Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 6. Пи Элл принес дочь Короля Серебряной реки в хижину на восточной окраине Кальхавена




 

Пи Элл принес дочь Короля Серебряной реки в хижину на восточной окраине Кальхавена. Здесь стояла тишина, из леса веяло прохладой. В маленьком каменном домишке под сенью белого дуба и вяза жили старики со своей дочерью и двумя внуками.

Народ разошелся, лишь самые стойкие решили остаться. Они расположились на поляне неподалеку от дома. В основном это были те, кто пришел к своей спасительнице из южных краев.

Но Пи Элл чувствовал, что отныне девушка принадлежит ему.

Он уложил ее в постель в маленькой комнате, которая служила супругам спальней. Старик, его жена и дочь вышли, чтобы приготовить поесть, а Пи Элл остался. Он сидел у кровати и охранял сон девушки. Дети какое-то время оставались в комнате вместе с ним, их разбирало любопытство, но ничего интересного не происходило, в конце концов это им наскучило, и они убежали. Пи Элл остался один. Наступили сумерки, а он сидел не шелохнувшись, терпеливо ожидая, когда девушка проснется. Он с нежностью смотрел на плавный изгиб бедер, плеч. «Какая она хрупкая! Какая гладкая и нежная у нее кожа! Маленькая лань». Она была неповторимым творением великого мастера.

На поляне разожгли костры, доносились голоса. Тишину нарушали обычные ночные звуки: пение птиц и жужжание насекомых на фоне негромкого шума реки. Пи Элл ничуть не устал, спать ему не хотелось.

Он размышлял.

 

На прошлой неделе его вызвали в Южный Страж, на встречу с Риммером Дэллом. Он пошел не только по необходимости. Жизнь стала казаться однообразной, и он надеялся, что Первый Ищейка предложит какую-нибудь интересную работу, что-нибудь посложнее. Риммер Дэлл интересовал его только поэтому. Все остальное — то, что Риммер делал со своей жизнью и жизнью других, — ничуть Пи Элла не волновало. Конечно, никаких иллюзий насчет Первого Ищейки у него не было. Он знал ему цену, но какое это имело значение?

Он отправился на север верхом, покинув ставший ему домом гористый край у Кургана Битвы, и прибыл в Южный Страж на закате второго дня. Он заранее спешился, привязал коня и, не желая быть замеченным, дальше отправился своим ходом. Можно было не беспокоиться: его-то уж впустили бы в любом случае. Но ему нравилось приходить и уходить когда вздумается. Он любил демонстрировать свои способности — особенно порождениям Тьмы.

Как призрак из мрака, проник он в толщу черной скалы. Часовые не заметили его, он был невидим для них, словно воздух, которым они дышали. В Южном Страже царили тьма и безмолвие: гладкие, отполированные стены, пустынные коридоры…

Башня напоминала склеп — обитель мертвецов или тех, кто промышляет смертью. Он шел по коридорам, чувствуя, как пульсирует заключенная под землей магия, слыша ее шепот: магия стремилась вырваться на волю. Пи Элл знал: Риммер Дэлл и порождения Тьмы полагают, будто сумеют укротить этот спящий вулкан. Они умели хранить свои тайны, но разве можно что-то утаить от Пи Элла!



У входа в главный зал, где его должен был ждать Риммер Дэлл, он убил часового, одного из порождений Тьмы, впрочем, какое это имело значение? Пи Элл сделал это потому, что ему так захотелось. Он слился с черной каменной стеной, привлек внимание часового, подождал, пока тот подойдет поближе, потом извлек из ножен кинжал и одним бесшумным движением отнял жизнь у своей жертвы. Часовой умер у него на руках, его дух взметнулся столбом черного дыма, а тело обратилось в прах. Пи Элл отшвырнул его одежду и пошел дальше.

Скользя сквозь мрак, он улыбался. Пи Элл убивал уже давно и приобрел немалый опыт.

Он умел справляться с любой защитой, отыскивал и уничтожал самого осторожного противника. Большинству людей смерть внушала страх, Пи Элла она манила. Смерть — это оборотная и наиболее интересная сторона жизни. Скрытая, неведомая, загадочная… и неизбежная. В один прекрасный день она уводит в вечность. Темный таинственный замок с бесконечной чередой залов. Большинство вступало под его своды лишь однажды и только потому, что выбора у них не было. Пи Элл мечтал о возможности входить туда, когда ему заблагорассудится, и те, кого он убивал, давали ему этот шанс. Каждый раз, когда он видел очередного умирающего, он открывал для себя еще одну комнату в не имеющей пределов галерее, постигал еще одну тайну. Он словно бы возрождался.



На верхних ярусах башни у закрытой двери он увидел двух часовых. Часовые не заметили его, даже когда он подошел совсем близко. Пи Элл прислушался: ни звука. Но он чувствовал, что за дверью кто-то заперт. На мгновение Пи Элл задумался: а не выяснить ли, кто там? Но для этого пришлось бы задавать вопросы, чего он никогда не делал, а убивать ему больше не хотелось. Он прошел мимо.

Пи Элл на ощупь поднялся по ступеням на самый верх Южного Стража. Перед ним открылась длинная анфилада залов. Часовых здесь не было. Пи Элл, словно ночной призрак, скользнул внутрь. Снаружи, за стенами башни, уже стемнело, мрак пеленою окутал небо; мир внизу утонул в туманной мгле. Пи Элл ступал осторожно, внимательно прислушиваясь. Вдруг он резко остановился и обернулся.

Из темноты, словно отделившись от нее, выступил Риммер Дэлл. Пи Элл усмехнулся: Риммер Дэлл тоже неплохо маскировался.

— Скольких ты убил? — прошептал Первый Ищейка.

— Одного, — ответил Пи Элл, улыбаясь. — На обратном пути, может быть, убью еще одного.

В глазах Дэлла вспыхнул зловещий огонек.

— Смотри, когда-нибудь попадешься. Однажды по ошибке налетишь на смерть, и она прихватит тебя вместо твоей жертвы.

Пи Элл пожал плечами. Собственная смерть мало беспокоила его. Он знал, что рано или поздно она придет за ним. И когда это случится, он встретит ее как старую знакомую. Для большинства существуют прошлое, настоящее и будущее. Но не для Пи Элла. Прошлое состоит из одних воспоминаний, а что такое воспоминания, как не угасшие тени давно утраченного? Будущее — туманные посулы, неосуществимые мечты. Ни то ни другое ему ни к чему. Смысл имеет только настоящее, потому что настоящее — это здесь и теперь, это истинная твоя суть, события жизни и неизбежность смерти, настоящим можно управлять.

Пи Элл ценил эту возможность. Настоящее представляет собой цепь мгновений, выкованную жизнью и смертью, и ты постоянно здесь, — чтобы наблюдать их вечную смену.

Пи Элл и Риммер Дэлл сели за стол напротив распахнутого окна и какое-то время молча разглядывали друг друга. Они встретились случайно около двадцати лет назад. Риммер Дэлл был тогда младшим членом полицейского комитета Коалиционного совета. Его уже затянула грязная политика Федерации. Безжалостный и решительный, несмотря на свою молодость, он уже тогда внушал страх.

Конечно же, он был порождением Тьмы, однако мало кто об этом знал. Пи Элл, приблизительно одного с ним возраста, был наемным убийцей, на его счету было уже более двадцати трупов. Они столкнулись в доме одного из членов правительства, оба явились убить его — Риммер Дэлл претендовал на его должность в правительстве Южной Земли, и ему надоело ждать, пока тот ее освободит. А Пи Элла подослал кто-то из врагов этого человека. Стоя над бездыханной жертвой, они молча смотрели друг на друга. Они были похожи, оба владели магией и сразу почувствовали друг в друге родственные души. Вейфорд, город Южной Земли, где они жили, кипел от интриг, в которые были втянуты такие же честолюбивые, но куда менее одаренные люди. Убийцы, безжалостные и аморальные, они заглянули друг другу в глаза и поняли, что из такого знакомства можно извлечь немалую пользу.

Они стали неразлучными компаньонами. Пи Элл — исполнителем, Риммер Дэлл — направляющей рукою. Они оказывали взаимные услуги по доброй воле — в их отношениях не было ни принуждения, ни обязательств. Каждый получал то, что хотел, и отдавал то, что требовалось, однако ни один не пытался проникнуть в дела другого, не задавал лишних вопросов. Риммер Дэлл был главарем порождений Тьмы, его планы держались в строжайшей тайне. Пи Элл был убийцей по призванию. Риммер Дэлл приглашал Пи Элла устранять тех, кого считал особенно опасным. Но тот принимал предложение, только когда дело действительно увлекало его. Они благополучно кормились чужими смертями.

— Кто это заперт у тебя в нижней комнате? — спросил вдруг Пи Элл, нарушив молчание.

Лицо Риммера Дэлла, обтянутое пергаментной кожей, напоминало маску смерти.

— Южанин, житель Дола. Один из братьев Омсвордов. Второй уверен, что убил его. Я все подстроил так, чтобы внушить ему эту мысль. Когда придет время, я помогу им отыскать друг друга.

— Похоже, ты ведешь свою игру.

— И ставки в ней весьма высоки, ибо за ними магия неведомой силы — она превосходит наши возможности и дает безграничную власть.

Пи Элл не ответил. Он ощущал тяжесть металла, его тепло и не мог представить себе силу более могущественную и более полезную.

Идеальное оружие. Ничто не могло противостоять ему. Железо, камень, самая непробиваемая броня — все оказывалось бесполезным, если в ход шел кинжал. Перед ним были бессильны даже порождения Тьмы. Он обнаружил это несколько лет назад, когда один из них попытался убить его, проскользнув в его спальню. Эта тварь хотела застать его спящим, но Пи Элл никогда не смыкал глаз. Он с легкостью избавился от нее.

Уже потом ему пришло в голову, что убийцу мог подослать Риммер Дэлл, чтобы испытать его. Но он не стал задумываться над этим. Какая разница — Стихл делает его непобедимым.

Он верил, что сама судьба вложила оружие ему в руки. Не важно, кто выковал Стихл, но клинок был предназначен для него. Пи Эллу было двенадцать, когда он нашел его, странствуя с человеком, который, если верить его словам, приходился мальчику дядей, — грубым, озлобленным пьяницей, награждавшим тумаками всех, кто уступал ему в росте и силе. Они шли на север через Курган Битвы, останавливались в городах и деревнях, чтобы дядя мог сбыть награбленное. Однажды они заночевали в овраге, у края Черных Дубов, нейтральной полосе между территориями сирен и лесных волков. Дядюшка снова отколотил мальчика за какую-то провинность и заснул, обняв бутылку. Пи Элл уже не сопротивлялся побоям: он привык к ним, так как подвергался им постоянно с тех пор, как в четыре года осиротел и дядя взял его к себе. Жестокое обращение вытеснило из его памяти прежнюю жизнь. Сейчас наказания участились и ужесточились — казалось, дядя испытывал терпение мальчика.

Пи Элл ушел, он хотел побыть один. Мальчик спускался извилистыми тропами на дно оврагов, преодолевал склоны, с трудом волоча ноги. Боль не стихала. Он дошел до холма и увидел вход в пещеру. Она притягивала мальчика как магнит. Что-то влекло его туда. Он и впоследствии не мог найти объяснения этой непостижимой силе. Скрытая за кустами, наполовину засыпанная камнями дыра зияла, словно разверзшаяся черная зловещая утроба. Пи Элл без колебаний вошел в пещеру — уже тогда он ничего не боялся. Зрение его всегда было замечательным, он видел почти в полной темноте.

В глубине пещеры Пи Элл заметил человеческие кости. Несколько столетий хранила пещера свои тайны. Стихл лежал среди костей, серебристое лезвие поблескивало в темноте, название было вырезано на рукояти. Мальчик поднял находку и ощутил тепло клинка. Ему дарован талисман из иной эпохи, оружие великой силы — Пи Элл сразу понял, что клинок волшебный и никто не устоит против него.

Он не колебался ни минуты. Выйдя из пещеры, вернулся к дядюшке, разбудил его, чтобы тот непременно узнал, от чьей руки умирает.

Дядя стал его первой жертвой. Это случилось давным-давно.

 

— Есть одна девушка, — внезапно сказал Риммер Дэлл и замолчал.

Взгляд Пи Элла скользнул по худому лицу собеседника, выплывавшему из мрака ночи. Он заметил, как вспыхнули глаза.

Риммер Дэлл тяжело дышал.

— Говорят, она обладает магией, одним лишь прикосновением может менять очертания земли, лечит недуги, украшает цветами самую бесплодную почву. Она — дочь Короля Серебряной реки.

Пи Элл усмехнулся:

— Неужели?

Риммер Дэлл кивнул.

— И я не знаю, зачем ее послали сюда. Она направляется на восток, в сторону Кальхавена, к дворфам. Похоже, у нее что-то на уме. Я хочу, чтобы ты выяснил все и убил ее.

Пи Элл лениво откинулся на стуле, но с ответом не спешил.

— Убей ее сам.

Риммер Дэлл покачал головой:

— Нет. Дочь Короля Серебряной реки — проклятие для нас. Кроме того, она с первого взгляда опознает порождение Тьмы. Обладающие магией существа связаны узами родства, и скрыть это невозможно. Это должен сделать только тот, кого она не заподозрит.

Кривая усмешка исчезла с лица Пи Элла.

— Таких немало, Риммер. Пошли кого-нибудь другого. В твоем распоряжении целые армии слепо преданных головорезов, которые только порадуются возможности убить девчонку, показавшую по глупости, что обладает магией. Эта работенка меня не интересует.

— Ты уверен, Пи Элл?

Пи Элл устало вздохнул. «Теперь начнет торговаться», — со скукой подумал он и встал. Его жилистое тело, подобно гибкой ветке, изогнулось над столом, чтобы он мог отчетливо видеть лицо собеседника.

— Я постоянно слышу от тебя, что ничем не отличаюсь от порождений Тьмы. Мы так схожи, уверяешь ты меня. Мы владеем магией, против которой невозможно устоять. Мы умеем вникать в самую суть жизни. У нас одни и те же инстинкты и навыки. Мы одинаково воспринимаем запахи, вкус, звуки. Мы — две стороны одной медали. Ты твердишь это постоянно. А следовательно, Риммер Дэлл, девчонка разгадает меня точно так же, как и тебя. Тогда зачем же посылать именно меня?

— Пойти должен ты.

— Почему же?

— Твоя магия не врожденная. Она существует отдельно от тебя. Даже если девушка почувствует ее, она все равно ничего не поймет. Она не догадается. И ты сумеешь сделать то, что надо.

Пи Элл пожал плечами:

— Я уже сказал, это дело меня не интересует.

— Потому что оно представляется тебе слишком простым?

Пи Элл помолчал, затем снова медленно опустился на стул.

— Да. Потому что это слишком просто.

Риммер Дэлл откинулся в кресле, лицо его скрыла тьма.

— Эта девушка — создание из плоти и крови, но ее нелегко победить. Она защищена великой магией. Чтобы убить ее, понадобится сила еще более могущественная. У обычного человека нет никаких шансов. Мои головорезы, как ты изволил выразиться, ничего не стоят. Солдаты Федерации не смогут ее одолеть. А порождениям Тьмы даже не удастся приблизиться к ней. Но если бы и удалось, не думаю, чтобы это помогло. Ты понимаешь меня, Пи Элл?

Пи Элл не ответил. Он сидел с закрытыми глазами и чувствовал, что Риммер Дэлл наблюдает за ним.

— Девушка опасна, Пи Элл, к тому же она явно прислана свершить нечто важное, а я не знаю, что именно. Мне нужно все выяснить и положить этому конец. Задача не из простых. Может быть, она окажется не по силам даже тебе.

Пи Элл задумчиво склонил голову:

— Ты так думаешь?

— Возможно.

В мгновение ока Пи Элл вскочил, Стихл буквально вылетел из ножен и оказался в его руке. Острие клинка скользнуло вверх и замерло в дюйме от лица Риммера Дэлла. Пи Элл угрожающе ухмыльнулся:

— Что ты теперь думаешь?

Риммер Дэлл не шелохнулся, даже не моргнул.

— Сделай то, о чем я говорю, Пи Элл. Отправляйся в Кальхавен, отыщи эту девушку, выведай ее планы, а потом убей.

«Может быть, лучше убить Риммера Дэлла», — подумал Пи Элл. Он задумывался об этом и прежде. Со временем мысль эта стала казаться ему весьма заманчивой. Он не был предан ему, не любил его. Ему нравилось выполнять поручения Риммера Дэлла, но в последнее время они уже не представляли для него такого интереса, как раньше. Ему надоели постоянные попытки Дэлла навязать свою волю. Сотрудничество с ним его больше не устраивало. Так почему не покончить с Дэллом?

Стихл дрогнул. Но ведь повода вроде бы и нет. Ну убьет он Риммера Дэлла, и что ему это даст? Да ничего. Конечно, в момент смерти Первого Ищейки ему откроются совершенно новые тайны. Но, с другой стороны, к чему торопить события? Не лучше ли пожить некоторое время предвкушением этого момента?

Он убрал Стихл в ножны и отошел от Риммера Дэлла. Но на какое-то мгновение он пожалел об упущенной возможности. А что, если такая возможность больше не представится? Да нет, чепуха. Риммеру Дэллу от него не скрыться. Он возьмет жизнь Первого Ищейки, когда ему заблагорассудится.

Он молча смотрел на Риммера Дэлла, потом дружески протянул ему руку.

— Я сделаю это.

Повернувшись, он направился к выходу.

— Берегись, Пи Элл! — крикнул ему вслед Риммер Дэлл. — Эта девушка сильнее тебя. Не играй с ней. Как только узнаешь, что она замышляет, тотчас убей ее.

Пи Элл ничего не ответил. Он выскользнул из комнаты и опять слился с тьмой, царящей в крепости. Его не интересовали ни соображения, ни пожелания Риммера Дэлла. Довольно и того, что он согласился исполнить его просьбу. А уж как он будет действовать, его личное дело.

Из Южного Стража он отправился в Кальхавен. Выходя из крепости, он не убил ни одного стражника — не стоит тратить силы на пустяки.

 

Приближалась полночь. Утомившись, Пи Элл задремал в кресле. Девушка проснулась задолго до рассвета. В доме царило безмолвие, все семейство еще спало. Костры в лагере догорели, шепот смолк. Едва девушка шевельнулась, Пи Элл встрепенулся. Она открыла глаза и пристально посмотрела на него. Смотрела молча, не отводя взгляд, потом не спеша села.

— Меня зовут Оживляющая, — сказала она.

— А меня — Пи Элл.

Она потянулась к его руке и взяла ее в свои ладони. Ее пальцы легко коснулись его пальцев. Вздрогнув, она отпрянула.

— Я — дочь Короля Серебряной реки, — произнесла девушка, подвигаясь к краю кровати, ее лицо было теперь очень близко. Она откинула назад спутанные серебристые локоны. Пи Элл был ослеплен ее красотой, сама же она, казалось, и не подозревала о ней. — Мне нужна твоя помощь, — сказала она. — Я пришла из Садов отца сюда, в мир людей, чтобы отыскать один талисман. Ты поможешь мне?

Просьба прозвучала столь неожиданно, что Пи Элл не мог сразу найти ответ и молча смотрел на девушку.

— Почему ты выбрала именно меня? — спросил он наконец.

— Потому что ты не похож на других, — отозвалась она.

Ответ был поразительно точным, и Пи Элл удивился: откуда она знает, как она чувствует, что ему бы хотелось услышать? Но тотчас же вспомнил предупреждение Риммера Дэлла, и это вернуло его к реальности.

— Какой талисман ты ищешь?

Девушка не сводила с него глаз:

— Волшебный талисман, который может победить даже порождения Тьмы.

Пи Элл смотрел на нее. Как же она прекрасна, но, увы, красота ее — только маска, отвлекающая, сбивающая с толку. Внезапно ему показалось, будто его лишили всякой защиты, будто обнажились все тайны его души и раскрылись все его секреты. Он почувствовал, что девушка видит его насквозь.

И в этот миг он едва не убил ее. Его остановила лишь мысль о том, как она уязвима. Несмотря на всю свою поистине изумительную магию, сумевшую превратить бесплодный, пустынный холм в цветущий сад, живший до этого только в смутных воспоминаниях дворфов-ста-рейшин, девушка была совершенно беззащитна перед смертоносным оружием. Он чувствовал это. Как только он захочет убить ее, она обречена.

Пи Элл решил пока не трогать ее.

— Порождения Тьмы? — повторил он.

— Ты боишься их? — спросила она.

— Нет.

— А магии?

Пи Элл тяжело вздохнул. Он склонился над девушкой, его узкое лицо исказилось.

— Что ты знаешь обо мне? — спросил он, впиваясь в нее взглядом.

Она смотрела ему прямо в глаза:

— Я знаю, что ты мне нужен. Что ты ничего не испугаешься.

Пи Эллу показалось, что в ее словах заключен двойной смысл, однако он не был в этом уверен.

— Так ты пойдешь? — спросила она снова.

«Тотчас же убей ее, — советовал ему Риммер Дэлл. — Узнай, что она замышляет, и убей». Пи Элл отвернулся. Он обдумывал, как поступить, вглядываясь в ночь за окном, прислушиваясь к шуму реки, к дыханию ветра. Он никогда не придерживался чужих советов. Советы нужны только тем, кто их дает. Жизнь человека зависит от его способности самостоятельно принимать решения. К тому же в этом деле есть много такого, о чем не пожелал сообщить Риммер Дэлл. Может быть, талисман, который ищет девушка, внушает страх самому Первому Ищейке. Пи Элл улыбнулся. А что если талисман окажется в его руках? Вот это будет интересно!

Он снова взглянул на девушку. Убить ее он сможет в любое время.

— Я пойду с тобой, — сказал он. Она внезапно встала и, сжав его ладони в своих, привлекла его к себе.

— С нами должны пойти еще двое, — проговорила она. — Один из них здесь, в Кальхавене. Я хочу, чтобы ты привел его ко мне.

Пи Элл нахмурился. Он уже решил похитить ее у этих идиотов, что раскинули лагерь перед домом, этих сбитых с толку болванов, уверовавших в чудеса и судьбу, которые будут только мешать и путаться под ногами. Оживляющая принадлежит ему одному. Он покачал головой:

— Нет.

— Без них мы не справимся. Без них талисман останется недосягаем. Эти двое должны пойти.

Она говорила так решительно, что Пи Элл понял: спорить с ней бесполезно. Ее убежденность в собственной правоте подействовала на него. Наверное, так надо, решил он. В конце концов, ей виднее.

— Только двое? — спросил он. — И все?

Она молча кивнула.

— Хорошо, — согласился он. Двое ему не помеха, они не расстроят его планов. Девушка по-прежнему будет в его власти, он убьет ее, когда захочет. — Ты говоришь, что один находится здесь, в Кальхавене. Где мне его искать?

В первый раз с тех пор, как она проснулась, девушка отвернулась — так, чтобы он не видел ее лица.

— В тюрьме Федерации, — сказала она.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.042 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал