Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Вит Мано – Меня зовут Вит Мано 6 страница




Все то время, проведенное мной рядом с Ошо — будь то различные медитационные центры или коммуны, — было действительно прекрасным. Мы вместе работали, чтобы построить яркое будущее для себя и для всего мира. У нас было новое видение этого мира, новая идея. Мы очень усердно работали, мы трудились каждый день, семь дней в неделю. Это была большая работа любви. Хотя для меня быть причастным к Полю Будды — это не казалось работой. Да, мы усердно трудились, но внутри было некое чувство радости, потому что мы делали что-то хорошее. Это важный момент в вашем росте: учиться работать и делать все с любовью. Не так, чтобы приходилось бороться с собой — наоборот, мы учились, как привносить любовь во все, что мы делали. Это очень, очень важная часть трансформации: делать что-то с любовью. Мы искали способы для развития в себе большего творчества, как делать все быстрее и одновременно с большей интенсивностью и глубиной. Мы пытались найти путь к тому, чтобы стать прекраснее, быть добрее друг к другу.

Эти годы, которые я провел с Ошо, были действительно трогательными: в Поле Будды Ошо было (и есть!) так много любви и дружелюбия, роста и осознанности. И олени — вокруг жили олени и другие животные. И это было так естественно: и люди, и животные вместе. Люди, приезжавшие посетить Поле Будды, были очень, очень счастливы, что там было столько дружелюбия и столько энергии. Меня это очень трогало. Мне хотелось, чтобы со мной происходили настолько глубокие переживания, насколько это возможно. И я готов был отдавать этому все — всю энергию, поделиться всем лучшим, что есть во мне. И я становлюсь еще более счастливым, когда вспоминаю и мысленно переношусь в то время.

Мне очень повезло найти Ошо и получить определенный опыт в его энергетическом поле. Я езжу в Международный медитационный курорт Ошо каждый год. Каждый год я езжу туда как волонтер — я делаю там все, что бы ни потребовалось. Я лечу спины, помогаю в проведении семинаров и провожу индивидуальную энерготерапию. Что бы ни потребовалось, я это делаю. Ты просто приходишь и спрашиваешь: «Что нужно сделать?» Я ремонтировал крыши в Поле Будды в Пуне. Это была сложная задача, потому что летом наступал сезон дождей и необходимо было сделать такую крышу, чтобы она была защищена от самых жутких ливней. Также я пек хлеб, разрабатывал программы для тех, кто хочет бросить курить, руководил наружной покраской всех домов. Мы все там были волонтерами.

Знаете, когда я работал с индейцами, я многому у них научился. Они делают все медленнее и много работают руками. Всегда было чему учиться: как движется энергия в тишине и как шаг за шагом продвигается работа. Теперь мне хочется поделиться с вами тем, что помогло мне и что, я



уверен, поможет многим. Хотя я все еще расту, и мой рост еще не закончен; каждый день — это новое знание. Вообще, я даже не пытаюсь думать, будто я уже всему научился — потому что я видел Ошо и знаю, что вокруг столько возможностей для раскрытия себя. Очень много... Иногда мне кажется, что это только начало — даже спустя тридцать пять лет я все еще новичок, я будто только взглянул в просторы жизни. Я видел Ошо, чувствовал свет вокруг него, видел его энергию. Я знаю, что вокруг есть столько возможностей для роста. Но при этом я счастлив, потому что знаю, что расту — расту, выполняя множество медитативных техник Ошо. Каждый год я приезжаю в Международный медитационный курорт Ошо в Пуну. А если у меня есть время, я еду в другие Ошо-центры, которые разбросаны по всему миру. Я пытаюсь делать то, что пробуждает энергию жизни вокруг, я продолжаю учиться и экспериментировать. Сегодня я записывал текст к этой книге два с половиной часа и потом еще полчаса — время пролетело, а я как будто только начал. Не выдохся, не устал, а просто продолжаю, и энергия продолжает приходить.

Итак, во многом это связано с хорошими терапевтическими тренингами в Международном медитационном курорте Ошо, с той исцеляющей энергией, с ее любовью и заботой, с разными людьми со всего мира (это вносило особую «изюминку») — вся эта неповторимая «смесь» помогла мне. Я был рад появлению новых друзей, самых разных, со всего мира. Поле Будды в Пуне — это то место, где, понимаете, я рос, рос в любви и понимании. С того момента, когда я оказался здесь, я стал находиться будто в некой энергетической матке... Энергия любви и медитации, царящая вокруг, действовала на меня. Она пробуждала самые лучшие качества и намерения. Меня окружало множество позитивных людей и различных занятий. И этот позитивный опыт очень напитал меня: моя энергия становилась сильнее, а я сам — более доверяющим.«8*



Я знаю, что медитация делает нас сильнее. Я знаю, что техники, которые разработал Ошо, дают нам внутренний баланс и пробуждают в нас лучшие чувства. Я же не боюсь потерять хорошее настроение: я всегда могу поделиться им с кем-нибудь, а кто-то всегда готов поделиться им со мной. Я не боюсь, что кто-то нарушит мое счастье, потому что медитация дает нам глубокое внутреннее равновесие, которое никто не может потревожить. Я решил прожить насыщенную жизнь. Я принял решение жить так, чтобы была свобода, чтобы была любовь, чтобы было доверие.

Было одно обстоятельство, о котором стоит рассказать... Понимаете, мамы рядом не было, и в детстве я ел столько конфет и шоколада, пил столько «Кока-Колы» и всего остального, сколько мне хотелось... Мы с другом весь день играли в бейсбол и поглощали все сладости, которые попадались на нашем пути. Его сестра завидовала нам. Она говорила: «Я толстая, а вы, ребята, едите все это и при этом не толстые. Как так?» Но мы тренировались, мы бегали, мы прыгали и занимались другими вещами. И когда я впервые приехал к Ошо, я понял, что в действительности я не был хозяином своей энергии.

Вот представьте: я в Индии, поздний вечер. Я иду и мне хочется пойти и съесть эту конфету, мне хочется пойти и купить это индийское мороженое. Меня словно неодолимо влекло к сладкому, и я не мог противиться этой тяге. И по сравнению с другими медитативными людьми, которыми я восхищался, я был не в балансе. Но рядом с Ошо, в той атмосфере, где было столько любви и столько энергии, я четко понял: для меня тоже пришло время трансформации.

Во время даршанов Ошо давал людям новые имена. Эти имена назывались нео-саньясинскими, а нео-саньясины становились новыми искателями — теми, кто не придерживается прежних традиций и взглядов на жизнь. В тот вечер, когда он дал мне имя Вит Мано, были также присвоены и нео-саньясинские имена другим людям. Это было праздно-Цр

вание, особенно для меня. Ошо посылал нам энергию, касаясь большим пальцем переносицы, чтобы открыть «третий глаз». В тот момент я был так счастлив — это было прекрасное чувство, такое чудесное, такое светлое. После даршана мы все пошли в ресторан праздновать, и я заказал большой кусок торта. Все заказали очень вкусные десерты. Позже, когда мне принесли торт, я посмотрел на него, а потом просто встал... я просто встал и ушел. Будто бы что-то во мне переменилось. Желание есть вредную, но вкусную пищу, и другие привычки — все это больше было надо мной не властно. Что-то сдвинулось в моей энергии.

День смерти Ошо

У Поля Будды Ошо была одна уникальная особенность. Индия неповторима, она имеет свой «интимный» восточный стиль. И в Поле Будды, что находится в парке Корегаон, нет машин. Их нет совсем. Люди гуляют в тени больших деревьев. Я все сильнее и сильнее влюблялся в это место. Я чувствовал, что даже энергия там была другого рода, другого качества. Я оставался в центре столько, сколько мог. Иногда мне приходилось возвращаться и работать в Америке, и потом ехать назад — я хотел проводить там все свое время.

Я был в тот день там, в Поле Будды, в Пуне, когда Ошо покинул свое тело. Ошо учил нас праздновать любое событие, даже смерть, так как смерть — это часть жизни. Так мы праздновали даже тот день, когда наш любимый Учитель оставил свое тело. Ошо учил нас, что нужно отпраздновать любую смерть; это был способ показать нашу любовь к ушедшему человеку, сделать хорошие проводы с красивыми песнями и танцами. Этот прекрасный прощальный праздник помогает человеку — ведь эти песни, танцы, царящая вокруг любовь создают особенную целительную энергию, которая пронизывает все вокруг. Так что мы

все праздновали, когда Ошо покинул свое тело. И никто не знал, что будет теперь.

Но на следующее утро все были так удивлены, потому что жизнь просто шла дальше. Люди просыпались в шесть часов, чтобы делать Динамическую медитацию Ошо, люди ходили на свою обычную работу, они работали — вся энергия продолжала двигаться, двигаться, двигаться. Это чудо, правда? Потому что некоторые люди думали, что, возможно, в тот момент мир остановится — но нет, все шло, как прежде. Земля не прекратила вращаться. Жизнь продолжалась, жизнь текла дальше.

Я провел двенадцать лет с ним, пока он был в теле. И я до сих пор с Ошо. Даже несмотря на то, что его больше нет в теле. Это был счастливый период, и он до сих пор продолжается. Я не думаю о том, как долго я был с ним раньше: я по-прежнему с Ошо. Так что в этом смысле ничего не изменилось. Нам решать: хотим ли мы продолжать медитировать, хотим ли сделать медитацию своим образом жизни... В жизни всегда есть свобода. Но что касается меня, я так счастлив, что знаю по собственному опыту: подход Ошо работает. И я благодарен, что это теперь в моих корнях — жить медитативно. Опять же, мы все делаем ошибки, у всех нас бывают моменты, когда мы хотели бы быть более пробужденными.

Жизнь — это вызов, и однажды мы найдем тот образ жизни, который будет включать в себя медитацию и при котором энергия всегда будет двигаться вперед.

Я так счастлив, мне так повезло, что я окунулся в мир Ошо. И не только мне — я вижу всех тех, кто медитирует и работает над собой, и замечаю, что они растут. Понимаете, весь секрет в том, чтобы медитация пустила корни в людей. И этим людям повезло, потому что они уже не «упадут» назад.

Глава 6

ПРИКЛЮЧЕНИЯ АМЕРИКАНЦА В РОССИИ

Как я попал в Россию

В моей истории Аляска определенным образом связана с Россией (мысль посетить Россию возникла всего один раз, в 1980 году, на Аляске, и спустя почти двадцать лет я и в самом деле приехал в Россию!). Потому что когда я рос в Америке, о России было ничего не известно — вообще ничего. Россия и Америка были в состоянии холодной войны. Но по какой-то причине я хотел увидеть Аляску. Может быть, потому что моего второго брата Аллена, который дважды ездил туда на машине, — она очень заинтересовала. И поэтому, когда мне представилась возможность, я сказал: «Я поеду туда. Я буду преподавать в школе на Аляске». Я получил диплом преподавателя — я мог преподавать математику и экологию.

Я уехал и стал учителем на Аляске — помню, это было в 1980-1981 годах, и в то время на Аляске во сне у меня было видение: я хочу поехать в Россию. Это случилось со мной в первый раз — мне тогда было двадцать четыре года. Я сказал: «Я хочу поехать в Россию». И подумал: «Я поеду, я сделаю это».

Но в тот момент, понимаете, я жил на острове Аляски. Единственными способами добраться до острова был самолет, который садился на воду, и лодка, причаливавшая раз в два месяца. А учителя весной отдыхают всего семь дней...€03

Пока оформишь все документы, визу — это очень долго. Тогда нелегко было приехать в Россию, почти невозможно. Но я впервые сказал: «Я хочу поехать в Россию». И я был удивлен: никому никогда это в голову не приходило, никто никогда не говорил мне о ней.

Возможно, на Аляске ощущалось влияние России, потому что раньше в тех местах жили русские. Я жил на острове в городе с названием Ангун, и снова мне повезло в жизни: Ангун, или Адмиралтейский остров, — это место, где я жил, было уникальным. Все учителя жили вместе в одном доме, но я арендовал индейский дом у индейца-тлинкита и жил один, потому что мне хотелось медитировать. Ночью, днем — я не хотел, чтобы рядом со мной жил кто-то еще. И это было особенное место — рядом с домами других индейцев. А из кухонного окна я почти каждый день видел большого кита — прямо из окна. Представляете, видеть китов из окна в кухне? Это так здорово. Мне действительно удавалось в своей жизни быть на природе, и я так ее люблю. И это одна из тех вещей, которые мне нравятся в России: в России много красивых диких мест, и в городах много деревьев и парков. Америка в этом плане отличается. Деревья в американских городах как будто уничтожены. Россия является явным победителем по количеству деревьев, парков и лесов.

В США, когда вы уезжаете из города в национальные парки, можете увидеть, что животных там хорошо защищают. Но в российских городах — тех, в которых я был, — намного больше деревьев, парков, нетронутой природы. Мне нравится Россия, потому что я обожаю природу. Но тот Адмиралтейский остров был замечательным. Киты на заднем дворе — только представьте себе, что у вас есть возможность видеть китов из окна своей кухни и слышать их, как только открываешь дверь? Этот остров был раем. Раз за разом я наблюдал китов, стоило мне только выйти из дома. Так что это были незабываемые моменты для меня. Вот когда у меня впервые случилось видение — я хочу поехать в

Россию. До этого я никогда не встречал ни одного русского человека в своей жизни. Я мечтал о великом приключении и думал — дай-ка поеду и посмотрю Россию. Потому что, так или иначе, даже если Америка находится в состоянии войны с Россией, или между этими странами возникнут какие-то особые отношения, или случится еще что, я должен видеть что-то новое.

Вот какая у меня была мысль: поехать и посмотреть Россию. Я помнил все эти рассказы жителей Аляски об истории России. Но я не мог сделать этого в тот момент — из-за перелетов и визы, — и не мог даже вообразить себе, что это когда-нибудь станет возможным позже. И я никогда не думал, что мне будет суждено приехать в Россию... Но потом я познакомился с русскими — это произошло в ашраме Ошо.

Широкая русская душа

Пока Ошо еще был в теле, в Пуну начали приезжать русские — вначале русские приезжали всего один или два раза. И для меня общение с ними было невероятным опытом. Я немного знал о русских до этого. В Поле Будды был русский музыкант, который просто отлично играл на скрипке — мы знали, что каждый раз, когда играет тот русский музыкант, все абсолютно счастливы и танцуют с еще большим энтузиазмом. Он был так силен — он мог ТАК играть!

И однажды в Поле Будды приехала команда с русского телевидения и группа обычных людей. А Ошо очень нравились многие вещи, связанные с русским стилем жизни. Он говорил об уникальности русских и их истории. Он ценил Россию как уникальную «экспериментальную» страну, которая особо повлияла на эволюцию человека. Поэтому, когда приехали русские, со стороны Ошо был особенный, очень теплый прием.

Был очень интересный опыт относительно русских. Обычно Ошо говорил по два часа в день — это было обычное

время беседы. А когда приехали русские, он начал говорить по три часа каждый вечер. Все радовались этой перемене, но некоторые люди пожаловались ему, мол, три часа — это слишком долго: «Понимаете, нам нужно в туалет, сидеть три часа подряд невозможно». Ошо ответил: «Хорошо». И, начиная со следующего дня, он говорил четыре часа. Он просто говорил дольше и дольше, словно шел в эту энергию. Ошо сказал, что если люди мешают ему, он не станет выполнять их просьбы — а будет делать как раз наоборот. Но для меня это было просто восхитительно — быть с Ошо на два часа дольше каждый день.

Мы слышали от Ошо столько прекрасных вещей о русских людях. Он говорил о них столько прекрасных вещей. В Поле Будды у Ошо были дома (и какая-то еще собственность), которые он назвал в честь русских писателей. Он очень ценил русское творчество и неоднократно повторял, что в его десятке лучших книг как минимум три написали великие русские писатели. Ошо говорил о книгах так называемого старого русского стиля — того, что был еще до революции. Его очень огорчало то, что современная литература так сильно отличается от прежней. Та русская литература — она очень ему нравилась. Поэтому, когда приехали русские, это было огромное счастье, мы понимали, что это прекрасные люди. Активные люди, разумные, и творческие личности.

Позже — после того, как Ошо покинул тело — в Международный медитационный курорт Ошо, в Пуну, стало приезжать больше русских. Думаю, это было то время, когда русские стали больше путешествовать по миру. И по какой-то причине всем, кто оказывался из России, — нравилось работать со мной в Поле Будды. Я тогда был волонтером, и моя работа была направлена на повышение медитативной энергии — мне хотелось действительно что-то делать для Поля Будды. Это была волонтерская работа, и всегда можно было выбирать, где ты хочешь работать. И по какой-то причине — может быть, из-за моей энергии, может, из-за их энергии —ЧР

но почти все русские всегда приходили работать со мной. Так у меня появилось много русских друзей. Даже в моей квартире, где я жил, со мной жили два человека из России. Так в Индии я познакомился со многими русскими людьми.

Путешествие по России

Однажды кто-то сказал мне: «Мано, а ты не хочешь приехать в Россию и провести там несколько семинаров?» И я ответил: «Конечно, хочу». Так я приехал в первый раз. Меня пригласили провести семинар. Это был Санкт Петербург — первый город в России, где мне довелось побывать. Я прилетел в Москву, кто-то встретил меня и привез в Питер, и я провел там первый семинар. Во время моего пребывания в Санкт-Петербурге, когда у меня было свободное время — потому что для меня все было новым, — я бегал там в парке в соседнем городе. По-моему, он назывался парком Пушкина. Там рядом был лес. Я бежал и был так счастлив, глядя на этот огромный лес, и убежал так далеко — потому что я люблю находиться среди деревьев.

Там же бегали студенты колледжа (у них иногда проходили там спортивные занятия). Они были удивлены, что я мог бежать так же быстро, как они, — и мы отлично проводили время, бегая вместе. В общем, это была прекрасная встреча с природой, с людьми, с энергией. Затем я приехал в другой город — в Удомлю, — там у нас тоже был семинар. Это небольшой город. Я помню, нам приходилось ехать на своих чемоданах от железнодорожного вокзала так, как это делают бобслеисты. Третьим российским городом, в котором я побывал, была Пермь, а четвертым — Красноярск. Так, постепенно, каждый раз, когда я приезжал, я посещал новое место. Так что за свою счастливую жизнь мне удалось повидать где-то тридцать или сорок разных городов России, и я встретился со множеством русских людей.

Есть очень любопытный факт, связанный с русским народом: во многих частях мира существует представление, что русские обладают очень глубокой душой. Думаю, это действительно так. Есть какое-то дружелюбие, некая легкость в России — я чувствую, что это больше присутствует в коллективной энергии. Это просто есть. Это что-то очень спокойное. Что-то такое. Может быть, это одна из причин, почему из всего разнообразия мест в мире я большее внимание уделяю приглашениям приехать в Россию — потому что я люблю эту природу и люблю вибрацию этих людей. Так, примерно в 1999 году я впервые приехал в Россию.

Я приезжал в Россию постоянно. Зимой, в жгучий мороз, и летом, когда была жара — я приезжал сюда и получал незабываемый опыт. Я плавал в Байкале даже в самых холодных местах этого озера. Я видел нерп на острове Ольхон (озеро Байкал) даже тогда, когда никто не мог заприметить их. Я плавал в море возле Владивостока, в реке Катунь на Алтае... Мне нравится быть близко к природе, я действительно люблю быть на природе. Поэтому после того, как Ошо оставил свое тело, я понемногу начал менять свою жизнь. В течение долгого времени я был только в Пуне (и возвращался в Америку лишь по семейным или рабочим делам), а потом, начиная где-то с 1999 года, начал путешествовать по всему миру, ездить в различные места — в зависимости от расписания моих семинаров.

Глава 7

КАК Я НАШЕЛ СВОЕ МЕСТО В ЖИЗНИ

Мое чудесное исцеление

Когда я был очень молод, я получил травму, играя в футбол, и из-за этого у меня много лет болели спина и шея. Пытаясь избавиться от этой проблемы, я обошел около двадцати различных хиропрактиков, и никто не мог избавить меня от болей полностью. Получал лишь временное облегчение — конечно, это все равно было большой помощью, но, увы, недостаточной для того, чтобы я мог чувствовать себя хорошо. Наконец, однажды женщина по имени Гейл Швитцер, которая иногда приезжала на медитацию в медитационный Ошо- центр в Беркли (Калифорния), посмотрела на меня и сказала: «Твоя спина не соответствует твоей энергии. У тебя такая хорошая энергия, но спина выглядит уставшей. Она как будто не на своем месте».

Гейл Швитцер предложила помочь мне. И провела около пятнадцати бесплатных сеансов лечения. Это дорогостоящее лечение, но она сделала это для меня в качестве подарка. Может, я ей понравился — не знаю. Потом оттуда я отправился работать в другой город и провел там около двух лет. И когда я вернулся в Беркли, то пошел к ней, чтобы пройти еще несколько сеансов — потому что они мне действительно помогли. Но Гейл сказала: «Это максимальный уровень того, что я могу сделать, а тебе нужно больше. Сходи к одному человеку».

И я пошел. Этого человека звали Михаэль Сэлвесон. Получилась очень любопытная ситуация. Где-то годом или двумя ранее, когда я был в Ошо-центре в Беркли, в Калифорнии, я работал на покраске дома, принадлежащего Михаэлю. В медитативном центре мы делали разные виды работ, и мы все работали вместе, занимались разными делами. Тогда мне была поручена малярная работа — красить дома. Каждый раз, когда нужно было что-то покрасить, я должен был руководить процессом. И пришло время красить дом Михаэля. С этим домом было очень опасно работать, очень трудно работать, и перед тем, как начать, Михаэль дал нам специальные инструкции.

Пока мы занимались покраской, Михаэль был в другой стране, обучая людей на семинаре. Когда он приехал и увидел, что получилось, он был счастлив! Ему так понравилась наша работа — и то, какой с любовью и заботой мы выполнили ее. И вот я встретился с ним два года спустя (в тот момент я уже забыл Михаэля и не вспомнил, что за человек передо мной) и сказал: «Гейл Швитцер направила меня к вам». Я не знал, что это был тот самый человек — я встречался с ним год назад и виделся буквально несколько минут. А он узнал меня! Он сказал: «Это ты! Ты когда-то покрасил мой дом. Чем я могу помочь тебе?» Я рассказал ему о травме, полученной во время игры в футбол, и о проблемах с позвоночником и коленями. Много позже я узнал, что Михаэль был одним из самых-самых лучших целителей в Америке, и многим было совсем непросто даже записаться к нему на прием.

Михаэль был всегда очень занят — чтобы попасть к нему, нужно было ждать от трех недель до месяца. Нельзя было просто прийти и сказать: «Я хочу попасть к нему на прием сегодня». Если не случалось так, что кто-то вдруг отказывался, нужно было ждать. Но у меня сильно болела спина, и многие из моих позвонков были не на своем месте. Михаэль и его жена Джорджетта взяли меня к себе на персональное лечение. Они объяснили, что это займет несколько месяцев и мне придется пройти множество процедур. Вначале Михаэль работал со мной два-три раза в неделю. Никто не получал у него столько сеансов сразу. Я попросил Михаэля вылечить меня так быстро, как только можно. «Если будут какие-нибудь побочные эффекты в виде болящих мыщц или судорог, то это мои проблемы», — сказал я Михаэлю. Так, я прошел около сорока сеансов лечения спины. Мне приходилось работать по пять часов, чтобы оплачивать один час лечения у него, но это того стоило. Позже, находясь в другом городе, я получил около тридцати пяти лечебных процедур от ассоциации Михаэля. Позвоночник — это очень важно, и мне, с моим активным образом жизни, нужно постоянно поддерживать здоровье.

Моя спина начала выздоравливать — и это были потрясающие ощущения. Я начал чувствовать, что мое тело обновляется и наполняется все большей и большей энергией. Самое любопытное, что раньше я никогда не думал, будто тоже буду работать над чьей-либо спиной. Это меня не привлекало. Мне не было интересно работать со спинами других людей — мне нравилась работа с эмоциями, медитациями, мне нравилось достигать самых глубоких слоев «запертой» энергии. Я хотел помогать людям в высвобождении их энергии, чтобы они чувствовали себя молодыми, живыми и счастливыми.

Позже, когда я был в Международном медитационном курорте Ошо в Пуне, я проходил много тренингов, в том числе обучение работе со спиной. Мне хотелось пойти на такой тренинг, где меня могли научить, как освободить эмоции, спрятанные глубоко в позвонках. В общем, я прошел этот тренинг и сначала был немного разочарован, потому что понял, что этот тренинг касался не столько эмоций, сколько того, как решать физические проблемы со спиной с помощью специальных упражнений и глубокого массажа. И я сказал себе: «Хорошо. Пусть это и не то, что я ожидал, но я это сделаю».

А потом, в середине тренинга инструктор Сатьярти порекомендовал мне самому работать с людьми. Он сказал мне:

«У тебя есть те руки и та особая интуиция, которыми обладают не все люди». И он был прав, потому что сейчас, спустя годы, я работаю над моими собственными обучающими DVD — я объясняю, как избавиться от болей в позвонках с помощью специальных водных техник. Также на этих записях я рассказываю людям о новых способах лечения позвоночника, которые я разработал самостоятельно. Сатьярти был очень вдохновляющим и талантливым инструктором. Когда он предложил мне заниматься лечением спины прямо сейчас, я согласился. Я подумал, что было бы неплохо совместить эти техники и весь тот поразительный опыт, который я обрел благодаря Михаэлю, — ведь это может открыть мне глаза на то, как я могу помогать людям и сделать их здоровее и счастливее. К тому же я был только рад получить новые навыки. Единственное, что меня удивляло — почему никто не открыл эту технику до меня...

Как медитация изменила мою жизнь

Конечно, в моей жизни, в течение многих лет я любил делать то, что относится к идеям Ошо. В свои ранние годы я выполнял любые виды работ в Международном медитацион- ном курорте Ошо (практикуя при этом технику Работа как медитация). Я перемывал посуду, пыхтя от натуги, пек хлеб и пироги, ремонтировал крыши, чтобы защитить их от муссонных дождей. Иногда меня просили провести экскурсию: показать красивые пейзажи и рассказать об условиях, предоставляемых центром. На территории есть даже специальный заповедник — он называется Налла парк. Там течет небольшой извилистый поток реки, который окружен пышной зеленью, тропинками для прогулок или бега трусцой, многочисленными скамейками или большими камнями, чтобы сидеть на них. Однажды меня попросили провести тренинг техники Работа как медитация, и в дальнейшем я стал все чаще и чаще вести курсы и индивидуальные занятия. Я люблю свою работу, так что все может течь вместе в гармонии.Цр

Что мне нравилось в Ошо — он не боялся говорить нам правду: ищут ли люди трансформации не там, где нужно, идут ли не тем путем. Он очень четко разложил все по полочкам: как мы можем получить глубокое понимание ситуации, в которой мы, будучи людьми, оказались. Я благодарен за этот опыт, данный Ошо. В общем, что касается проведения курсов и практик — я пришел к работе с медитацией, к проведению семинаров в качестве участника. Я долгое время был лишь участником — что называется, «вечным студентом». И кто бы мог подумать, что мне повезет сделать так много позитивных изменений внутри себя и обнаружить, что делиться этим опытом было частью моего жизненного пути.

Проводя медитации, семинары или индивидуальные сессии, я всегда думаю об одном: вот было бы здорово, если бы каждый искатель пришел ко мне! Я никогда не отказываю людям, в какой бы ситуации они ни оказались. Каждый обладает своим собственным талантом и имеет свои черты характера, и, конечно, зачастую многие ситуации оказываются для нас новыми, а многие люди несут в себе то, с чем мы не сталкивались раньше. Поэтому я люблю, чтобы было так: один день — один сюрприз! Что бы ни приносил нам день, какие бы сюрпризы ни готовила нам жизнь, почему бы не насладиться этим? Почему бы не поделиться своей сердечностью, которая может быть необходима в той или иной ситуации? Пусть ваши глаза будут открыты. И я счастлив, когда вижу, что другие люди также имеют свои собственные таланты, что у каждого есть свой особый дар. И идти по жизни, поддерживая людей в том, чтобы они раскрывали свои таланты и копили энергию, которая поможет им в трудную минуту, — это большая радость для меня.

Меня, похоже, всегда тянуло к этой области жизни. Возможно, это объясняет, почему я занимаюсь работой с энергиями и пытаюсь помочь людям стать сильнее и здоровее! Когда я был подростком, то часто мечтал о том, чтобы вступить в Корпус мира — это была волонтерская программа,

направленная на помощь другим странам тем, что необходимо. Я люблю помогать, люблю знакомиться с новыми людьми, люблю путешествовать — то есть, я идеально подходил для этой работы. Единственно, что омрачало мою жизнь, — это порядки в университете. Как и любое учреждение, в университете все было слишком структурировано и лишено свободы. Всему новому было сказано «нет». Я всегда чувствовал, что моему телу были необходимы свобода выражения и передвижения. Я чувствую, что занятия бегом в национальных парках многое дали мне: я научился быть в гармонии с природой и видеть ее «человечность».

Когда мне было двадцать, я жил в Коди, штат Вайоминг. Там я устроился на работу в ресторан (в те свободные дни, когда я не работал высоко в горах). И однажды в выходные, когда я уже заканчивал свою смену, услышал свой внутренний голос. Он говорил, что мне нужно бежать марафон сегодня ночью после работы. Я закончил работать в двенадцать ночи, пошел на школьный стадион и побежал марафон — один, под звездами. Это была длинная дистанция, но я пробежал еще несколько дополнительных кругов по стадиону, чтобы быть уверенным, что пробежал достаточно. Двадцать шесть миль — это сто четыре круга вокруг того стадиона. Я пробежал сто восемь. Так, считая, бежишь под звездами, на свежем воздухе, и твое тело счастливо, и чувствуешь, что двигаешься с жизнью в одном ритме.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал