Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Насмешки судьбы 1 страница




(Рассказы и стихи)

 

 

Рассказы

 

 

Полярные Зори

 

Лето 1989 года выдалось довольно жарким. Даже в заполярном городе Североморске. В июле температура воздуха несколько дней достигала 30 градусов. Не верилось, что такая температура может быть в заполярье. Люди даже пытались купаться. Находили неглубокие озерца, где вода была по пояс, или по грудь, и с удовольствием лезли в воду и барахтались, купались, фыркали. Так они пытались создать иллюзию средней полосы и хоть как-то компенсировать недостаток и тёплых дней, и удовольствие, которое можно получить летом от жизни. Хотя температура воды редко превышала +18 градусов, не успевала прогреться.

Североморск - крупнейшая база Северного военно-морского флота. Корабли, крейсеры, эсминцы, подводные лодки дружно стоят на рейде в порту. Мой дом, в котором я жил, находился на сопке, а квартира была на 9 этаже, и мне прекрасно было видны вся эта военная мощь. Они молча покачивались у причала и молча внушали уважение к своей стальной громаде. А на площади недалеко от причала стоял памятник матросу Алёше. Это вносило некую торжественность и почтение к подвигу, совершённые моряками в годы войны. Вообще, город мне нравился. Небольшой, но очень современный и уютный. В нём одни кирпичные дома. Да и контингент – в основном военные люди, их семьи и обслуживающий персонал. Низкая преступность, мало хулиганов.

Североморск – закрытый город. Въезд и выезд из города только по пропускам. Враг не должен прошмыгнуть. Эта изолированность и удалённость от дома особенно чувствуется. Не дай Бог враг узнает какие-нибудь секреты или ещё хуже, - совершит какую диверсию. От этой закрытости города и сам чувствуешь какую-то изолированность от всего остального мира. А если учесть, что твой дом в Беларуси, то эта изолированность и удалённость от дома чувствуется особенно остро.

Я в Североморске жил уже 4 года и, надо сказать, тосковал по дому, близким. Нет, когда со мной были жена и дети, то ничего, жить можно, жена и дети не дают грустить. Повседневные заботы, общение, прогулки и игры с детьми не дают скучать, но когда жена на лето с детьми уезжала домой, на юг, откуда она родом, то тогда мне становилось грустно. Приходить домой в пустую квартиру, - это не для меня. В такие моменты особенно чувствуешь одиночество.

И вот однажды, устав от одиночества и захотев увидеться с родным братом и пообщаться с родственной душой, я решил съездить к брату в гости. Он в это же время тоже жил вдали от дома и тоже в заполярье, только чуть южнее – в посёлке Пинозеро, недалеко от города Полярные Зори. У меня был домашний телефон, а у него нет, поэтому предупредить его о своём визите я не мог. Можно было, конечно, дать телеграмму или вызвать его на телефонные переговоры, но я почему-то подумал, что «ну куда он денется с подводной лодки, нафиг». За что и был наказан. За свою легкомысленность и самонадеянность.



Из Североморска до Мурманска ехать на автобусе пол - часа, затем из Мурманска до Полярных Зорей ещё 6 часов на поезде, а там 20 минут на пригородном автобусе до посёлка, где жил мой брат с женой и дочкой.

Из Мурманска я выехал в 12.00 часов и в 18.00 был в Полярных Зорях, пока автобуса дождался, пока доехал, одним словом у двери брата, где он жил, я очутился примерно в 7 вечера. Звоню. Представляю, как сейчас откроется дверь и брат радостно меня обнимет и увлечёт за собой в квартиру. Была суббота, и даже если бы не было брата, то была бы дома жена. Стою. Никто не открывает. Снова звоню. За дверью ничего не слышно. У меня начинает выделяться холодный пот и учащённо биться сердце. Снова звоню. И вновь тишина. Ни хзвука. До меня начинает доходить , что я впустую прокатился и дома никого нет.

Но может быть они куда-нибудь ушли, в гости, например.

Я звоню в дверь соседа. Открывает какой-то парень. На мой вопрос, а где мой брат , он отвечает, что они уже недели две как уехали в отпуск. Всё ясно. Я поблагодарил и расстроенный побрёл из подъезда. Это же надо было так опростоволоситься. Я испытывал разочарование. Дурак, глупец, самонадеянный олух. Настроение стало хуже некуда. Плечи мои опустились, голова тоже, я не весело глядя себе под ноги грустно побрёл на автобусную остановку. Мне предстояла безрадостная, скучная дорога обратно домой. Я потерпел поражение, из моей затеи ничего не вышло. Вместо того, чтобы сейчас сидеть с братом за столом, я буду глотать дорожную пыль.



Приехав в Полярные Зори, я расстроенный направился на железнодорожный вокзал. Ближайший поезд был в начале второго ночи. Я взял билет и вышел на привокзальную площадь. Нужно было как-то убить время. Вспомнил, что недалеко от вокзала есть ресторан. В животе у меня уже давно урчало, внутренности играли траурный марш и требовали жертвоприношения. Животу надо было преподнести дань в виде какой-нибудь жаренной картошки, куска курятины, салата и тогда он, стервец, успокоится. Я побрёл в ресторан насыщать свою утробу.

Придя в ресторан я всё это и заказал: и жаренную картошку, и курицу, и салат. Только ко всему этому решил добавить ещё 150 граммов водочки. Очень хотелось залить своё горе и поправить своё пошатнувшееся настроение.

Так и сделал. После выпитого и съеденного настроение стало немного улучшаться. В ресторане играла музыка и я повеселел. Ну в самом деле, что такого страшного случилось? Ну прокатился, ну и что? Подумаешь, 6 часов на поезде! «Бешеной собаке 3 версты не круг». Да и на поездах я люблю кататься. Сядешь в купе у окна и смотри себе в окно на мелькающие пейзажи, думай о своём или читай какую-нибудь книжку. А можешь просто валяться на полке.

И с таким, уже повеселевшим настроением я вышел из ресторана. Был полярный день. Когда в средней полосе в конце июня самый длинный день и самая короткая ночь, а в Питере белые ночи, здесь, в заполярье солнце вовсе не заходит. Оно всего лишь коснётся горизонта и снова начинает подыматься. Днём оно в зените. Ночи практически нет. Всё время день. Красота! Спать ночью, конечно, всё равно хочется, но если тебе не спится, то можно прогуляться по ночному пустынному городу. Оно как бы ночь, но светло как днём. И никого.

Я вышел из ресторана. Я уже повеселел. Утроба моя насытилась и больше меня не беспокоила, а водка подняла мне настроение и слегка развеселила. Водка бывает не только вредна, но в небольших количествах и полезна. Главное знать меру. Я медленно пошёл к центру города, благо город был небольшой и я здесь раньше бывал. Полярные Зори – город атомщиков. Основной люд, проживающий здесь работает на Кольской атомной электростанции. Городишка небольшой но современный и очень уютный. Здесь росли высокие деревья, как в средней полосе, а не такие убогие, как бы недоношенные, скрюченные, согнутые от постоянных ветров деревья как у нас. Они больше походили на большие кусты, нежели на деревья. Здесь же я наслаждался обычными, размашистыми, величавыми деревьями. Если сосна, - так это сосна, а не какой-то уродец, если берёза, - так это ровненькая, стройная берёзка, а не какой-то скрюченный, сгорбленный инвалид.

Так я дошёл до центра, поднялся вверх и стал гулять среди деревьев. Толи это был небольшой парк, толи маленький сквер, не знаю, но мне здесь понравилось.

Вдруг откуда-то слева передо мной вышла какая-то девушка и пошла в ту же сторону, куда и шёл я. Она шла впереди меня в шагах 5-7, на вид ей было лет 25-27, одета она была в домашний халат, волосы зачёсаны назад и собраны резинкой в пучок, а на ногах были шлёпанцы. В руке она несла какой-то пакет. Мы прошли примерно одну минуту, двигаясь в одном направлении, а затем какой-то чёрт меня подтолкнул заговорить с ней.

Я спросил у неё, что, мол, сейчас такая мода ходить по городу в халате и в шлёпанцах? Девушка полуобернулась, и ответила, что она лежит в больнице и ходила домой, чтобы взять кое-что из вещей. Вся моя весёлость сразу куда-то исчезла. Девушка лежит в больнице, а ты пристаёшь к ней с дурацкими вопросами.

- Извините, - сказал я, - Я не знал.

- Да ничего, - сказала она, -Я ходила домой. нужно было взять кое-что из личных вещей.

- Ничего, если я Вас провожу до больницы, мне всё равно делать нечего, надо как-то убить время до поезда, - сказал я, - давайте я помогу Вам нести пакет, Вам, наверно, тяжело?

- Ладно, - сказала девушка, - мне действительно как-то нехорошо. Она протянула мне пакет, я взял и мы продолжили наш путь. Шли мы недолго, минут 5-7. Мы познакомились и разговорились. Она меня спросила, кто я, откуда, и что здесь делаю. Я ей честно, как на исповеди, всё рассказал. И что я женат, и у меня двое детей, и что я приехал из Североморска к брату, и что его не оказалось дома, и что я такой вот рас такой олух несчастный оказался у разбитого корыта и сейчас поеду обратно домой. Сработал эффект поезда, когда встречаешь случайного попутчика и рассказываешь ему всё как на духу, ничего не утаивая, зная, что ты видишь его в первый и последний раз и больше судьба тебя никогда не сведёт с ним. Затем я задал ей такие же вопросы. Она тоже коротко рассказала мне о себе. Не знаю, говорят первое впечатление самое сильное. Наверно. Постояв и поговорив с ней какие-то 15-20 минут, я как-то проникся к ней симпатией. Невысокая, стройная, симпатичная молодая толи девушка, толи уже больше женщина, немного уставшая. Толи от болезни, толи от жизни, толи от того и другого. Одним словом, довольно приятная в общении. Я

Проникся к ней симпатией. Делать мне было нечего, до поезда ещё было уйма времени и я просто с удовольствием болтал с незнакомой девушкой.

Так мы простояли ещё минут 20. Она мне что-то своё говорила, а я ей своё. Солнце опускалось всё ниже к горизонту, но ещё не коснулось его. Оно, конечно, уже не так светило, как днём, но было достаточно ярко. Время приближалось к 22.00 часам и она сказала, что сейчас сходит в больницу и предупредит, что чуть-чуть задержится. Я, конечно, не возражал и присел на лавочку, стоявшую неподалёку. Минут через 5 она вернулась и уже без пакета и присела рядом со мной. Мы снова стали говорить, она мне рассказала, что живёт одна с сыном, работает воспитателем в детском саду. Затем она неожиданно мне говорит:

- А зачем Вам ехать сегодня домой, Вы, наверное, устали, возьмите ключи от моей квартиры и можете переночевать у меня, а завтра утром принесёте мне ключи? Я мог ожидать чего угодно, но только не этого. Чтобы чужому, незнакомому человеку, с которым знаком каких-то час-полтора вот так вот просто отдать ключи от квартиры! Я был не просто в недоумении, - я был в шоке. И не мог поверить в происходящее. Я был не готов к такому повороту событий. Ну поднёс незнакомой девушке пакет, ну проводил её до больницы, ну посидели на лавочке, ну поговорили, ну и что? И что, так сразу – «вот тебе ключи от моей квартиры, в которой живу я с сыном? Первая моя реакция была: отказался. И очень удивился такой щедрости. И необдуманности. Да мало ли проходимцев, разве можно вот так вот первому встречному доверять ключи от квартиры?

Я в недоумении посмотрел на неё. Она тоже смотрела на меня. Глаза у неё были нежные и ласковые, из них исходила душевная теплота и доброта. Видимо, она настрадалась в своей жизни. Одна, с ребёнком.

- Берите ключи, не отказывайтесь, я Вам верю, - сказала она и протянула мне ключи. Я не знал как мне поступить. С одной стороны, я готов был снова трястись в поезде. Возьму постель да буду спать. С другой стороны, всё это было необычно, и мне уже не очень хотелось уезжать из этого города. Меня начинало распирать любопытство, - а каково это переночевать одному в незнакомой квартире в чужом городе? Девушка заметила мою нерешительность и снова протянула мне руку с ключами и более настойчиво предложила взять ключи. И тут я решился.

- Хорошо, - говорю я, - я Вам оставлю свои документы чтобы Вы не волновались.

- Не надо, я Вам верю. Я был сражён наповал.

- Я Вас вижу насквозь, Вы не можете меня обмануть. Ну что здесь сделаешь, мне говорили, что у меня на лице написаны все мои чувства. Похоже это правда.

- Ну что ж, спасибо, - я взял у неё ключи, - а где Вы живёте, как мне найти Ваш дом и квартиру? Девушка стала мне подробно рассказывать как мне найти её дом. Затем она сказала где находится чистое бельё и что я могу лечь спать либо в спальне либо в зале. Затем она сказала, что ей пора идти, а то её начнут искать, встала и мы попрощались. Я стоял и молча провожал её взглядом пока она не скрылась за дверью. Только после этого я повернулся и медленно побрёл в сторону железнодорожного вокзала. Нужно было сдать или обменять билет.

Придя на вокзал, я сдал билет и ознакомился с расписанием поездов на завтра. Обратно на Мурманск поезд шёл в 12.30 дня. Следующий шёл в 18.10. Я обменял билет на 12.30. Чужое гостеприимство это, конечно, хорошо, но злоупотреблять этим не надо. Да и я не был уверен, что поступаю правильно. Лучше сел бы сейчас на поезд и поехал обратно. Но что меня ждёт дома? Пустые стены и тишина. Ладно, дело сделано, решение принято и отступать поздно.

Я вышел из вокзала и пошёл искать дом, в котором мне предстояло провести ночь. По описанию девушки, дом, в котором она жила, находился в 5 минутах хоть бы от железнодорожного вокзала. Я пошёл искать этот дом. Это был 9-этажный дом, я его нашёл быстро по номеру на доме. Когда я вошёл в дом, меня не покидало чувство, что я делаю что-то нехорошее, вторгаюсь в чужую квартиру, к которой не имею абсолютно никакого отношения. Поднявшись на 6 этаж, я осмотрелся, нашёл глазами нужную дверь и двинулся в её сторону. Было пустынно, в подъезде никого, время было позднее. Я стал открывать чужую, незнакомую дверь. Интересно, а если сейчас меня увидит кто-нибудь из соседей? Что я буду говорить? Ещё подумают, что воришка лезет. Я открыл дверь и вошёл в темноту. Осторожно закрыл за собой дверь. В комнате никого и темно. Относительно темно, конечно, ведь за окном день, хотя уже и ночь. Нащупал выключатель, зажёг свет. Разулся и стал осматривать незнакомое жилище. Зашёл на кухню, затем в зал, затем в спальню. Скромная квартирка одинокой женщины. В спальне на стене висят какие-то детские картинки, плакатики, в зале стоит телевизор, на стене – фотография сына. На снимке ему было лет 5, хотя сейчас, как говорила девушка, уже 7 лет. Я посмотрел на фото мальчика. Славный малыш, красивый мальчик. Я вздохнул, вздох был непроизвольным. А где же твой папа, мальчик? Его следов в квартире я не заметил.

Ладно, будем стелиться в зале. Представь, что ты в гостинице, пустой чужой номер в малознакомом городе. Я открыл секцию, о которой говорила девушка, нашёл чистое бельё и стал стелиться. Минут через 5 постель была готова, я взял полотенце и пошёл в ванну. Здесь тоже всё незнакомое, впрочем как в любой гостинице. Туалетные принадлежности у меня были с собой, я умылся и лёг в постель.

Естественно, мне не спалось. Я всё никак не мог поверить, что я сплю в чужой квартире, к хозяйке которой я не имею никакого отношения. Как хорошо, что есть такие люди. «Человек человеку, - друг, товарищ, брат». Моральный кодекс строителя коммунизма. Или: «Сам погибай, а товарища выручай». Это всё вдалбливалось с детства. Поэтому и люди были добрее, да и время было доброе, хорошее. Все были равны и жили примерно одинаково, небогато. Делить было нечего, да и добра особого ни у кого не было. За окном чайки и бакланы дружно галдели, дрались на помойке за отходы, выбрасываемые на мусор. Такая же картина, как и в Североморске. Люди завешивают окна, пытаются затемнить комнату, в которой они спят, чтобы легче было уснуть, а птицам всё нипочём. Они и днём галдят, они и ночью галдят., чем раздражают жильцов. В конце-концов я уснул.

Проснулся около 8 часов утра. Минут 15 лежал и думал, что вот сейчас уйду отсюда и больше уже никогда сюда не вернусь. И всё это исчезнет и останется только в моей памяти: и эта квартира, и девушка. Затем я встал и пошёл умываться. Умывшись собрал постель, аккуратно всё сложил. Затем достал из сумки подарки, которые я вёз брату и племяннице и сложил всё это на столе в зале. Затем достал записную книжку и написал на листке: «Спасибо за гостеприимство. Пусть в мире будет побольше таких людей как Вы и я от всего сердца желаю Вам счастья». Я вырвал листок из записной книжки и положил его на стол рядом с подарками. Затем я вышел и закрыл дверь на ключ. Ещё раз посмотрел на дверь, мысленно прощаясь с квартирой и пошёл к лифту.

Выйдя из дома, я прямиком направился в больницу. Пришёл где-то в половине десятого утра. Уходя накануне, я её предупредил, что примерно в это время сегодня я и приду. Окна её палаты выходили как раз на эту сторону, поэтому она, наверное, уже поглядывает ожидая моего прихода. Утро, а уже достаточно тепло. Погода выдалась ясная, небо безоблачное и солнце весело светило и радовало своими тёплыми лучами. Интересно, а как она провела эту ночь, как ей спалось, не винила себя за легкомыслие? Минут через 10 наконец вышла девушка. На лице у неё была улыбка и она весело поприветствовала меня. Я тоже ей улыбнулся, поздоровался и протянул ей ключи. Она их взяла, а я ей говорю:

- Спасибо, Вы меня выручили, избавили от необходимости вчера снова трястись в поезде. Я отдохнул и теперь можно снова в путь. Она взяла ключи и спросила меня:

- Ну как Вам спалось на новом месте, отдохнули?

- Да, - ответил я, - выспался, всё замечательно. А как Вам спалось? – в свою очередь спросил я, - Не жалели, что отдали ключи от квартиры незнакомому человеку?

- Я редко ошибаюсь в людях, а Вы мне с самого начала понравились и стали внушать доверие. У Вас на лице всё написано. Так что нет, я была уверена, что Вы меня не обманете.

Мы присели на лавку, на которой мы сидели вчера и на которой я дожидался её только что. Я спросил, как её здоровье и долго ли она ещё будет здесь лежать. Она ответила, что уже лучше, а о проблемах своих не стала распространяться. Затем она добавила, что лежать ей в больнице ещё около недели, по крайней мере так говорят врачи. Потом она спросила, давно ли я живу в Североморске, счастлив ли я в браке, люблю ли я своих детей. Я ей ответил, что жену очень сильно люблю, а детей просто обожаю. Она смотрела мне в глаза, когда я это говорил и, наверно, завидовала. Да, было чему завидовать, у меня была счастливая семья. Мы любили с женой друг друга, а дети для нас были смыслом нашей жизни. Затем я спросил у неё, а как она живёт, у неё всё нормально? При этих моих словах она отвела взгляд в сторону и улыбка сошла с её лица. Я понял, что затронул больную тему.

- Да нет, раньше было всё нормально, но мы с мужем разошлись, - промолвила она, - я живу с сыном. Мой бывший уехал в среднюю полосу домой, а мы остались с сыном здесь, хотя я тоже не здешняя, родом из Ярославля. . Мы его уже 3 года как не видели. Она совсем загрустила и мне стало её немного жаль. Я такой счастливый и довольный семейной жизнью, а она такая одинокая и несчастная. Я постарался переменить тему и стал расспрашивать её о её сыне. Она сразу оживилась, глаза её снова заблестели и она стала с любовью рассказывать мне о своём сынишке. Это был самый близкий человек для неё и смысл её жизни.

Так мы просидели до половины двенадцатого, говоря обо всяких мелочах. Мне пора было уходить на вокзал, но уходить не хотелось. Что-то притягательное было в этой девушке. Толи душевная красота, толи душевная теплота, толи то и другое. Да и внешне она была очень привлекательна. Но я же женат и у меня 2 детей. В другой ситуации я бы эту девушку никогда не бросил.

- Мне пора идти, - сказал я. Затем взял в руки её кисть, склонил голову и поцеловал ей руку.

- Я желаю Вам счастья,- сказал я, -Спасибо Вам за всё. После этого я встал. Она тоже поднялась. По её глазам я видел, что она тоже не хочет, чтобы я уезжал. Это читалось в её взгляде. Но что я мог поделать?

- Прощайте, - ещё раз выдавил я, - будьте счастливы. Я повернулся и пошёл прочь. Очень хотелось обернуться и пройдя метров сто, я не выдержал и обернулся. Девушка стояла на том же месте и смотрела мне вслед. Я помахал ей рукой, она тоже подняла руку и помахала мне. Мне хотелось плюнуть на всё и вернуться к ней, но усилием воли я сдержал свой порыв. Я отвернулся и зашагал в сторону вокзала. Больше я не поворачивался и не смотрел на неё.

Минут через 20 пришёл поезд. Я сел в купе, расположился, поставил сумку на своё место, а затем пошёл искать ресторан. Очень хотелось есть, ведь я ещё не завтракал, а время уже приближалось к обеду. Перекусив и преподнеся дань своему желудку, я вернулся в купе. Сел у окна и стал тупо смотреть на мелькающие за окном пейзажи. Лето было в разгаре, под монотонный стук колёс сопки сменялись лесами, полями, лугами, а мои мысли были ещё в Полярных Зорях на лавочке рядом с девушкой. Они всё витали вокруг вчерашнего происшествия. Поехал в гости к брату, его не нашёл, но встретил замечательную девушку. И я всё время думал о вчерашнем её поступке. Есть же хорошие люди на земле. Но тогда время было такое, хороших, прекрасных людей было гораздо больше, чем всяких негодяев и подонков. Тебя с пелёнок учили, что надо быть хорошим человеком, помогать людям. Сначала ты октябрёнок, затем пионер, затем комсомолец. И на всех этих этапах тебя воспитывают, вдалбливают в голову положительные примеры из русской литературы, Евгений Онегин, «Война и мир», первый бал Наташи Ростовой, размышления Пьера Безухова, войне, Андрей Болконский, Тургенев, Гоголь, Достоевский, Чехов и многие другие русские писатели, которые учат доброму и вечному. Нас воспитывали на примере подвигов Маресьева и Матросова, Зои Космодемьянской и Олега Кошевога, и многих, многих других героев. Хотелось самом

походить на них и сделать что-нибудь героическое. Вот такое было воспитание.

Вспомнился один довольно забавный случай из детства. Мне было 13 с половиной лет, возраст для мальчика переходный, когда меняется голос, он становится более грубым, начинается половое созревание, мальчиков начинает тянуть к противоположному полу, то есть к девочкам. В начале мая я познакомился с одной девочкой. Она была старше меня на 2 года, но я в свои неполные 14 лет выглядел несколько старше своих сверстников. А в начале июня меня родители отправили на всё лето в деревню к дедушке с бабушкой. Они так делали каждый год, и им хотелось отдохнуть от нас с братом, да и хотели, чтобы мы подкрепили своё здоровье, всё таки «солнце, воздух и вода – наши лучшие друзья». Да и попить натурального парного деревенского молочка, было хорошо для растущего молодого организма, поесть маслица, творожка, сыра, домашних куриных яичек, свиного сальца да колбасок «пальцем пханых» . После такого прекрасно проведённого лета, здорового питания мы каждый раз возвращались домой посвежевшими, порозовевшими и отдохнувшими. Теперь вновь на 9 месяцев можно было садиться за школьную парту и зубрить уроки.

Накануне моего отъезда в деревню мы договорились с девушкой встретиться в день моего рождения, а оно в середине августа, в парке возле фонтана. И вот я, томимый начинающейся любовью, мыслями и грёзами о прекрасной девушке, о предстоящей встрече, два с половиной месяца мечтал о ней. И вот на следующий день наступает долгожданный час нашего свидания. Я, как воспитанный мальчик, спросил разрешения у отца съездить на один день в город, до которого было 80 километров. Но отец меня не отпустил: «Сиди здесь, нечего тебе делать в городе». Я же не мог ему объяснить, что у меня, завтра уже 14-летнего подростка, свидание с девушкой, в которую я влюбился. В 14 лет всё это очень серьёзно, история Ромео и Джульетты это подтверждает. Ночь я провёл в размышлениях, и к утру созрел план: любовь не имеет преград, любовь не остановить! Отец красил дом, а я просто прошёл мимо и прямиком на автобусную остановку. Предварительно я уже ходил на остановку и узнал расписание автобусов. Через 2 часа я был в городе и, прежде чем идти на свидание, нужно было попасть домой. Ключа от квартиры у меня не было, но я знал, что у соседей с 1 этажа подходит ключ к нашему замку. Я взял у них ключ, открыл свою дверь и отнёс ключ обратно. Наведя марафет и подготовившись к свиданию, нужно было идти. Но как закрыть дверь, не идти же снова за ключом? А потом, когда я приду со свидания, а это уже будет достаточно поздно, если не ночь, как потом взять ключ? Я решил дверь не закрывать на ключ, прикрыв её и засунув в щель двери плотную бумагу, чтобы дверь не открылась от сквозняка. А так толкни дверь рукой, - и она откроется. Сила любви и сексуального влечения была выше разума. Какой здесь разум, когда меня ждала встреча с девушкой, которую я любил и от встречи с которой ждал многого! Мои безумства были вознаграждены и в этот вечер я и нацеловался и впервые припал к женской груди. А что представляет для мужчины, да какой там мужчина, - подросток!, женская грудь, мне объяснять не надо. Я привёл её к себе домой и мы вдоволь нацеловались. Затем проводил её. Вернулся около часа ночи, и всё это время дверь была не заперта. А утром вновь спустился к соседям, взял ключ, закрыл дверь и уехал в деревню. Вот такое было приключение. У всех у нас были простые деревянные двери, даже не деревянные, а сделаны из ДВП, открывались во внутрь, дай по ней ногой, - она и откроется. Ключи от замков, как видно из моей истории, подходили друг к другу. Советская промышленность не утруждала себя особой изобретательностью, да и зачем, мы же собирались жить при коммунизме. Как говорил Семён Фарада в фильме «Формула любви»: «… странные люди, - ключи раздают, а двери не запирают». Не хочу сказать будто тогда всё было так уж и замечательно, но было гораздо тише, спокойно, стабильно и была уверенность в завтрашнем дне. И люди были проще, надёжнее и добрее. Если бы у меня была возможность выбора, то лучше бы я жил в Брежневскую эпоху развитого социализма со стабильными ценами на продукты питания, бесплатным жильём, чем в эпоху дикого капитализма с его галопирующей инфляцией, периодической девальвацией, платным жильём и жадными, озверевшими, потерявшими всякую совесть людьми. Тогда может быть было меньше колбасы, шмоток, прочего барахла, но люди были лучше. Как кто-то сказал: «Качество жизни улучшилось, но вот качество людей ухудшилось».
Теперь же почти у каждого стоят металлические двери, - не дай бог кто-нибудь посягнёт на моё добро! А внизу на входной двери в подъезде тоже железная дверь с домофоном, а у многих ещё и камера видеонаблюдения. Все стали бояться и защищаться друг от друга. И от нехороших людей. Толи дело в добрые советские времена, - двери на распашку и души на распашку. Двери в подъезд не закрывались, все ходили друг к другу в гости, вместе отмечали праздники, дни рождения, юбилеи. Прекрасное было время.

В купе зашла молодая парочка и стала весело щебетать. Молодожёны, - подумал я. Они отвлекли меня на время от моих мыслей. Я смотрел на меняющиеся пейзажи и мысли снова стали кружится вокруг девушки. Чем дальше поезд уносил меня от Полярных Зорей, тем всё менее реальной казалась мне эта девушка и вчерашнее происшествие.

Домой я добрался часам к 8 вечера. Зашёл в пустую квартиру, где меня никто не ждал. От этого стало как-то особенно одиноко. Я умылся и перекусил, затем сделал кофе и вышел на балкон. Солнце садилось как раз за кораблями, стоящими у причала. Памятник Алёше молча напоминал о своём подвиге. Кричали чайки и бакланы. Всё было по-прежнему, как-будто я никуда и не уезжал. Я ещё постоял на балконе минут 10, сверху наблюдая за синим небом, солнцем, морем, лежащим внизу городом, гуляющими людьми. Через некоторое время я вернулся в комнату, включил телевизор и стал молча его смотреть. Скорей бы на работу, тогда станет немного легче. Работа – лучшее средство от скуки и безденежья. И время быстрей летит, не так одиноко.

Развал Союза, обнищание народа, безработица, шоковая терапия, гиперинфляция, рэкет, бандитизм, заказные убийства, войны в Чечне и Дагестане, бандитская приватизация, разграбление страны, - всё это было впереди, а пока было тихо и спокойно. Но тогда ещё мы не знали, что всё это скоро закончится. И воспоминания о девушке, Полярных Зорях, квартире и ключах от этой квартиры станут понемногу стираться и улетучиваться под натиском надвигающихся перемен. Но нет-нет да и всплывёт иногда образ далёкой девушки и её квартиры. И на сердце станет грустно и тепло. И жалко, как о чём-то безвозвратно утерянном.

 

Женщины и лейтенант

 

Лейтенант с энтузиазмом взялся за ремонт квартиры. Это была первая в его жизни квартира. Ему было всего 22 года, - и вот уже его собственная квартира. Год назад, после окончания военного училища, он прибыл в воинскую часть и почти 3 месяца жил на квартире у одного офицера. В этой квартире, кроме хозяина и лейтенанта, жил ещё один офицер, поэтому такое жилище чем-то напоминало мини-казарму. Также шумно, тесно и нет возможности уединиться и побыть одному. Нет никакой личной зоны, да и личной жизни.

Поэтому через 3 месяца он снял комнату в частном деревянном доме. Дом находился в 3 километрах от части, в ближайшем посёлке. В доме было 2 комнаты: одна, большая, метров 20 хозяйки, старенькой бабульки, лет 70-ти, и вторая, поменьше, метров 9, - лейтенанта. В комнате была русская печка, которая занимала почти половину комнаты. Ещё стояла большая пружинная кровать, а рядом стоял стол. Из мебели ещё была вешалка. И всё. Строгий, аскетический стиль. Особо гостей не приведёшь, перед девушками не шикнёшь. Но лейтенант был доволен и этому. Ведь это была ЕГО комната, в которой он был уже ХОЗЯИН и мог делать что хочешь, спать сколько угодно. И даже привести девушку. Если она, конечно, не испугается такого убожества.

Зима выдалась суровая, уральская. Бывало, и довольно часто, лейтенант со службы приезжал домой в 21.30, уставший и голодный. Сил на то, чтобы топить печку уже не было, да и за один час ты её никак не протопишь, поэтому ему хватало сил только на то, чтобы попить чаю с дежурными сухарями да и лечь спать. Ведь завтра снова рабочий день и ему, как строевому офицеру, снова предстояло весь день провести на ногах в вечной беготне и заботах. Наутро в нетопленной комнате было всего 5 градусов тепла. Лейтенант пулей вылетал из под одеяла, бушлата и шинели, мгновенно одевался, включал чайник, молниеносно выпивал горячий чай и летел на службу. В казарме можно было согреться. И так происходило несколько раз за зиму, когда приезжал он поздно и спал в нетопленной комнате.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.011 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал