Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Неделания, или делаем все привычное непривычным способом




 

Воины знают, что неделание – это некое непривычное действие, вовлекающее все наше существо и заставляющее его осознавать свою светящуюся часть. Неделание – противоположность деланию. Делание – это все, что является частью целого, в котором мы отдаем себе отчет; неделание – любой элемент, не принадлежащий к этому строго очерченному целому. Неделание – это одна из трех техник, используемых для остановки мира; это любая деятельность, направленная на то, чтобы задействовать второе внимание.

Карлос Кастанеда

 

 

РУСАЛКА:К прошлому заданию о привычках хочу еще добавить вот что. Мы должны объективно оценивать свои привычки и свое поведение, исходя из того, насколько такие привычки и такое поведение способствуют поиску безупречности. Воины борются за искоренение привычки приводить мир в соответствие с собственными мыслями и понимают, что искоренение ненужных привычек отделяет свечение осознания от саморефлексии и дает осознанию свободу фокусироваться на вещах, более важных для воина.

Мы знаем, что мир, который мы воспринимаем, является результатом специфического положения точки сборки. Привычное положение точки сборки не является врожденным, а устанавливается в процессе воспитания. Человеческие существа вовлекаются в систему восприятия и с самого своего рождения стараются привести свое восприятие в соответствие с требованиями этой системы. Обычно эта система управляет нами всю жизнь. Ликвидировать эту систему и воспринимать энергию непосредственно – это действие, которое превращает обычного человека в мага.

Также можно сказать, что праздность, лень и чувство собственной важности (ЧСВ) – это неотъемлемые принадлежности повседневного мира. Необходимо бороться с этими врагами, которые способны лишить нас сил, энергии, разрушить цель и замутить ясность намерения.

Обратимся к НЛП, которое утверждает, что основная масса наших неосознаваемых переживаний представляет себя через пять органов чувств нашего тела, но три основные – это зрение, слух и кинестетика, реже в этом участвуют обоняние и вкус. Любая мысль, чувство, эмоция «представляется» нам в этих трех аспектах, в них же происходит и корректировка. Каждый человек имеет собственные предпочтения, один склонен переживать что-то визуально (видит мир образами), другой воспринимает мир через слух или осязание, третий может быть человеком смешанного типа.

Все это сугубо индивидуально, абсолютных доминант здесь не существует, и деление людей на визуалов, аудиалов и кинестетиков достаточно условно. Даже у ярко выраженного визуала есть сферы реагирования, где торжествует слуховое или кинестетическое восприятие, и наоборот.



Таким образом, следует учитывать, что в роли зацепок внимания могут выступать все три системы, а иногда и пять, учитывая обоняние и вкус. Каждый раз надо самостоятельно определять, какая ваша зацепка является самой эффективной для выслеживания и трансформации реагирования. Если поймать самого себя в момент реагирования, используя всплеск произвольного внимания, то вам откроется комплекс осязательных ощущений (чаще всего их сопровождают характерные мышечные напряжения) и картинка (образ, совокупность образов).

Кинестетический комплекс включает в себя ощущения холода, тепла в разных частях тела, дрожь, мурашки и нечто, напоминающее электрические разряды. Мышечные напряжения либо дополняют эту кинестетику, либо замещают ее. Известны области, где мышечные напряжения проявляются особенно ярко и часто, зафиксированы общие закономерности, связи между конкретными эмоциями и мышечными напряжениями. Например, чувство обиды почти всегда сопровождается напряжением горла и шеи. Чувство страха сопровождается спазмами брюшной полости. Униженность и подавленность отражается в напряжении плечевого пояса и верхней части спины. И т. д., и т. п.

У каждого связи между реакцией и мышечным напряжением формируются индивидуально, здесь можно найти исключения из общих правил или множество дополнительных нюансов. Поэтому каждый из вас должен выследить поведение своих мышц лично . Зацепка найдена, на нее уже можно воздействовать и таким образом трансформировать сам характер реагирования. Теоретически это несложно, но требует длительной и упорной практики.



Если вы обнаружили, что, испытывая тот или иной вид страха, ваше тело холодеет или непроизвольно дрожит, надо вызвать тепло и расслабление. Если во время приступа раздражительности, гнева, обиды у вас горят щеки или руки, надо научиться вызывать в этих зонах чувство прохлады.

Выслеженные мышечные блоки растворяются также при помощи тепла, вызывания чувства тяжести и непосредственного расслабления. Давно известно, что можно остановить страх, глубоко расслабив область живота. Очень многое можно сделать со своими реакциями через контроль плечевого пояса, спины, шеи и особенно лица. Мимические мышцы трудно поддаются контролю и исполняют особую функцию кинестетической поддержки любого эмоционального переживания. Губы, щеки, мышцы вокруг глаз, лоб – все они крайне подвижны и редко расслабляются.

Выследить собственную непрерывную мимику – это уже поставить под контроль немалый объем повседневных реакций.

Для качественного сталкинга требуется произвести работу, состоящую из двух этапов:

1) выследить и остановить кинестетическое сопровождение;

2) разорвать автоматическую связь между телесным ощущением (напряжением) и реакцией.

Первый этап реализуется, когда вы достигаете способности вызывать диаметрально противоположные кинестетические комплексы (тепло вместо холода, расслабление вместо напряжения и т. д.). Второй этап сложнее. Здесь надо научиться вызывать привычную кинестетику и мышечные напряжения, не испытывая при этом эмоциональной реакции, рефлекторно связанной с ними. Это очень важно. Иначе вы не свободны в своем самоконтроле. Это особенно заметно, когда речь идет о мимике. Если вам необходимо неестественным образом расслабить лицо, чтобы избавиться от какой-то эмоции, – это не сталкинг. Окружающим вы покажетесь более чем странным субъектом, который бродит по миру с лицом лунатика или дебила.

Поэтому практика произвольных расслаблений(первый этап) – это лишь подготовительный тренинг, который необходим для осознания и ломки стереотипа. Это тренинг, который обеспечивает сталкера телесным опытом. На втором этапе обретенный телесный опыт используется как «зацепка» для уничтожения автоматизма – например, сталкер осознанно напрягает мимические мышцы, удерживая внутреннюю дистанцию, «не участвуя» эмоционально (психологически) в собственном выражении лица.

С точки зрения тотального сталкинга, это тоже не высшее достижение, это просто качественный контроль «актерского» типа. Его можно разоблачить, потому что всякая, даже самая совершенная игра в некоторых ситуациях интуитивно распознается наблюдателем. А подлинный сталкинг, как говорил Дон Хуан, это не актерская игра. Настроение сталкера поддерживается лишь в том случае, если в процессе манипуляционных игр вы помните, что ни изначальная эмоция, ни видоизмененная не являются вашей сутью. Человек – это тайна. Осознание, как и энергетическое тело, в конечном итоге, принадлежит нагвалю. Задача сталкера – научиться манипулировать любыми обусловленностями, рефлексами, непрерывно осознавая собственную непричастность к ним.

Теперь немного про энергию.

Энергия притекает постоянно, в каждый момент времени – просто в силу существования человека, просто пока он жив, причем в достаточном количестве, чтобы человек смог реализовать любые свои потребности в ней.

Но энергия часто тратится нами впустую. Основные «дыры», через которые она утекает, это:

1) автоматизм, наши механические желания, имеющий мотивацию типа «не хочется, но ведь надо…» – независимо от того, насколько «правильными» или «хорошими» являются цели;

2) оргазм – ужасная дыра, в которую утекает вообще все и надолго;

3) эмоции, особенно негативные эмоции (НЭ). Чем сильнее и длительнее НЭ, тем больше потеря энергии;

4) тупость, т. е. состояние, когда человек не различает свои восприятия, а плавает в какой-то каше и даже не знает, что конкретно он сейчас испытывает;

5) глупость, инертность, т. е. фанатичное и неосознанное следование догмам и соглашениям;

6) праздность, т. е. прожигание времени впустую, жизнь в развлечениях.

Следствиями притока энергии являются: появление новых творческих идей и мыслей, улучшение осознанности в реале и во снах, легче удается управление намерением, появляются радостные состояния и желания, новые озаренные факторы, свежесть, потребность в необходимых вам активных действиях и т. д. и т. п.

 

Выслеживание привычки (внутренней и внешней)

 

Каждый человек имеет в себе определенный объем простейших жестких автоматизмов, возникающих чаще всего в самом раннем детстве, – характерная походка, осанка, привычка скрещивать ноги и т. д. вплоть до дурных привычек, которые мы обычно пытаемся скрыть от других. Их можно использовать в качестве «зацепок» для тренировки произвольного внимания. В области приобретенного также немало подобных автоматизмов. Сюда относится, например, праворукость или леворукость, почерк, манера держать вилку во время еды, заполнять паузы в разговоре конкретными, не имеющими смысла речевыми штампами, и т. п. Механизм примитивной привычки может поддерживать биохимическую зависимость и превращать ее в настоящую проблему.

Отличительная черта привычки – это отсутствие семантики. Сама по себе привычка не поддерживает описание мира, но может включать более сложные процессы, которые фиксируют позицию точки сборки и режим восприятия. Выслеживание привычек – важный момент в формировании навыка остановки, «паузы» реагирования. Некоторые привычки тесно связаны с целым рядом характерных черт психологического типа. К примеру, почерк, по которому можно осуществлять успешную графологическую диагностику в психологии. Пытаясь изменить почерк, человек, разумеется, не меняет свой психологический тип, но привлекает произвольное внимание к собственной моторике.

Остановке таких простейших автоматизмов большое внимание уделял Гурджиев. В самостоятельной работе «остановка привычек» проявляется общим усилением осознания. Впрочем, наличие несгибаемого намерения при постоянной практике выслеживания привычек ведет к нужным трансформациям в сторону безупречности. Сталкер должен не забывать о цели и систематически использовать все возникающие на пути воина шансы.

Русалка:Итак, само задание на неделания будет состоять из нескольких шагов, которые делать надо постепенно, по мере освоения каждого шага.

 

Шаг 1.Нам нужно научиться делать привычные вещи непривычным способом. К этому относится печатание на клавиатуре непривычным способом, ношение тапок наоборот (правый тапок на левую ногу, а левый – на правую), застегивание ремня наоборот и т. п. Каждому из вас в теме отпишусь на какие пункты особенно обратить внимание. Будет у некоторых персональное задание по этому упражнению под общим названием «Неделание».

Шаг 2.Развиваем левую руку и креативность. Это необходимое задание, оно нужно для активации правого полушария мозга. Все, что вы делаете правой рукой, теперь делайте левой. Можно купить прописи для первоклашек и заполнять там буквы левой рукой, все привычные действия (есть ложкой, чистить зубы и т. д.) делайте левой рукой. Правое развитое полушарие – очень важный момент.

Шаг 3.Используем практики из «Симорона». Далее, чтобы всем нам было весело избавляться от автоматизма в привычках, применим к нашему заданию техники из «Симорона». Убиваем пару зайцев сразу: поиздеваемся над своим ЧСВ (немного его заденем) и внесем в нашу жизнь разнообразие в виде веселых неделаний наших привычек, которые вы так замечательно озвучивали в предыдущем задании. У нас на форуме есть подфорум «Симорон», можете еще и там посмотреть примеры неделаний.

Срок на это задание – лучше пару недель взять, но, чтобы избавиться от автоматизма, нужно долгое время и несгибаемое намерение…

Шаг 4.Каждому из вас надо написать рассказ, не менее 500 слов на темы по выбору: «Один день из жизни (любого неодушевленного предмета)», «История жизни от момента создания (любого неодушевленного предмета)».

Неодушевленный предмет выбирайте любой, можно выбрать даже поручень в автобусе и описать его мировосприятие. Пишите от первого лица, словно вы и есть этот предмет. Постарайтесь оживить и очеловечить предмет, охватить в рассказе все пять органов чувств, словно этот предмет слышит, видит, чует, ощущает и даже реагирует (может, дышит или вздрагивает). Ваша фантазия вам в руки. Этот рассказ очень хорошо будет стимулировать ваше правое полушарие. Так что рассказ к написанию просто обязателен.

Шаг 5.Взгляд на себя со стороны.

1. Очень полезное неделание вообще всех дел, особенно которым вы (или кто-то другой) придаете огромное значение.

Задание само вот в чем: сместите фокус внимания на расстояние 1–2 метра от себя и смотрите, как вы что-то делаете. Причем неважно, что именно: едите, говорите с начальником, занимаетесь сексом, моетесь и т. д. Отследите свои ощущения по всем органам чувств (визуал, аудиал, кинестетика, обоняние, вкус, если получится вдруг у кого). В чем разница? Также посмотрите по энергозатратам – насколько вам легче/сложнее стало.

2. Сядьте ровно на стул, руки расслабьте, спина прямая. Представьте себя куклой на ниточках, и к вашим запястьям, к ступням, к макушке головы, к шее сверху протянуты ниточки. Вы – кукла, марионетка. Потом поднимите по очереди руки, ноги так, словно их тянут вверх, постарайтесь прочувствовать это. Получилось? Отлично, тогда встаньте и сделайте несколько шагов, словно вас ведут. Попробуйте в таком состоянии сделать себе чай, порезать салат, еще что-нибудь простое. После таких заданий наступает отрешенность, и ЧСВ снижается значительно.

 

БИЛЛИ:С «Симороном» не знаком. Буду изучать. По неделанию: неделю буду ходить «пружинным» шагом, когда, шагая, при подъеме ноги вверх слегка ее подбрасываешь – никому не заметно (может и видно тому, кто захочет рассмотреть, но мне все равно) и внимание на этом сосредотачивается. С сегодняшнего утра чищу зубы, ем, вожу мышку левой рукой. И попробую небольшие тексты писать левой. Наблюдения и изменения или дополнительные неделания буду записывать.

ИРА:Сегодня в течение дня все делала (старалась) левой рукой, в том числе записи в дневнике. Свет включаю/выключаю локтем, а не рукой.

Русалка:Еще раз хочу напомнить всем, что неделание – это ломка ваших стереотипов, выворачивание себя наизнанку. Вам надо делать все то, что вы привыкли делать, но иным способом.

• Ходите быстро – начните ходить медленно.

• Одеваетесь в свитера и джинсы – смените стиль одежды на деловой и носите деловой кейс.

• Носите бороду – сбрейте всё, даже усы.

• Ходите чисто выбритым – отрастите бороду (любого вида, можно просто бороду, а можно стильную бородку).

• Девушкам: привыкли носить короткую стрижку – отрастите длинные волосы и т. д. Не пользуетесь косметикой – начните ее использовать, а если без макияжа не выходите даже мусор вынести, то откажитесь от косметики, хотя бы на период выполнения данного задания.

Я хочу, чтобы вы перевернули себя с ног на голову. По виртуальному общению сложно вас проконтролировать, полагаюсь только на ваши отчеты, тут все в ваших руках, и только вы сами можете отследить в полной мере выполнение задания.

АЛИСА:Так как Алиса имеет постоянную тягу обо всех заботиться, она в эти два дня позволяла заботиться о себе, благо «ребята наверху» способствовали. Когда Алиса по привычке начинала думать и совершать действия, связанные с заботой, уходом, облегчением жизни других или с созданием гармоничной обстановки вокруг, то она себя останавливала и на предложения помочь и позаботиться о ней или ситуации отвечала положительно. Это здорово экономит время и силы! Другие люди следили за течением беседы, готовили еду, мыли посуду, ходили в магазин, предлагали Алисе подарки и заботу. Великолепный бонус неделания! Еще. Алиса все пытается людям жизнь облегчить посредством советов, критики, юмора и т. д. Эти два дня Алиса гасила в голове всяческие попытки комментировать ситуацию, гасила недовольство ситуацией даже в видении. «Пусть все идет, как идет», – решила Алиса. Интересные результаты. Повторюсь: огромная экономия энергии + как бонус, окружающие сами озвучивали то, что Алиса сказала бы, правда, неосознанно, но все же. Рассказ напишу завтра. Алиса не раз представляла себя яблоком, звуком, болью и т. д. Посмотрим, что получится.

БИЛЛИ:Это старое сочинение, думаю в тему. Но в течение недели напишу новое, согласно заданию.

 

* * *

 

Это был человеколес. Да! Человеколес! В нем росли не деревья, а люди – женщины, мужчины, дети, старики… Ноги, начиная со ступней, по щиколотку, иногда по колени, находились в земле, а пальцы-корни уходили на многие метры в почву, покрытую мягкими коврами мха. Крепкие, красивые ноги переходили в мощный торс, образуя совместно телоствол. Руки и голова формировали крону и ветви. Волосы, развиваясь, цеплялись за хрупкие пальцеветки, создавая иллюзию и реальность неповторимой и чудесной листвы.

Землю целовала осень, и было странно видеть, как в ответ на каждое прикосновение ее холодных губ начинают опадать волосы – белые, рыжие, седые… детские. Затем они подхватывались добрым ветром и кружились в странном танце.

В глазах, человекодревных глазах, не было боли или отчаяния, зрачки заманивали блеском, таинственностью. Маленькие искорки. Очередной период. Закон Вселенной. Вибрации тонких миров.

Где-то в небе умерла человекозвезда. Сумерки голодной пастью пожирали мир, оживляя тени и редкие вспышки, блики блуждающих огоньков. Лес был магическим, живым. Лес был обычным…

Где-то заполночь проплыл едва уловимый запах солярки. От тела к телу передалась дрожь и волнение. Что-то угрожающее было в этом запахе. Механические шумы и скрежет металла, как дополнение, пронзали природное осознание, словно вбиваемый в стену гвоздь. Все началось незадолго до восхода.

Бригада доскорабочих, одетых в робу (всю измазанную засохшими, почерневшими пятнами крови). Оранжевые каски, с бензопилами и топорами, подошли к человеколесу. Бревнобригадир что-то выкрикивал. Опилки-слюни вылетали из его грубого рта. Подъезжали трактора. Едкий дым отходов, словно пулеметная очередь, вылетал из труб машин, пронзая бронеубойными пулями столь прекрасное утреннее небо. Сейчас солнце не было похоже на сладкий румянец – это был восход кровавого пятна смерти. Лес плакал. Лес дрожал. Доскорабочие точили топоры. Кто-то уже дергал стартеры бензопил.

6.47. Первый крик боли всполошил стаю птиц, и они бессмысленным силуэтом, заметались в воздухе.

Запахло кровью… Стальные зубы бензопил вгрызались со злобой и ненавистью в плоть человекодеревьев. Брызги кровосока, мельчайшие части тела снегом, мертвым снегом, ложились на увлажненный росой мох. Было противно. Страшно. Мерзко. Доскорабочие хохотали. Стараясь перекричать рев пил, рассказывали анекдоты. Отшлифованные деревянные улыбки. Зубы пилы наткнулись на кость, но это их не остановило – они сокрушили и эту сердцевину. Человекодерево рухнуло с хрустом сломанных костей. В лужу черной крови. Своей. Подбежали помощники и голодными топорами стали обрубать веткоруки, пальцеветки. Складывая части тела в кучу. Кто-то отрубил ему голову.

Когда остался безжизненный телоствол, доскорабочие распили его на несколько частей. Никого не смущали внутренности, на которых то и дело поскальзывались. Протяжный визг бревнобригадира в рупор остановил этот спектакль, эту процессию, это глупое жертвоприношение. Пахло трупами. Запах усилился с первыми языками огня – палили костры из частей тел. Готовили обед. Металлическая тишина. И эта тишина сводила с ума, она не давала надежды, она была ультрозвуковой иглой геноцида.

Убийства продолжались до 16.00. Части телостволов были уложены на погрузчики. Зубы пил протирались маслом, чистились топоры от кусков мяса. Доскорабочий день закончился. Моторы взревели, и палачи ушли за горизонт. Воронье слеталось. Их манила свежая мертвечина. Пир. Это не был больше человеколес. Это было человекокладбище. Нет – скотобойня…

Спичка вздрогнула и проснулась. Ее постоянно мучали эти кошмары. Эта память целостности, первопричины. В коробке их осталось всего четверо. Остальные сгорели. Люди приделали к их головам ужаснейшие часовые механизмы. Одно движение, и ты – пепел, ты – ветер. Спичка давно перестала бояться. Она умерла тогда, в лесу. В цеху. Поэтому, когда влажные пальцы коснулись ее тела, она отдалась силе и намерению. Намерению смерти. Она не умерла. Она не сгорела. Человек, поковырявшись ею в зубах, бросил ее на землю. И земля поглотила ее. Дождь омыл ее, солнце согрело.

Кокон спички треснул, и она пустила корни. Жадные корни. Корни бесконечности.

АЛИСА:

 

Рассказ «Я – Боль»

 

Я сейчас сплю и не имею ни формы, ни цвета, ни ощущений, ни действий. Я затаилась внутри и жду, когда меня позовут. Я не знаю, когда это произойдет и кому я понадоблюсь. Правда, иногда я знаю, иногда – когда меня приглашают пожить. Иногда меня называют «сладкой мукой», иногда я чувствую, что меня и хотят и боятся одновременно, иногда мне приходится являться на зов мгновенно.

Кто меня зовет? Люди? Кто меня направляет? Бог? Неведомая сила? Мироздание?

Я – разная, я имею много лиц, много рук, я бываю разного размера, цвета, формы. Я пульсирую, сжигаю, сдавливаю, я могу скручивать, выворачивать, простреливать, могу быть острой, тупой, постоянной или недолгой. Я всегда прихожу вовремя, но меня часто проклинают. Я мучительная, всеобъемлющая, затопляющая пространство или очень ограничена временем и местом, и интенсивностью.

Как я выгляжу? О, тут мои одежды практически не ограничены. Только белое, золотистое, голубое не надеваю. Это прерогатива Надежды. Мы с ней в самом начале мира делили цвета одежд, и мой выбор пал на все оттенки темного, пурпурного, багряного, серого и черного. Ей же достались цвета полегче. Ну, у нее и задачи другие.

И вот я жду. Мое ожидание недолгое. Я никогда не сижу без работы. Да, да, это работа, моя работа. Я прихожу туда, где другими методами не справиться, хотя, скажу по секрету, хи-хи, и мой приход очень часто не помогает. Тогда я расту, набираю вес, силу, объем. Забираю в свои владения все бо́льшие и бо́льшие территории. Меня проклинают, а я расту, жирею, становлюсь постоянной, «прописываюсь» – говоря человеческими терминами восприятия, и живу! Я забираю все больше и больше энергии, всасываю ее в себя, наливаюсь силой, но не злобой. Я сама никогда не злюсь, Я – создание Господа, я же – помощница. Почему этого не понимают? Это же моя работа! Я указываю на то, что стоит поправить. Но меня не слушают, не умеют слушать.

Мои форма и содержание зависят от качества вызова. Какой-то непреодолимый импульс разворачивает мое тело, придает ему направленность, форму, цвет, качества, и я лечу, лечу, стремительно набирая скорость. Но так происходит не всегда. Иногда мне приходится красться маленькими шажочками, постепенно вливаясь в человека и заполняя раз за разом все большее и большее пространство. В этом случае меня сразу не замечают, отмахиваются, как от чего-то несущественного, а зря, ребята, очень зря! Ко мне следует относиться уважительно, я не терплю пренебрежения! Я выполняю свою работу по направлению внимания на нужный объект, а вы мной так бездарно манкируете. Сами ведь себе вредите… Правда, есть еще смешные персонажи, которые начинают «глушить» мой голос таблетками. Наивные. Я затаюсь на время, растекаясь незаметно по территории, а потом выстреливаю с еще большей силой. Эти мои самые любимые… Здесь я живу долго, счастливо, сыто.

Правда, задача моя остается невыполненной. Но знание внутри меня говорит о том, что так и должно быть, я не виновата, это не моя вина. Свою миссию я выполняю безупречно.

Что же ждет меня сегодня? Душевные муки понадобятся кому-то или физические? Впрочем, это разделение условно только по интенсивности. Иногда преобладает первое, иногда – второе. Точнее, первое может вызвать второе, а второе – первое. Больше всего мне нравится воздействовать одновременно. И заметьте, идет одновременное усиление этих двух «мук». Душевные страдания получают отклик на физическом плане, а физические «призывают» душевные. Вот тут-то я и танцую свой «танец боли» особенно удачно.

Сегодня меня позвали на дорожное происшествие. Причем ненадолго. Понадобилось мгновенное воздействие. Что ж, я – наемный работник, ослушаться не могу. В этих случаях я развлекаюсь стремительными действиями. Мгновенно разворачиваясь из спокойного состояния, неотвратимо набирая скорость, я, изменяя по ходу движения свои характеристики, устремляюсь к «месту действия».

Сегодня я была острой, серой с переходом в багряный, скользила по реальности быстрой змеей и точечным ударом достигла цели. Я вспыхнула и погасла. Большего от меня не требовалось. В ситуациях с мгновенной смертью всегда так. Точечный, стремительный выстрел – и все, можно сворачивать кольца восприятия и возвращаться домой. Вы спросите меня, жалею ли я своих «пациентов»? Точно так же можно спросить у воды, жалко ли ей тех, кто утонул с ее помощью, или у огня – жалко ли ему тех, кто сгорел в его пламени? Я – создание. Я должна приходить к тем, кто нуждается во мне. Таков план бытия. Те, кто нарушают равновесие, встречаются со мной. Я всегда прихожу вовремя. Я – безупречное оружие Бога. И помощь Его. Услышьте голос мой!

РУСАЛКА:Билли, рассказ – в тему, молодец!

Алиса, благодарю за рассказ! Про боль ты все верно сказала и цвета характерные для нее отметила. Рассказ очень понравился, ведь боль – это некий дух, который многие воспринимают как ощущение. Но боль – не ощущение, она вызывает ощущение, мы чувствуем ее присутствие в виде ощущения. Боль – это дух, который приходит нам на помощь, а шаманы умеют с этим духом договариваться и выгонять его из тела больного.

ИРА:Печатаю мизинцами, все делаю левой рукой, надела яркую футболку наоборот и шляпу, хожу по дому вперед спиной. Сегодня утром погладила рубашки с утюгом в левой руке. Погладить – для меня усилие! В дневник записи за день и за ночь пишу левой рукой, получается смешно. Обычно в первой половине дня выходных мало что успеваю сделать, а тут радует. Вчера выбрала себе очки, сейчас поеду заказывать.

Да, ходьбу силы практикую, хожу, расфокусировав зрение, и пальцы сжаты в кулаки. Сейчас теряюсь перед выбором: от имени какого предмета написать рассказ.

АЛИСА:

Рассказ второй.

Я – старый стул. Я живу на кухне, в «красном углу». Хозяйка любит меня. Может быть, поэтому я еще жив. У меня было пятеро братьев. О! Что это были за времена! Мы все как на подбор – статные, сильные, новые, еще пахли новой пурпурной обивкой и лаком. М-м-м! Вы знаете, что цвет имеет запах?! Пурпурный цвет пахнет вишней, достатком, властью. А запах лака? Свежего слоя на твоих боках? Чувствуешь себя победителем! Какие планы мы строили, какие перспективы представляли!

Сначала нас любили, берегли, протирали чистой мягкой тряпочкой с «полиролью». Только когда приходили гости, пользовались нами. Это значило то, что нас берегли для лучшего. Хвастались нами. Мы были большим дефицитом! Наши тела были сильными и крепкими, когда нам приходилось держать чей-то вес, никакие неудобства не ощущались нами. Будь то толстый, тонкий, нервный человек, мы всегда были на высоте! Все наши суставы были надежно скреплены, обивка блестела и сияла чистотой и красотой. Спинка надежно удерживала спину сидящего. Ни скрипа, ни стона не издавалось из наших уст!

Ах, боже мой! Слезы наворачиваются на глаза при воспоминании об этом.

Потом все изменилось. Хозяина перевели на другое место службы. Пришлось ехать в другой город. Нас взяли с собой. Сначала мы гордились собой – значит, нас любят и ценят, и мы безупречно выполняли свою работу. Но во время путешествия с нами плохо обращались. Нет, нет, вы не подумайте, хозяева здесь ни при чем. Хозяйка бережно обернула нас мягкими полотенцами, закрепила их, что бы мы, не дай бог, не поранились в пути. Но эти грузчики! Эти дороги! С нами бессовестно обращались, нас бросали, ставили на неровную поверхность, мы падали, разбивались, и даже мягкие полотенца, любовно повязанные хозяйкой, не помогли нам сохранить свою силу и внешность.

Когда мы приехали на новое место, оказалось, что только трое из нас могут играть прежнюю роль: принимать гостей, красоваться, вызывать восхищение. Остальные были изранены в дороге и нуждались в ремонте. Их уже нельзя было использовать для приема гостей. Они, и я в том числе, были отправлены в разные углы дома и чаще стали играть роль вешалок для одежды. Какое понижение статуса! Какое унижение! Да еще этот щенок! И зачем привели в дом эту безмозглую тварь?! Она же нас грызла! Валялась на нашей нарядной обивке! «Детям нравится щенок!» А мы?!!! Мы страдаем!

В результате такого отношения и еще трех переездов я остался один. Мои братья погибли. Я выжил случайно. Удачно выбрав место, я настолько привязал к себе хозяйку, что она не захотела менять меня на другого. Теперь по утрам я жду ее. Она легонькая, мне легко и удобно с ней. Попьет кофейку с утра и убежит куда-то. Только вечером возвращается. Опять что-то поклюет за столом и убегает. Пока ее нет, на мне спят коты. Они мягкие и теплые. Правда, иногда точат об меня когти. Мне больно, но я терплю. Боюсь только, что когда-нибудь устану и упаду, подточенный жизнью.

Правда, место мое надежно защищено с трех сторон. Это большая удача. Даже если к хозяйке придет какой-то толстый персонаж или непоседливый ребенок, у меня больше шансов выстоять, чем если бы я стоял на открытом пространстве.

«Брюзжание старика», – скажете вы. Все так… все так… Жизнь подходит к концу. Слышал краем уха, что хозяйка опять собирается переезжать. Боюсь, что этого путешествия я уже не переживу. Что ж, такова жизнь. Вспоминайте меня! Я вам честно служил. Возможно, на помойке подберет меня какой-нибудь бомж, может сразу не сожжет. Может, еще послужу?..

БИЛЛИ:Когда захожу в комнату, делаю хлопок, выхожу – делаю то же самое. Часто сажусь за стул перед «компом», поэтому решил малость потанцевать для него перед каждым «присаживанием». Думаю вот, как работу разбавить неделанием.

АЛЕКСАНДР:Сегодня пек блины левой рукой. Немного побаливает. Попробовал «поворотник» в машине включать правой, но жена как-то косо посмотрела. Решил делать так, когда буду один.

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.014 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал