Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 19. Тралл наклонился вперед и почесал длинную желтовато-коричневую шею талбука




 

Тралл наклонился вперед и почесал длинную желтовато-коричневую шею талбука. Животное повернуло голову от удовольствия, но оставалось начеку. Оно готово было отвезти Тралла, куда бы тот ни пожелал. Тралл прибыл, желая научиться чему-то новому, и уже начал: сидел верхом на животном, которое до этого видел лишь мельком. Маг'хары, как и большинство орков, ездили и на волках, но талбуки считались особенными, любимыми созданиями, на которых было позволено ездить только некоторым избранным.

Талбук Аггры был красивого синего оттенка и казался более вредным. Про талбука Тралла она выразилась чуть ранее: «Животное, подходящее для новичков, как ты, Го'эль». Очередное проявление неуважения. Казалось, она получала огромное удовольствие, оскорбляя его ровно настолько, чтобы не перегнуть палку. Он воспринимал свое общение с Аггрой как еще одно испытание, которое нужно вынести для блага его народа.

Тралла вполне устраивал его талбук, Шук'сар, и он не жаловался на него. Езда верхом на талбуке была более тряской, чем плавный шаг волка, но он привыкал к этому.

- Награнду повезло. Он пострадал не так сильно, как другие части мира, который когда-то был Дренором, - сказала Аггра, когда они остановились у небольшого, чистого пруда, чтобы набрать воды. - Другие места осквернены и изранены. Мы делаем, что можем, обучаясь здесь и помогая поддержать стихии в других местах. Он никогда уже не будет таким, как прежде, но он исцелится, насколько это возможно.

- Интересно, можно ли будет сказать то же самое о моем мире, - произнес Тралл. - Ты упоминала место, называемое Троном Стихий?

Аггра кивнула.

- Когда мы просим помощи у стихий, чтобы выполнить нашу волю, мы обращаемся к духам этих стихий. Духам Земли, Воздуха, Огня и Воды.

Настала очередь Тралла кивнуть, и у него это вышло немного нетерпеливо.

- Я знаю. Это было одной из первых вещей, которым научил меня Дрек'Тар.

- О? Хорошо. Просто убедилась. В конце концов, я же не знаю, насколько малы твои знания, - она улыбнулась с наигранной любезностью, а он стиснул зубы.

- Гейя упоминала как-то, что у стихий здесь есть имена, - продолжил он. - В Азероте наличие имени часто означает, что это особенно сильные элементали. Какова роль этих существ?

- Это действительно хороший вопрос, - сказала она, хотя произнесла похвалу с неохотой. - Эти так называемые существа зовутся Яростями. Это чрезвычайно сильные элементали, но они не более земля или вода, чем являют собой землю или воду горсть земли или капля воды. Это сложная мысль, ее не так-то просто уложить в голове.

Тралл вздохнул.

- Аггра, независимо от того, что ты думаешь обо мне, не стоит считать, что мне не хватает интеллекта. В конечном счете, твои непрерывные оскорбления могут повредить твоей способности обучать, а моей учиться, а ни один из нас не хочет этого.



Ее глаза сузились, а ноздри раздулись. Он знал, что попал прямо в цель. Ее мощные челюсти сжались.

- Нет. Ты не глуп, Го'эль. Я сомневаюсь в твоем выборе, твоих решениях, но я знаю, что в твоей голове есть мозги.

- Тогда, пожалуйста, учи меня, как если бы у меня действительно была способность учиться. Так пойдет намного быстрее, и я смогу вернуться домой намного раньше. И я уверен - это то, чего хотим мы оба.

- Верно, - она сказала прямо. - Если ты понимаешь то, что я говорю…

- Прекрасно понимаю, - сказал Тралл, едва способный быть вежливым.

- …тогда давай потратим день на путешествие из Награнда. Я покажу тебе другие места Запределья. Я покажу тебе оскверненных водных элементалей и отравленных элементалей земли. Ты можешь попытаться поговорить с ними или рискнуть сразиться, поскольку они не ответят на твой призыв, и ты увидишь, как они относятся к тебе.

- Я уже работал с искаженными и испорченными элементалями, - ответил Тралл, кивая.

- Хорошо. Возможно, ты найдешь нечто знакомое в их болезни, и это поможет тебе излечить Азерот.

Он моргнул. Когда она приостанавливала поток сарказма или презрения, ее голос становился сильным и мелодичным. А ее лицо, когда она не хмурилась, было спокойным и красивым и напоминало ему Гейю. Было жаль, что она испытывала к нему столь сильную неприязнь. Ему бы хотелось, чтобы она вернулась с ним в Азерот, чтобы ее умения помогли Орде и Азероту. Но в тот момент, когда эти мысли пришли ему на ум, она будто вспомнила, насколько не любила Тралла, и нахмурилась.



Щелкая языком, она с излишней силой повернула голову своего талбука и направилась на юг.

- Поехали, Го'эль, - сказала она. - Мы отправляемся на край света.

 

***

 

- Все меняется, - произнес Верховный друид Хамуул Рунический Тотем. Он тихо сидел рядом с Кэрном за пределами Громового Утеса, в местности, известной как Красные Скалы. Эти нагромождения рыжеватых камней считались священным местом у предков тауренов. Кэрн приходил сюда, когда ему нужно было спокойно подумать.

Поэтому с тех пор, как ушел Тралл, он стал часто приходить сюда.

- Верно, - сказал Кэрн. - Когда Гаррош предложил начать восстанавливать Оргриммар, как только ушел Тралл, вместо того, чтобы начать совершать набеги на кого-нибудь, я был рад. Я хвалил его. Сказал ему, это показывает его как лидера, который заботится о благополучии его народа, а не как орка, который ищет собственной славы, - Кэрн фыркнул. – А теперь – не знаю. Учитывая то, что он сделал с деньгами.

Оргриммар был действительно восстановлен, но его было не узнать. Все поврежденные здания отстроили не из дерева, а крыши их покрыли не соломой или шкурами, как было раньше. Ссылаясь на потребность уберечь Оргриммар "от пожаров в будущем", Гаррош заказал металл вместо горючих материалов. Кто-то сказал бы, что его выбор был разумен.

А кто-то, как и Кэрн, почувствовал бы тревожную дрожь при виде новых зданий в Оргриммаре, поскольку новая архитектура до боли напоминала давнюю. Кэрн никогда не бывал в Дреноре, но видел изображения Цитадели Адского Пламени и других зданий, выстроенных орками, которые находились во власти демонической жажды крови. Угловатые, остроконечные, жестоко выглядящие строения, окованные черным металлом. Практично, но негостеприимно. Теперь, стоя в столице Орды, можно было подумать, что внутри зданий скрываются инструменты пыток, а не лавки разнообразных изделий и магазины еды, как было на самом деле.

После отъезда Тралла Кэрн оставил Громовой Утес ради Оргриммара, чтобы быть рядом с новым молодым лидером, которого Тралл назначил вопреки его советам. Правителем своего народа на время отсутствия Кэрн назначил своего сына, Бейна, прекрасного воина с холодной головой, как и у его отца. У Бэйна не возникало никаких проблем в его отсутствие.

Время шло, и Кэрн понял, что его совет не особо приветствуется и даже частенько игнорируется. Насмотревшись на то, как возводятся эти строения, выглядящие столь враждебно, Кэрн понял, что больше не может находиться в этом месте. Он попросил встречи с Гаррошем, объяснил, что возвращается в Громовой Утес, и был удивлен реакцией Гарроша.

Он ожидал облегчения или безразличия. Вместо этого Гаррош поднялся и подошел к нему.

- Мы вместе славно сражались однажды, в Нордсколе, - сказал Гаррош.

- Я помню, - согласился Кэрн.

- И все же я знаю, что ты не согласен со многими моими решениями.

Кэрн на мгновение задержал на нем взгляд.

- Все верно, Гаррош. И я думаю, что мое несогласие с твоими решениями мешает моей способности помочь тебе.

- Я… Тралл поручил мне позаботиться об Орде. Он ее символ, как и ты. Я не хотел оскорбить тебя, но я должен принимать свои собственные решения. Так я и поступаю. Я сделаю то, что считаю самым лучшим для чести и славы Орды… и ее всеобъемлющего процветания.

Кэрну нравились эти слова. И он был готов поверить, что Гаррош действительно так думал. Но он знал Гарроша, возможно, лучше, чем орк знал себя сам. Кэрн знал о Громе, знал несчетное множество других импульсивных юнцов и видел, как многие из них нашли жестокий и часто бессмысленный конец. Он не хотел, чтобы Гаррош присоединился к ним, или, что еще хуже, увлек за собой Орду.

Но ему было незачем оставаться. Гаррош будет делать только то, чего хочет сам. Если бы он хотел совета Кэрна, он нашел бы способ попросить о нем, сохранив при этом лицо. И Кэрн помог бы ему, не задевая его чувства собственного достоинства.

Он вежливо поклонился, Гаррош поклонился еще ниже, а затем Кэрн вернулся домой в Громовой Утес.

Кор'крон, элитная стража вождя, обычно неприметная, сопровождала его. Кэрн всегда считал их безгранично преданными Траллу; действительно, Тралл восстановил этот орден. Их преданность была, без сомнения, безграничной, однако она была преданностью не личности, а правителю. Кэрн пытался услышать от них хоть какое-то тихое несогласие или ропот о новом пути Орды, по крайней мере, в Оргриммаре, но так ничего и не узнал. Шепотки и ворчание, которые улавливал Кэрн, только вторили позиции "дней славы", которую Гаррош принес со своим стилем правления.

- Я не видел Оргриммар с самого восстановления и не испытываю никакого желания увидеть его, - прогремел Хамуул Рунический тотем, возвращая Кэрна в настоящий момент. - Но, старый друг, я не думаю, что ты позвал меня сюда, чтобы обсуждать архитектуру.

Кэрн усмехнулся.

- Хотелось бы, чтобы это было причиной, но ты прав. Я хотел узнать о том, как продвигаются переговоры с представителями калдореев из Круга Кенария.

На праздновании в честь ветеранов Нордскола Кэрн выступил с предложением восстановить отношения с ночными эльфами с помощью Круга, куда те входили наравне с тауренами. Гаррош взорвался, и Траллу пришлось успокаивать его. В результате официального решения принято не было.

Но неофициально, Тралл позволил Хамуулу делать все, что, по его мнению, принесет пользу Орде. И Хамуул провел последние несколько месяцев, тайно отправляя послания, курьеров и даже представителей.

- Удивительно хорошо, учитывая все обстоятельства, - ответил Хамуул. - Потребовалось время, чтобы хотя бы получить предварительный ответ от калдореев. Они были очень сердиты.

- Мы тоже.

- Я объяснил это им. К счастью, среди них нашлись те, кто продолжал называть меня своим другом. Они смогли поверить моим словам. Это проходило медленно, Кэрн. Медленнее, чем хотелось бы, медленнее, чем, как я думаю, было необходимо… но всему свое время. Я не хотел настаивать на встрече, но кажется, что теперь калдореи согласятся на нее.

- Эти новости радуют старого буйвола, - воскликнул Кэрн, его сердце забилось быстрее. - Я рад слышать, что есть те, кто способен расслышать шепот разума сквозь крики агрессии.

- Такие вещи лучше слышны на Лунной Поляне, - сказал Хамуул, и Кэрн кивнул.

- Когда и где может произойти подобная встреча? - поинтересовался Кэрн.

- Ясеневый Лес. Еще несколько дней переписки, и затем, я думаю, мы договоримся.

- Ясеневый Лес? Почему не на самой Лунной Поляне?

- Ремул не занимается подобными делами, - ответил Хамуул. Ремул был одним из сыновей полубога Кенария, который обучал друидизму Малфуриона Ярость Бури. Могучее, красивое создание: тело Ремула было телом ночного эльфа и оленя; его волосы и борода были изо мха; его руки были не из плоти, а из дерева - когти, покрытые листвой. В этом спокойном месте он наблюдал, мирно правил.

- Он не может помешать случайным разговорам, но мы не принесли бы эту потенциально опасную проблему на Лунную Поляну без его благословения. Однако Ремул дал понять, что если все пройдет хорошо, он разрешит провести вторую встречу на Лунной Поляне.

- Это было бы замечательно, - сказал Кэрн. - Ясеневый Лес все еще слишком больное место, на мой взгляд. За тобой нужно присмотреть? Мне этим заняться?

- За мной присмотрят. Встречу буду проводить я совместно с верховным друидом, который, по существу, является моим аналогом среди калдореев.

- Возьми с собой нескольких моих лучших воинов, - настаивал Кэрн.

- Нет, - Хамуул решительно покачал головой. - Я никому не дам повода взяться за оружие. Кстати, я буду в некотором смысле вооружен. Единственным оружием будут когти, зубы и лапы, которыми все мы располагаем в наших животных формах. Мой собеседник согласился сделать то же самое. Мечи не нужны тем, кто идет с миром в сердце.

- Хррм, - прорычал Кэрн, поглаживая бороду. - Все, что ты говоришь, верно, хотя я бы хотел, чтобы было по-другому. Хотя, старый друг, я не хотел бы увидеть, как кто-то нападает на тебя, когда ты в своей медвежьей форме. У них просто не будет шансов.

Хамуул засмеялся.

- Будем надеяться, что у нас не появится повода это проверить. Я буду осторожен, Кэрн. От результата этой встречи зависит больше, чем моя жизнь. Мы все знаем о риске, которому себя подвергаем, и считаем, что дело того стоит.

Кэрн кивнул и раскинул руки, указывая на священные земли перед ними.

- Я надеюсь, после этого мне не придется приходить сюда, чтобы пообщаться с тобой.

Хамуул закинул назад голову и расхохотался.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.009 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал