Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 19. Юный Тарбек остановился, пораженный заявлением лидера




 

“Они не прибудут”.

Юный Тарбек остановился, пораженный заявлением лидера. “Что вы имеете в виду?” - спросил он.

Думхаммер скривил гримасу: “Остальная часть Орды. Они не прибудут”.

Тарбек огляделся вокруг: “Вы отправили их вниз по Большому Морю”, - осторожно сказал он, опасаясь вызвать гнев командира. – Им понадобится много дней для возвращения”.

“У них есть драконы, глупец!” - кулак Думхаммера поразил Тарбека в щеку, заставив орка откинутся назад. – “Наездники должны были прилететь много дней назад, чтобы доложить о продвижении войск! Что-то случилось! Флот ушел, и большая часть наших сил – вместе с ним!”

Тарбек кивнул, потирая щеку, но ничего не сказал. Не было что сказать. Думхаммер знал, что его помощник думал: если бы он не послал другие кланы вдогонку Гул’дану, не было бы сейчас проблем.

Думхаммер скрипел зубами. Почему никто из его народа не понял его решения? Он видел точно такие же взгляды от других орков с тех пор, как он приказал отступить из Столицы. Ворота уже начинали трещать и поддавались с каждым ударом тарана. У защитников города закончились запасы смолы и кипящей воды на стенах. Силы Альянса были отброшены за озеро и удерживали мост. Еще день-другой, и город раскололся бы. А он отправил свою часть армии прочь, оставив главные силы слишком ослабленными, чтобы продолжать осаду.

К тому же Альянс не замедлил воспользоваться положением. После отхода братьев Черноруких, люди, не медля, перешли через мост и врезались в оставшуюся горстку орков, навязав им битву. Орки оказались зажатыми между пехотой и конницей с одной стороны, и защитными укреплениями с другой. И у них не было шансов на прибытие подмоги. Армии Черноруких вернутся спустя дни, а то и недели, как говорил Тарбек, и то если они смогут победить Гул’дана и его чернокнижников с ограми, использующих колдовство в бою. Войска, застрявшие в проходе, которые должны были примкнуть к его силам, давно убиты людьми, отвоевавшими проходы и перекрывшими их. Орки, оставшиеся у стен города – вот все силы, которыми он обладал для нападения.

Потому он скомандовал отступление. Он надеялся, что другие кланы по пути примкнут к ним, они, по крайней мере, должны были направить к нему драконов. Что-то явно шло не так. И во всем он винил Гул’дана. Даже если бы колдун не убивал воинов Орды своими руками, именно его предательство вынудило Думхаммера разделить свои войска.

Он был вынужден. Он лично поклялся духам предков, что не позволит своей расе оставаться такой, какая она есть. Он боролся бы с развратом, жаждой крови и безудержной дикостью любым оружием под его командованием. Победа в войне не имела значения. Его собственная жизнь ничего не значила. Без чести они были бы животными, или еще хуже, ведь они имели возможность стать чем-то большим, имели богатую историю, которую растратили бы на кровожадность и ненависть. Если бы он позволил Гул’дану уйти безнаказанно, значит, он просто молча поддержал бы такой эгоизм, тем самым закрепив моральный упадок расы.



По крайней мере, так он сможет сказать, что сделал все, что мог – решил Думхаммер. Он сохранил свою честь, и таким образом – честь всей Орды. Они могут проиграть людям, но они сделают это с гордостью, стоя на ногах и держа оружие, не рыдая и не умоляя.

Кроме того, война еще не закончилась. Он повел своих воинов на юго-восток вместо запада. Там, между Лордероном и Азеротом, лежал Кхаз Модан. Там была родина дворфов, и они прошли в этом направлении, чтобы добраться до этих земель. Дворфы проявили себя стойкими противниками, но их горные крепости пали перед мощью Орды, все, кроме города Айронфордж, Железной Кузни. Думхаммер оставил там Килрога Мертвоглазого и его клан Кровоточащей Раны, чтобы наблюдать за горной промышленностью и обеспечить постройку флота. Если бы он смог привести свои войска туда и воссоединится с Килрогом, у них вновь оказалось бы достаточно сил, чтобы дать отпор Альянсу. Сражения стали бы труднее, и завоевание длилось бы дольше, но они смогли бы завоевать континент.

Разве что еще что-то вновь пойдет не так.

“Люди! - прокричал разведчик. – Люди на востоке!”

Думхаммер уставился на него: “На востоке? Ты уверен?” Но он не нуждался в поклонах орка и заверениях о правдивости. Но как они могли выйти с востока, когда Лордерон, от которого они шли, находится на севере и на западе отсюда?



Тогда он вспомнил. Дальнеземелье! Он сам оставил часть своего войска там, чтобы отвлечь от нападения на Квел’Талас. Уловка удалась, и люди оставили половину своих войск, чтобы очистить леса Дельнеземелья от орков. Похоже, они не ушли к Столице, и теперь подходили к ним с востока. А это значило, что если он не будет осторожен, то окажется зажат между двумя армиями Альянса, которые сокрушат его войска вместе с последней надеждою на спасение Орды.

“Сколько?” - спросил он весьма вспотевшего разведчика.

“Несколько сотен, может больше, - ответил, наконец, орк, хмурясь от сосредоточения. – Некоторые из них в тяжелой броне”.

Думхаммер скривился и, наклонившись назад, помахал молотом над собою огромными дугами, чтобы успокоить гнев, клокотавший внутри него. Проклятье! Целая рать воинов Альянса преследовала их, с целью нанести как можно больший урон его силам, особенно всадники, которые могут слишком быстро добраться до него. И они все еще были в нескольких днях пути от Кхаз Модана. И при этом – ни единого намека на драконьего всадника или других потерянных братьев.

У него не было выбора. Думхаммер посмотрел Тарбеку в глаза. “Ускорить темп, - сказал он лейтенанту. – Марш-бросок, никаких передышек. Мы должны добраться до Кхаз Модана как можно быстрее”.

Тарбек кивнул и поспешно ушел, чтобы передать приказы другим оркам, и Думхаммер, рыча, проводил его взглядом. Побег слишком уж походил на поражение, это было то, что он не хотел бы и обсуждать. Но он не мог рисковать, давая открытое сражение Альянсу. Сначала он должен объединиться с Кровоточащей Раной. А уж потом можно повернуться, чтобы сражаться с Альянсом на равных.

“Мы не можем сражаться с ними. Не в полную силу”.

Думхаммер уставился на Килрога, чье лицо было мрачным и решительным, когда тот качал головою.

“Но почему нет?” - спросил Думхаммер.

“Дворфы”, - коротко ответил Килрог.

“Дворфы?”, - сначала он подумал, что Килрог говорит о наездниках на грифонах, но Пик Орлиного Гнезда был далеко. Он мог иметь в виду лишь дворфов из этих гор. “Но мы сокрушили их силы и покорили крепости!”

“Все, кроме одной, - поправил Килрог, и его оба глаза, как здоровый, так и мертвый и ужасный, уставились на Думхаммера. – Мы не смогли взять Айронфордж, и я потерял много хороших воинов при каждой попытке”.

“Тогда оставьте ее, - настаивал Думхаммер. – Мы должны напасть на людей, пока их силы не перешли мост над каналом и не оказались на этой стороне. Как только их армия будет разбита, мы сможем осадить Железную Кузню, штурмовать ее, и разместить там своих воинов перед тем, как уйдем на север и продолжим наше завоевание”.

Но Килрог лишь покачал головою. “Дворфы слишком опасны, чтобы оставить их в тылу, - заявил он. – Я много раз сражался с ними за последние месяцы, и говорю тебе, если позволить им, они набросятся на нас как разгневанные пчелы. Каждый раз, когда мы брали одну из их крепостей, выжившие бежали в Кузню и скрывались там. Можно только предполагать, насколько глубока та крепость, но вся нация дворфов – там, и они жаждут мести. Если не охранять ту крепость, и дать им шанс выйти, то пред нами будут две армии, а не одна”.

Думхаммер шагал туда-сюда, обдумывая новые сведения. Если верить Килрогу - а он ему верил - то у них не будет достаточно сил чтобы противостоять Альянсу и надеяться на победу. Все что оставалось – продолжать двигаться.

“Оставайся тут, - сказал он Килрогу. – Возьми столько воинов, сколько нужно, чтобы сдерживать дворфов и измотать людей. Я отведу остальных к шпилю Чернокамня, где мы сможем начать оборону”. Он посмотрел на старшего вождя. “Приведешь потом своих воинов туда, если сможешь. Возможно, тебе удастся напасть на них с тыла. Может быть, к нам присоединятся силы из Моря или из-за Портала Тьмы, - он расправился. – Но пик Чернокамня – наш опорный пункт. Если мы не сможем победить людей там, то не сможем нигде, и эта война будет проиграна”.

Килрог кивнул. Еще мгновение он молча смотрел на Вождя, а затем заговорил, и голос его был мягким как никогда. “Ты сделал правильный выбор, - уверил его Килрог. – Я тоже понимаю всю глубину предательства Гул’дана. Он мог вернуть нас во времена до открытия Портала, когда мы сходили с ума от жестокости, голода и отчаянья”. Он кивнул. “Чем бы все это не закончилось, ты вернул честь нашему народу”.

Думхаммер кивнул, чувствуя уважение или даже привязанность к одноглазому вождю, которого всегда остерегался и недолюбливал. Он всегда считал Килрога жестоким и диким воином, предпочитающим славу чести. Похоже, он был неправ.

“Спасибо”, - сказал он. Больше было нечего сказать, и он вернулся к своему клану. Приказы были розданы, и начался очередной поход. Возможно, последний.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.006 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал