Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Дети, подростки, воспитание




 

Черты астенического характера у детей повторяют те, что уже описаны выше. Это тихие, застенчивые, послушные дети. О таких говорят «домашний ребенок». Они чувствительны, тревожны, многого боятся: темноты, чужой обстановки, незнакомых людей. Очень привязываются к близким, беспокоятся об их здоровье и жизни, иногда доводя себя до панического страха.

 

Из воспоминаний Е. Шварца

К этому времени стала развиваться моя замкнутость, очень мало заметная посторонним, да и самым близким людям…

Страх за маму, глубочайшим образом скрываемый в моем одиночестве, в глубине, был самым сильным чувством того времени. Он никогда не умирал. Бывало, что он засыпал, потому что я жил весело, как положено жить в восемь лет, но выступал, едва я оставался наедине с собой…

По тем или иным причинам мы с мамой всё ссорились и удалялись друг от друга, но как я ее любил! Я не мог уснуть, если ее не было дома, не находил себе места, если она задерживалась, уйдя в магазин или на практику. Мамины слова о том, что она может сразу упасть и умереть, только теперь были поняты мною во всем их ужасном значении. Я твердо решил, что немедленно покончу с собой, если мама умрет. Это меня утешало, но не слишком. Просыпаясь ночью, я прислушивался, дышит она или нет, старался разглядеть в полумраке, шевелится ли ее одеяло у нее на груди.

Однажды мама с Валей и Беатрисой Яковлевной ушла погулять. Уже смеркалось. Самовар вскипел. «Куда это они пропали? — удивлялась няня. — Хотели скоро вернуться, а вот не идут». Я терпел, ходил, стоял на одном углу, на другом, возвращался домой — нет мамы. И я побежал ее искать. Был теплый летний вечер, громко кричали сверчки в траве. Я побежал в городской сад, мамы там не нашел, примчался домой — пусто. Весь в поту, я снова бросился на поиски. Я бежал и глядел, не собиралась ли толпа вокруг умершей внезапно на улице моей мамы. Толпился народ у пивной Чибичева, толпился у Пушкинского дома, толпился возле оркестра под управлением Рабиновича. Когда я, наконец, потеряв уже всякую надежду, приплелся домой, мама, Валя и Беатриса Яковлевна мирно сидели за столом и пили чай. И я сел за стол, спрятался за самовар и стал плакать. «Чего ты?» — спросила меня Беатриса Яковлевна. Я не ответил. «Он боялся, что я умерла», — ответила мама, угадав со своей сверхъестественной чуткостью, что творится у меня в душе. Но сказала она это сурово, даже осуждающе, никак не поощряя меня к открытому признанию… Вот такие были у меня горести.

 

 

Дети астенического склада могут часто болеть.

 

Эти дети не блещут здоровьем, часто жалуются на плохое самочувствие, склонны к хроническим простудам, ангинам, воспалениям легких. Охотно укладываются в постель, послушно меряют температуру, принимают лекарства. Один знакомый поведал, что в детские годы заботливые мама и бабушка, отмечая его «умение болеть», называли его «профессиональным больным».



Шумные компании сверстников в детском саду и школе таких детей не привлекают. Они предпочитают тихие занятия — лепку, рисование, разводят цветы, возятся с животными, любят беседовать со взрослыми, рано начинают с ними рассуждать на «взрослые темы».

В школе они учатся старательно, не склонны нарушать правила, рваться на свободу, поскольку у них не так много энергии, как, например, у гипертима. В школе и дома они принимают правила, и в рамках этих правил чувствуют себя в большей безопасности.

 

Школа для таких детей с самого начала трудное испытание. Смена обстановки, новые требования и порядки создают большую нагрузку на их слабую нервную систему и повышенное чувство ответственности. Они остро переживают отметки, а также всевозможные проверки, контрольные и экзамены. В классе они обычно отмалчиваются, сами руки не поднимают, ответ у доски у них бывает хуже, чем знания.

Иногда у примерных детей, которые тянут из последних сил, чтобы быть на высоте, нарушается сон. Один врач нашел остроумный способ помощи таким тревожным «отличникам». Он строго предписывал по крайней мере раз в неделю прогуливать школу, а также иногда получать в дневник тройку или даже двойку. Что происходило с прогулами и отметками, осталось неизвестным, но ребенок начинал спать! Заметим, от одного разрешения!

Как же обращаться с детьми тревожного характера? Очевидно, что совсем иначе, чем, например, с подвижными или напряженными.

 

 

Прежде всего, они нуждаются в щадящем режиме, эмоциональном тепле. Важно помнить об их чувствительности, потребности во внимании. А также об их пониженной энергии, не очень крепком здоровье и ослабленной способности переносить нагрузки — физические, эмоциональные, социальные. С другой стороны, не следует перегибать в другую сторону — тревожно их лелеять, изготавливая «профессиональных больных».

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал