Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 5. Вторая беседа о лидерстве. Бурные времена порождают великих лидеров




Буду стараться, пока не получится. Я прибыл в этот мир не для того, чтобы терпеть поражение, и по жилам моим течет отнюдь не неудача. Я не баран, который ждет, когда пастух направит его куда надо. Я лев, и я не желаю разговаривать, гулять и спать с баранами. Я буду стараться, пока не получится.

Ог Мандино

 

Боль пройдет. А если бросишь свое дело, это навсегда.

Лэнс Армстронг

 

– Ах, прямо жду не дождусь, когда познакомлю вас со вторым учителем, – заметил Томми, когда мы припарковались в Трайбеке, шикарном нью-йоркском микрорайоне. – Этот учитель, я вам скажу, та еще птица. Анна, конечно, личность незаурядная. Однако тут совсем другое дело. Он человек яркий, темпераментный и задорный, но при этом какой ум! В своей беседе он поделится с вами вторым принципом концепции Лидерства Без Титула. Первый-то вы уже прекрасно усвоили, – заметил Томми.

– Ага-ага, еще бы! Чтобы быть лидером, титулы не нужны! – с гордостью подтвердил я.

– Превосходно. Теперь вам предстоит изучить второй.

– Какой же? – заинтересовался я.

– Бурные времена порождают великих лидеров! – последовал простой и немедленный ответ. – Только не забывайте, что черные дни приходят и уходят, а сильный человек остается. Тяжелые обстоятельства – не более чем шанс проявить героизм. А трудные времена в бизнесе и в жизни – прекрасная возможность обратить крах в успех, – улыбнулся Томми. – Проблемы, сложности, неудачные дни – все это, друг мой, очень полезно!

– Неудачные дни… У меня, знаете ли, такое чувство, что мне выпало неудачное десятилетие, – скривился я.

Томми умолк. И поглядел на меня. А потом мы оба рассмеялись.

– Смешная шутка, Блейк! Ваш стиль мне по душе. Сразу видно, что у вас хорошее настроение. Это меня радует. Ведь у вас в жизни уже происходят великие перемены. Вас ждет блестящее будущее! – он просиял.

Мы шли по широкой улице, и Томми напевал старую песенку «Роллинг Стоунз» о том, что всегда получаешь не то, чего хочешь, а то, что нужно. Я понимал, что он готовит меня к предстоящему уроку.

– В том, что я пою, Блейк, очень много правды. И бизнес, и сама жизнь бывают такими непредсказуемыми, особенно в наше время, когда экономика так нестабильна. Стоит решить, что будущее ясно и понятно, как – бац! – происходит слияние, и твою фирму и не узнать. Стоит подумать, что у тебя все схвачено, как на тебя обрушивается лавина перемен и сбивает с ног. И через несколько минут вы окончательно поймете, что я подразумеваю под своими альпинистскими метафорами. – Мы перешли улицу, и Томми огляделся по сторонам. – Я вам говорил, как рад за вас, ведь вы сейчас познакомитесь со вторым учителем? – спросил он, и я подумал, что годы все же берут свое.



– Да, Томми, говорили, – тихо ответил я.

Мы подошли к магазинчику со старой вывеской, на которой вручную было написано: «Лыжный магазин Тая Бойда». Внутри было неожиданно светло и пестро, всюду красовались лыжи и другое спортивное снаряжение. По стенам висели многочисленные фотографии светловолосого красавца-лыжника, а также большие плакаты с девизами вроде «Взгляни в лицо страху», «Чем труднее склон, тем лучше лыжник» и «Покоряй свои Эвересты».

За прилавком стоял высокий, загорелый, спортивного сложения человек лет, наверное, за пятьдесят. На нем был тонкий свитер в обтяжку, потертые джинсы и роскошные темные очки. Увидев нас с Томми, он бросился навстречу, весело улыбаясь, и тут же сорвал очки, что показалось мне знаком искренней дружбы.

– Привет, старина! – крикнул он и, обняв моего наставника мускулистыми ручищами, поднял его на несколько дюймов над землей. – Рад тебя видеть, братан! Ну, как жизнь, как книготорговля? Небось все выигрываешь соревнования – не зря же мы сто лет назад обрушили на тебя всю эту историю с Лидерством Без Титула!

– Еще бы, Тай! А я-то как рад тебя видеть! – ответил Томми с той же теплотой. – Да, на работе все идет как по маслу. И правда вы настроили меня на серьезный успех – поделились со мной такими блестящими идеями! Знаешь, я перед вами всеми в неоплатном долгу. До того дня, который мы провели все вместе, у меня была не жизнь, а катастрофа. Но с тех пор все переменилось. Полностью. Концепция, которой вы меня научили, оказалась просто целительным бальзамом. Спасибо, Тай, спасибо! – искренне и серьезно воскликнул Томми.



– Да ладно тебе, старина, – отмахнулся хозяин магазина. – Все отлично. А это кто, Том, – тот мальчонка, про которого ты мне все уши прожужжал?

Я протянул руку, но меня тут же заключили в такие же стальные объятия. На миг я даже задохнулся.

– Меня зовут Тай Бойд. Рад с тобой познакомиться, братан! – проревел хозяин магазина и стиснул мне бока еще сильнее.

– Тай, это Блейк. Блейк, это Тай Бойд. Слышали такое имя? – спросил Томми, рассеянно теребя платочек с Микки-Маусами.

– Ой, простите. Наверное, должен знать, но не знаю. Простите меня, Тай, – искренне извинился я.

– Да не дрейфь, Блейк! Все нормально. Мне по барабану. Я, знаешь, парень простой, много о себе не воображаю. Вообще-то я давно усек, что чем больше о себе воображаешь, тем меньше делаешь.

Признаться, я не вполне понял, что он имеет в виду.

Тут заговорил Томми:

– Тай – пятикратный чемпион мира по слалому. Вот фотография, – сказал Томми и указал на ослепительного юного спортсмена на портрете. – Вот наш Тай за делом – это он обкатывает склон в Таосе, в Нью-Мексико, если не ошибаюсь.

– Не-а, не ошибаешься! Таос – это круто, для нас, любителей горных лыж, лучше места не найти. Как мне нравилось там кататься! Прямо райское блаженство!

– Так вы профессиональный спортсмен, Тай? – спросил я этого удивительного продавца.

– Был, был. По всему миру катался, но когда мне было за тридцать, разнес себе колено в щепки в Кицбюэле, это в Австрии. Потом несколько лет работал инструктором на тех горных курортах, где повеселее, ну, в Канаде, в Уистлере, во Франции – в Валь Д’Изере, в Новой Зеландии – в Коронет-Пик, и в Аспене в Колорадо, здесь, у нас, в старых добрых Штатах. А потом как-то незаметно просочился сюда, в каменные джунгли. Прикинул, что в Нью-Йорке найдется пара-тройка ребят, которым позарез нужны лыжи. Ну и осел тут. Летом продаю велосипеды. Как видишь, магазинчик у меня не из крупных, и, положа руку на сердце, миллионером я не стал. Зато каждое утро берусь за любимое дело. Как мы говорили, когда я еще зарабатывал на жизнь лыжным спортом: «Денег мало, зато жизнь богатая». Показывать всем, какой классный спорт – лыжи, – это мне очень нравится. И кататься не бросил – всегда есть возможность несколько раз в год съездить покататься с кем-нибудь из клиентов. Так что я счастлив. А по мне так это главное.

– Это здорово, Тай. Рад с вами познакомиться, – сказал я.

– Да и я рад. Томми говорит, ты дрался за нас в Ираке?

– Да, было дело, – ответил я, не до конца понимая, как на это отреагирует Тай, но надеясь на лучшее – особенно после того, что сказала Анна о моей военной службе.

– Ну, прежде чем я расскажу тебе то, за чем ты пришел, иди-ка сюда, я тебя еще разок обниму, старина!

Я подошел, и Тай снова стиснул меня в дружеских объятиях.

– Много читал про то, как туго приходилось вам, солдатикам. Часто думаю про таких, как ты. Я знаю, что многим ребятам вроде тебя, которые дрались в Ираке и Афганистане, приходится потом лечиться от посттравматического расстройства, да и вообще отношения восстанавливать – та еще задачка: жены, подружки, детишки… За каждого из вас сердце болит. И хотя я понимаю, что от моего «спасибо» тебе ни жарко, ни холодно, все равно хочу сказать спасибо. Спасибо тебе и всем вам, кто там служил, за то, что вы для нас сделали. Благодаря вам и вашей храбрости мы наслаждаемся свободой!

Я не знал, что ответить. Мне уже давно не приходилось так гордиться своей военной службой. И я начал лучше прежнего понимать, что то, что мне казалось сущим кошмаром, на самом деле было просто фактом биографии. Я ведь Лидер Без Титула, а значит, обладаю природной силой, позволяющей самому решать, какой смысл придавать любым обстоятельствам, в каких мне ни придется очутиться. Если я подыщу практичную, оптимистическую интерпретацию, то щелкну выключателем – и из жертвы превращусь в лидера. Если я быстро изменю точку зрения на то, что мне казалось плохим, и найду в нем положительные стороны, то подхлестну успех и приведу в действие внутреннего лидера. А чтобы довершить преображение, мне надо срочно перестать искать оправдания тому, какой стала моя жизнь, пока я не встретил Томми, и осознать, что служба в Ираке была на самом деле периодом глубокого личностного роста, который вполне можно сделать фундаментом блестящего будущего. Если бы мне не довелось всего этого пережить, я не был бы сейчас готов ко всем этим изменениям, а так – я сам не заметил, как они уже начались. И все испытания, которые я перенес в прошлом, теперь можно считать подготовкой к лидерству, которое ждет меня в будущем. Еще я заметил, что такая радикальная перемена точки зрения на военную службу сделала меня куда счастливее, и к тому же я ощутил такой прилив сил, какого не знал уже много лет.

– Нет, Тай, то, что вы мне сказали, очень сильно на меня повлияло. И вам спасибо, – тихо проговорил я.

– Ну, тогда к делу, Блейк, – сказал Тай и подтолкнул меня к стулу в углу магазина. – Может, я смогу отдать должок, хотя бы немножко, когда поделюсь с тобой очень дельными идеями и практическими приемами, которые еще сильнее сдвинут твою жизнь и работу с мертвой точки. Томми рассказал, что вы с ним приедете, так что я нарезал нам бутербродов с сыром и салями. Ты к Анне-то его возил? – спросил Тай у Томми.

– Конечно! – весело ответил Томми.

– Какая женщина, а, Блейк?! Красотка, умница, да еще и золотое сердце! – воскликнул Тай.

– Да, удивительная, – согласился я. – Она научила меня сегодня поразительным вещам – начиная с первого принципа Лидерства Без Титула: «Чтобы быть лидером, титулы не нужны». Эта встреча совершенно меня изменила. Несомненно. Я чувствую, что стал другим человеком.

– Круто, старина! Ну, теперь мне надо тоже показать себя молодцом. Значит, ты хочешь узнать, что это такое – быть Лидером Без Титула. А лидерство в наши дни – спорт для каждого, не только для всяких директоров, генералов и глав государств. Между прочим, это обалденно весело. Дай только волю – и эта концепция тебе жизнь перевернет. Жалко только, что про наш метод мало кто знает. Между прочим, бизнес сразу стал бы не только прибыльнее, но и заниматься им было бы гораздо интереснее. И жизнь во всем мире стала бы гораздо лучше, в каждом его уголке. Да, ужасно хочется, чтобы все до единого усвоили наш метод и стали лидировать во всем, что делают, используя свой потенциал по полной.

– Тай, вам, наверное, будет приятно слышать, что ваша концепция уже оказала на меня сильнейшее воздействие. Я же говорю – я стал другим человеком. И знаю, что теперь, узнав все то, чему меня сегодня научат, я буду работать как ЛВМ и вести себя как ПГЕН.

– Том, а мальчонка-то все понимает! Он мне нравится! – воскликнул Тай, повернувшись к Томми. – Вот она, сила великих идей, а? Одна хорошая идея – и все, ты уже играешь совсем в другую игру! Одна большая мысль – и ты уже можешь сокрушать все барьеры! Одно озарение – и ты уже готов принять решение, которое позволит тебе показать себя на революционно новом уровне! Классно выразился Альберт Хоффман, дельный был мужик: «Если расширить себе сознание новой идеей, оно уже не сузится обратно». Так что сиди и слушай, – продолжил Тай, вернувшись к делу, и вручил мне здоровенный бутерброд из цельнозернового хлеба и бутылку холодной воды. – Ты у нас, значит, проходишь обучение на Лидера Без Титула, а мое дело – тебя развлекать. – Тут он вскочил на ноги, схватил лыжу, прислоненную к стене, будто гитару, и запел во все горло старую песню группы «Аэросмит» «Этот тип похож на девчонку». Томми засмеялся. Тай увидел, как я оторопел, и тоже захохотал. Потом поставил лыжу на место и показал Томми большой палец. Похоже, они и вправду были добрые друзья. И было видно, что они глубоко уважают друг друга.

 


– Ничего-ничего, Блейк, шучу. Повеселиться захотелось. Знаешь, я во всем, что делаю, ищу что-нибудь смешное. Но если серьезно, сегодня мое дело не просто развлекать тебя, хотя я надеюсь, что мы весело проведем ближайшие часок-другой. И думаю, что правду говорят: чем бы мы ни занимались, наша задача – развлекать клиентов, чтобы им было приятно иметь с нами дело. Бизнес – это всегда шоу-бизнес, по крайней мере, я так думаю, и когда идешь на работу, это все равно что выходить на сцену. Надо устраивать настоящее представление и покорять публику. Ну, плохой день у тебя выдался, а кому какое дело? Все хотят посмотреть шоу, за которое заплатили. Однако моя главная цель – поделиться с тобой вторым принципом лидерства из нашей концепции, чтобы растолкать, наконец, твоего внутреннего лидера, который дрыхнет у тебя внутри, и заставить тебя еще быстрее реализовать свой потенциал. А формулируется этот принцип пятью словами: «Бурные времена порождают великих лидеров». Так уж вышло, что лучше всего растолковать его тебе на примере лыжного спорта. Вот почему сегодня ты здесь, у меня в гостях.

– «Бурные времена порождают великих лидеров»… Тай, мне нравится, как это звучит. В смысле «чем круче сюжет, тем круче герои»?

– Точно! – захохотал Тай и пригладил светлые волосы. – Вот слушай, у меня есть бизнес. А ты работаешь в бизнесе. А что сегодня происходит в мире бизнеса – это, братан, уму непостижимо. Полный хаос. Все меняется. Ничего не понятно, и все ходят мрачные. Правила игры постоянно меняются. Такой жесткой конкуренции у нас в жизни не было. Клиентам на нас наплевать. Высокие технологии заставляют всех работать по-новому. А глобализация перемешала все фигуры на поле, и теперь в игре останутся только те организации, где работают Лидеры Без Титула. Сплошные стрессы, сплошная путаница, и всем, конечно, жуть как страшно, понимаешь, братан? – заорал он и для пущего эффекта замахал руками.

– Не могу не согласиться, Тай. Даже в книжном магазине и то от меня постоянно требуется работать все быстрее и быстрее. И все действительно быстро меняется, вот даже за последние несколько месяцев. У меня все время новое начальство. Новые требования к отчетности. Даже программное обеспечение и то все время переустанавливают. И при этом от нас хотят, чтобы мы всегда были на высоте и работали все лучше и лучше. У меня просто голова кругом идет.

– Ясное дело, – кивнул Тай и вдруг посерьезнел и задумался. – А темп у этих глубоких перемен – по всему миру бизнеса, по всем отраслям – вроде бы не собирается замедляться. Только разгоняется, помяни мое слово! А если воткнуть голову в песок и ждать, что лавина перемен пройдет стороной, просто задохнешься, будто бедолага, попавший под снежный обвал в горах. Никакой надежды выжить.

Сравнение было сильное, я даже оторопел. А Тай продолжил:

– Если начать со всем этим бороться, тоже добра не жди. Это все равно что пытаться притормозить на каком-нибудь затейливом склоне, когда на каждом трамплине сердце из груди выпрыгивает. Добраться целым до подножия можно, только если старательно следовать по намеченному пути и использовать энергию разгона, а не сопротивляться ей. Единственный способ обеспечить себе безопасность – слиться со склоном.

– Как это? – Такого термина я не знал.

– Это просто значит, что если хочешь преодолеть сложный склон, нужно делать именно то, Блейк, чего на первый взгляд стоит избегать.

– То есть? – спросил я.

– Нужно не пытаться отклониться назад, хотя очень хочется, потому что кажется, что так не упадешь, а податься вперед, в направлении движения. Надо приблизиться к тому, чего боишься, а не держаться от него подальше. Да, это полностью противоречит интуиции. Но если не применять этот прием, беды не избежать. И когда все уйдут домой, какой-нибудь спасатель найдет тебя, замерзшего, в снегу.

– Ваше сравнение относится и к работе в книжном магазине, верно, Тай? Если я не подамся навстречу переменам, а попытаюсь обезопасить себя, отклонившись назад, к старому образу действий, то, так сказать, замерзну в горах. И задохнусь под лавиной перемен – вы ведь это имели в виду, да?

– Ну, братан! В точку! Но если ты просто расслабишься, взглянешь в лицо страху, который неизбежен, когда не знаешь всех ответов и не вполне понимаешь, куда тебя несет, – именно так я и съезжал с большинства коварных европейских склонов, – начинают происходить поразительные вещи. Оказывается, дружище, когда ты идешь по лезвию бритвы, когда тебе жутко неприятно, когда все, во что ты верил и что связывает тебя по рукам и ногам, начинает пищать у тебя в голове, – именно тогда ты и живешь полной жизнью. И именно тогда и растешь быстрее всего. Страх, через который ты проходишь, когда добираешься до предела своих возможностей, и есть сила, которая отодвигает этот предел. А от этого расширения ты не только начинаешь работать гораздо лучше, братан, у тебя во всех сферах жизни все налаживается! Если упорно приближаться к тому, против чего все в тебе протестует, а не отталкивать его подальше, ты не просто начнешь увереннее вести себя в делах. Ты начнешь гораздо увереннее жить. И по-настоящему понимать, сколько у тебя сил. Набраться отваги, смело взглянуть на перспективы, от которых тебя страх берет, – значит превратить страх в энергию, осознать свои сильные стороны. Как сказал Ницше: «То, что тебя не убивает, делает тебя сильнее».

– Тай, это потрясающе! Ваши соображения и правда очень полезны для меня – и на работе, и в личной жизни. То есть, получается, перемены – это хорошо?

– И не сомневайся! А бурные обстоятельства лишь оттачивают твои умения, проявляют скрытые таланты и помогают играть по-крупному. Вот смотри: если речь идет о лыжах, на простых склонах каждый дурак выглядит профессионалом. А по-настоящему испытать свои способности можно только на сложных. Когда спуск становится трудным, сразу видишь, как у тебя с техникой. И что ты за лыжник. Так вот в бизнесе всё то же самое. Когда экономика сильна, конкурентов нет и клиенты тебе верны, каждый – звезда. Трудные времена – те, когда видно, из какого ты теста и что ты за лидер. – Тай умолк, жадно откусил кусок от своего бутерброда, обсыпав свитер крошками, и заработал челюстями. Отпив воды, он продолжил свой увлекательный монолог о лидерстве через призму лыжного спорта.

– Чему противишься, Блейк, то и будет, а что приветствуешь, тем и станешь. Послушай, когда уклон меняется, нужно и технику менять. Надо адаптироваться. Иначе упадешь и поломаешь себе что-нибудь. Катиться по накатанному склону – совсем не то, что по глубокому рыхлому снегу. То же самое и с работой в наши дни. Новые условия требуют новых приемов. Надо адаптироваться.

– Иначе упаду и поломаю себе что-нибудь, – повторил я, стараясь не упустить ни слова из того, чему учил меня этот удивительный бывший профессионал-горнолыжник.

– Точно! А самый лучший прием, который есть в твоем арсенале, это Лидерство Без Титула. Это простая идея, которая отличает лучших в бизнесе от тех, кого в будущем ждет неизбежный крах. Любая организация, поощряющая лидерство на всех уровнях, легко минует трудности, вызванные нашими нестабильными временами. В сущности, любое предприятие, которое познакомится с концепцией Лидерства Без Титула, вскоре обнаружит, что наши нестабильные времена – прямо подарок судьбы, потому что их конкуренты двинутся другим путем, и их завалит.

– Подарок судьбы?

– Да помяни мое слово! Я ведь уже говорил: в простых условиях кто угодно выглядит красиво. Когда обстановка в бизнесе уютная и предсказуемая, расти и зарабатывать деньги организации проще простого. Но сейчас мы, так сказать, месим мокрый снег на отвесном склоне. Нам нужны только самые-самые действенные приемы. А значит, надо Лидировать Без Титула. Организации, которые это понимают, вскоре обнаружат, что конкурентов у них стало гораздо меньше, а возможностей расти в наши бурные времена – гораздо больше. Компании, состоящие из команд лидеров, будут расти даже быстрее, потому что ускорят темп инноваций, а их конкуренты притормозят, потому что будут вкладывать средства в персонал и тем самым создавать рабочие группы лучше прежних, а их конкуренты урежут бюджет на переподготовку, потому что будут переманивать к себе лучшие таланты, которые у конкурентов попадут под сокращение. Так что самые шустрые компании поймут, что неспокойные времена для них сущий подарок, возможность убежать от конкурентов так далеко, что те их никогда не догонят.

– Круто! – восхитился я.

– Так что, Блейк, если ты хочешь адаптироваться в наш трудный период, настоятельно советую ринуться в самую гущу хаоса. Радуйся опасностям. Рискуй, но по-умному, наберись храбрости и брось все свои способности на самые заманчивые перспективы, даже если от этой мысли в дрожь бросает! Чем сильнее ты подашься навстречу своим страхам, шагнешь навстречу препятствиям, тем фантастичнее будет результат. Чем больше будешь делать всего того, что тебя пугает, тем ярче проявишь лидерство. И чем больше вложишь в работу и в саму жизнь в эпицентре глубоких перемен, тем больше за это получишь. Такова жизнь, – Тай с глубокомысленным видом развел руками. – Получаешь прямо пропорционально тому, что даешь. В такие суматошные времена, братан, легко оказаться в удивительных местах. Так что все это, честное слово, драгоценный дар! А главное, что надо помнить о нашей эпохе, это что бурные времена порождают великих лидеров, – добавил он. – Лучшие лыжники получаются на самых сложных склонах. И самые неприятные условия могут превратиться в кузницу лучших лидеров. В этом, братан, и состоит суть нашей с тобой беседы. Но, видишь ли, разведывать новые склоны всегда очень страшно, поэтому нам неохота туда лезть. И мы упускаем роскошный шанс высвободить подавленный потенциал. Может, тебе и кажется, что сопротивление, от которого у тебя не ладятся дела на работе, в наш бурный век – просто способ уберечься от неприятностей, но пройдет время, и окажется, что на самом деле это очень опасный маневр. Фантастическим лыжником меня сделала просто любовь выискивать самые коварные маршруты и самый глубокий снег. Я с ранних лет усвоил, что стать отличным лыжником, которому покоряются суперсложные склоны, можно, только если постоянно тренироваться на этих самых суперсложных склонах. Готовность преодолевать трудности не просто выявила мое внутреннее величие, но и подарила жизненный опыт, без которого я бы не завоевал все свои золотые медали.

– И всех своих прелестных девушек, – подмигнул Томми. – Блейк, Тай такого может порассказать – вы не поверите. Его послушать, так мы с вами и вовсе не жили на свете. Но это в другой раз.

– В другой раз, – согласился Тай. – Не хочу я перегружать нашего юного друга, Том. Блейк, я пытаюсь объяснить – и прошу прощения, если повторяюсь, но без повторения законов успеха в нашем тренерском деле никак, – что наши бурные времена в мире бизнеса на самом деле принесли с собой потрясающие перспективы: теперь каждый из нас может стать выдающимся лидером. И построить бизнес еще лучше. Большинство прячется в своей раковине, как только запахнет жареным. Сидят по бункерам. Не хотят даже смотреть на все, что грозит выпихнуть их на шаг за пределы зоны комфорта. И, к сожалению, при этом отказываются от шансов вырасти, обрести мастерство и достигнуть результатов, которые сохранятся надолго. Храбрецы не бегут от опасностей. Не забывай об этом, братан. Храбрецы глотают страх, пока страх не проглотил их!

– Храбрецы не бегут от опасностей, – повторил я, стараясь запомнить эту фразу.

– Я как-то катался в Новой Зеландии в горах вокруг озера Уакатипу. Я тогда еще не был профессиональным спортсменом, но катался уже вполне прилично. Глава нашей лыжной школы, всемирно известный спортсмен по имени Майкл, взял меня на вершину одного из самых высоких пиков. Там, на вершине, я огляделся кругом – и ахнул: такая красота! Видел и Южные Альпы, и роскошные озера до самого горизонта. Такая она, Новая Зеландия. Но при этом как я перетрусил – не описать словами. Все же я понимал, что если сейчас откажусь съезжать с горы, значит, откажусь выйти на следующий уровень мастерства, лишусь возможности обрести уверенность в себе. А все дело в том, Блейк, что когда ты доходишь до пределов, пределы расширяются. Ну, угадай, что я сделал?

– Вы проглотили страх и съехали с горы, – отозвался я словами Тая, чтобы показать, как внимательно я слушал.

– Во-во. Прикрутил звук до нуля, чтобы страх внутри так не визжал, и скатился с горы, как еще никогда не катался. Весь выложился. Подался вперед, бросил все силы и показал себя с самой лучшей стороны. А поскольку я принял вызов, который бросила мне гора, то и сам вышел на совершенно новый уровень. В то утро, братан, я покорил свой внутренний Эверест. Достиг колоссального сдвига. Поверил в себя как никогда. А уж как я зауважал себя – о, вообще до небес! У каждого из нас в сердце есть свой Эверест. Надо каждый день посвящать тому, чтобы взобраться на него. Помни, если не попытаешься, так и не узнаешь, высоко ли сможешь залезть. А если не рискуешь и не глотаешь свой страх, то и не живешь по-настоящему! – Тай вскочил и стал энергично мерить шагами магазинчик.

– Так что Лидеры Без Титула нутром понимают, что трудные условия выявляют в человеке лучшее. Они прекрасно знают, что в трудных обстоятельствах, конечно, страшно, зато и радости они приносят много. И также они прекрасно знают, что трудные времена – лучший момент проявить свои лидерские качества. Чем сложнее условия, тем больше лидеры радуются при мысли о том, что можно будет не только понять, из какого они теста, испытав себя в деле, но и выйти на следующий уровень. А поскольку они так и живут, и работают, все то, что когда-то вызывало у них страх, в конце концов становится привычным и уютным. Клево, а? Чем больше времени находишься вне зоны комфорта, тем больше она становится. А значит, чем больше напрягаешься, тем чаще то, что тебя раньше пугало, кажется нормальным, – добавил Тай.

– Вы слушайте, Блейк, слушайте, очень полезная для вас мысль, – вмешался Томми.

– А еще сложные склоны научили меня находить свои слабые стороны. Я ведь уже говорил, когда всё легко и просто, кто угодно покажется звездой. Но когда оказываешься на крутых склонах, сразу проявляются твои недостатки. У кого стойка не очень, у кого чувство равновесия, иногда просто палки держишь немного не так – всё видно как на ладони, потому что ты под давлением и твоя техника проходит испытание. А это тоже открывает перспективы, потому что начинаешь понимать, что тебе нужно улучшить, если хочешь стать лучше.

– То же самое в бурных условиях в мире бизнеса! – догадался я. – Под давлением недостатки становятся заметнее, словно в лупу, да?

– Точно! В напряженные времена легче обнаружить свои слабые места и осознать, что тебе мешает. А твоя организация во время настоящих перемен может понять, что ее ограничивает, и устремиться навстречу переменам, чтобы стать еще лучше, производительнее и прибыльнее. Предприятия, которые организованы правильно и разумно, понимают, что сложные условия в мире бизнеса – это бесплатная консультация, получив которую они станут лучше работать и добьются куда большего успеха!

– Тай, какая прекрасная точка зрения! Значит, я верно понимаю, что вы учите меня свыкаться с непривычным и бросаться навстречу всей сумятице, которая царит сейчас в мире, а не отклоняться назад, цепляясь за старый образ мыслей и действий, будто испуганный лыжник, который неправильно едет по склону?

– Только если серьезно хочешь расти и во много раз повысить свою эффективность как личности и как лидера. Все то, что сейчас тебя пугает, и есть прямая дорога к предельному проявлению лидерства. Лучшие лидеры приучили себя для тренировки каждый день, в частности, делать что-то такое, что заставляет их выйти из зоны комфорта, расширить пределы своих возможностей. Понимаешь, ни роста, ни прогресса не бывает без этого нервного стеснения в груди, неприятного ощущения в сердце. Большинство членов нашего общества с ранних лет втолковывает нам, что когда тебе неудобно и неприятно, это плохо и неправильно и надо любой ценой избегать этого чувства. Вот мы и держимся тише воды ниже травы и играем по маленькой. Не особенно отклоняемся от рутинного распорядка, от занятий, где мы чувствуем себя как дома. Однако, когда боишься покидать тихую гавань, где все тебе знакомо, приключений у тебя – ноль. Никаких новых земель тебе не открыть. И вершин внутри себя тоже не покорить.

– И не скатиться оттуда на лыжах, – улыбнулся я.

– Точно, и не скатиться, – подтвердил Тай. – Сопротивляться перспективам, которые приносят с собой перемены, – это трагический образ жизни. И самый грустный способ умереть. – Тай на миг умолк. А потом добавил: – У меня, Блейк, отец так умер. Всю жизнь вкалывал на одной и той же фабрике по двенадцать часов в день. Каждый вечер, чтобы заглушить эмоциональную боль при мысли о том, что жизнь он прожил в половину, топил горе в вине. Я понимал, что он, в сущности, хороший человек. Искренне желал нам самого лучшего. Но не мог выбраться из накатанной колеи. Так и не понял, каким лидером мог бы стать. И вот он вкалывал и жил как раньше, ничего не меняя. Ни к чему не стремился. Ни на что не отваживался. Никаких пределов не расширял. И умер в шестьдесят два года. Тихо так, почти никто и не заметил. Как будто вся его жизнь ничего не значила. Как будто жил он без цели и причины. А все потому, что ему было страшно преодолеть страх и броситься навстречу всему тому, чему он сопротивлялся. Все потому, что он поддался голосу сомнений. Философ Сенека хорошо сказал: «У нас не хватает смелости не потому, что обстоятельства плохо сложились, это обстоятельства плохо складываются, потому что у нас не хватает смелости». Я много думаю об отце. Ни дня не проходит, чтобы я его не вспомнил. И я дал себе слово, что никогда до такого не докачусь.

– Грустно слышать такое о вашем отце, Тай, – тихо проговорил я.

– Да не грусти, братан! Трудное детство меня только закалило. А пример отца послужил мне предостережением – зато я знаю, как нельзя жить. Так что это тоже такой дар. Научил меня, в чем разница между тем, чтобы просто дышать, и тем, чтобы жить по-настоящему. И тому, что при выборе между ростом и довольством собой всегда надо выбирать рост, даже если довольство собой на данный момент и кажется предпочтительнее. В общем, запомни, пожалуйста, главное: чем больше времени ты проводишь в зоне дискомфорта, тем шире становится твоя зона комфорта. В работе в книжном магазине это тебе очень пригодится. Давай-ка скрести руки на груди! – приказал вдруг Тай.

Я послушался.

– Ну и как тебе такая поза?

– Не знаю. Нормально. Я всегда руки так складываю. Честно говоря, не понимаю, зачем это упражнение, – признался я.

– Не дрейфь, сейчас поймешь. Теперь скрести руки не так, как обычно, а наоборот.

Вопреки привычке я заставил себя правую руку положить поверх левой. Я, наверное, никогда в жизни так руки не держал. Ощущение было странное.

– Как-то не так, – сказал я Таю.

Томми смотрел на меня, блестя глазами. Было видно, что его все это забавляет.

– И должно быть не так, Блейк! – воскликнул Тай. – Каждый раз, когда пробуешь что-то новенькое, всё как-то не так. Общественное мнение скажет, что если всё как-то не так, значит, ты совершаешь ошибку. Заурядное мышление подскажет, что если всё как-то не так, надо срочно вернуться туда, где всё вроде бы нормально. Но я вот уже говорил тебе и хочу, чтобы ты запомнил: каждый раз, когда стремишься к росту и переменам, обязательно будет странное ощущение. Это хороший признак. Означает оно только одно: ты покидаешь зону комфорта. Закладываешь у себя новые паттерны мышления и поведения. Инсталлируешь новые формы знания. Расширяешь личные границы. А это прекрасно, даже если при этом возникает ощущение, что всё как-то не так.

– То есть как-то не так – это хорошо? – рассмеялся я.

– А как же иначе! Без неприятных ощущений, о которых мы говорим, ты не меняешься. Не растешь. В общем, впустую тратишь время.

Я не стал менять позу и так и держал руки скрещенными на груди по-новому. Становилось всё интереснее и интереснее.

– А ты знаешь, что всё твое прошлое, в том числе и царивший там бардак, было необходимой подготовкой, дорогой туда, откуда ты готов совершить решающий прыжок и стать тем самым лидером, каким ты должен быть от природы? Да все, что с тобой произошло, это же просто восхитительно, старина!

– Да, Тай, я это уже понял, – кивнул я.

И снова подумал о службе в Ираке. Если бы я тогда забился в бункер, то не добился бы ничего стоящего. Никто никогда не становился героем, убегая от трагического сценария. Когда наше подразделение чего-то достигало, это происходило лишь при условии, что во время боя мы безупречно исполняли тактический план и бросали все силы на победу, забыв об опасности. И в самом деле, чем сильнее мы рисковали, тем больше была награда. Именно об этом и напоминал мне Тай. В трудные времена действительно плохо живется, но это всего лишь чувство. На самом деле они для нас великое благо. Они закаляют нас. «Налаживают связь» с нашим дремлющим потенциалом. Да, нам неуютно. Да, у нас путаются мысли и в сердце зарождается страх. Но реальность такова, что те самые условия, которые требуют от нас наибольшего напряжения сил, и приводят к наибольшему росту. И к самым приятным достижениям.

Тай словно прочитал мои мысли:

– Великие лидеры прекрасно понимают, что все, что помогает расти и развиваться как личности, очень хорошо. А в наши нестабильные времена единственная действенная тактика выживания – расти и воспитывать в себе лидера. Еще я должен сказать, что если что-то разваливается на куски, это частенько означает, что потом оно выстроится заново, лучше прежнего. Без срыва не будет прорыва. Это страшно, потому что когда ты переходишь от того, кем ты был, к тому, кем ты можешь стать, от прежнего образа действий к более результативному, то на некоторое время попадаешь в полосу вязкого снега неведомого. А оказаться в неведомом краю – значит пробудить ото сна все устаревшие убеждения, которые связывают тебя по рукам и ногам, и все самые страшные свои страхи. С размаху налетаешь на все свои слабые места. Лицом к лицу сталкиваешься с сомнениями в себе. Главное, что надо понимать в такие периоды, – что страхи твои будут вылезать каждый раз, стоит тебе решиться на глубокие перемены. Это входит в процесс развития новых навыков и пробуждения природного лидерского потенциала. Отказываешься от прежнего образа бытия и подаешься вперед, к новому. А основы того, на чем ты только что стоял, рушатся, и вот тут-то тебе становится по-настоящему неуютно! Но это, повторяю, всего-навсего чувство такое. Оно показывает, что все идет как надо. Старые основы, традиционные структуры приходится разрушать, чтобы на их месте построить другие, лучше прежних. Такова суть перемен. Однако после смятения всегда приходит ясность. Хаос порождает порядок. И если бесстрашно продолжать процесс перемен, то неизбежно прибудешь туда, где царит новый порядок, более совершенный, чем тот, который был до переходного периода.

– Значит, без срыва не будет прорыва, – кивнул я.

– Точно. Не сдавайся. Постоянно приближайся к зоне дискомфорта и почаще решайся на продуманный риск. И страхи твои начнут таять один за другим. Каждый день делай что-нибудь, от чего тебе страшно, и ты научишься преобразовывать страх в силу. Так сроится уверенность в себе, так ты станешь непобедимым. Рискуй. Радуйся переменам. Не упускай возможностей. И каждый раз при этом твой внутренний лидер будет подпитываться новой порцией энергии. И скоро ты дойдешь туда, где ничего невозможного нет. Так вернемся к моей спортивной метафоре. Стоять на вершине горы, конечно, очень страшно, но на самом деле для современного предприятия это самое что ни на есть безопасное местечко. Да, там, на этом рубеже, ты готов к любым переменам, остро чувствуешь жизнь и понимаешь, что надо отказаться от привычного образа действий, и это нелегко. Однако это единственное место, где охотно гуляют лидеры. А еще, братан, там несказанная свобода. А кстати, все страхи, которые мешают твоему лидерскому и личному прогрессу, не более чем гнусный самообман. Хватит вбухивать свои средства в это вранье! Жизнь очень масштабная, нечего тут играть по маленькой!

– Тай, все, что вы говорите, мне очень нравится. Наша с вами беседа здесь, в магазинчике, так меня вдохновляет!..

– Да и мне тоже! – радостно подхватил Томми. – С возрастом ты явно становишься лучше!

Тай хохотнул, но тут же вернулся к лекции о том, как бурные времена порождают лидеров:

– Слушай, Блейк, важная составляющая всего метода Лидерства Без Титула – начать изо дня в день делать на работе гораздо больше того, что тебе следует делать, и ты сам это понимаешь, но в последнее время как-то не решался. Будешь бояться – у тебя ничего не выйдет. Везучие люди на самом деле не то чтобы везучие от природы. Они сами творцы своей везучести. И для этого отваживаются на риск, не упускают блестящих возможностей. Если хочешь стать опытным лыжником, глупо болтаться на склонах для начинающих. Надо переходить на более сложные склоны. И да, от них тебе будет очень сильно не по себе, куда ж без этого!

– Но это ведь входит в процесс роста, так?

– Точно. Нет дискомфорта – значит, нет и роста. Вот почему я говорю, что на самых крутых склонах на самом деле безопаснее всего.

– А что, правда? – искренне поинтересовался я.

– Конечно! Будешь цепляться за легкие склоны – не лыжник из тебя выйдет, а пшик! Не сможешь отточить мастерство. Будешь бояться рисковать, торчать на склонах для начинающих – останешься посредственностью. Так что склоны, на которых нет ничего сложного, на самом деле места очень коварные, если, конечно, твоя цель – полностью развить свой потенциал.

– И то же сравнение подходит и для лидерства на работе, верно, Тай? Если не хочешь приветствовать перемены и упускаешь возможности просто потому, что не желаешь покидать зону комфорта, попадаешь на зыбкую почву. Потому что карьере тогда конец.

– Вообще-то в наши времена бурных перемен в бизнесе за такое поведение попросту увольняют. Так что ты прав, если отказываться от роста и перемен – накличешь на себя опасности! – поддержал меня Тай.

– Очень воодушевляет, когда слышишь, что бросаться вниз по крутому склону навстречу глубоким переменам в самых трудных условиях – это самое безопасное. Ну и парадокс! – простодушно поразился я и откусил еще кусок от бутерброда с колбасой.

– Ну да, братан, таков парадокс перемен. Большинство работников на предприятиях и большинство организаций стараются не иметь дела с переменами. Прячут голову в снег и надеются, что все как-нибудь само рассосется. Верят, что если будут цепляться за старые способы ведения дел, всё обойдется. Но ведь не обойдется! Понятия нормы больше нет. Теперь необычное уже кажется привычным. А довольство собой стало заклятым врагом победы. Так что самое безопасное место для любого разумного человека в наши дни – это край того склона. Надо любить перемены. Надо опираться на них, чтобы расти как лидер. Знаешь, я вот очень люблю страшные склоны. Я же говорю – на них чувствуешь себя живым. Сразу вспоминаются слова великого канатоходца Карла Валленды: «Жизнь – только наверху, на проволоке. Все остальное время – просто ожидание». Вдруг и ты живешь только тогда, когда рискуешь? Зачем тогда этого избегать, а, братан?

– Разумно, – ответил я и откусил еще кусок бутерброда.

– Гонщик Марио Андретти сказал однажды: «Если все под контролем, значит, медленно едешь». А теперь я еще раз повторю, потому что это важно: все должно развалиться, прежде чем выстроится заново. Глубинные перемены – это своего рода обряд очищения. Да, они могут уничтожить самые основы твоего образа мыслей и действий. Но очень даже может быть, что эти основы давно пора было уничтожить, чтобы расчистить место для куда более прочного фундамента. А процесс перехода – период, когда старые структуры уже разрушены, а новые еще не выстроены, и правда трудное время стресса и неопределенности. Только это, наверное, вроде превращения гусеницы в бабочку. Выглядит дико, но при этом рождается нечто куда более прекрасное, чем то, что было прежде. «То, что для гусеницы конец света, для мастера – бабочка», – сказал Ричард Бах. Обычно разрушение – это начало подлинного улучшения. Надо уничтожить старые потребности, чтобы расчистить место для новых, лучше прежних.

Я вспомнил своего дедушку. Как-то раз, я был тогда маленький, он сказал, что в юности любил играть с бабочками. Один раз он наблюдал, как гусеница выбирается из кокона. Ему показалось, что она застряла и не может выбраться. Вот он и решил ей помочь, достал перочинный ножик и разрезал кокон. Однако гусеница тут же умерла, и очаровательной бабочки из нее не получилось. А потом он узнал, что гусенице, чтобы стать бабочкой, нужно обязательно приобрести этот жизненный опыт – с трудом выбраться из кокона, – иначе бабочки не будет. Так что дедушка, не дав ей это пережить, лишил гусеницу шанса взлететь. Видимо, нечто подобное и втолковывал мне Тай: бурные времена и периоды борьбы в бизнесе – тоже своего рода возможность отрастить крылья. И показать себя с наилучшей стороны.

– Вспомнилось, как я учил туристов, когда работал инструктором, – продолжал между тем Тай. – Ну, скажем, и приезжали ко мне обычно с хорошим опытом. Потом я показывал им кое-какие упражнения, учил кататься еще лучше. Делился кое-какими новыми концепциями, показывал кучу профессиональных приемов… Так вот, знаешь, как они начинали кататься после моего урока?

– Гораздо лучше, наверное, – ответил я.

– А вот и нет. На самом деле гораздо хуже.

– Да ну! Не может быть!

– А вот так. Но длилось это недолго – просто им нужно было время, чтобы усвоить новое. Понимаешь, Блейк, в процессе роста и перемен приходится покидать насиженные места, ломать все, что знал, и перестраивать на новый лад. Повторяю, лыжи – прекрасная метафора. Мои клиенты усваивали фантастические новые приемы, но при этом уже не могли кататься как раньше, до моего урока. Им надо было начать по-новому думать, по-новому действовать, чтобы выйти на новый уровень лыжного мастерства. Потому-то им и приходилось проходить неизбежный переходный период, где царит полный хаос и ничего не понять.

– Срыв! – догадался я.

– Вот именно. Их техника разваливалась на глазах. Поглядеть со стороны – жуть полная, многие мои ученики страшно злились. Но им надо было набраться терпения и пройти процесс перемен. И не бросать обучение, как бы ни хотелось опустить руки и вернуться к старому образу мыслей, к старым лыжным приемам. Ничего плохого не происходило. Все шло как надо. И если они не бросали обучение, начинали кататься так, что просто фантастика!

– Значит, процесс перемен всегда хаотичен. Но если набраться терпения и упорства, обязательно дождешься прорыва, которого всем нам хочется. Так?

– Да. В эпицентре перемен всегда бардак. И к тому же кажется, будто ничего не получается и выходит полный ноль. Но если прилежно учиться и стараться все улучшить, то обязательно приблизишься к прорыву, которого всем нам хочется. Чтобы преодолеть период перемен, нужно обязательно набраться терпения и упорства, иначе никак. И если мои клиенты продолжали тренироваться, усваивать приемы, которым я их учил, и давали себе время, чтобы все улеглось у них в голове, рано или поздно они понимали, как улучшилась их техника, и сами не верили своему счастью. Уезжали они всегда в лучшем состоянии, чем приезжали.

– А я и не представлял себе, как важны перемены для всех нас, и для отдельных людей, и для организаций в целом, о чем бы мы ни говорили – о предприятиях или о школах, о городах или даже странах! – заметил я.

– Ну, это если ты сам решишь, что они хороши, – сообщил мне Тай. – Ведь всегда есть вопрос выбора. Можно вообще относиться ко всему как жертва и считать, что перемены навязывают тебе извне, это какая-то внешняя сила, которую ты не контролируешь…

– Или задействовать свою природную силу и взять всё в свои руки, как положено Лидеру Без Титула! – перебил его я.

– О, братан, вижу, ты все понял! Ну да, и перейти от психологии жертвы к лидерству, то есть сделать тот самый выбор, который все меняет. Тогда у тебя возникает установка на то, чтобы принимать все перемены и разрушения и обращать их себе на пользу. Опираешься на них, чтобы отточить свои лидерские способности. Используешь, чтобы сделать свой вклад в улучшение бизнеса, даже если у тебя нет официальной власти, которую дает громкий титул. И делаешь все эти перемены своим капиталом, который поможет тебе шагнуть на следующий уровень, приблизиться к полному самовыражению и в целом вырасти, стать лучше и счастливее!

– Какая прекрасная точка зрения, Тай!

– Проблемы – они только тогда проблемы, когда мы делаем их проблемами. Жертвы стонут: «Почему я?», а лидеры, наоборот, кричат: «Все зависит от меня!» – Тай коротко улыбнулся. – А потом выискивают самые блестящие перспективы и посвящают себя тому, чтобы получить выдающиеся результаты. «Наше время тоже хорошее, все времена хорошие, надо только знать, что с ними делать», – заметил Ральф Уолдо Эмерсон. Ой, чуть не забыл! – воскликнул тут мой собеседник. – Надо же втолковать тебе пять правил. Это пять вещей, которые ты будешь делать прямо с этой секунды, чтобы закрепить урок «Бурные времена порождают великих лидеров». Как тебе известно, Блейк, это второй из четырех принципов, которые лежат в основе концепции «Лидер Без Титула». У меня тут есть славная аббревиатура, чтобы тебе легче было запомнить.

– Да, любите вы сокращения… – улыбнулся я.

– Ну да, любим, братан, как их не любить. Но они же нам не просто так: аббревиатуры западают в память, будто привязчивая песенка. И наши сокращения делают так, что пять практических правил, которым учит каждый из нас, и захочешь – не забудешь. Вот и ты их запомнишь.

– Отлично, Тай! Ну, рассказывайте, какие ваши правила?

– SPARK – ИСКРА, – был краткий ответ. – Лидерство Без Титула очень похоже на искорку во тьме, на маяк в нашем бурном мире. В период скоростных перемен все полны пессимизма. Все страшно волнуются. Полны ужаса – ведь никто не представляет себе, что готовит им будущее. Так что нам очень нужно, чтобы в бизнесе сейчас было как можно больше людей подлинно ярких, маячков и огоньков. Тех, кто ясно покажет всем окружающим выход, надежду. Тех, кто все делает с огоньком.

– Чудное сокращение, – искренне похвалил я.

– Рад, что тебе понравилось. Так что давай к делу. Буква S в слове SPARK означает Speak with Candor – Говорить с жаром. Лидерство Без Титула очень зависит от умения говорить честно и откровенно и вдохновлять окружающих. В наши неспокойные времена все, конечно, как-то робеют говорить слишком эмоционально, стараются формулировать свои мысли обобщенно, обтекаемо, так, чтобы слова, в сущности, ничего не значили, лишь бы сохранить статус-кво, в общем, когда говорят, то думают только, как бы чего не вышло. Только вот с общением есть одна сложность: обтекаемые фразы подрывают доверие. Все кругом на самом деле уже давно жаждут услышать правду, узнать, как дела обстоят на самом деле, а не глотать картонные слоганы, которые генерируют, чтобы любой ценой уклониться от столкновения с реальностью. А позволь поинтересоваться, как ухватиться за перспективы, которые дают нам масштабные перемены, если не будешь ясно и четко объяснять окружающим, какие приемы уже не работают, что вам всем надо делать как команде и в каком направлении должна двигаться вся ваша организация?

– Никак, – тут же ответил я.

– То-то и оно. Значит, подобное общение вообще не имеет никакого отношения к лидерству. Как я говорю, те, кто сейчас занимается бизнесом, хотят, чтобы в их окружении были люди, которые говорят все как есть. Прямые и откровенные. Простые. Честные. Говори правду, только правду и ничего, кроме правды, и тебя будут уважать, тебе будут доверять. Клиенты знают, что ты скажешь им все без прикрас. Коллеги знают, что ты не станешь юлить и плести интриги. А ты знаешь, что ведешь себя последовательно и отважно. Да, подобная смелость в общении в наши дни редкость, но в эпицентре нестабильности всем очень хочется понимать, на каком они свете. И они благодарны тем, у кого хватает храбрости говорить правду, даже если это трудно. Лидер Без Титула не боится крутых разговоров, которых избегают люди слабые. А лидеры всегда говорят прямо и по делу. Они всегда первыми высказывают то, что считают нужным, даже если голос у них дрожит и ладони потеют.

– То есть подаются навстречу трудным условиям, как лыжник на склоне, – сказал я, вспомнив любимое сравнение Тая.

– Томми, а он мне нравится! – воскликнул Тай. – Кстати, если человеку, с которым тебе надо поговорить, явно не понравится то, что он услышит, это не повод скрывать от него правду. И если хочешь проявить лидерские качества, надо всегда предпочитать говорить честно, а не добиваться расположения окружающих. – Тут Тай посмотрел на Томми.

Томми опять побелел, как простыня. Было видно, что ему трудно дышать. Потом он закашлялся. Мне стало за него очень тревожно. День только начался, а моему наставнику уже дважды становилось нехорошо. Во время нашей первой встречи в книжном магазине Томми, несмотря на солидный возраст, весь лучился энергией. На кладбище сегодня утром он был бодр и полон сил, мне казалось, здоровье у него отменное. Но сейчас, в «Лыжном магазине Тая Бойда», Томми казался слабым и совсем больным.

– Эй, Томми, вы как?

– Блейк, честно говоря, я не совсем понимаю, что происходит, – с неохотой признался Томми.

Тай нахмурился.

– Томми, если хочешь, давай сделаем перерыв!

– Нет-нет, спасибо, джентльмены. Благодарен за заботу, но сейчас все пройдет. Мне хочется, чтобы Блейк узнал сегодня все, что полагается, Тай. Честное слово, я уверен, что именно он сотворит для концепции ЛБТ настоящее чудо и донесет наш малоизвестный метод до всего делового мира и общества в целом, а им давно пора с ним познакомиться. Так что нам обязательно нужно продолжать.

– Томми, я человек слова. Я знаю, как важна преданность общему делу, меня этому в армии научили. Так что наш договор я буду уважать, – заверил его я.

– Не сомневаюсь, друг мой. Прошу вас, обязательно расскажите о концепции Лидерства Без Титула всем, кому только сможете. Тогда вы не только пробудите их внутренних лидеров, но и они, в свою очередь, вдохновят на это других. Так что давайте продолжать. Я сейчас приду в себя.

Тай кивнул.

– Ну хорошо. Организация, культура которой такова, что все боятся откровенно высказываться, – место, где все живут в мире фантазий. Как я уже говорил, разве можно построить великую компанию, если никто не говорит честно и откровенно, что надо усовершенствовать? А особенно в трудные времена, когда так нужно не просто очень точно доносить свои мысли, но и иногда даже разжевывать что-то всем заинтересованным лицам. Коллегам. Поставщикам. Клиентам. Надо внимательно слушать, что думает и чувствует каждая из этих групп. Тогда предотвратишь слухи и сплетни. Сохранишь со всеми безупречные отношения. Не накопишь проблем. Не спровоцируешь недопонимание. И все будут понимать, что тебе не безразличны ни они сами, ни их тревоги и заботы. Кстати, для всего этого очень важно «время лицом к лицу».

– Что за «время лицом к лицу»? – уточнил я.

– Сейчас расскажу. Никогда не шли электронное письмо, если можешь поговорить с человеком лично. Встань со стула и поговори с коллегой, если тебе нужно что-то обсудить или просто напомнить о себе. Как можно чаще устраивай совместные обеды и ужины с клиентами или по крайней мере полноценно с ними общайся. Не прячься за гаджетами, когда нужен личный контакт. И последнее, что я скажу про коммуникацию и про то, что надо говорить с жаром: если что-то важно для кого-то, кто важен для тебя, значит, и для тебя это важно.

– Да, Тай, эта мысль мне нравится. «Если что-то важно для кого-то, кто важен для меня, значит, и для меня это важно».

– Попробуй следовать этому правилу, братан, увидишь, как будет круто. Оно мне очень помогло прямо тут, в магазине. Некоторые покупатели ходят сюда уже лет двадцать с лишним. Едут на машине битый час – просто чтобы делать дела со мной. Вот что значит верные клиенты. В общем, мой тебе совет – в такие времена общение лишним не бывает. И одно из самых важных дел для Лидера Без Титула – делиться точной информацией, вселять надежду и вдохновлять мечтой о светлом будущем. Словом, общаться как профессионал. За это тебе отчасти и платят.

– Иногда мне приходит в голову, что если я буду слишком честным в общении с коллегами по книжному магазину, это их обидит, – признался я, обдумав слова Тая.

– Блейк, честность и грубость – это разные вещи. Подойди к делу разумно. И не забывай: говорить можно все, что хочешь, главное – уважать при этом собеседника.

– Еще одна отличная фраза! – обрадовался я.

– И просто чудеса творит на рабочем месте, – вставил Томми, листая журнал о горнолыжном спорте: похоже, ему стало немного легче.

– Что да, то да, – продолжил Тай. – Можно говорить с жаром, выражать все свои мысли, обращаясь к кому угодно, просто формулировать это надо с уважением, так, чтобы не ущемить чужое достоинство. Это очень важно. Словом-то можно убить. Обидные слова люди помнят и через двадцать лет. Слова – страшная сила. А большинство из нас об этом забывает. Мы говорим резко и грубо и раним окружающих, просто потому что не держим язык на привязи. Мы пишем недобрые письма, фразы, которые можно прочитать как оскорбление. Лучшие лидеры так никогда не поступают. Наоборот, каждой фразой они убеждают собеседника, что он классный, и вдохновляют стать еще лучше. А самые блестящие лидеры всегда подбирают ободряющие слова, которые поддерживают других и вселяют оптимизм и вдохновляют на героические поступки. Возьмем хотя бы Джона Кеннеди, Ганди, Манделу, Мартина Лютера Кинга – великие были лидеры, а какой силой обладали их слова!..

– Я никогда не задумывался, что слова обладают такой силой.

– А как же! Твои слова подсказывают окружающим, где открываются перспективы, о существовании которых они и не подозревали. Твои слова заставляют слушателей лучше относиться к себе. Твои слова побуждают сломать привычный образ действий, который связывает по рукам и ногам, и блестяще трудиться даже в самые трудные времена. Слушай, Блейк, если кто-то постоянно ошибается, принято говорить ему примерно так: ты, мол, плохо работаешь и все такое, надо тебе стать лучше. Но такие слова выбивают почву из-под ног. Да, надо говорить честно и откровенно. Да, надо быть сильным лидером. Но почему бы не сказать: «Я вижу, ты очень стараешься, это реально круто, хочешь, подскажу, как выйти на следующий уровень»? В бизнесе принято жестко критиковать, все почему-то считают, что если человека пропесочить в грубых выражениях, он начнет показывать более высокие результаты. Да нет же! Гораздо большего ты добьешься, если станешь его хвалить и подбадривать. Можно высказать в точности все то, что тебе надо высказать, но сделать это так, что слушателю будет приятно. Всё дело в том, какие слова ты выбираешь. Кстати, должен отметить, что твои слова влияют и на твое собственное настроение.

– Правда?

– Конечно. Слова, которые срываются у тебя с языка, определяют твое самочувствие. Если обозвать какую-нибудь непростую ситуацию катастрофой, у тебя внутри возникает совершенно конкретный эмоциональный отклик, совсем не такой, как если бы ты назвал ее, скажем, «трамплином для улучшения» или просто «интересной задачкой». Слова, которые мы выбираем, влияют на то, какое решение мы найдем для любой трудной задачи, как посмотрим на нее – с оптимизмом или с унынием. И ты должен понимать, что на самом деле твои слова – это высказанные вслух мысли. Твой лексикон – трансляция твоих убеждений.

– А убеждения – причина поступков, а поступки, в свою очередь, и вызывают все результаты! – догадался я.

– Точно. Лидеры Без Титула безупречно подбирают слова. Никогда не сплетничают. Не ноют. Не злословят. И не ругаются. Каждый день и каждый час они произносят только те слова, которые вдохновляют, увлекают и возвышают.

– Не только окружающих, но и их самих.

– Точно, – подтвердил Тай. – Так что следи за каждым своим словом. Ты себе не представляешь, насколько это полезно – всегда говорить и думать как лидер: прибавляет сил, страсти, темпа инноваций и вообще улучшает стиль игры! Слова, срывающиеся у тебя с языка, влияют и на слова, которые срываются с языка у всех окружающих, ведь ты же подаешь им пример. Влияние слов велико. А если ты будешь использовать словарь лидера, улучшится вся культура твоей организации. К тому же правильно подобранные слова очень помогают воплощать идеи в жизнь. Так что если ты тратишь время на ворчание и нытье из-за всех этих стрессов на работе и стремительных перемен, стресс только усугубляется и перемен будет только больше. На чем ты сосредоточиваешься, то и растет. Туда, куда направлены твои слова, течет и твоя энергия. Так что если ты о чем-то говоришь, то в твоем восприятии оно занимает все больше места, потому что ты тратишь на него время и силы. Как выразился отец современной психологии Уильям Джеймс: «Жизненный опыт – это то, на что мы обращаем внимание». Покрути в голове эту фразу, братан. Она потрясающе дельная. Если обругаешь коллегу, например, то повысишь уровень отрицательных эмоций в собственных мыслях. Если ты постоянно жалуешься на застой в карьере или неприятности в личной жизни, то только больше шишек набьешь. Слова – это страшная сила.

– Так что лидерство – это во многом выбор слов из лидерского словаря, – повторил я, чтобы обобщить пройденное.

 


– Так и есть. Так и есть, Блейк, честное слово. Сделай своей главной целью выбор только высококлассных слов. А это подводит меня к букве Р в слове SPARK. Р – это Prioritize, то есть Расставлять Приоритеты. При всех бурных переменах в бизнесе очень легко забыть о своей миссии и мечте, ценностях и целях. Когда все разваливается на глазах, очень велик соблазн отвлечься. Однако Лидеры Без Титула всегда сосредоточены на главном. Они никогда не забывают о самом важном. У них хватает самодисциплины, чтобы твердо помнить о главнейших своих целях. И они живут и работают в соответствии с простой мыслью: «Сосредоточься на самом лучшем, а про остальное забудь». Сама по себе эта мантра – один из главных секретов их потрясающего успеха. На эту великую идею, которой я с тобой поделился, можно взглянуть и с другой точки зрения: считать, что суть лидерства – это знать очень мало о многом, зато потрясающе много о немногом. В том немногом, на чем лидер сосредоточивается, он становится потрясающим специалистом. Но надо сосредоточиться. Сосредоточиться. Сосредоточиться. Сосредоточиться. Прямо до одержимости.

– Но ведь одержимость – это нездорово! – удивился я.

– Вовсе нет, если это здоровая одержимость. Жгучее стремление выдавать выдающиеся результаты в работе – это совершенно здоровая страсть, ведь она служит средством, которое позволяет тебе показать себя с самой лучшей стороны. Фанатично строить великую организацию, которая производит незаурядные продукты и услуги и улучшает жизнь всех окружающих, – это прекрасно. Сделать целью своей жизни страсть превращать страх в энергию, а слабость – в силу, – это очень даже достойно. Так что нельзя сказать, что одержимость всем тем, что для тебя важно, это нездорово. На самом деле только так можно победить в нашем мире, где постоянно глаза разбегаются и столько информации, что утонуть впору.

– Да, Тай, на работе я хватаюсь то за одно, то за другое, – признался я. – Никак не удается ни на чем подолгу сосредоточиться. Телефоны звонят, электронная почта переполняется, все постоянно дергают, – обычно к концу дня у меня полное ощущение, что я был очень занят, но ничего толком не сделал. А от этого просто руки опускаются.

– И даже если ты ради важных дел отвлекаешься от бизнеса, нужно обязательно помнить, что не все важные дела великие. В наше крайне нестабильное, бурное время очень многие и правда тратят уйму сил и времени просто на бесцельную деятельность. Суетятся гораздо больше, а достигают гораздо меньше. Вот о чем нельзя забывать ни на минуту: нужно стремиться перейти от хаотической сложности к изящной простоте. В наше время сумятицы и масштабных изменений очень легко утратить сосредоточенность и научиться прекрасно занимать себя суетой, а не достижением важных результатов. Зачем создавать видимость деятельности, пусть даже очень зрелищную, ради никчемной цели? Ни к чему тратить жизнь на то, чтобы забираться на разные горы, а потом понимать, что лез не на те. Это разбазаривание трех самых драгоценных ресурсов лидера – времени, таланта, а главное – сил. Собственные силы – это самый что ни на есть главный актив в сегодняшнем бизнесе. Можно быть гением, можно видеть роскошные перспективы и даже разработать план, как всего добиться. Но если изо дня в день тебе не будет хватать сил, ты ничего не сделаешь. А в мире бурных, глубоких перемен еще никогда не было так легко отвлечься на пустяки. День-деньской заниматься не тем. Добиваться совершенства в сущей ерунде. Это высасывает силы. Гораздо умнее работать продуктивно и сосредоточиться на настоящих результатах.

– Да, Тай, так явно гораздо лучше!

– Лучшие лидеры ни на миг не отвлекаются от списка своих важнейших дел. Они преисполнились яростной решимости реализовывать свои лучшие возможности и сосредоточились на них как на военной победе и не дают себя отвлечь. У них хватает силы воли сосредоточиться на главном, а всему остальному сказать твердое «нет». Они знают, какие у них приоритеты. И у них хватает самосознания и умения распределять ресурсы, чтобы отмахнуться от всего второстепенного. Да, я понимаю, что толкаю тут речь что твой генеральный директор, но вообще-то я обычный парень. Просто много читаю и люблю великую игру под названием «бизнес». Это как спорт. Очень заводит. Так или иначе, Блейк, я предлагаю тебе вот что: давай переходи от сложного к простому, а для этого кончай заниматься непродуктивной деятельностью, и тогда у тебя освободятся время и силы, чтобы полностью сосредоточиться на всем продуктивном.

– Очень полезные советы, Тай! – заметил я.

– Я перечитал не только тонну книжек по бизнесу, но и кучу биографий. Обожаю залезать в головы великих исторических деятелей и смотреть, что там творится. И я понял, что лидерство и успех – это такой тайный код, о котором большинство не подозревает. Все, кто добивается великих достижений, придерживаются одних и тех же привычек, а значит, если я буду поступать, как они, то получу тот же результат.

– Вы взломали код? – спросил я и отпил воды.

– Вот именно! – ответил Тай, которому мои слова явно понравились. – Помню, читал я как-то книжку про великого скульптора Микеланджело. У него была потрясающая техника создания шедевров. Сначала он смотрел на мраморную глыбу и представлял себе будущую скульптуру во всех подробностях. А потом обтесывал все лишнее. Так же и с Лидерством Без Титула. Обтеши все наносное, пока не дойдешь до сути. Каждую минуту посвящай только тому, что приблизит тебя к цели. Делай меньше, но лучше, Блейк. Человек, который стремится достичь всего на свете, в конце концов не добивается ничего. Надо сосредоточиться. Сосредоточиться. Сосредоточиться. Сосредоточиться! – с нажимом повторил он. И тут же добавил: – Запомни-ка правило «80/20»: восемьдесят процентов результатов получается в итоге двадцати процентов деятельности. Внимательно, пристально понаблюдай за собой и выяви те несколько драгоценных занятий, которые приносят тебе большинство результатов. А потом всерьез отточи свои таланты в этих делах. Старайся действовать крайне экономно, и ты получишь потрясающие результаты. Лидеры Без Титула жить не могут без своих Нескольких Главных.

– Что за Несколько Главных? – спросил я: это выражение тоже было мне незнакомо.

– Несколько Главных Дел – это те несколько занятий, которые потенциально обеспечат тебе собственное неповторимое мастерство лидера в работе, – объяснил Тай.

– И в жизни заодно, – добавил Томми, – потому что они всегда взаимосвязаны. Как сказал Ганди: «Нельзя следовать правильным путем в одной области, если в какой-то другой выбрал неправильный путь. Жизнь – одно неделимое целое». Личная жизнь всегда просачивается в работу – и наоборот.

– Блейк, Томми совершенно прав. Я знаю, что ты под вечер узнаешь несколько очень дельных мыслей о гармонии в жизни. Однако пока что я очень тебе советую всеми силами сосредоточиться на нескольких занятиях, которые помогут тебе бросить силы на самое важное. Если ты последуешь моему совету на работе, то у тебя не б


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.035 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал