялись редкие танцующие - преимущественно девушки вытаскивали сопротивляющихся парней на медленные танцы. Наконец, все наелись и, местами, напились. На сцене снова объявился Сорби. Начались конкурсы. Магические и не очень, пошловатые и совершенно невинные, с призами и без. Мне даже удалось выиграть какого-то плюшевого медвежонка.

- А теперь... - Джек сделал паузу, подогревая интерес публики, - лотерея, которую так ждут все первокурсники!

Зал взорвался аплодисментами. Я присоединилась к всеобщему ликованию, бодро захлопав в ладоши. О лотерее знали все. Несколько счастливчиков имели шанс на исполнение милордом одного желания - конечно, магического и в пределах разумного. Получить какой-нибудь миленький амулетик или запечатанное одноразовое заклинание хотели все. Мы с Люськой вдвоем думали, чего бы попросить, если вдруг мне повезет. Остановились на том, что надо магически расширить пространство шкафа. Раза в два. Я снова вспомнила о куче милых сердцу вещей, что пришлось оставить дома из-за малой вместительности общажной мебели, и мысленно начала молить покровительствующего всяким прохвостам бога Ари помочь мне никчемной выиграть.

Тем временем в воздухе материализовалась непомерно крупная шляпа и принялась по очереди подлетать к первокурсникам. Пока я заворожено следила за ней глазами, Люська с Версом произвели рокировку, усадив последнего возле меня. Приятель подруги вместе со мной вперился глазами в летающую шляпу. Наконец дошла очередь до нашего столика. Внутри лежали тонкие деревянные трубочки, совершенно одинаковые на вид, из которых выглядывал краешек бумаги. Я запустила руку внутрь, и сразу услышала едва слышный шепот Верса: "Левее, еще левее, да - бери!" Вот зачем он сел сюда... "Как-то нечестно выходит", - на секунду кольнула совесть, но заткнулась, едва я вспомнила о желании раздвинуть шкаф. Поэтому я аккуратно вытащила полоску бумаги и с приятным предчувствием развернула.

"Поздравляем, вы выиграли!" Я молча радостно кивнула Люське и послала ей воздушный поцелуй. Глаза подруги подозрительно заблестели, а я нахмурилась, заподозрив неладное.

- Итак, - послышался со сцены голос Сорби, - выигравшие счастливчики приглашаются на сцену. Зал бурно зааплодировал. Передо мной выбежали еще двое ребят - похоже, везунчиков оказалось аж трое. Я неспеша приподнялась, по-прежнему поглядывая на подругу и не понимая, в чем подвох.

Мое любопытство удовлетворилось на подходе к сцене. Чужое сознание ласково коснулось моего собственного. "Ни фига себе!" - от неожиданности я чуть с шага не сбилась. Гипноз? Так вот она какая, плата за "подарочки". Я приглушила ауру.

Трое "счастливчиков" подошли к Сорби и выстроились в линию. Я оказалась последней. Студенты, сидящие за столиками, заметно оживились - послышался свист, улюлюкание, смех. Ну, шутники, блин... Я незаметно перевела дыхание, искоса зло зыркнув на Джека. Между тем, последний продолжил:

- Начинаем наше традиционное шоу. Напоминаю правила - ничего унизительного, неприличного или оскорбляющего честь, опасного или агрессивного.

Болванчики рядом со мной безразлично смотрели впереди себя. Ничего унизительного... по моему скромному мнению, применение гипноза унизительно само по себе. Впрочем, будь я сейчас по ту сторону зала, вполне оценила бы шутку и посмеялась вместе со всеми. Ничего экстраординарного зрители не просили. Попрыгать зайчиком или спеть, отчаянно фальшивя, - не такая большая плата за желание. Через пару часов ребята напьются и станут вести себя не лучше. Два моих предшественника благополучно отработали свою часть шоу. Я ощутила как меня мысленно выводят в центр сцены.

- Как нам повезло, - Сорби вдруг оказался прямо у меня за спиной, а я ощутила как мне на плечо легла теплая рука, - в список попала такая очаровательная девушка. Ваши предложения относительно Корни Грейс?

Аудитория на секунду примолкла, собираясь с мыслями, и в тишине неожиданно звонко прозвучал голос Люськи:

- Пусть танцует! Что-нибудь такое... - подруга изобразила странное движение, подвигав плечами, - страстное!

Зал одобрительно зашумел, начиная подсказывать, каким именно должен быть танец.

- Хорошо-хорошо, я понял, - утихомирил студентов Джек. - что-то еще?

- Да, - снова встряла Люська, - пусть рубашку снимет, так красивее будет! Или пусть лучше снимет ее во время танца!

Ну, подруга... вот она - ее "идейка". Только на стриптиз я как-то не подряжалась. Понимаю, конечно, она для меня старается... Но танцевать с голым животом и плечами все же неловко. Мужские пальцы на моем плече чуть сжались.

- Стоп-стоп, никаких раздеваний! - опять вмешался Джек, а я вздохнула спокойно.

- Да рубашка и так прозрачная, а Корни под ней еще шарфом в пять слоев обмотана, - не сдавалась Люська. Идея девушки вызвала ажиотаж. Вся мужская половина присутствующих принялась дружно скандировать:

- Ру-баш-ку! Ру-баш-ку!

Я затравлено позыркала по сторонам. "Ну же, Сорби, обломай их!"

- Ладно, - неожиданно легко согласился милорд, - но на этом пожелания заканчиваются. Суммирую: Корни танцует, в процессе танца снимает рубашку.

- Эротично снимает, - подсказал голос Верса.

- Да-да, - подтвердил Джек. Я разозлилась, начиная придумывать, как бы полегче выкрутиться. Мужчина отошел в сторону, махнув рукой музыкантам.

Едва послышались первые аккорды, как в голове прозвучал приказ: "Танцуй. Во время танца снимешь рубашку". И после короткой паузы: "Эротично". Мне показалось или Сорби действительно при этом насмешливо ухмыльнулся? Ладно, сейчас я вам устрою шоу...

При звуках знакомой мелодии я хитро улыбнулась, мысленно поблагодарив Рона за выбор. Потянулась томно вверх, сплетая руки, затем разводя их в стороны, прогнулась и застыла изваянием на последней ноте. Две секунды томительного ожидания в полной тишине и громкое барабанное "Бам!" - тело замерло, не двигаясь, только бедро резким ударом уходит в сторону. "Бам! Бам!" - и еще пара движений бедрами. И снова молчание. И тихая неспешная музыка, словно зарождающаяся глубоко внутри сердца и все быстрее, все громче рвущаяся наружу. Моя любимая. Как хорошо, что бароны до сих пор ее играют. Я растворилась, с наслаждением передавая эмоции через гибкое тренированное тело. Повела плечами, прикрыв глаза, вскинула руки, закружилась. Длинные полосы ткани, заменяющие юбку, веером взметнулись, повторяя мои движения. Ловя чужие эмоции - восторг, удивление, желание - я пропускала их через себя, позволяя чужой радости переполнять меня, и эмпатически выплескивала всю страсть обратно. С кульминационным аккордом бросилась вниз, преклонив колено, опустив голову. И сразу на выдохе вскинулась, резким движением головы отбрасывая волосы, открывая глаза, выпуская горящее внутри пламя. Натыкаюсь на немигающий взгляд темно-серых глаз и не отвожу взгляда - томного, обещающего, манящего. Пришло время второй части задания. Лукавая игривая улыбка расцвела на губах. Как предусмотрительно со стороны милорда не уточнять, чью именно рубашку надо снять. Будет вам эротично.

Музыка приутихла, сбавила обороты перед новой вспышкой. Я направилась к Джеку. Кружась, обогнула стройное тело и внезапно остановилась прямо перед ним. Совсем рядом, почти касаясь. Юбка по инерции двинулась дальше, завернувшись вокруг ног мужчины, на секунду связав нас, и опала. Сделав телом волну, выбросила руку и прогнулась в одну сторону, устремив туда же взгляд, затем в другую. Уловка сработала, Сорби проследил глазами за моим движением. Я же свободной рукой провела вдоль его лица, не дотрагиваясь, но повторяя изгибы, прошлась вдоль шеи, взялась за воротник... Хорошо, что у рубашки милорда такие мелкие гладкие пуговки. Неуловимым движением поднесла вторую руку, хватаясь за второю сторону воротника, и быстрым движением распахнула рубашку. Дружный девичий вздох за спиной стал мне наградой. На открытой груди сверкнул округлый голубой камешек. Удерживая край рубашки, я вновь крутанулась вокруг Джека, выскальзывая, не давая ему задержать меня, и одновременно вытаскивая подол из-за пояса. Вторую руку продолжала, не касаясь, вести вдоль мужчины, пока не оказалась опять перед лицом Сорби. Теперь необходимо всего мгновение, чтобы одним точным движением сбросить заветную часть одежды. Потянулась пальцами к его плечам, но встретив напряженный взгляд, на долю секунды сбилась. Ему этого хватило, чтобы перехватить меня. Сильные мужские пальцы замкнулись на запястьях. Вместе с прикосновением ко мне хлынули его эмоции, которые я тщетно пыталась до сих пор уловить. Волна восхищения, азарта, чужой страсти с ноткой ревности с головой накрыли меня. Я захлебнулась ею. Стало трудно дышать. Безумно захотелось облизать губы. Так не сложно и из роли выйти. Вспомнив, что ментального приказа остановиться пока не поступала, я продолжила тянуться к его рубашке, которая в секунду успела самостоятельно заправиться и застегнуться на все пуговицы. Сорби в свою очередь развернул меня лицом к зрителям, перехватив по пути мои запястья. Оказавшись в кольце его рук, я совершенно потеряла голову. Полжизни сейчас отдала бы за то, чтобы мужчина обнял меня по настоящему, прижал крепче к себе. Его чувства, его желание пьянило сверх всякой меры. По телу прошла волна дрожи. К счастью, продолжающийся танец скрыл это. Не прекращая двигаться, прогнулась, незаметно для зрителей коснувшись грудью его рук, а пятой точкой потерлась о бедро. Теперь вздрогнул и напрягся Сорби, отстраняя меня.

- Довольно, - тихо произнес он. Я продолжала танцевать, время от времени повторяя попытки выскользнуть и развернуться.

- Достаточно, - повторил Сорби громче, чтобы его услышали в зале, и подкрепив свои слова мысленным приказом. Я послушно остановилась и постаралась расслабиться, моментально сбросив осанку танцовщицы и сделав лицо попроще, а взгляд менее возбужденным. Затем медленно потопала к двум другим ребятам и стала рядом, образуя линеечку.

Джек быстро успокоил аудиторию и обернулся к нам. Чужое сознание покинуло, и я по-быстрому изобразила щенячью радость выигравшего человека, бегущего за своим призом. Якобы с нетерпением потопталась на месте, пока профессор вручал подарки другим, затем быстро подбежала к Джеку, глядя на него честным невинным взглядом.

- Я думаю, у нашей единственной девушки должно быть какое-то особенное желание, - с дежурной улыбкой повернулся ко мне Сорби.

- Хочу увеличить шкаф изнутри, - быстро протараторила я, затем запнулась... простенько как-то... зря я что-ли публику развлекала, - в двадцать раз.

- Во сколько? - брови ведущего удивленно поползли вверх.

- Думаете, будет мало? - совершенно искренне переспросила я, а затем добавила. - И минимум на двенадцать с половиной лет.

- Зачем так много? - снова поразился мой собеседник. - Тебе всего пять учиться.

- Надо, - кратко и лаконично закончила я, с умилением глядя на Джека. Краем глаза уловила благодарный Люськин взгляд, и снова закивала, - надо-надо.

- Ну что же, пусть будет так, - согласился Сорби. Прямо из воздуха достал небольшой полупрозрачный камешек, на полминуты сжал его в ладонях, затем протянул мне, - вот, держи. Правда на столько лет не хватит. Раз в год заходи, я заряд обновлю. Только не забудь, иначе вещи... сильно помнутся.

Я схватила заветный амулет, гордо помахала им в воздухе, словно призом с соревнований, раскланялась и собралась возвращаться в общий зал. Ведущий увязался за мной. Спустился по лесенке, галантно подал руку, помогая спуститься и поклонившись, собрался покинуть меня.

- Вообще-то надо было два приза просить, - произнесла я негромко, но достаточно, чтобы услышал Сорби. Тот вопросительно приподнял бровь. - В качестве компенсации за моральный ущерб.

- Какой-такой моральный ущерб?

- Ну... - ядовито начала я, - когда я выходила на сцену, луна светила вон в то окошко. Теперь же светит в соседнее. А вино из пустой бутылки возле Верса, которая при мне еще оставалась нетронутой, вероятно, само испарилось. Я уже молчу о том, что чувствую себя так, будто полдня прыгала как кенгуру. Не скажете, куда из моей жизни выпали последние полчаса?

- Какая поразительная наблюдательность, - протянул Джек, - признаю, ты первая за все эти годы, кто заметил неладное... Что же ты думала попросить?

- Хм... - я замялась. - Вообще-то я над этим не думала... Попросить... да хоть бы вот эту миленькую штучку, что висит у вас на шее.

Джек вытащил из-за пазухи кожаный ремешок, медленно продел через голову и покачал подвеской перед глазами. Неизвестный мне прозрачный голубоватый камень, абсолютно круглый, перевитый лишь кожаным шнурочком, как только не выпадает... Я мельком просканировала внутренним зрением - ничего магического. Но камень безумно хорош и без магии.

- И с чего ты решила, что я тебе его отдам?

- А я и не думала, что вы ее отдадите, - на секунду перевела глаза с прозрачного шарика на Сорби, - но если говорить о мотивации, то могу напомнить, что несанкционированное вмешательство в чужую психику без ведома человека запрещено законом.

- Вот как! - насмешливо усмехнулся Джек и спрятал камень обратно. - Я уж думал и правда тебе его подарить. Да только не люблю, когда меня шантажируют.

Мужчина довольно улыбнулся, блеснув полным набором белоснежных зубов, и закончил:

- Поэтому, давай ты забудешь о гипнозе, а я забуду о том, что ты и первый приз не слишком честно получила.

Мой собеседник отвесил шутливый поклон и собрался уходить. Я проводила его взглядом. Кончик губ приподнялся. Прежде чем окончательно скрыться в толпе, Джек неожиданно развернулся обратно, сверкнул глазами из-под банданы и едва слышно шепнул:

- Впрочем... я передумал. Пожалуй, дам тебе еще один шанс выманить у меня камень.

Я вопросительно наклонила голову. Мужчина снова достал прозрачный шарик и принялся катать его в ладонях. Я заворожено следила за этим движением. И вдруг камень исчез. Я с недоумением взглянула в лицо Сорби. На губах последнего расцветала хитрая усмешка.

- Посмотри во-о-он туда, - указал мой собеседник в сторону фонтана, приблизившись вплотную и взяв меня одной рукой за плечи, а второй показывая направление. - Подвеска сверху. Видишь?

Я пригляделась. Фонтан представлял собой достаточно большой округлый бассейн диаметром метров шесть-восемь, посреди которого возвышалась конструкция из чаш различного диаметра, по которым друг в друга вниз переливалась вода. На самой верхушке из крошечной пиалки выглядывал темный кожаный ремешок.

- Сейчас его видишь только ты, и снять тоже можешь только ты, - пощекотав своим дыхание мое ухо, продолжил Джек. - И у тебя есть всего пять минут, чтобы достать камень. Ну как?

Я попыталась отстраниться, чувствуя, как тепло стоящего вплотную ко мне мужчины мешает думать. Но Сорби не позволил. Медленно вдохнув и выдохнув, я снова посмотрела на фонтан. Если пройду по бассейну, намокну до середины бедра, потом придется карабкаться наверх. Хоть там и не брызжут струи во все стороны, но все же композиция с чашами достаточно высокая, придется по ней лезть... я вся намокну! Запросто представляю, что выйдет - ткань костюма станет совершенно прозрачной, да еще и прилипнет ко всему телу - все равно что голой останусь. Я обернулась к Сорби. Словно в ответ моим мыслям тот насмешливо кивнул головой, иронично приподняв бровь. В глазах читался вызов. Я сощурила глаза. Несколько секунд мы играли в гляделки, затем милорд ехидно-довольным тоном напомнил:

- Одна минута прошла.

Ах, вот как! Резким движением я оттолкнула от себя мужчину.

- Считай, что камень уже мой! - с азартом бросила ему. - И не смей что-то сделать с фонтаном.

Я рванула обратно на сцену, буквально перелетев через ступеньки. На ходу махнула рукой музыкантам, прося тишины, и с разгону крикнула в зал:

- Поцелую любого, кто перенесет меня до центра фонтана и обратно так, чтобы я не сильно намокла! Только быстро!

Возможно, еще вчера такое бы не прошло. Но сейчас, под впечатлением от моего танца, сразу несколько парней поднялись со своих мест. И ни один из них не успел дойти до сцены. Сзади кто-то вежливо прокашлялся.

- Не разрешите мне?

Сзади стоял Рон - солист группы. Я расцвела. Конечно, он меня не узнает, но я все равно рада была его видеть - это раз. И вполне могла доверить себя - это два. Несмотря на Дар менестреля и слезливые песенки, певец отнюдь не был хилым и тщедушным. Напротив - статным, рослым и сильным парнем.

- Идет! - хлопнула я по раскрытой ладони. - Быстрее, время идет! Мне надо дотянуться до верхушки.

Тот все понял с полуслова. Быстро оценил расположение и архитектуру водоема. Не сбавляя шага подхватил меня и шагнул в воду. Ближе к центру легко подбросил мою нетяжелую фигурку, пересаживая к себе на плечо, нашел наименее мокрую сторону фонтана, и подошел вплотную так, что большая часть воды лилась именно на него. Я же сидела с противоположной стороны. Приподнявшись, легко подхватила пальцами ремешок и помахала в воздухе трофеем, показывая его Сорби.

Рон перенес меня обратно, и аккуратно сгрузил на землю.

- И где мой обещанный приз? - не откладывая, поинтересовался он. Я действительно была готова расцеловать его. Немного смущали зрители. Целый зал студентов сейчас с интересом следил за нами - вот уж, героиня дня. Кроме того, я спиной ощущала внимательный взгляд Джека. Посмотрела на музыканта, прикидывая, с какой бы стороны побыстрее чмокнуть его в щеку и скрыться. Но тот, явно разгадав мои намерения, поднял вверх указательный палец и легко покачал им, мол, ничего выйдет. Затем шагнул ко мне, приблизившись так, чтобы я оказалась с его сухой стороны, взял мое лицо в ладони и поцеловал. Из зала послышался свист и одобрительные выкрики. Я расслабилась. Во-первых, симпатичный парень, целующий нежно и настойчиво, сильный и приятно пахнущий. Во-вторых... эх, да чего там - с ним я целовалась не в первые, правда, последний раз был уже очень давно. Отпустив меня, Рон вежливо поклонился, весело стрельнув глазами, и направился к своей группе.

Я же, спрыгнув со ступенек, с явным удовольствием сунула подвеску под нос Джеку.

- Вот! - с триумфом в голосе произнесла я. Мужчина ловко перехватил пальцами камень.

- Молодец, - послышалась сдержанная похвала, - позволишь, я сам его одену?

Я кивнула, разворачиваясь. Прохладные пальцы скользнули по шее, убирая волосы. Спина ощутила идущее от мужчины тепло, а чуткий слух уловил тяжелое дыхание. Джек обернул шнурочек вокруг моей шеи и завязал его сзади. Я коснулась пальцами гладкого камня, одновременно поворачивая голову назад.

- Носи на здоровье, - хрипло произнес Сорби, как-то странно глядя на меня. На миг кольнула интуиция - что-то здесь не так. Но не успела ничего спросить - Джек уже скрылся. У меня же осталось стойкое ощущение, что меня снова где-то провели, а я не понимаю, где именно.

Стоит ли говорить, что к столику я возвращалась звездой. Внимания оказалось чересчур много - эйфория спадала, а я чувствовала себя все более и более неловко.

- Ну, ты даешь, - таким оказалось дружное приветствие сидящих за нашим столом. Я только вздохнула. Что-то я переборщила с привлечением внимания - и не пила ж почти ничего... Сколько я не просила друзей перестать меня обсуждать, рано или поздно разговор скатывался к моей скромной персоне. Я уже десяток раз выслушала истории о своем блистательном выступлении - правильно, подразумевается, что я об этом не помню.

У столика постоянно тусовались посторонние - ребята делали неуклюжие комплименты и приглашали танцевать, я пока вяло отбрыкивалась, обещая танцы позже, девушкам хотелось узнать - каково это, целоваться с Роном.

Ситуацию спас Ладас, решивший рассказать очередную байку о своем любимчике Джокере. Присутствующие мигом переключились на новую тему. Чем дальше я слушала, тем больше вытягивалось от удивления мое лицо. Речь шла о недавних событиях в Адании. Быстро же распространяются слухи... и даже могу предположить, кто их распространяет... Убью Джокера! "Чем ты популярнее, тем больше тебе платят", - поделился он не так давно одним из жизненных правил. В отличие от прошлых рассказов Ладаса, этот оказался почти правдивым - небольшое приукрашивание истории рассказчиком не в счет. Конечно, засекреченной информацией поклонник Джокера не обладал, но и остального оказалось достаточно. Ладас сообщил кучу подробностей, включая нашу временную свадьбу. Желание убить Джокера переросло в желание сделать это прямо сейчас. Я поискала глазами Сорби - плевать, один он или их там двое... Обоих прибью! К счастью для меня, в зале я его не обнаружила. Друзья тем временем активно принялись обсуждать исследование лабиринта - пустят ли туда магов, а если пустят, то сможет ли поехать студенческая группа. Затем завистливо повздыхали, мол, если и поедут, то наверняка одни старшекурсники. Я поморщилась - было бы о чем жалеть, глаза бы мои больше не видели те катакомбы!

По ходу повествования я успела заскучать, выпить еще один бокальчик вина и отклонить несколько очередных приглашений.

- Надеюсь, мне вы не откажете? - послышался сзади приятный голос. "Еще бы ему не быть приятным", - мысленно фыркнула я, - "у менестреля с Даром третьего уровня". С обворожительной улыбкой я обернулась к источнику звука.

- Не откажу.

Рон взял меня под локоть и, под завистливыми взглядами окружающих девиц, неторопливо повел к танцполу.

- Ну, здравствуй, Ванесса, - шепнул он так, чтобы слышала только я.

- Хм... - я с удивлением взглянула на парня, - вообще-то вслух меня лучше называть Корни.

- Это я уже понял, - снова улыбнулся мой давний знакомый.

- Как ты меня узнал?

- По твоему танцу. Это, знаешь... почерк мастера. Все равно как искусствовед узнает руку одного и того же художника в разных картинах.

- А остальные, - кивнула я в сторону прочих участников группы, - тоже меня узнали?

- Вообще-то нет, - не успела я с облегчением вздохнуть, как услышала, - но не мог же я не поделиться такой новостью!

Подойдя к площадке, Рон на секунду подвел меня к музыкантам - тем слаженно кивнули, приветствуя меня, но надо отдать должное, ни один не показал, что встречал меня ранее.

- Сыграйте нам "весенний вальс", - попросил он. М-м-м... мой любимый.

Я позволила мужчине обнять себя за талию, и мы закружились в танце. Несмотря на кажущуюся фамильярность, между нами никогда не было ничего больше дружеских отношений. Да и те продолжались недолго - очередное задание закончилось, и я исчезла из жизни группы. Что касается Рона, то он влюблялся заново едва ли не каждый месяц, причем каждый раз безнадежно - его избранница либо оказывалась замужем, либо отдала свое сердце другому. Певец страдал, выплескивая эмоции на бумаге и рождая новые песни. В порыве творчества тоска уходила, и он сразу же оказывался готовым к новой легкомысленной и ни к чему не обязывающей любви. Впрочем, подобные чувства совершенно не мешали ему параллельно развлекаться на стороне. Подозреваю, что момент, когда Рон влюбится по-настоящему, станет для группы катастрофой - кто еще будет писать эти популярные тоскливые баллады.

- Хорошо, что я тебя нашел, - отвлек меня певец от мыслей. - Не исчезай так внезапно на этот раз, ладно? Хоть адрес почмага оставь. Обещаю, что не стану надоедать.

Он весело усмехнулся.

- Ладно-ладно, - пообещала я. - Слушай, Рон, раз ты меня узнал, зачем настаивал на поцелуе - мог бы и за просто так помочь.

- Мог... - беззаботно протянул мой кавалер. - Но, во-первых, после того концерта, что ты устроила, только полный импотент мог не хотеть тебя поцеловать. А я все же мужчина в расцвете сил. А во-вторых, на тебя, кажется, Сорби глаз положил. Хотел его позлить.

- Есть причины его не любить?

- Нет, нету. Я тут чуть скупую мужскую слезу не уронил, глядя какой он у вас душка, - легкомысленно заметил Рон, но продолжил более серьезно, - причем тут любовь или не-любовь. Я вообще его побаиваюсь.

Я вопросительно взглянула на собеседника.

- Мы ж гастролируем по Исталии, Адании и Лаору. Чуть где какая заварушка, как нас начинают доставать проверками во всех трех странах на предмет шпионажа. Причем сначала смотрят, не завербовал ли нас кто-нибудь раньше, а потом и сами начинают ненавязчиво предлагать работу, - парень печально на меня взглянул, - ну какой из меня шпион?

Я улыбнулась. Действительно, никогда бы не подумала.

- С Его светлостью совсем недавно общались, - менестрель опять перешел к своему беззаботному стилю. - Потому и захотелось его в отместку позлить.

- Думаешь... он злился? Что-то я не заметила, когда спустилась к нему.

- Зато я заметил. Опыт работы с публикой как-никак. Плохим я бы был исполнителям, если бы не чувствовал реакцию зрителей на собственные действия.

- О, как, - я довольно усмехнулась. Все идет по плану. - Только Сорби тоже в отместку какую-то пакость сделать может, - в мозгу мелькнула неясная догадка, - если еще не сделал...

Я покосилась на добытый непосильным трудом камушек, пытаясь просканировать его. Фонит магией.

- Вот гад! - я в сердцах выругалась. - Чувствовала ж ведь, что дело не чисто. Теперь у меня есть амулет, делающий неизвестно что. Надо будет его засунуть куда подальше.

Рон с интересом выслушал меня и покачал головой.

- Какие вы забавные, ребята. Ванесса, то есть Корни, сделай одолжение. Когда вы между собой разберетесь, расскажешь мне, а? Я вам балладку состряпаю. Хитом станет - вот увидишь, - хитро прищурил глаза приятель. Мы дружно рассмеялись.

Танец закончился. Рон поблагодарил, выразил сожаление, что не может провести со мной больше времени - пора возвращаться к работе, раз уж танцы в самом разгаре. Да и дразнить герцога сверх меры не хочет - голова еще дорога. Я пригласила его забегать временами к нам в гости. Со взаимными расшаркиваниями менестрель провел меня обратно к столику и отправился к своим.

- О, Корни, а мы тебя ждем. Сейчас в фанты играть будем! Остались только твои пожелания. Вот листочки - пиши и бросай в коробку.

Лица, окружавшие меня, выглядели изрядно "веселыми" и пахнущими спиртным. Похоже, теперь моя очередь будет над ними потешаться - и никакого гипноза не надо. "Изобразить привидение", - это будет первый фант. "Пролезть под столом у соседей справа" - второй. Остался еще один. Я секунду подумала, расправила смятую бумагу и написала: "Сказать Сорби, что он козел". Мысленно похихикала, затем, конечно, старательно замалевала написанное. "Искупаться в бассейне". Все. Смяла листок и бросила к остальным. Люська оказалась на раздаче. Для каждого по очереди вытаскивала пожелание, и мы дружно веселили народ. Недалеко от нас, в небольшой затемненной нише на диванчике я заметила Сорби, сидящего с бокалом вина в руках и лениво наблюдающего за нашей игрой. Первый круг прошел для меня легко - пришлось выпить дополнительный бокал вина. Со вторым вышло сложнее - надо было пойти к Ленси и одолжить у него пять лейров. Я мысленно обматерила того, кому пришла в голову эта идея, но выпитое ранее вино придало храбрости. К счастью, Ленси тоже следил за нами, поэтому мне не пришлось краснеть-бледнеть и заикаться, прося у него деньги. Он сам достал монетку и ловко бросил ее мне. Пользуясь случаем, я набралась смелости и решила задать еще один вопрос:

- А вы не скажете, какое заклинание наложено на камень, что мне дал милорд Сорби?

Ленси внимательно просканировал украшение и покачал головой.

- Сказал бы, но не могу. Не вижу. Все-таки Джек намного более сильный маг. Вам лучше спросить его самого.

Я сердито поскрипела зубами... а что оставалось делать? Почему-то не покидала уверенность, что Его светлость тоже мне ничего не скажет. Начался третий круг фантов. Увидев, какой листочек разворачивает Люська, я тихо застонала. Огромное зарисованное пятно видно было издалека. Похоже, бассейн меня сегодня не минует. Вот уж не рой другому яму...

- Пригласить на танец Сорби! - весело огласила Люська. Не веря, я выхватила у нее бумажку. Так и есть - она прочитала верно. Именно это было написано ровным, каллиграфичным... и таким знакомым почерком. Я посмотрела в сторону угла, где сидел Джек - тот легко отсалютовал своим бокалом. Я быстро отвела глаза, снова уставившись в записку.

"Боишься?" - появилась новая надпись. Ничего я не боюсь.

"Скажи спасибо, что избавил от купания". Да он просто издевается! Я опять сердито зыркнула в сторону Сорби. Зато следующая надпись прочно вогнала меня в краску. Нет-нет, он больше ничего не писал... наоборот... это мои каракули, закрывающие пожелание "Сказать Сорби, что он козел" медленно исчезали, открывая надпись. Джек, наблюдающий со своего места, уже не скрывал улыбки.

- Ну же, - поторопила меня Люська, - сбегай быстренько. Профессор все равно никогда не соглашается, когда его приглашают. Но раз уж кто-то додумался такое написать...

Ага, как же, откажется. Стало страшно. Одно дело, когда я сама тут распыляюсь - то мои планы, и другое, когда инициатива переходит к другому - мало ли чего от него ожидать. Я еще раз неловко обернулась, надеясь, что ребята передумают, но не встретила ни капли сочувствия. Медленно переставляя ставшие вдруг ватными ноги, я побрела к Джеку.

- Так не честно, - первое, что выпалила я.

- Хм... я ожидал других слов, - лениво протянул наглец, даже не приподнявшись с дивана.

- Других?

- Ты же пришла приглашать меня на танец? - язвительно напомнил мужчина. - Вот и приглашай.

Я смутилась.

- Э-э-э... разрешите пригласить вас на танец, - невнятно промямлила я.

- Что? Прости, я, кажется, не услышал, - "подбодрил" меня Джек. Я разозлилась. Подняла глаза.

- Потанцевать не желаете? - сквозь зубы процедила я, сжимая кулаки.

- Ну... - Сорби изобразил задумчивое лицо, - с тобой что-ли?

- Нет, самостоятельно, - рявкнула я, не сдержавшись, но тут же пожалела о своей вспышке - он же специально злит меня.

- Самостоятельно не желаю, а с тобой... так и быть потанцую, - "смилостивился" мой собеседник.

- Не надо мне одолжений делать, - прошипела я.

- Да ну? Хочешь искупаться? Не я же заставлял тебя пожелание такое писать.

- Зато я уверена - ты приложил руку к тому, чтобы этот фант попался мне.

- Не пойман - не вор, - довольно мурлыкнул Джек, крепко беря меня за руку повыше локтя и подталкивая к танцполу.

Неожиданно я перехватила взгляд Рона. Заметив нас с Джеком, он движением руки прервал медленную заунывную мелодию, под которую топтались с ноги на ногу несколько пар, и зашуршал нотами.

- Вот это подойдет, - расслышала его обращение к группе. Танцующие нестройно повозмущались, с чего вдруг пропала музыка, затем среди пар прошел шепоток - не иначе, увидели, что Сорби собирается со студенткой танцевать, и все быстренько покинули площадку, предпочитая наблюдать со стороны. Мы остановились напротив музыкантов. Рон мне подмигнул и дал команду начинать.

- Кажется, я готов простить его, - пробормотал Сорби, услышав музыку. Вальсир! О Боги...

И все же в душе поднялась волна ликования. По жилам разлился жидкий огонь. Я помнила наш первый танец на балу у графа Грисенна. Но тогда я милорда боялась, а сейчас... в моей душе царил хаос - желание, страсть, доля восхищения и одновременно злость. Отличный коктейль для вальсира. После "сеанса гипноза" мне казалось, что я станцевала свой лучший в жизни танец. Теперь же понимала, что есть шанс побить собственный рекорд. Вальсир - не танец. Это роман - короткий, но бурный и страстный.

Сорби легко взмахнул рукой, и свет практически погас, оставив лишь оранжевые отблески, напоминающие живой огонь. По телу прошла странная волна покалывающих кожу мурашек. Опустила глаза - мой наряд из нежно-голубого стал жгуче алым. "Так лучше", - прочла я по губам Соорби.

Я гордо выпрямила плечи и замерла, глядя в глаза мужчине, практически не моргая. Томно улыбнулась, во взгляде блеснул вызов. Он шагнул ко мне, но я оказалась проворнее, подарив лишь короткое касание и сразу выскользнув из его рук, а через мгновение застыв у него за спиной. Тихо рассмеялась, празднуя маленькую победу. Неуловимый поворот, и мужчина стоит ко мне лицом, мы снова пристально смотрим в глаза друг другу. И начинается движение по кругу. В какой-то момент он ловит мою руку и я знаю, меня не отпустят до конца танца. Я все еще злюсь. С силой, до боли вырываюсь, пытаясь сбежать, пытаясь ударить, и сразу оказываюсь в кольце его объятий. Кружась вокруг него, касаюсь свободной рукой его груди, его спины, волос, на мгновение приближаюсь к лицу, чтобы услышать чужое дыхание, почувствовать его тепло. Хочу отстраниться, но оказываюсь лишь ближе. Растрепанные волосы щекочут лицо, порой на миг кажется, что я свободна, но снова и снова чувствую на себе нежные дразнящие касания сильных рук. Эмпатией ловлю его страсть, смешиваю со своей и отдаю обратно.

И вот... мне больше не хочется бежать. Желание - дикое, безудержное - поглощает меня. Теперь уже я устремляюсь навстречу, а меня отталкивают - недалеко, с коротким поводком вытянутых рук - отталкивают, чтобы с силой привлечь обратно, на мучительную долю секунды, дразня, прижать к груди, перехватить вторую руку и снова повторить. Ритм то непомерно убыстряется, так, что становится нечем дышать, то практически замирает, превращая танец в чувственный поединок взглядов. И снова он заводит кисти моих рук наверх, вращая меня в бешенном вихре, и, едва касаясь пальцами свободной руки, ласкает разгоряченное тело. Маленькая сладкая пытка танцевать с тем, кто тебе не безразличен, обостряющая чувства настолько, что ты уже не знаешь, чего хочется больше - отдать человеку все на свете, или же сделать ему больно...

Я не сразу поняла, что музыка закончилась. Мы застыли, тяжело дыша, в объятиях друг друга. Губы Сорби остановились в сантиметре от моих, смешивая наше дыхание, и я безумно жалела, что они таки остановились. Вокруг ничего не существовало - ни восторженных аплодисментов, ни зрителей, ни зала. Весь огромный мир сузился до одного единственного лица, до черных немигающих глаз, в которых я тонула, до его губ. Внезапно я ощутила спиной холод. Сорби нехотя отпустил меня, я выпала из этого плена и огляделась. Я стояла, прислонившись к стене в небольшой нише, где раньше прятался Сорби. И никто на нас не смотрел! Зато на сцене... раскланивались мы с Джеком. Я вымученно улыбнулась - да, так будет лучше. Оставшись без поддержки поняла, что ноги подкашиваются, и начала медленно стекать вниз по стене.

- Возьми, - Сорби поддержал меня и вложил в руку прохладный бокал. Я глотнула и закашлялась. Вино. Крепкое и холодное. Мужчина рядом оперся рукой на стену, отгораживая меня от остального мира. От тепла его тела, от запаха закружилась голова, кожа покрылась сотней мурашек. Я снова поднесла к губам вино, но взглянула в глаза Джека и замерла, не в силах пошевелиться или отвести взгляд. Томительное ожидание убивало. Сделает он хоть что-то в конце концов?! Сорби мягко положил руку поверх моих пальцев, сжимая ножку бокала, и залпом допил вино. Бокал исчез, а мои пальцы остались в его ладони. Не выдержав, я потерлась щекой о его руку, опиравшуюся на стену. Еще несколько долгих секунд мы глядели друг на друга, затем не сговариваясь ринулись навстречу. Мужчина подхватил меня одной рукой за талию, приподнимая, другой за затылок, привлекая к себе, и одновременно прижимая к стене. Я подняла руки, цепляясь в волосы, не давая отстраниться. И наконец нашла его губы. Губы, пахнущие вином и страстью. Если что-то вокруг до этого еще существовало, то теперь исчезло все. Абсолютная пустота, в которой осталась только я и мои чувства. И голод, желание чувствовать его везде, слиться, раствориться. Джек приподнял меня, и я с удовольствием обвила его ногами, прижимаясь все сильнее. Изнутри раздался тихий стон. На секунду мы оторвались друг от друга, но не разомкнули рук. Я уткнулась лбом в мужское плечо, обжигая его дыханием, и услышала тихий жаркий шепот:

- Идем со мной?.. Корни... Идем ко мне?

Не поднимая головы, кивнула, и лишь по внезапно посвежевшему воздуху поняла, что мы уже не на балу.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.039 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал