Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 28




 

Таурены клана Зловещего Тотема были сильны и натренированы с определенной целью. С раннего детства, в то время как другие в их возрасте учились жить в гармонии с природой и изучали обряды Великой Охоты, тауренов Зловещего Тотема учили, как сражаться друг с другом. Их учили убивать, быстро и чисто, руками, рогами и любым оружием, что было под рукой. В любом сражении у Зловещего Тотема было одно преимущество. Они не сражались честно; они сражались, чтобы победить.

Но их число было не бесконечно, и Магата могла выбрать для нападения только несколько мест. Она решила сосредоточиться на захвате основного города, в котором правил Кэрн, на сердце Мулгора, на городе, который стал первым настоящим "домом", который когда-либо знали таурены, и поработить сына, которого он породил. И вот одержана первая победа. Рассвет озарил сотни трупов в Громовом Утесе и вокруг него. Цель Зловещего Тотема была двойной: устранить главных из тауренов, которые были настроены против них, и решительно ударить по мирному населению, принося ужас и убивая любого, кто поднимет на них оружие.

Их враги лежали мертвыми в засыхающих лужах крови, а рядом с ними лежали те, кто просто оказался не в то время не в том месте. Но и эти смерти были мощным инструментом устрашения. Магата и Зловещий Тотем захватили Громовой Утес. Они контролировали все ресурсы этого города и заложников, с которыми можно вести переговоры. Эти нападения вкупе с гибелью Керна и исчезновением его сына оставили тауренов в замешательстве. Она была уверена, что в отчаянной попытке снова вернуться в нормальное состояние таурены признают ее своим лидером.

Однако Бейн ускользнул от нее. Шпион сообщил ей, что таурен из ее собственного клана, Песня Бури, стал предателем. Магата находилась в небольшом доме, который когда-то был местом власти Кэрна Кровавое Копыто, и тихо кипела от гнева. Она, конечно, приговорила Песню Бури к смерти, но не питала иллюзий, что его будет легко найти. Вне всяких сомнений, он был с самозванцем, как она начала называть (и заставляла остальных делать то же самое) Бейна с момента восстания Зловещего Тотема. Песня Бури умрет с ним, как только Бейна обнаружат, но не раньше этого долгожданного момента.

Как она и ожидала, поскольку уж дурой точно не была, таурены в наиболее удаленных местах, таких как Фералас и оплот друидов - Лунная Поляна - уже начали свое сопротивление. Посыльные из других племен приносили письма с их отказами подчиниться, тут же встречая немедленную казнь за то, что принесли такие дурные вести, со стойкостью, которая раздражала Магату.

Также ходили другие слухи. Что самозванец скрывался в Лунной Поляне. Что он заключил договор с Альянсом в обмен на свободную торговлю с возвращенным Громовым Утесом. Что за ним стояла сила Матери-Земли, и что его шаман и друиды смогли заставить деревья сражаться на их стороне.



В одном Магата была абсолютно уверена: Бейн собирал силы, и когда он будет достаточно силен, он бросит ей вызов.

Она так глубоко ушла в свои мысли, что Рахауро привлек ее внимание только со второй попытки. Она фыркнула, рассердившись на свою рассеянность, - молодым это может показаться проявлением старости. Она собиралась направить свой гнев не на своего преданного слугу, а на молодого орка-курьера, стоявшего перед нею. Затем ее уши поднялись, когда до нее дошло. Прибытие орка означало…

Она махнула рукой.

- Говори.

- Старейшина Магата, я прибыл от действующего вождя Орды, Гарроша Адского Крика.

Ее глаза расширились. Два дня назад она отослала Гаррошу просьбу о помощи, зная, что в какой-то момент - и скорее раньше, чем позже, - Бейн придет, и с ним придут многие. Письмо было полно поздравлений и медоточивых похвал тому, как он управляет Ордой. Она также намекнула на возможность официального союза между Зловещим Тотемом и Ордой, если Гаррош окажет ей поддержку в этом рискованном предприятии. Несомненно, Гаррош мог использовать уникальные… умения Зловещего Тотема. Магата надеялась, что ответ прибудет в виде войск, идущих ей на помощь для защиты Громового Утеса, но вероятно у Гарроша были некоторые вопросы или он хотел проинформировать ее о своих мыслях.

Так или иначе, она была рада скорому ответу. Она любезно улыбнулась орку.



- Добро пожаловать, курьер. Пожалуйста, возьми минуту, чтобы перевести дух. Затем прочти, что твой господин собирается сказать мне.

Она откинулась на спинку стула, сложив руки на животе, и ожидала, покуда орк с благодарностью сделал глубокий глоток из бурдюка, но отказался от еды. Затем он с поклоном достал из своего мешка кожаную трубку, вынул свиток и прочел сильным, четким голосом:

«Магате, Старейшине Зловещего Тотема,

Действующий вождь Орды, Гаррош Адский Крик,

Посылает свои самые искренние пожелания медленной и болезненной смерти».

По комнате пронеслись сдавленные вздохи. Магата сидела неподвижно, затем со скоростью, несвойственной ее возрасту, она вскочила с трона, ударила курьера тыльной стороной ладони и схватила свиток, расположив его на расстоянии вытянутой руки, чтобы прочесть его про себя, несмотря на все более и более ухудшающееся зрение.

«Я обратил внимание на то, что ты лишила меня справедливой схватки. Керн Кровавое Копыто был героем Орды и уважаемым членом расы, обычно демонстрирующей благородство. С отвращением и злобой я обнаружил, что ты заставила меня вызвать его смерть с помощью невольного предательства.

Такая тактика может хорошо подойти твоему предательскому, бесчестному клану и отбросам Альянса, но я презираю ее. Я хотел сразиться с Керном в честном бою и победить с помощью своих собственных навыков или проиграть от нехватки таковых. Теперь я никогда не узнаю, и крики о предательстве будут преследовать меня до тех пор, пока я не выставлю напоказ твою голову на копье и не покажу настоящего предателя.

Поэтому… нет. Я не отправлю своих преданных орков, чтобы сражаться бок о бок с твоим предательским, пресмыкающимся кланом. Теперь твоя победа или поражение в руках твоей Матери-Земли. Так или иначе, я с нетерпением ожидаю услышать о твоей кончине.

Ты сама по себе, Магата, столь одинокая и ненавидимая, как и раньше. Возможно, и больше. Наслаждайся своим одиночеством».

На середине письма ее рука начала дрожать. Когда она закончила, она откинула голову назад, разгневанно взревела и вытянула руку перед собой. Вспышка молнии пронзила небо, пробив соломенную крышу, и ударила в курьера.

Комнату заполнил резкий запах горелой плоти. Все на мгновение уставились на зеленое тело с обугленной, почерневшей грудью, затем двое Часовых Утеса, не дожидаясь приказа, подошли, подняли труп и вынесли его прочь. Магата тяжело дышала, фыркая от ярости, ее кулаки были сжаты.

- Старица? - голос Рахауро был неуверенным, осторожным. Он редко видел свою госпожу такой рассерженной.

Приложив усилие, Магата взяла себя в руки.

- Кажется, Гаррош Адский Крик отказывает Зловещему Тотему в какой бы то ни было помощи, - она не стала бы опускаться перед своими соплеменниками до гневных оскорблений, которыми Гаррош обильно приправил свое послание.

- Значит, мы сами по себе? - Рахауро выглядел немного взволнованным.

- Да, как были всегда. И мы всегда справлялись. Не волнуйся, Рахауро. Я предполагала подобный поворот.

На самом деле, нет. Она была уверена, что и в дальнейшем молодым Адским Криком будет легко управлять. Эта глупая "честь", которой были так одержимы орки - впрочем, как и ее раса - была словно змея, скрывающаяся в траве, готовая укусить ее, когда она меньше всего этого ожидала. К несчастью, Кор'крон были быстры и забрали Клиновопль прежде, чем у нее появилась возможность очистить его от яда.

Как бы то ни было, ей все равно было нужно уничтожить Бейна Кровавое Копыто и установить порядок в Мулгоре. Таурены угомонятся и признают ее в качестве своего нового лидера. А затем, когда за ней будет вся власть, может Гаррош Адский Крик и передумает.

Тем временем, она должна была подготовиться к неизбежному нападению самозванца.

 

***

 

В комнате наверху магазинчика Всякой Всячины Джаззика дул холодный морской бриз. Таурен, чья черная шерсть и белые отметины ясно выдавали в нем представителя Зловещего Тотема, нервно топтался на месте. Он был рад ветру, хотя открытость места его беспокоила. Однако ему сказали ждать именно здесь.

- О-па, так ты пришел, - раздался голос позади него. Таурен повернулся и кивнул, когда Газлоу, лидер гоблинов Кабестана, поднялся по лестнице и помахал ему. - Не волнуйся. Это мой город. Пока ты здесь, ты в безопасности. Я так понимаю, у твоего босса ко мне предложение.

Зловещий Тотем кивнул.

- Это так.

Газлоу указал на стол и два стула. Таурен сел, сначала осторожно, затем более уверенно, когда убедился, что стул выдержит его немалый вес.

- Нам нужно несколько вещей.

Газлоу достал из кармана жилета трубку и маленький мешочек с травами. Он наполнил ее, пока они разговаривали.

- Я могу достать почти все, но не бесплатно. Ничего личного, только бизнес, ты ведь понимаешь?

Таурен кивнул.

- Я готов заплатить за твои услуги. Вот наш список.

Он толкнул маленький скрученный пергамент через стол к гоблину. Однако Газлоу не спешил, он закончил набивать травами трубку и закурил ее прежде, чем вытянуть зеленую руку и взять список. Его глаза расширились.

- Сколько бомб?

- Ты умеешь читать, друг гоблин.

- Я подумал, что здесь лишний ноль. Возможно даже два, - его рот искривился вокруг трубки. - Так, так. Похоже, что я смогу купить себе дополнительное судно. А может, и еще один город, - он блеснул глазами на Зловещего Тотема. - Ты уверен, что сможешь заплатить?

В ответ таурен отвязал мешок со своего пояса. Он был больше, чем его гигантский кулак и, приземлившись на стол, издал приятный звенящий звук.

- Пересчитай, если хочешь. Мне сказали, что ты назначил справедливую цену.

- Даже справедливая цена будет небольшим состоянием, - сказал Газлоу. Он открыл мешок. Солнечный дневной свет озарил засверкавшее золото. - Святой дым.

- Ты можешь достать мне весь перечень списка?

Газлоу почесал голову, очевидно разрываясь между честным ответом и тем, что он хотел бы ответить.

- Возможно, - сказал он через секунду. Он сделал затяжку из трубки и позволил дыму выйти из своего большого, крючковатого носа. - Возможно.

- За несколько дней.

Газлоу закашлялся, и дым вырвался из его рта небольшими облачками:

- Что?!

Зловещий Тотем вытащил второй мешочек, не такой большой как первый, но все же довольно увесистый.

- Мой… босс понимает, что за срочную работу полагается доплатить сверху.

Гоблин тихо присвистнул.

- Твой босс умен, - сказал он, снова взглянул на список и вздохнул. - Это будет трудно, но… да. Да, я смогу достать тебе все это.

Он заколебался. Зловещий Тотем терпеливо ждал. В голове гоблина явно происходило яростное локальное сражение.

Со страдальческим и тихим вздохом, Газлоу вытащил горсть монет из второго мешочка, а остальное толкнул таурену обратно. Зловещий Тотем посмотрел на него с непониманием. Гоблин добровольно отказывался от денег?

- Послушай, - сказал Газлоу. - Не распространяйся об этом, но… я, мм… поддерживаю то, что вы пытаетесь сделать.

Таурен моргнул:

- Я… рад.

Газлоу кивнул, затем встал.

- Они будут у меня через четыре дня. Не раньше.

- Это приемлемо, - таурен тоже поднялся и повернулся, чтобы уйти.

- Эй, дедуля?

Зловещий Тотем обернулся.

- Скажи Бейну, что мне всегда нравился его папаша.

Песня Бури из клана Зловещего Тотема мягко улыбнулся:

- Передам.

 

***

 

Армия была в пути.

Хотя Бейн был тверд в своем решении не мстить Гаррошу Адскому Крику, он не собирался просить у этого безрассудного орка помощи. Это означало, что он был сам по себе. К счастью, история предательства Магаты начинала распространяться все шире. Лагерь Мохаче еще не пал от Зловещего Тотема, но в нем шли отчаянные сражения. Оттуда не могли выделить подкрепление. Но Застава Вольного Ветра сумела отбить нападение и осталась верна Кровавому Копыту. Все, кто мог сражаться, вызвались добровольцами в ту же ночь, когда Бейн попросил убежища. У него было две дюжины здоровых, подготовленных воинов, а остальные срочно нуждались в обучении, но их воодушевление и страсть нельзя было проигнорировать. Кэрна искренне любили, а его сына уважали и почитали. Без сомнения, любой таурен, который не принадлежал к Зловещим Тотемам и не жил в страхе перед ними, встал бы на сторону Бейна.

Бейн гордо носил Страходробитель, хотя не объяснял, кто дал его ему. У него не было никакого желания подвергать Андуина какой-либо опасности. Оружие не видело дневного света многие десятилетия, возможно века. Оно не выглядело явным оружием дворфов, хотя и было небольшим. Тауренам почти любое оружие было мало. Когда его спрашивали, он просто отвечал: «Оно подарено мне другом в знак веры в меня и в мое дело». Этого объяснения для большинства оказывалось достаточно.

Когда они шагали по Золотой Дороге к Лагерю Таурахо, прибыло послание из Приюта Солнечного Камня. Там отразили атаку и отправили войска, чтобы встретиться в Таурахо. Бейн шел открыто, демонстрируя шпионам Зловещего Тотема, которые могли наблюдать за ними, что он и его сторонники не боятся. И действительно, их число увеличилось, когда они оставили позади болота Пылевых Топей и ступили на сухую землю Степей.

К ним присоединялись не только таурены. Были среди них и тролли, несколько орков, и даже нашлась парочка Отрекшихся и син'дорай. Прибывшая нежить таким образом хотела выплатить свой долг перед тауренами, ведь именно эта раса была одной из тех, кто позволил Отрекшимся вступить в Орду. Но большинство все же было наемниками; и Бейн нанял их лишь благодаря Джайне, выделившей ему значительное количество золота. Их навыки, в коих Бейн не сомневался, были жизненно необходимыми в предстоящей битве.

На дороге появилась маленькая точка, в которой по мере приближения угадывались очертания кодо, и когда он приблизился, в его пассажире Бейн узнал Песню Бури. Он поравнялся с Бейном, который шел на своих двоих.

- Хорошие новости? - спросил Бейн.

- Настолько хорошие, насколько возможно, - сказал Песня Бури. - Газлоу согласился обеспечить нас всем, чем нужно за четыре дня. И он даже не взял всю сумму. Он попросил передать тебе, что всегда восхищался Кэрном и поддерживал наше дело.

- Действительно? - Бейн удивленно взглянул на него. - Настоящее объявление преданности гоблина. Я рад.

Хамуул говорил со своими соратниками-друидами. Теперь он вышел вперед.

- Как ты и предсказывал, они знают о нашем приближении. У нас есть шпионы, которые сообщили, что Громовой Утес готовится к осаде. Хорошие новости в том, что они собирают там все свои ресурсы и воинов и не нападут на нас по дороге.

Бейн кивнул.

- Они думают, что Громовой Утес невозможно захватить и что любое столкновение на дороге будет пустой тратой жизней Зловещего Тотема.

Песня Бури фыркнул.

- Тебе нужно было видеть выражение Газлоу, когда он прочитал список. Магата и ее сторонники будут очень сильно удивлены.

Подкрепление от Приюта Солнечного Камня было невелико, но зато они оказались крайне шустрыми. Они уже ждали Бейна, когда он приблизился к дороге, которая вела на запад от Южной Золотой Дороги к Мулгору. Он воспрял духом, когда поднялись крики приветствия, и он смог разобрать: Бейн! Бейн! Бейн!

- Послушай их, - тихо сказал ему Хамуул. - Ты подарил им надежду. Твой план смел и опасен, - признал он, - но именно поэтому я верю в успех. Бейн Кровавое Копыто, у тебя есть хладнокровие твоего отца и собственная находчивость, и ты победишь в этом сражении.

- Надеюсь, что ты прав, - сказал Бейн. - Если мы потерпим неудачу, то я опасаюсь за судьбу нашего народа.

 

***

 

Громовой Утес, когда-то заполненный разнообразными звуками кипевшей жизни, теперь стоял в тишине. Первая победа, одержанная под покровом ночи, далась довольно легко, но теперь Зловещий Тотем готовились отбить армию, возглавляемую известным вождем, а не убивать спящих жертв. Громовой Утес был превосходным местом для обороны, и они могли выдержать долгую осаду. Однако Магата не сильно стремилась к этому.

Со стороны Бейна было глупо подходить так открыто. Возможно, это добавило ему еще несколько сторонников, но также дало его врагам время подготовиться к осаде. И Магата не упустила такую возможность.

Вскарабкаться на Громовой Утес было возможно, но очень трудно, особенно для таурена, и еще сложнее, если тебя поджидают наверху. Подъемники были ключевой точкой, и если бы их можно было взорвать при нажатии на кнопку, - а инженеры племени уже вовсю работали над этим - то войскам Бейна оставалось только разбить лагерь у основания утесов и ждать. И если правильно выбрать время, то взрыв мог также забрать с собой несколько сторонников Бейна. О магических способах перемещения, таких как порталы, уже позаботились.

И ждать пришлось бы долго. Предупреждение, данное Бейном за несколько дней, позволило Зловещему Тотему запастись большим количеством еды и другими припасами. Для защиты столицы Магата призвала всех своих сторонников из Деревни Кровавого Копыта и неудачно напавших на Приют Солнечного Камня. Да, чем больше Магата думала об этом, тем спокойней она становилась. Бейн будет повержен, как и его отец, и ее мертвая хватка прочно сомкнется на тауренах.

Она направлялась в домик, который принадлежал Кэрну Кровавое Копыто, чтобы поспать. Ее приятные мечты были прерваны внезапной вспышкой яркого света и ответным раскатом грома, который сотряс землю. Дождь хлынул на домик, и Магата, фыркая, кинулась под навес. Еще одна ослепляющая вспышка молнии. Как шаман и таурен, Магата была хорошо знакома со штормами. Но этот был мощным и свирепым. Она принюхивалась и прислушивалась, ощущая тревогу. Возможно, это было только ее воображение. Однако она не прожила бы так долго, игнорируя свое чутье, и поэтому она набросила на себя кое-какую одежду и плащ с капюшоном, чтобы защититься от обильного ливня.

Вглядываясь вверх, Магата морщилась, поскольку дождь заливал ей лицо. Небо было черным и серым, грозовые тучи закрывали звезды. Ничего необычного. В конце концов, это место называлось Громовым Утесом. Убедившись, что это было не что иное, как особенно сильный шторм, она потянулась, чтобы еще ниже натянуть капюшон на лицо.

И затем она увидела его. Он появился из своего укрытия, такого же цвета, как скрывавшая его грозовая туча, - воздушный корабль с ярким фиолетовым воздушным шаром, нависающим сверху. Затем появился еще один… и еще один. Она открыла рот, сокрушенная увиденным.

- Дирижабли! - закричала Магата.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал