Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






КОМПЕТЕНТНОЕ ЭГО




Нас часто спрашивают: «Если у вас есть осведомленность, как вы можете обладать эго?» Мы должны помнить, что осведомленность не является состоянием действия. Это не то место, где делается выбор. Осведомленность дарует способность отстраниться от любого события, мысли или поведения и просто быть свидетелем, не оказывающим никакого влияния ни на что. Кто-то или что-то должен получить эту информацию и решить, что с ней делать. Поэтому нам требуется эго, которое постоянно находится в процессе расширения своей компетентности.

Некоторая часть внутри нас должна делать выбор. Как показывает Диалог голосов, выбор обычно произ-

ЧАСТЬ»!

водится теми первичными «я», с которыми отождествляется эго. Когда эго отделяется от разных «я», оно становится более опытным, осведомленным и независимым от них. Эта все увеличивающаяся комбинация осведомленности и опыта создает то, что мы называем компетентным эго — единственной составляющей сознания, способной осознать и принять все наши «я». Таким образом, с течением времени компетентное эго развивает способность реально выбирать, какие действия (или не-действия) оно хочет произвести.

В Диалоге голосов мы уважительно относимся к разнице между осведомленностью и компетентным эго, определяя каждому отдельное место и по-разному обращаясь с ними. Если субъект умеет медитировать, его можно попросить (когда он пребывает на уровне эго) войти в медитативное состояние. В этом состоянии делается обзор осведомленности. Однако мы обнаружили, что даже медитирующим полезно входить в пространство осведомленности. Физическое отделение осведомленности от многих «я» и от компетентного эго тоже очень важно. Но даже здесь требуется быть внимательными, чтобы не «забетонировать» процесс диалога. Если, будучи ведущим, вы чувствуете себя обязанным каждый раз иметь индивидуальное место, даже когда это кажется неподходящим, работа может стать надуманной и скучной. Следует снова подчеркнуть, что опытный ведущий развивает собственный стиль, что и делает работу живой и энер* гичной.

Самое трудное разделение, которое нужно сделать в процессе диалога,— это разделение между уровнем осведомленности, компетентным эго и «защитником/ контролером» или другим первичным «я». Предположим, что «защитник/контролер» действует через разум субъекта. Разум сразу же принимает облик осведом-

МЕТОД ДИАЛОГА ГОЛОСОВ

ленности и желает стать свидетелем всему, что происходит. В таком случае важно обращаться к разуму, чтобы осведомленность могла действительно отделиться от этой системы первичных «я». Без этого отделения компетентное эго останется преимущественно рациональным, поскольку его опытом осведомленности обладал бы рациональный ум, но не истинная осведомленность.



Часто «защитник/контролер» является комбинацией ума и «я», отвечающего за контроль. В той или иной форме «наблюдатель» присутствует в каждом из нас — он следит за нами и защищает нашу уязвимость. Уровень осведомленности ничего не защищает; он ни рациональный, ни эмоциональный; он просто стоит отдельно от всех «я», это неосуждающая точка наблюдения за жизнью. Когда эта точка наблюдения начинает исключать другие «я» или судить их, мы знаем, что «защитник/контролер» или другое первичное «я» каким-то образом взяло верх.

Каждый сеанс Диалога голосов, касается ли это ведущего или субъекта, добавляет информацию нашему уровню осведомленности и тем самым расширяет наше сознание. Каждый «неправильный поворот», каждая борьба сил, каждый сон, над которым мы размышляем, также вносит вклад в наше понимание и рост. И чем больше мы развиваем нашу осведомленность, тем более опытными мы становимся, внося развитую осведомленность в нашу повседневную жизнь. Мы можем научиться ставить себя на уровень, осведомленности, когда чувствуем, что внутренний голос слишком сильный или слишком слабый, и таким образом получить возможность отступить и объективно отнестись к голосу. С этой точки зрения мы можем определить его ценность и решить, как лучше отделиться от него. Например, наш «толкач» может ворчать на нас, заставляя приступить к работе над

ЧАСТЬ»!

проектом, и это может быть правильно — поскольку нам требуется мотивация,— но нам не нужно отождествлять себя с «толкачом». Нам не нужно упрекать себя, когда мы выделяем время, чтобы расслабиться перед началом работы.



Каждое вхождение в осведомленность усиливает и расширяет ее, при этом оно может быть вполне приятным. Вхождение в осведомленность похоже на наложение холодной руки на горячий лоб: оно утешает, успокаивает и освежает. Если вместо этого нас охватывает чувство напряжения или стыда, можно с уверенностью сказать, что мы опять имеем дело с «защитником/контролером».

ЗАЩИТА ВО ВРЕМЯ ДИАЛОГА ГОЛОСОВ: УВАЖЕНИЕ ПЕРВИЧНЫХ «Я»

Самая эффективная защита во время Диалога голосов состоит в том, что ведущий уважает субъекта и его первичные «я». В самом начале диалога ведущий должен ясно заявить о том, что не будет сделано ничего, вызывающего дискомфорт. Очень полезно сказать так: «Как только вы почувствуете дискомфорт, пожалуйста, дайте мне знать, и мы остановим сеанс. Важно, чтобы вы не терпели. Особенно полезно, если вы сможете принять это решение сознательно, вместо того чтобы ждать, когда все остановится автоматически, когда другое "я" вмешается, чтобы вас защитить».

Эта установка, помимо значения, которое Диалог голосов придает работе с первичными «я», является основой его эффективности. Она фокусирует работу в зоне комфорта первичных «я» и уважает ту роль, которую они играли в прошлом. Она дает им возможность объяснить причины своего развития и побуж-

МЕТОД ДИАЛОГА ГОЛОСОВ

дает описать исполняемые ими функции, которые все еще могут быть необходимыми. Работа с первичными «я» позволяет и ведущим, и субъектам видеть, какие роли первичные «я» играли в прошлом, быть свидетелями необходимости их функций и оценить их важность, как в прошлом, так и в настоящем.

Такая работа с первичными «я» позволяет им продолжать выполнять защитные и адаптационные функции по мере того, как они постепенно отделяются от действующего эго. По мере разделения компетентное эго все более осознает эти первичные «я» и их функции, что порождает его большую ответственность в жизни субъекта. И последнее, но не менее важное: работа с первичными «я» дает им возможность трансформироваться.

Например, если Мэри (из главы 1) всю свою жизнь отождествляла себя со своим «я» — «хорошей матерью» и если это ее первичное «я», ведущему понадобится много времени на работу с этим «я» для исследования истории его развития и его взглядов на жизнь. Снова и снова работая с этим «я», ведущий убедит «хорошую мать», что ее взгляды будут уважать и после того, как Мэри внесет изменения в свою жизнь. Поскольку Мэри сама имеет детей и реализует широкую терапевтическую практику, ее «хорошая мать» желает быть уверенной, что Мэри не изменится слишком резко, постепенно освобождаясь от обязательств, принятых «хорошей матерью».

Отдавая дань уважения «хорошей матери», ведущий способствует тому, что изменения входят в жизнь Мэри естественным образом. Реальная форма изменений будет основана (по крайней мере, частично) на качествах «хорошей матери», ибо это «я» имело достаточно времени, чтобы подумать об изменениях, взвесить их значение и сделать переходный период как можно более ровным. Многие из этих изменений будут

ЧАСТЬ»!

отражать изменения в самой субличности «хорошей матери», происходящие по мере поступления новой информации и корректировки оценок жизненной ситуации Мэри.

В качестве дополнительной защиты ведущий может захотеть в конце сеанса проверить первичное «я», позволив ему выразить свое мнение о сеансе. Это особенно важно, когда вводятся новые «я», чьи точки зрения противоположны позициям первичных «я». Когда ведущий в работе с Мэри переходит в новые области, он может работать с голосом «эгоиста», с голосом «невоспитанного человека», с голосом «бродяги», с голосом «раздраженного человека» или с обезличенным, ушедшим в себя мужским голосом. Эти «я», очевидно, будут высказывать очень разные точки зрения. Тогда ведущий даст шанс Мэри — «хорошей матери» выразить свои взгляды на заключительный этап сеанса, чтобы это мнение можно было учесть наряду с мнениями новых «я». Такой возврат к первичному «я» — хорошая защита, особенно когда вводятся отвергнутые «я». Он помогает сохранить сбалансированность и гармоничность психологической системы и позволяет субъекту удержать контроль над собственной жизнью.


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал