Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Вдох-выдох. Надежда сконцентрировалась на дыхании




Вдох-выдох. Надежда сконцентрировалась на дыхании. Она упорно проталкивала воздух в лёгкие, пыталась избавиться от кома, застрявшего в горле и не дающего ей нормально дышать.

Вдох-выдох. Рыдания заставили скрутиться все внутренности в единый узел. Тело свело судорогой, она не могла контролировать реакцию организма на стресс. Виноградову словно парализовало.

Вдох-выдох. Надя в отчаянии уцепилась за единственного человека, оказавшегося рядом в этот страшный момент. За Кирилла. Сейчас не было ни боли, ни обиды на него, был лишь только животный ужас, порождённый неудавшейся попыткой Славы изнасиловать её.

Вдох-выдох. До девушки доносились какие-то обрывки фраз. Кажется, Королёв пытался успокоить её, но Надя его плохо слышала. Уши заложило. Ей казалось, что она в вакуум попала, где нет воздуха, тепла и звуков. Полная пустота и этой пустоты Надежда боялась больше всего. Поэтому и вцепилась в единственный источник утешения. Именно благодаря Кириллу она не потеряла связь с реальностью. Виноградова сконцентрировалась на его словах, пытаясь выплыть из глубины отчаяния, куда её загнал Похомов.

Вдох-выдох. Постепенно до неё стали доходить другие звуки, помимо голоса Королёва. Приглушенная музыка, доносившаяся из ресторана. Шум ветра, запутавшегося в ветках деревьев. Собственное надсадное дыхание.

— Дыши, милая, дыши, — голос Кира теперь Надя слышала отчетливо. — Он тебя больше не тронет.

Милая? Она, что, мозгом повредилась из-за стресса? Против воли Надежда вспомнила ту ночь, когда он называл её так. Мягким, страстным голосом очаровал и привёл прямиком в хорошо расставленную ловушку. Виноградова мгновенно отстранилась от этих воспоминаний, как делала это всегда. Но это неизменное прошлое всегда давало знать о себе. Кирилл стал её первой любовью. Кирилл был её первым мужчиной. Кирилл является её сердечной болью. Такое не забывается.

— Не называй меня так, — прохрипела девушка, стирая ладонями слёзы с лица. — Не называй меня больше никогда милой!

Кирилл ощутимо вздрогнул и отстранился от неё. Наде было жаль терять этот источник тепла, но так нужно. Реальность требует определённости. Есть границы, которые никто не пересекает в её жизни. Виноградова никогда не демонстрирует свою слабость другим, предпочитая укрываться от всего мира и в одиночку переживать все невзгоды. И вот теперь Кир стал свидетелем её истерики. Это неприемлемо. Нужно избавиться от него и забыть этот страшный вечер. Ей не стоило приезжать. Надежда завтра же соберёт вещи и уедет обратно в Петербург.

— Прости, — каким-то отстранённым голосом проговорил Кирилл, — я не буду тебя трогать, раз тебе неприятны мои прикосновения.



Как только Виноградова лишилась тёплых объятий, дрожь стала сильнее, но она упрямо сжала губы, пытаясь взять себя в руки. Адреналин всё ещё играл в крови, шок не желал уходить, тело не слушалось её, но контроль над эмоциями Надя восстановила. По крайней мере, истерика прекратилась, и она могла говорить.

— Ты сделаешь мне большое одолжение, если не будешь этого делать, — выдавила Надежда из себя. — Я не люблю, когда ко мне прикасаются другие люди.

Она подняла на него взгляд. Кирилл смотрел на неё грустным, но понимающим взглядом. Ну, зачем он так? Вел бы себя, как раньше. Мужчину с поведением эгоистичного и самовлюбленного подростка было легче ненавидеть, но перед ней сидела повзрослевшая версия Королёва. Это несоответствие заставляло Надежду нервничать.

— Хорошо, — кивнул он, — но возьми мой пиджак, накинь на себя. Не пойдешь же ты так.

Надя посмотрела на своё разорванное платье. Ужас снова нахлынул на девушку, заставляя до боли закусить щёку. Некогда красивая вещь превратилась в лохмотья и не подлежала восстановлению. Тихий всхлип всё же сорвался с её губ, Виноградова не успела его подавить.

— Давай, надень его, — Надя почувствовала, как Кир накинул ей на плечи свой пиджак и сразу отстранился, за что девушка была ему благодарна. — Ты как? Успокоилась?

— Кажется, да, — ответила девушка, кутаясь в пиджак, — только я не могу вернуться на праздник. Не в таком виде.

— Ты и не вернёшься, — немного напористо произнёс Кирилл. — Тебе успокоиться нужно, да и неизвестно, что там Слава себе надумал. Давай, я лучше отвезу тебя домой?



Надежда задумалась. Можно, в принципе, вызвать такси, благо знакомый таксист у неё имеется.

— Я лучше такси вызову, — воспротивилась Надежда, — не хочу тебя напрягать. Всё-таки праздник.

— Если бы не ты, я бы на этот праздник даже не пришел, — с излишней прямотой заявил Королёв, вогнав её в ступор. — Не до праздников мне сейчас. Давай, я тебя отвезу. Не захочешь после этого меня видеть, навязываться не стану. Тебе всего-то нужно потерпеть меня пятнадцать минут.

Виноградова настороженно смотрела на Кира, пытаясь понять мотивы его поступков. Всё же этот человек сегодня спас её от изнасилования, а сейчас проявляет нотки заботы о ней. Странно это. Неожиданно. Такого поведения от Королёва девушка никак не ожидала. Этот контраст нынешнего и прошлого Кирилла заинтересовал, хотя Надя и понимала, что такая реакция характеризует её определённым образом. Дура полная! Но так ведь она его не прощает, и ничего серьёзного не произойдет, если он её до дома подвезёт. Так ведь?

— Хорошо, — решилась она, — но нужно предупредить Аню, что я уезжаю, иначе она меня потеряет. Мы договаривались вместе вернуться домой.

— Я предупрежу, — вызвался в добровольцы Королёв, — но сначала я тебя до машины провожу.

Кирилл больше не касался Нади, но шёл рядом, показывая дорогу. В ресторан девушка даже не зашла. Оно и понятно, увидь её в таком виде, Сонечка такие страсти навыдумывает и такие страшные слухи распространит про Надежду, что криминальная хроника будет выглядеть мелким хулиганством по сравнению с приключениями Виноградовой. Её это, конечно, не заденет, ей-то в городе недолго гостить, а вот родителям тут ещё жить.

Королёв довел Надю до чёрного кроссовера и посадил на переднее сиденье.

— Сиди тут, я скоро, — приказал он, — только предупрежу твою подругу и вернусь.

Как будто она могла куда-то отсюда деться! Голова раскалывалась от боли, а дрожь всё не желала проходить. Девушке очень хотелось сейчас залезть в ванну и хорошенько отмыться. События сегодняшнего дня буквально выбили Надю из колеи, и если ещё вчера она радовалась своему приезду сюда, то теперь просто мечтала побыстрее покинуть этот город.

— Всё, - Кирилл залез в машину на водительское место, — я предупредил Аню. Она порывалась пойти со мной, но я сказал ей, что ты не хочешь, чтобы она уходила с праздника из-за тебя.

Надежда кивнула. Он был прав. Полякова очень готовилась к этому дню, и девушка не хотела портить все планы подруге.

— Правильно сделал, — одобрила Виноградова, смотря на то, как Кир заводит машину. Всё же красотой этого человека Бог не обделил. Он всё также был красив. Жаль только, что красота внешняя не соответствовала его внутреннему содержанию.

Машина мягко завелась, и Королёв выехал со стоянки, но тут же резко затормозил, отчего их немного бросило вперёд. Не успевшая пристегнуться, Надя чуть было не ударилась головой об стекло, хорошо хоть руки вовремя успела вытянуть перед собой.

На дороге, преграждая им путь, стоял Славка. Он смотрел на Кирилла и улыбался. И эта улыбка очень не понравилась Виноградовой. Так улыбаются безумцы. Похомов медленно поднял руку к своей шее и сделал движение, будто бы перерезает глотку, после чего указал на Кира. Королёв, прищурившись, смотрел на бывшего друга, но из автомобиля не вышел. Послав на прощание воздушный поцелуй Надежде, Вячеслав ушёл с дороги, оставив после себя далеко не самые приятные воспоминания.

— Как я понимаю, вы с ним серьезно разругались, — озвучила очевидное Надя, недоумевая из-за чего два когда-то лучших друга теперь находятся в состоянии войны.

Девушка наблюдала за Кириллом и раздумывала над тем, что же случилось между ним и Вячеславом. Похомов всегда был психованным, но сейчас создавалось ощущение, что мужчине нужно специализированное лечение в психиатрической лечебнице. Как говорится, факты на лицо.

— Не смотри на меня так, — попросил Кир, — а то куда-нибудь врежемся.

Надя резко отвернулась, смущённая тем, что её застали за подглядыванием. Не хватало только того, чтобы он надумал себе лишнего и несуществующего. Всё-таки когда-то девушка была влюблена в него, и Королёв может принять интерес с её стороны за что-то более существенное. На самом деле, Виноградовой были интересны изменения, случившиеся с мужчиной. Смерти жены и сына сильно повлияли на его характер, Надя это уже заметила. Но насколько сильно изменился Королёв? Этот вопрос ей не давал покоя. Любопытство перевешивало инстинкт самосохранения. Надежда понимала, что ей стоит держаться от него подальше. Этот человек опасен для её внутреннего спокойствия. Виноградова слишком долгое время искала внутри себя баланс, который ей позволил бы вести спокойную и разностороннюю жизнь. Сейчас она не может из-за странного порыва разрушить свой хрупкий внутренний мир.

— Что же произошло между вами? - холодно спросила Надя. — Из-за чего Похомов тебя ненавидит?

Кир не отвечал довольно долгое время. Он смотрел перед собой, на дорогу, и если бы не с силой сжимающие руль руки, то можно было поверить в то, что Королёв просто не расслышал вопроса.

— Так что? — не отступила она.

— Между нами кошка пробежала, — хмуро ответил мужчина и поджал губы.

Понятно. Без женского участия не обошлось. Почему-то Виноградовой стало неприятно и обидно. Она отвернулась и уставилась в окно. Анализировать свои эмоции не стала, понимая, что возможно ей не понравиться результат самоанализа. Надя решила не лезть в это дело. Люди взрослые, сами способны разобраться и без её участия.

— Надя, — неуверенно начал Кирилл, словно сомневаясь, — я бы хотел...

— Не надо, — резко прервала девушка его, моментально догадавшись, куда он клонит.

— Надо, Надя, надо! — четко проговорил Королёв. — Я причинил тебе боль и очень сожалею об этом.

Виноградова тихо застонала, закрыла глаза и уткнулась лбом в стекло. Ей не хотелось его слышать, слушать оправдания. Ущерб уже нанесён. Ничего не изменить.

— Я знаю, что мои оправдания нелепы и жалки, — продолжал он вещать, усиливая её головную боль, — но на тот момент я был не совсем адекватен. Я тогда пережил предательство и смерть родителей, был озлоблен и тут ещё этот спор. Это, конечно, не оправдание! Мне жаль, Надя, что всё так получилось. К сожалению, на тот момент я не понимал, насколько эгоистичны и низки мои поступки. Если бы я мог что-либо изменить, я бы сделал это, не задумываясь!

А Надя... Надя боролась со слезами. Она прекрасно слышала в его голосе искренность. Понимала девушка и то, насколько Кириллу тяжело говорить всё это. Гордыня — это главный грех Королёва. Будучи подростком, Кир никогда не шёл на уступки и никогда не извинялся. Он слыл очень не уступчивым. Сейчас мужчина наступил на горло своим чувствам и попросил прощение. Виноградова понимала, что это всё свидетельствует о том, что Кирилл действительно сожалеет, но это не отменяет всех тех слёз, которые Надежда по нему выплакала. Её сердце до сих пор отмечено раной, нанесённой им, хоть эта рана со временем и зарубцевалась. Простить? Возможно, девушка его уже простила, иначе бы не обдумывала его действия в таком аспекте. Вот только забыть прошлое Надя никогда не сможет!

После сегодняшних событий Виноградова поняла одну вещь — не смотря на обстоятельства, сопутствующие той ночи, когда она отдала ему свою девственность, Кирилл был с ней нежен и ласков. Он не уложил девушку в постель силой, позаботился о том, чтобы она в первый раз почувствовала наслаждение. Ведь Королёв мог просто быстро тр*хнуть её, и благополучно выиграть спор. Кирилл так не поступил, он организовал романтический вечер, шёлковые простыни, свечи, красное вино... Всё как в женском любовном романе. Если бы не его обман, Виноградова не могла бы желать более аккуратного и опытного первого любовника. Возможно, из-за этого ей до сих пор так больно. Ведь осознавать, что вся та нежность и самоотдача, подаренные Кириллом, являлись ложью и игрой, было тяжело. Получился бы её первый раз неудачным и чрезмерно болезненным, Надя легче пережила бы это унижение, а вот забыть красивый первый раз было очень тяжело. Как ни странно, это всё её заставил осознать Вячеслав.

— Знаешь, Кир, — несмотря на набежавшие слёзы, голос Надежды звучал спокойно, без эмоций, — если бы ты извинился тогда, возможно, я и могла бы принять твой поступок, но сейчас уже слишком поздно. Если хочешь знать, зла я на тебя не держу, но простить не могу. Я хочу лишь одного — забыть о том унижении!

Королёв молчал некоторое время, явно обдумывая слова Виноградовой, потом тяжело вздохнул.

— Если таково твоё желание, я постараюсь свести до минимума наше общение, — тихо пообещал он. — Я понимаю, что моё общество тебя тяготит. Как и обещал, я не буду тебе навязываться.

Надя кивнула, подтверждая, что услышала его. Внутри неё бушевали противоположные чувства, и в отличие от Кира, девушка не могла с такой абсолютной уверенностью заявить, что его общество тяготит её.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.018 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал