Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Кататоническое состояние — состояние оцепенения. — Прим. пер.




В 1966 году ее пригласили выступать на женском завт­раке в Майами-Бич на национальном съезде «Общины полноевангельских бизнесменов» (FGBMFI). Это было одно из первых ее появлений перед FGBMFI, и очень немно­гие из присутствовавших там были знакомы с ее служением. Званый завтрак проводился на первом этаже в отеле «Дювилль» недалеко от бассейна. В зале было более тысячи женщин. Роза Шакарян (миссис Демос), жена основателя «Общины», представила Кэтрин, и как только та встала, что­бы проповедовать, странный шум раздался в конце зала, словно ветер зашелестел в деревьях. Кэтрин поднялась на маленькое возвышение, стремясь увидеть, что там происхо­дит. Внезапно раздался звук стульев, шаркающих по полу, и женщины в конце зала стали смеяться и кричать.

«Давайте сюда, — сказала Кэтрин, помахав рукой, — Давайте, давайте. Святой Д]'х не дал мне говорить. Исце­ления уже начались».

И они действительно начались. Женщины в первых рядах принялись кричать, слезы потекли по их лицам, как только они начали свидетельствовать об исцелениях, кото­рые произошли в тот момент, как Кэтрин встала, чтобы го­ворить. Кэтрин начала молиться за женщин, а те валились на пол, «сраженные силой».

Роза Шакарян была поражена. Кэтрин подозвала ее на помощь. Кто-то должен был подхватывать женщин, когда те падали на пол. Роза обратилась к Виоле Малачук, которая сидела позади нее, и прошептала в отчаянии: «Виола, я не могу. Мое сердце не выдержит. Я не могу помочь ей».

Виола быстро встала и направилась к группе людей, подхватывая одну женщину за другой и опуская их на пол. Некоторые из присутствовавших стали петь в Духе, а затем по всему залу женщины (большинство из них стояли на но­гах, пытаясь понять, в чем дело) начали валиться на пол или назад на стулья. Сила Святого Духа, казалось, наполнила весь зал.

В отеле уже несколько дней были проблемы с систе­мой вентиляции. Другие гости, находившиеся у бассейна и смотревшие сквозь гигантскую раздвижную стеклянную пе­регородку, ведущую в зал для балов, увидели, как женщины начали падать на пол. Они подумали, что те теряли созна­ние от жары, и устремились на помощь. Некоторые из них были тоже «сбиты» с ног силой Духа и упали. Прямо в купальных костюмах.

Собрание длилось почти три часа, и множество людей свидетельствовали потом, что они были исцелены от раз­личных болезней и недугов в это время. Никто не получил никаких травм от падений. Кэтрин так и не представилось возможности проповедовать.

Конечно, хотя такое явление, как падение людей, «сра­женных силой», не является сегодня естественным в боль­шинстве «обычных» церквей, похоже, что оно часто встре­чалось в библейские времена. Например, в 9 главе Книги Деяний мы видим, как Савл лицом к лицу встретился с Ду­хом Христа и упал на землю по дороге в Дамаск. В 17 главе Евангелия от Матфея рассказывается, как три апосто­ла на горе Преображения не могли подняться на ноги в присутствии Божьем. Апостол Иоанн Богослов говорит о том, как он был «в духе» и не мог подняться с земли. Дальнейшие исследования показывают нам, что то же самое явление сопровождало многих из великих евангелистов в прошлом, таких как Чарльз Г. Финней, Питер Картрайт и Двайт Л. Муди. Действительно, есть зафиксированные слу­чаи, как пешеходы в Чикаго проходили мимо двери в зал, где проповедовал Двайт Л. Муди, и как они упали на тро­туар «под действием силы». Когда Святой Дух сошел на евангелизационные собрания, проводимые братьями Весли, Джоном и Чарльзом, и люди начал падать, они в страхе закричали: «Не надо больше этого». Вскоре после этого к Чарльзу подошел один человек и стал его укорять за то, что они с братом угасили Дух: «Чарльз, у вас не было больших чудес, и лишь немногие обратились к вере, потому что вы ра­зубедили людей падать "под действием силы"».



Позднее Чарльз Прайс, тот, от которого Эверетг Парротт получал свои ранние наставления, проводил собрания по всей Америке, где люди «падали под действием Духа». То же явление сопровождало проповеди Парротта и, есте­ственно, Кэтрин.

Как н многое, что исходит от Бога, этот феномен часто имитировался. Многие евангелисты, проповедники и «цели­тели» стали подталкивать людей создавая иллюзию облада­ния духовной силой. Иные же, будучи однажды «сражены силой», путали плоть и дух и часто катались по полу и тряс­лись, дав жизнь презрительному названию «святые тря­суны».



Но никто не мог сказать о Кэтрин Кульман, что она — «святой трясун» или что она поощряет (даже до­пускает) подобное поведение на своих собраниях. Ее кри­тики часто обвиняли ее в том, что она подталкивает людей. Иные же говорят, что она гипнотизировала их. Некоторые же пошли еще дальше и утверждали, что Кэтрин изучала анатомию и знала, как нажать на секретный нерв на шее человека, чтобы он упал. Но когда дым рассеялся, стало ясно, что явление носит в основном духовный, а не эмоцио­нальный характер.

К ее чести, Кэтрин никогда не «угашала» это явление, хотя это была одна из тех вещей, которые могли бы создать ей репутацию фанатички. С другой стороны, она не допус­кала шумных проявлений, которые часто сопровождали ранние служения Орала Робертса и Рекса Хамбарда.

«Большей частью шум заменяет силу, — говорила она. — У меня был старый «форд» модели «Т», когда я начинала в Адайхо. Если шум — это сила, тогда мой ста­рый «форд» был бы самой сильной машиной на дороге. Однако те величайшие проявления Святого Духа, которые я видела, те величайшие чудеса, те величайшие крещения Святым Духом, о которых я могу свидетельствовать, — они были тихими и красивыми».

В 1974 году на Первой всемирной конференции по Святому Духу я наблюдал, как одетый в сутану монах, член ордена траппистов, попадал под «действие силы» четыре раза. Он сидел на сцене позади мисс Кульман, и во время «служения с чудесами» Кэтрин решила помолиться за тех, кто окружал ее. Когда она подошла к этому монаху, она сделала паузу. Капюшон его коричневой сутаны покрывал его голову, ее длинные полы касались его сандалий. Он стоял перед ней выпрямившись, со склоненной головой и закрытыми глазами.

Кэтрин плакала. Похоже, она чувствовала что-то осо­бое к этому монаху. Я заметил, что слезы начали течь и по его лицу. А затем ноги монаха подкосились, и он упал пря­мо на руки организатора.

Кэтрин не двигалась. Она стояла, пораженная. Один ее палец указывал на небо, а другая рука была протянута к молчавшему человеку на полу. Ее лицо было поднято вверх и светилось.

Организаторы помогли монаху подняться на ноги, и он снова стоял перед ней. Его капюшон был теперь откинут, от­крывая красивое лицо. Но Кэтрин все еще не двигалась. Ее руки оставались в той же позиции. Медленно монах «сполз» на пол. Это произошло еще дважды. Кэтрин не дотронулась до него, даже не произнесла ни слова. Она просто стояла спокойно, ее палец указывал вверх, на Бога, и ее лицо, окутан­ное неземным светом было обращено кверху. Единственные звуки были различимы: нежная музыка органа и вздохи из аудитории каждый раз, когда католический монах валился на пол под действием силы Святого Духа.

Казалось, что она была окружена облаком силы. Каж­дый, кто находился внутри этого облака, едва мог стоять. У меня было чувство, что если Кэтрин пошевелит даже кон­чиком пальца, сна тоже упадет на пол — так велика была сила Бога.

То же облако часто появлялась вокруг нее, когда она проповедовала. Случалось, что ее лицо буквально светилось. Иногда, когда это присутствие было сильнее, она просто де­лала движение рукой в направлении аудитории или назад в хор, и целые ряды людей падали. Однажды в «Карнеги- холл» в Питтсбурге одна женщина на боковом балконе встала и заявила, что получила исцеление. Многие другие вокруг нее, которые знали ее и молились за нее, тоже встали и радовались, когда она сняла медицинский браслет с ноги и держала его в поднятой руке. Кэтрин подошла к переднему краю сцены и сказала: «Сила Божья на том балконе». Вне­запно почти 30 человек упали со своих сидений. Я был в партере и, затаив дыхание, ждал, что кто-то упадет с балкона и обрушится насидящих в партере. Но происшествий не было. Фактически, за все ее служение не было зарегистри­ровано ни одного случая, что кто-то, упавший под действием силы, был хотя бы легко ранен при падении. Как раз напро­тив — многие были исцелены от серьезных недугов, кото­рым они были подвержены в прошлом.

Один из самых драматических примеров этого — ис­тория, произошедшая с доктором Клифтоном Харрисом, ко­торый был исцелен от болезни бедра на «собрании с чуде­сами» в Мокро, в штате Луизиана, в 1973 году. За 20 лет до этого доктор Харрис, недавно вернувшийся из Китая, где он вел миссионерскую работу для «Южной баптистской церкви», был серьезно ранен в автомобильной катастрофе. Его правое бедро было раздроблено, а кость левой ноги серьезно повреждена. Когда же бедро вылечили, после многих месяцев, проведенных в специальном корсете, оно было поражено артритом, доктор остался инвалидом. Не имея возможности вернуться на поприще миссионерского служения, он начал небольшую практику в маленьком го­родке Пиневилле, близ Александрии. С годами боль усили­валась, по мере того как прогрессировал артрит, и отложе­ния кальция полностью поразили бедро. Его 12-летний сын часто возил его по коридорам в инвалидной коляске, когда он делал свои обходы.

Некоторое время спустя в Монро, в 90 милях от Пиневилля, должно было проходить «служение с чудесами». Доктор с женой решили поехать туда. Его жена вела ма­шину, пока он лежал и мучился на заднем сиденье. Орга­низаторы помогли ему въехать на инвалидной коляске в здание. Доктор Харрис вел свой род от старых южных баптистских проповедников и миссионеров. И хотя он ве­рил в Библию, он никогда не верил в чудеса. Когда он си­дел на «собрании с чудесами», он почувствовал сильный жар в бедре. Внезапно он вскочил со своей коляски и по­бежал по проходу. Он снял бандажи с ноги и бедра и по­чувствовал, что может взойти по ступенькам на сцену без боли и неудобств. Встав перед мисс Кульман, он упал, «сра­женный силой». Никого не было поблизости, чтобы под­хватить его, и он тяжело упал на сцену, прямо на правое бедро. Несмотря на это, он не повредил ни одной кости, ни одного сустава. Он вскочил на ноги и снова упал на пра­вое бедро. И опять не ощутил боли.

Вернувшись домой, он попросил своего друга, еврея, док­тора Дэна Кингсли, хирурга-ортопеда, который недавно рас­сматривал возможность трансплантации бедра, осмотреть его. Доктор Кингсли оперировал в свое время повреждения, вызванные той катастрофой, и продолжал следить за его со­стоянием в течение последующих лет. Он скептически от­реагировал на историю, рассказанную Клифтоном Харрисом, но согласился проверить его. Сделав рентген и понаблюдав, как он ходит без помощи бандажа, костылей и, тем более, ко­ляски, он признал: «Я был бы удивлен таким хорошим ре­зультатом даже после полной трансплантации бедра».

Доктору Харрису так больше и не понадобилась его ин­валидная коляска.

Не все, кто падал на пол, были исцелены, естественно. Одна женщина в Талсе, штат Оклахома, упала, «сраженная силой», затем встала на ноги, покачала головой и сказала: «Чудесное переживание, но спина у меня все еще болит».

Загадочное явление.

В действительности, похоже, никто не знает что вызы­вало эти падения. Это выглядело так, как будто сверхъ­естественная сила Святого Духа осуществляла короткое замыкание всех функций тела в один момент. Мышцы и нервы, которые обычно контролируются электрическими сигналами из мозга, были перенасыщены силой, словно мол­ния попала в электрическую систему дома, рассчитанную на 220 вольт. В таком случае все системы были бы накорот­ко замкнуты. Сила пережгла бы все реле и предохранители, сделав неуправляемыми все электрические приборы в доме, которые были включены. Также и сила Святого Духа, про­текая по человеческому телу, вызывает у духовно «включен­ного» человека реакцию — падение на пол.

В зале «Святыня», в одно из воскресений после обеда, Кэтрин подозвала к сцене всех священников — католи­ческих, протестантских, иудейских. Почти 75 человек отве­тили на ее призыв и вышли к сцене. Она касалась их дважды: один раз правой, другой раз — левой рукой, и все они оказались на полу, будто их сложили друг на друга, по­добно поленьям. В Майами, в штате Флорида, она пошла сквозь хор, чтобы молиться за тех, кого она могла коснуться, и почти 400 человек лежали на полу. В другой раз в ее офис в Питтсбурге местный пресвитерианский проповед­ник привел своего друга, который был профессором теоло­гии, чтобы встретиться с мисс Кульман. Перед тем как они расстались, стоя у двери офиса и болтая, Кэтрин предложи­ла помолиться за профессора. Он знал, что это может зна­чить, и приготовил свое атлетическое тело противостоять всякой попытке сбить его с ног. Она протянула руку и ска­зала: «Дорогой Иисус!» Внезапно профессор оказался на полу. Его друг помог ему подняться. Удивленный, профес­сор спросил: «Что случилось?» Прежде чем его друг успел ответить, он снова упал на пол. Кэтрин отступила назад, смеясь, и велела пастору забрать своего друга домой, пока он еще мог идти. Они пошли к лифту, и профессор, все еще шатаясь, бубнил: «Я не понимаю. В этом же нет никакого смысла».

Даже несмотря на все свидетельства, я с трудом мог в это поверить, пока сам не упал под действием силы. Это произошло в зале «Святыня» в Лос-Анджелесе. «Собрание с чудесами» подходило к концу, и все люди стояли и пели. Я стоял на сцене в группе людей, в ос­новном, служителей из Лос-Анджелеса, когда увидел, что Кэтрин стала двигаться вдоль нашего ряда, проходя мимо людей и касаясь их. Каждый человек падал назад, когда она молилась за него, попадая в руки организаторов, кото­рые изо всех сил старались поспеть за ней, дабы люди не упали на стулья. Я был впечатлен, но совсем не горел желанием, чтобы она прикоснулась и ко мне. Я отступил назад, выйдя из линии. Кэтрин продолжала пробираться сквозь толпу, касаясь руками людей по обе стороны. Я продолжал отступать ближе к концу очереди и внезапно обнаружил, что уперся спиной в край семифутового роя­ля. Не было возможности обойти вокруг него. Я видел, что она приближается, и принял поспешное решение оста­ваться за линией, позади прочих людей. Насколько я по­мню, она так и не коснулась меня. Я лишь помню, что, открыв глаза, посмотрел вверх и увидел дно большого рояля; и я подумал, как глупо, должно быть, я выгляжу, одетый в серый деловой костюм, в черных ботинках и с заколотым булавкой галстуком, лежа на спине под кон­цертным роялем на виду у семи тысяч человек. Затем я почувствовал Его присутствие. Своего рода эйфория ов­ладела мною, я положил голову обратно на дощатый пол и просто наслаждался присутствием Божьим. Поскольку я был под роялем, никто не поднял меня на ноги, и я ле­жал там еще долго после того, как другие уже заняли свои места, готовясь к заключительной части собрания. Наконец я вылез из укрытия и тоже пошел на свое место, но уже никогда больше не сомневался в сражающей силе Святого Духа.

Естественно, одним из секретов величия Кэтрин на сце­не была ее способность к концентрации, ее способность продолжать действовать, несмотря на очевидные отвлекаю­щие факторы. Некоторые из них она была способна конт­ролировать и устранять. Простым кивком головы органи­затору она могла урезонить слишком возбужденного человека на балконе или кричащего ребенка в партере. Хотя некоторые из посещавших ее собрания называли ее резкой, почти жесткой, за те методы, при помощи которых она расправлялась с подобными помехами, она знала свою способность концентрироваться на голосе Святого Духа, требовавшего, чтобы все помехи были устранены. Для нее было в порядке вещей — остановиться посреди почти­тельного поклонения, сделать жест в направлении озорую­щего ребенка и сказать: «Мэгги, позаботьтесь об этом», — а затем продолжать, как будто ничего не произошло.

Некоторые ситуации, однако, нельзя было разрешить просто жестом или словом. В подобных случаях ее склонность к игнорированию проявлялась невероятным образом.

Осенью 1968 года Пэт Робертсон, президент «Христи­анской теле сети» и ведущий популярной телевизионной программы «Клуб 700», пригласил Кэтрин в Портсмут, штат Вирджиния. После участия в телемарафоне, во время которого были исцелены некоторые люди, она закончила свое служение «собранием с чудесами» в зале «Норфолк».

Джим Беккер, помощник Робертсона в то время, был занят на служении. Они ждали Пэта Роберстсона, который задерживался. Кэтрин волновалась. У нее не хватало тер­пения, когда кто-то опаздывал. Зал в театре позади здания уже был полон. Аудитория была беспокойной, и, подождав всего несколько минут, Кэтрин обратилась к Беккеру, кото­рый стоял рядом с ней за кулисами: «Когда Святой Дух говорит мне начать служение, я не должна ждать. Я собира­юсь начать».

Беккер не успел сказать: «Но мисс Кульман...», — как она промчалась мимо него и выскочила на сцену, взма­хами рук давая команду хору и собранию начинать петь гимн «Как Ты велик».

Более трех тясяч человек собрались в главном зале, сидя на металлических стульях в партере и на дешевых ме­стах на возвышениях вокруг партера. До трагедии было рукой подать. Когда люди поднялись со своих мест, чтобы петь, раздался звук, похожий на громкий вздох, за ним — сильный треск и пронзительные крики. Целая секция «де­шевых мест» вокруг партера, державшаяся при помощи ги­гантских натянутых тросов, рухнула. Более сотни людей либо упали на пол, либо оказались зажатыми между стеной и секцией. Это была жуткая сцена. Сиденья, которые, по-видимому, были непрочно привинчены, повалились к стене, и те люди, которые не упали вниз на дощатый пол, крича в ужасе, свисали с возвышения головой вниз, подцепленные за ноги. Многие на полу были в крови. Некоторые получи­ли переломы, другие были без сознания. По счастью, никто не погиб, но собрание превратилось в полный хаос. Помощ­ники бежали со всех мест, чтобы помочь раненым.

Джим Беккер боролся с паникой; он бросился вызвать аварийную бригаду и отделение пожарных. Помощники быстро освободили запутавшихся в стульях людей и поло­жили их на пол, в ряд. Прибыли машины скорой помощи, завывали сирены, и раненых вынесли на носилках. Работ­ники службы безопасности очистили затем остаток «деше­вых мест» у стен, уговаривая всех покинуть секции и спус­титься в партер. Люди свернули эти возвышения у стен, а рабочие суетились, чтобы внести еще тысячу стульев в партер на освободившееся место. Весь этот хаотический процесс продолжался больше часа.

В течение всего этого времени, однако, Кэтрин продол­жала держаться своей философии — поступать так, словно ничего не случилось. Невзирая на шум, крики, беспорядок и суету, она продолжала богослужение. Она направляла пе­ние, хотя пели всего несколько человек. Она подавала знак, что пора вступать хору, который пытался петь, несмотря на людей, бегающих перед ними. Затем Кэтрин снова брала микрофон, представляя аудитории некоторых священников, рассказывая истории и устраивая сбор пожертвований. К тому времени, когда аудитория утихла, она уже была на се­редине проповеди.

Некоторые из собравшихся увидели в этом мастерскую демонстрацию самоконтроля и концентрации в то время, когда все были на грани паники. Другие же были озадаче­ны, а некоторые — удивлены, поскольку она ни разу не ос­тановилась, чтобы помолиться за раненых. Она даже не сделала каких-либо замечаний по поводу трагедии. Все же многие были исцелены в течение этого «собрания с чудеса­ми», и к тому времени, как собрание закончилось, прихожане, по крайней мере, те, кто не попал в госпиталь, уже почти забыли о происшествии. Ничто, казалось, не могло сбить ее с выбранного пути.

Оглядываясь назад в прошлое, читая некоторые стеног­раммы тех служений, можно прийти к выводу, что Святой Дух делал исцеления, а не Кэтрин. Ее подход был, как ска­зал Кинсольвинг, «невероятной банальщиной». Но это ра­ботало. Стоя близко к аудитории, она заполняла, как гово­рят психологи, свое «личное иространство», она почти переполняла людей своим присутствием.

— Сегодня у нас будет весело.

(Аплодисменты и несколько раз дружное «аминь».)

Затем она вытаскивала, словно жареные каштаны из своей сумки, старые шутки, которые она использовала раз за разом перед той же самой аудиторией.

— Если кто-то не слышит меня, пусть скажет «аминь».

(Слабый хор «аминь» с верхнего балкона.)

— Если вы не могли слышать меня, то как вы узнали, что нужно сказать «аминь»?

(Слабый смех.)

— Может, кто-то из вас уже получил исцеление от Глухоты?

(Смех громче.)

Это длилось в том же духе несколько минут, а затем, после представления Дино и Джимми Мак-Дональда (и, возможно, нескольких священников), она начинала свою проповедь: «Я сегодня проповедую только 10 минут, не бо­лее» (затем она говорила больше часа).

Но когда Святой Дух начинал проявлять Себя, то мож­но было услышать, как муха летит.

— Вот исцеляется болезнь сердца. Чудесный Иисус, я воздаю Тебе хвалу и славу. А теперь человек исцеляется от диабета... Сахар уходит из тела... Ухо слышит как полагает­ся. Кто-то слышит меня отлично. На балконе. Проверьте это. Там наверху, на левом верхнем балконе человек со слуховым аппаратом. Проверьте ухо, сэр. Закройте здоро­вое ухо рукой, и вы услышите меня отлично... Артрит ног уходит, слева от меня. Иди быстро Мэгги, она в пятом или шестом ряду. Хвала Тебе, чудесный Иисус!»

К тому времени очередь тех, кто получил исцеление, была уже на сцене. Обращаясь к доктору Ричарду Овеллену, онкологу из «Джона Гопкинса», который часто путеше­ствовал вместе с ней, а теперь говорил с миловидной де­вушкой в первом ряду, Кэтрин спросила быстро: «В чем там дело, доктор?» — «Бурсит. Эта девушка, еврейка. Она сидела сзади меня. Вдруг она почувствовала, что плечо ее свободно двигается».

«И вы не могли этого делать раньше?» — сказала Кэтрин в изумлении, схватив темноволосую девушку за руку и подводя ее к микрофону.

Девушка плакала и слегка вращала плечом.

— Милая, давай взмахни широко рукой, это уже не ис­чезнет.

Толпа поддержала их.

Девушка так взмахнула рукой, что слезы потекли во все стороны.

«А она еврейка? — засмеялась Кэтрин. — Скоро раввин пригласит меня провести собрание с чудесами в си­нагоге».

Орган, который играл тихо, тут возвысился до крещендо. Кэтрин закричала в зал: «Давайте скажем ей: "Бог благо­словит тебя"». Аудитория ответила громовым всплеском аплодисментов, когда Кэтрин возложила руки на голову этой девушки: «Дорогой Иисус, драгоценный Мессия, я воздаю Тебе славу...» Она не успела продолжить. Девуш­ка свалилась назад, на руки людей, стоявших на сцене.

Кэтрин смотрела на это в изумлении. Затем, повернув­шись в зал, она сказала: «Ну, как вам это? Иисус также любит и евреев!»

Грохот в зале был оглушительный.

Обернувшись к другой части сцены, она дала знак асси­стенту, который стоял рядом со старым мужчиной, держав­шим в руке слуховой аппарат: «Вот то исцеление слуха с балкона, мисс Кульман».

Процедура была всегда одной и той же, от собрания к собранию. Она никогда не менялась. Попросив человека закрыть рукой здоровое ухо, она стала позади него.

— Вы можете меня слышать?

— Да.

Она отступила на шаг.

— Вы можете меня слышать?

— Да.

— Вы еще меня слышите?

Теперь она была в нескольких футах от него, шепча. То, что усилители превращали ее шепот в грохот, не играло ни­какой роли. Люди понимали.

Еще один человек, с бумажным коричневым пакетом в руках, был готов свидетельствовать, подходя к микрофону. Он что-то прошептал Кэтрин, затем тихо стоял, пока она хлопала по бедру рукой, согнувшись в приступе смеха.

«Люди, я хочу сказать вам очень смешную вещь. У Бога, несомненно, есть чувство юмора». Оборачиваясь к человеку, она велела: «Поднимите ее. Покажите им вашу картошку. Он говорит, что слышал, якобы картошка помогает при арт­рите, и поэтому никуда без нее не ходил. Пока он сидел там, он был исцелен от артрита бедра. Теперь он не знает, что исцелило его, — картошка или Бог». Смеясь, она слегка подтолкнула старика и сказала: «Пройдитесь, сэр, по сцене. Посмотрите на него, как он идет, а ведь он оставил свои картофелины мне, чтобы я сварила их дома».

Никто в целом свете не мог бы все это делать, не будь на нем Святого Духа. Иногда люди думали, может, Святой Дух работал не благодаря, а вопреки Кэтрин? Это — хо­роший вопрос. Но она была уникальна. Не было никого, подобного ей. Многие пытались имитировать ее методику на сцене, но у них ничего не вышло. Они использовали ту же самую технику, ту же методологию. Но не было силы. Кэтрин, возможно, была самой обыкновенной личностью, но невозможно «служения с чудесами» описывать как обыч­ные служения.

Молодой канадский репортер, ехавший на «собрания с чудесами» скептиком, а вернувшийся верующим, писал в 1972 году: «Что можно сказать? Ничего, кроме того что три тысячи голосов пели песню Кэтрин «Он коснулся меня и исцелил меня», а шесть тысяч рук были подняты к небу — узловатые руки, дрожащие руки, тонкие руки, руки молодых людей, руки с обкусанными ногтями, руки рабочих — это то, что невозможно понять, не побывав там. ...«Служение с чудесами» — это нечто цельное, не­делимое».

 

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.016 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал