Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Человек эгрегориалыный, лидер




 

Существует еще одна эгрегориальная роль плотного взаимодействия, на первый взгляд не приносящая этим людям такого очевидного вреда, как марионеткам. Это весьма неодозначная позиция эгрегориального лидера.

Сразу нужно сказать, что определенного лидера можно выделить только в эгрегоре с конкретным архетипом, предпочтительно имеющим какое-то комплексное реальное воплощение. Например, конкретная религия, служба, фирма, общество. Эгрегоры с высоким уровнем абстрактности архетипа также имеют лидерские вакансии, но они рассредоточены среди иных эгрегориальных ролей.

Причем мы все-таки говорим об эгрегорах, поэтому сразу попрошу вас не путать ту или иную социальную должность, на которой может находиться человек, вроде директора, президента или епископа – с эгрегориальной позицией такого человека, которая достигается не получением кресла, а отношением с архетипом и поэтому совершенно не обязательно совпадает с социальным местом человека.

Попробуем для начала определить специфику этой позиции с точки зрения эгрегориального цикла – ведь эгрегор и эгрегориальная структура все-таки являются результатом деятельности живых людей. Нам известно, что эгрегориальный цикл возникает как существующий в социальной среде энергооборот между потребностями, с той или иной степенью успешности удовлетворяемыми людьми, и архетипическим инструментом, который предположительно должен эти потребности удовлетворять.

Предположим, это потребность некоего народа быть защищенным. В качестве конкретного архетипического инструмента будет выступать, очевидно, некая могущественная, информированная, вездесущая и вооруженная организация.

Чтобы пример был хоть сколько-нибудь наглядным, можно применять наши рассуждения к таким окутанным тайной организациям, как любая полицейская система тоталитарного государства.

Итак, данный эгрегор должен обладать потенциалом энергии, причем энергии одной из базовых потребностей, в ответ на удовлетворение которой люди ответят чувством благодарности, пригодной уже для удовлетворения высших потребностей социального пакета.

Разумеется, больше всего эгрегор получит от эгрегориальной массы. При этом, если учитывать уже разобранную нами полуапатичную роль эгрегориальной массы, такая организация вовсе не обязательно должна непрерывно удовлетворять эту самую потребность какими-либо действиями. Это кажется парадоксом, но ведь в данном случае от народа не требуется никаких действий – от них нужна только потребность, ожидание, надежда – это уже даст в эгрегориальную систему достаточное количество энергии восходящего потока. Созданного образа внутреннего врага вполне хватит, а редкие сообщения о каких-либо леденящих кровь успехах дадут эгрегориальной массе ощущение безопасности.



Действия архетипического инструмента играют роль как бы активатора/успокоителя этой энергии – он призван ее контролировать. Обратную связь он получает в виде преимущественно нисходящего потока.

Итак, фундамент эгрегора зиждется на непосредственном удовлетворении потребности эгрегориальной массы. Без этого фундамента эгрегор не может существовать.

Однако только из эгрегориальной массы конкретный эгрегор состоять не может: значительно меньшая ее часть уже присоединяет к эгрегору свою энергию не только от потребности быть защищенными. Это и потребление, и социальный пакет, и экспансия: это те, кто начинает службу. Без них этот конкретный эгрегор не будет существовать. Но, как очевидно, они от этого не переходят автоматически в иную категорию. Это люди эгрегориальной массы – просто пока чуть более вовлеченные и играющие роли сотрудников.

Внутри эгрегориальной организации происходит постоянное движение энергии, мыслей и людей.

Поскольку, как мы уже говорили, созданная эгрегориальная организация зависит не столько от удовлетворения потребностей эгрегориальной массы, сколько от ее ожиданий, то внутри себя она имеет возможность отшлифовать уже созданный механизм.

Эгрегор начинает действовать подобно сепаратору, выбирая из доступной себе массы людей, наилучшим образом обеспечивающих уже не человеческие потребности, породившие эгрегориальную структуру, а интересы самого эгрегора: увеличение количества энергии и ее поставок.

Появляется спрос на эгрегориальных марионеток. Людей с восторженно горящими глазами. Именно они выполняют первичное структурирование эгрегориальной системы. Они соответствуют этой цели идеально, потому что их потребность в эгрегориальном архетипическом инструменте абсолютна и связана только с его наличием. Эгрегориальные марионетки играют роль мотора внутренней части эгрегориального цикла.



Ни в состоянии эгрегориальной массы, ни в состоянии эгрегориальных марионеток по естественным причинам люди не поднимаются слишком высоко в структуре эгрегора. У первых относительно немного связано с эгрегориальной жизнью и им предстоит пройти еще очень большой путь, чтобы перестать быть человеком эгрегориальной массы, сосредоточив энергию всех своих потребностей на эгрегоре, а вторые просто не видят реальности, важной для выживания эгрегора, им хватает просто ощущения принадлежности.

Возникает проблема – ни те ни другие не способны обеспечить полноценное выживание структуры, потому что первые в силу невовлеченности не могут транслировать регулирующие свойства архетипа, а действия вторых в силу их безоглядности отсеиваются самой реальностью.

Отрешимся от событийной кухни социальной структуры, поскольку такими вопросами занимается организационная психология, а нас интересует существование эгрегориальной идеи в коллективном сознании. Каковы же эгрегориальные, психоэнергетические вакансии данного цикла?

Если нарисовать данный эгрегориальный цикл, на верхнем полюсе которого находится архетипический инструмент, а на другом – эгрегориальная масса, то вы обнаружите, что активные сотрудники расположены ближе к «экватору» цикла, а марионетки уже где-то в северном полушарии, еще выше. И эти позиции означают разные отношения с эгрегориальной энергией и архетипическим инструментом.

На нижнем полюсе цикла данного эгрегора дело обстоит так: эгрегор регулирует лишь базовую потребность людей, а эгрегориальная масса – значение архетипического инструмента в эгрегоре. Это взаимовлияние затрагивает компоненту восходящего потока и, соответственно, потока нисходящего.

Но вот на уровне рядовых сотрудников эгрегор уже обеспечивает автоматическое удовлетворение некоторых базовых потребностей, причем не только безопасности. Взамен он регулирует удовлетворение части потребностей высшего уровня, тогда как сами сотрудники частично влияют на осуществление роли архетипического инструмента.

На уровне марионеток и продвинутых сотрудников еще больше базовых потребностей удовлетворяются автоматически, и одновременно их основные потребности высшего уровня регулируются эгрегориально, а они сами еще мощнее влияют на функциональность архетипа.

А для находящихся на верхнем полюсе базовые потребности и так удовлетворены с избытком, и для них эгрегор проявляет себя вариациями реализации потребностей верхнего уровня.

Находящийся там человек обеспечивает функциональность архетипического инструмента для всей эгрегориальной массы.

И этот человек называется эгрегориальным лидером.

Разумеется, у каждого значительного эгрегора лидер не один, они формируют некую иерархию и отнюдь не всегда их эгрегориальная роль должна сопровождаться какой-либо официальной должностью. Социальная и эгрегориальная структуры не обязаны с точностью совпадать.

Справедливее даже сказать, что функция эгрегориального лидера даже у эгрегора с конкретным архетипом «размазана» по его структуре, находя свое максимальное выражение наверху, но так или иначе в более слабой форме распространясь «вниз», на его функционеров.

Обратите внимание, что в случае с данным эгрегором по мере сдвига позиции человека к архетипическому полюсу цикла количество и качество удовлетворяемых эгрегором потребностей возрастает, а вот психоэнергетическое влияние самого эгрегора на человека смещается от базовых к высшим потребностям. Это очень важно понимать.

Эгрегориальный лидер, даже если он не умеет пользоваться психоэнергетическим потенциалом эгрегора, – человек, безусловно, могущественный.

Поскольку он фактически определяет функциональность архетипического инструмента, то его активное движение вызывает освобождение очень больших количеств эгрегориальной энергии, исходно на нем сосредоточенной, а поскольку он сосредотачивает на себе весь архетипический потенциал, то его фигура сама по себе воздействует на мышление других людей подобно самому архетипическому инструменту.

Социальное движение вокруг такого лидера подвергается плотнейшей эгрегориальной координации. Можно даже сказать, что там, куда вторгается эгрегориальный лидер, нормальное течение жизни нарушается и наступает представление эгрегориального театра.

Эгрегориального лидера в обществе людей эгрегориальной массы можно сравнить с ослепительно сияющим слоном в посудной лавке.

Благодаря такому ослеплению (причем не без участия эгрегориальных марионеток) фигура эгрегориального лидера в различной степени сакрализуется и воспринимается менее критично, чем должна была бы видеться без участия эгрегора.

Чтобы понять уровень этой незаметной сакрализации действующего эгрегориального лидера, попробуйте представить какое-либо высокопоставленное лицо, извините, на горшке – и сравните, насколько это труднее, лубочнее, чем представить в таком положении соседа по лестничной площадке. Точно такой же психологический эффект наблюдается и в иных аспектах. Поэтому взгляд из толщи эгрегориальной массы склонен идеализировать эгрегориального лидера.

Разумеется, препятствие на пути эгрегориального лидера вызывает значительное энергетическое противодействие – ведь блокирован путь архетип – масса или масса – архетип.

Зачастую это расценивается как мощность самого эгрегориального лидера, но это неверно, потому что мощность принадлежит не человеку и его воле, а эгрегору и его реакции.

Но само явление также вносит свой вклад в собирательный образ эгрегориального лидера.

Частным случаем описанного является так называемая эгрегориальная защита лидера – психоэнергетические атаки на него также вызывают противодействие всего эгрегора. Опять-таки кажется, что этот энергетический запас является свойством самого человека.

Однако легко увидеть, что подобная точка зрения не слишком верна.

В том случае если лидер не защищен от «своего» же эгрегора, не обладает осознанными навыками взаимодействия с ним и не находится по каким-либо иным причинам во внеэгрегориальной позиции, то не лидер управляет эгрегором, а наоборот.

Если учитывать позицию лидера на рассмотренном нами эгрегориальном цикле, то это становится совершенно очевидным.

Взаимоотношения эгрегора и эгрегориальной массы довольно прозрачны. В общем-то эгрегориальная масса и ее потребности имеют с архетипическим инструментом более-менее удовлетворительный набор обратных связей, хотя и управляемый до определенной степени самим эгрегором.

Но на том уровне, на котором находится эгрегориальный лидер, у него нет никакой связи с эгрегориальной потребностью, создавшей его энергоинформационную структуру. Его базовые потребности полностью удовлетворены, даже в избытке, и чтобы он в отсутствие жесточайшего контроля ощутил принуждение с этой стороны, эгрегор должен оказаться на грани выживания, чего на практике никогда не происходит, потому что раньше случается вынужденная смена лидера.

 

 

Рис. 33.

Эгрегор для незащищенного лидера и поставщик удобств, и источник энергии, но только человек при этом занят преимущественно тем, чтобы не свалиться со своего буцефала, а это и действительно головоломный трюк: как удержать эгрегориальный цикл в удовлетворении потребностей массы, если сам ни в каком виде не зависишь от собственного желания их удовлетворить.

Лидер данного эгрегора оказывается под эгрегориальным управлением несколько другого сорта, чем люди эгрегориальной массы – он удовлетворяет свои высшие потребности социального пакета, такие как власть, признание, самосовершенствование. Что имеет сразу несколько следствий, как для самого лидера, так и для эгрегориальной массы. Во-первых, каждый человек действует, исходя из собственных потребностей, и потребности лидера, удовлетворяемые им на его позиции, не имеют ничего общего с потребностью эгрегориальной массы.

Этим объясняется, в частности, общеизвестный феномен: руководитель той или иной крупной структуры, имеющей эгрегориальный оттенок, в особенности выбранный на длительный срок или назначенный высоким начальством, обыкновенно делает очень мало для работы самой структуры, видимой с позиции эгрегориальной массы, но значительно больше для самого себя и развития своей позиции.

Не удивительно: ведь потребности разные, и что бы ни декларировал глубокоуважаемый эгрегориальный кандидат электорату (аналогия уместна, потому что позиция эгрегориального лидера – это не должность, а как раз энергия, внимание прочих участников эгрегора), верить ему можно лишь настолько, насколько он находится в том же положении, что и избиратели. К примеру, угроза тотальной инфляции – здесь все могут оказаться на равных условиях. Но в обычной ситуации – это просто слова. Не обязательно злонамеренная выдумка, обман избирателей, нет.

Вне зависимости от того, верит кандидат на эгрегориальную позицию своим словам или не верит, он находится в ином положении, чем электорат и из тех же самых фактов сделает совершенно другой вывод. Невольно. Иные потребности и иная позиция в исполнении лидера, не имеющего защиты от «своего» эгрегора, приведут к не ожидаемому из поверхностной эгрегориальной логики результату.

Именно поэтому тайная полиция в истории так часто превращается из теоретического инструмента обслуживания населения в инструмент его подавления.

Во-вторых, эта самая позиция, и сама потребность незащищенного лидера, как уже было отмечено, находится под эгрегориальным управлением. А потребности эгрегора вы прекрасно знаете. Больше энергии и надежность ее поставки.

При этом потребности лидера рассматриваемого нами примера, безусловно, высшие, группы социального пакета. Под управлением именно они, и поэтому незащищенный лидер, вне зависимости от побочных приобретаемых им благ, стремится не столько сделать свою структуру надежной и эффективной по отношению к потребностям массы, сколько административно неуязвимой и максимально влиятельной.

Эгрегор существует в энергетическом довольстве и без лидера – что же еще остается предложить делать лидеру, чем он будет занят? А будет он захватывать новые территории для эгрегора, атаковать все постороннее, не особенно озираясь на тот смысл эгрегора, который открывается с позиции эгрегориальной массы.

Здесь уместно вспомнить изречение о том, что любая власть развращает, а абсолютная власть развращает абсолютно. В общем-то, вывод справедлив.

Но, с точки зрения эгрегора, лидер лишь пытается выполнить функцию его развития.

И в-третьих, если присмотреться, то позиция незащищенного эгрегориального лидера обнаружит всю свою незавидность. Он полностью зависим в удовлетворении своих базовых потребностей от эгрегора. Он несвободен в своих практических действиях. Казалось бы, делай свое дело и наслаждайся преимуществами должности – но нет, ведь высшие потребности остаются неудовлетворенными и находятся под эгрегориальным управлением, они непрерывно стимулируется.

То есть «счастья» эгрегориальный лидер видит не больше, а, возможно, даже и меньше, чем человек эгрегориальной массы. А не двигаться в подсказываемом эгрегором направлении он также не может – ведь эта идея тут же придет в голову какому-либо из второстепенных лидеров, который станет набирать все большее влияние.

И наконец, риск для эгрегориального лидера очень велик: ведь он во всем своем жизнеобеспечении зависит от эгрегориальной структуры. Появление нового лидера оставит его у разбитого корыта, а заменяется лидер куда легче, чем остальные эгрегориальные участники, от которых зависит объективное функционирование эгрегориальной структуры.

Свято место пусто не бывает – отсюда и крайняя зависимость незащищенного лидера от «своего» эгрегора, и удивительные этические выверты, на которые лидер может пойти ради «всеобщего блага».

Таким образом, несмотря на особенности, представляющиеся весьма соблазнительными с позиции человека эгрегориальной массы, роль незащищенного эгрегориального лидера в экзистенциальном смысле даже менее выгодна, чем роль эгрегориальной марионетки. Сделать он может «от себя» довольно мало, при разрыве с эгрегором теряет не только в удовлетворении высших потребностей, но и базовых, его мышление настолько приспосабливается к эгрегору, что становится узким, он постепенно утрачивает моральный потенциал и отбрасывается эгрегором даже легче, чем марионетка.

Фигура эгрегориального лидера, в том случае если он не обладает защитой от влияния эгрегора, весьма неоднозначна: автоматическое удовлетворение базовых потребностей, огромный энергетический потенциал, полагающаяся по позиции сакрализация и аура могущества сочетаются с несвободой в действиях, вынужденностью мышления и в конечном счете неудовлетворенностью высших потребностей и практической невозможностью удержать эгрегор в рамках его цикла.

По сути, незащищенный эгрегориальный лидер – это лишь дорогостоящий в обслуживании картридж, расходный материал эгрегориального общественного развития.

Конечно, роль эгрегориального лидера в защищенной позиции выглядит по-другому, но об этом разговор пойдет позднее. Нам осталось разобрать еще одну эгрегориальную позицию, вред от которой для личности может быть более внушительным, чем у марионетки или лидера.

Человек эгрегориальный, «шатун»

 

Человек эгрегориальной массы хотя и используется всеми наличными эгрегорами, сохраняет свою целостность и осмысленность жизни. Марионетка не может обойтись без эгрегора по собственным, от эгрегора не зависящим причинам. Лидер хотя и зависит от эгрегора тотально, играя свою роль, имеет возможность воспользоваться своим положением и извлечь из него достаточное количество практических выгод, теоретически способных впоследствии скрасить отставку.

Однако в эгрегориальном мире имеется еще одна позиция – когда человек вполне эгрегориален, но его характер взаимодействия с эгрегорами малопредсказуем. Это эгрегориальный «шатун».

Это не слишком многочисленный класс людей, да и сама подобная эгрегориальная роль может иметь разную степень тяжести, однако ее существование нужно учитывать.

Для такой позиции человек должен иметь довольно специфический психологический портрет: это, как правило, люди достаточно активные, талантливые, неглупые. Но увлекающиеся, словно средневековые герои.

О них можно сказать, что они находятся в постоянном поиске – и в силу активной жизненной позиции «пробуют себя» в самых разных областях.

Такой образ жизни имеет несомненное право на существование, если бы не то обстоятельство, что человек вступает в очень плотные отношения с эгрегорами.

В наиболее общем случае ситуация выглядит так: человек, оказываясь на очередном жизненном перепутье, увлекается какой-либо идеей. Первое такое перепутье может возникнуть еще в молодости, по самым разным причинам, но основной его чертой являлось то, что человек ощущал себя достаточно свободно и в самый первый раз выбрал для себя область, скорее интересную, чем необходимую.

Напоминаем, что человек довольно талантлив. Поэтому он быстро проходит путь от массы до эгрегориального функционера с той или иной степенью лидерства (в ряде случаев проходит и фазу марионетки).

При этом он незащищен и поэтому претерпевает значительное реформирование мышления – на него в полной мере распространяются все уже описанные нами эгрегориальные эффекты. Он думает, как велит эгрегор, он совершает эгрегориально полезные действия, получает эгрегориально адекватный опыт, он психоэнергетически ретранслирует эгрегориальные проявления… Словом, все вроде бы для эгрегориального человека в порядке.

Когда бы не одно «но».

«Шатун» вступает во взаимодействие с эгрегором не потому, что являлся носителем эгрегориальной потребности, как это делает человек эгрегориальной массы, не потому, что у него есть болезненные комплексы, как у марионетки, и не потому, что он видит себя эгрегориальным лидером.

Вне зависимости от питаемых им иллюзий и актуальных самообъяснений потребность у него одна: это интерес, получение информации, примеривание на себя роли. Та самая базовая потребность из группы экспансии, которая может быть универсально удовлетворена при помощи множества эгрегоров.

Соответственно, «шатун» вступает в эгрегориальные связи не по принципу необходимости, а по принципу новизны для себя, даже если он этого сам и не понимает.

И спустя некоторое время он неизбежно эти связи рвет. Познание одного эгрегора, совершаемое из роли шатуна, не может быть бесконечным. Когда фактор принципиальной новизны эгрегориальных событий уже перестает работать, потребность поддерживать определенную логику поведения исчезает. Эгрегор теряет власть, энергетическая насыщенность связей уходит, можно сказать, «естественным образом».

Происходит «выгорание» человека с его позиции, тем более тяжелое, чем меньше он осознает причину потери интереса. Он вновь оказывается на перепутье.

Но ведь потребность в новизне никогда не может быть удовлетворена до конца.

«Шатуну» нужен новый эгрегор.

Он разыскивает себе новый, и новый, и новый – эти периоды могут длиться от месяцев до нескольких лет. Так и проходит жизнь – или ее приличная часть. Причем, в общем-то, насыщенно и интересно.

У этой позиции есть свои плюсы, но достаточно и минусов. И минусы эти связаны и с собственно эгрегориальным влиянием, и с обычной социальной логикой.

Прежде всего, поскольку «шатун» очень искренне и активно настраивается на эгрегор, то и эгрегор не остается в долгу – и эгрегориальное использование человека в этом случае может быть почти таким же интенсивным, как у марионетки. К тому же оно начинается с мощных эгрегориальных «подъемных», настраивающих неофита на эгрегор.

Затем, в силу той же самой открытости, реформирование мышления человека со стороны эгрегора зачастую оказывается весьма стремительным, и получаемый им опыт часто отражает эгрегориальное видение мира в значительно большей степени, чем реальность.

При переходе в другой эгрегор этот опыт становится малоактуальным – более того, этот переход сам нелегок, потому что «шатун» является носителем предыдущей эгрегориальной идеи и теперь создается как бы сшивка эгрегориальных областей и возникает эгрегориальный конфликт.

И не в последнюю очередь нужно упомянуть, что эгрегориальная деятельность такого человека не удовлетворяет всех его потребностей и не ведет к достижению всей сложности его целей – она подчинена только желанию новизны и велению эгрегоров.

При этом его не касаются и эгрегориальные плюсы. Об этом хорошо сказал В. Данченко (№ 20) в статье «Принципы современной психической самозащиты»: «Эгрегориальность же обретается именно в служении, а не в воображении. Воображаемая эгрегориальность дает и воображаемую силу».

Эгрегориальные минусы позиции «шатуна» уже нам знакомы: это потеря времени, сил, получение малополезного в дальнейшем опыта, а не перенаправление сил на полную самореализацию. Это инфантильный вариант существования.

С социальной стороны такая позиция также незавидна.

Как правило, разрыв эгрегориальной зависимости у «шатуна» сопровождается отрицанием, отбрасыванием эгрегориального багажа и целого набора социальных связей. Исходя из обычных психологических свойств человека можно предположить, что чем резче и активнее было включение, тем больше отрицания при отключении: чем сильнее очарование, тем глубже разочарование. Соответственно, чисто практическая польза усилий «шатуна» в долговременной перспективе снижена даже по сравнению с эгрегориальной массой.

 

Рис. 34.

Позиция «шатуна», в общем-то, и сводится к бесцельным блужданиям между эгрегориальными телами социальных идей.

И наконец, такой образ жизни не позволяет человеку накапливать социальные достижения – да и как это можно сделать, ведь опыт-то противоречив и завоевания предыдущего этапа не обязательно нужны на следующем. Просто представьте себе человека, который решил разводить рыбу и выкопал пруд, но едва рыба завелась, как он переключился на плетение соломенных шляпок, а затем, сплетя пару штук, ушел поддерживать революцию, а потом, в самый разгар, вернулся и стал дрессировать собак… И вот, по прошествии лет, он имеет заросшую яму пруда, кучу гнилой соломы в сарае, повестку в суд за непобедный бунт и пару грустных туповатых кобелей. Это уже не обилие увлечений – это потраченная жизнь. И все.

Он каждый раз живет как бы в новой жизни, начиная все заново и не имея возможности воспользоваться багажом предыдущего опыта.

Позиция эгрегориального «шатуна» обладает всеми минусами эгрегориального положения, отягощаясь отсутствием последовательной преемственности знаний, навыков, внутреннего опыта и социальных достижений.

Итак, мы с вами рассмотрели возможный спектр эгрегориальных ролей человека. Пришло время для некоторых выводов.

Разумеется, исследованные нами позиции не обязательно должны быть выражены так же четко, как цвет паспорта, и быть столь же категоричными. Гораздо чаще, даже анализируя одного и того же человека и его взаимосвязи с различными эгрегорами, мы можем обнаружить все эти позиции в разной степени выраженности и различных сочетаниях.

Несмотря на некоторые своеобразные плюсы, которые несет с собой та или иная позиция, все они обладают рядом общих минусов: это неэффективная для личности трата энергии и времени жизни, неполная свобода и эффективность мышления вместе с практической зависимостью от эгрегориальных структур с их судьбами.

Теперь поставим вопрос так: какие позиции могут позволить человеку избежать описанных минусов – и в то же время при необходимости использовать эгрегориальные плюсы?


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.017 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал