Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






ГЛАВА 4. После того как Морган Ли расстался с Падишаром Крилом, он отправился на юг




 

После того как Морган Ли расстался с Падишаром Крилом, он отправился на юг. В горах свирепствовала буря, омывая хребты и склоны потоками дождя, превращая тропы в скользкое грязное месиво, окутывая землю тяжелыми облаками. На следующий день солнце пробилось сквозь пелену туч, земля подсохла, стало по-летнему тепло. Пустынные пространства Зубов Дракона сменились лесами. Воздух наполнился благоуханием цветов и трав. Земля раскинулась пестрым ковром под ярким синим небом. Дикие звери выбирались из нор.

Настроение Моргана улучшалось вместе с погодой. Отправляясь в путь, он пребывал в состоянии уныния. Стефф погиб в катакомбах Уступа, и Моргана мучило непреходящее чувство вины. Он считал, что мог спасти его. Стеффа убила Тил, сам он тоже едва не стал ее жертвой. До самого последнего момента ни Стефф, ни Морган не знали, кем на самом деле была Тил. Девушка, которую полюбил гном, оказалась порождением Тьмы, она отправилась с отрядом в горы, чтобы погубить их. Морган что-то подозревал, но доказательств у него не было. Обнаружилось все слишком поздно. Его друзья, долинцы Пар и Колл Омсворды, исчезли, спасаясь от ужасов Преисподней в Тирзисе, и с тех пор их никто не видел. Уступ, крепость сторонников Движения, пала под ударами армий Федерации. Падишар Крил и его отряд, объявленные вне закона, отошли на север, в горы. Меч Шаннары, который все они стремились добыть, до сих пор не был найден. Время шло, упорные попытки разгадать тайну местонахождения талисмана закончились неудачей. Они были вынуждены бежать.

Но Морган Ли не умел долго унывать; проведя несколько дней в мрачных размышлениях, он пришел к выводу, что прошлое не исправишь и надо жить настоящим. Он снова приободрился. В конце концов теперь он мог гордиться собой: ведь он сражался за свою землю.

Прежде он всего лишь досаждал горстке чиновников Федерации, заправлявших в нагорье, и, если уж говорить начистоту, не делал ровным счетом ничего, что могло бы серьезно повлиять на ход событий в Четырех Землях. Он не рисковал, а следовательно, почти ничего и не добивался. Но все изменилось после того, как он побывал у Хейдисхорна и встретился с тенью Алланона.

Тогда он присоединился к отряду, отправлявшемуся в поход за утраченным Мечом Шаннары, стал сражаться с порождениями Тьмы и с Федерацией. Он спас жизнь Падишару Крилу и остальным мятежникам, предупредив их о Тил прежде, чем она успела предать их. Он знал, что наконец-то совершил что-то важное.

Теперь перед ним стояла еще одна задача. Он поклялся умирающему другу отправиться в Кальхавен в сиротский приют, где воспитывался Стефф, и предупредить бабушку Элизу и тетушку Джилт о грозящей им опасности. Они единственные родственники Стеффа, и их нельзя бросать на произвол судьбы. Морган должен помочь им бежать.



Размышляя об этом, он отправился в путь, решимость придавала ему сил. Он тайком уведет бабушку Элизу и тетушку Джилт из Кальхавена в какое-нибудь безопасное место, затем вернется в Тирзис, отыщет долинцев и продолжит поиски пропавшего Меча Шаннары. Он найдет способ избавить Ли и все Четыре Земли от порождений Тьмы и от Федерации. Он жив, а значит, нет ничего невозможного. Морган шел твердым шагом, то насвистывая, то напевая, подставив лицо солнечным лучам. Прочь уныние и сомнения, пора действовать!

Мысли его то и дело возвращались к утраченной магии меча Ли. Морган по-прежнему носил на поясе сломанный клинок, спрятанный в самодельные ножны. Он размышлял о той силе, которую обрел в свое время благодаря мечу, и о том, что ощущал, когда лишился ее, — без нее ему всегда словно чего-то недоставало. И все же оружие сохранило долю волшебства. В подземелье Уступа меч помог ему одолеть Тил и спасти свою жизнь.

В глубине души он надеялся, что в один прекрасный день магия меча Ли еще вернется.

 

На третий день после полудня Морган, минуя леса Анара, добрался до Кальхавена.

В маленьком городке остались лишь старики да дети. Остальные были проданы в рабство или отправлены на рудники. Когда-то здесь царили покой и достаток. Теперь же все приходило в упадок: дома покосились и обветшали, черепица потрескалась, сады заросли сорной травой. Хотя все окна были занавешены, а двери закрыты, Морган чувствовал, что за ним наблюдают. Несколько гномов, которых он увидел на улице, отвернулись, не желая встречаться с ним взглядом. Он шел, сжав кулаки от ярости. Что сделали с этим народом! У дворфов отняли все, кроме жизни, которая утратила всякий смысл.



Морган старался держаться подальше от главных дорог, выбирал окольные пути, чтобы не привлекать к себе внимание. Он был южанином и, значит, имел право бывать в Восточной Земле, но никогда не отождествлял себя с воинами Федерации, предпочитал держаться от них подальше. И пусть лично он не был повинен в том, что случилось с дворфами, зрелище, представшее перед ним в Кальхавене, заставило его вновь устыдиться своего происхождения. Патруль Федерации прошел мимо, солдаты поприветствовали его, и он кивнул им в ответ. До приюта было уже недалеко, им все сильнее овладевала тревога. Что если он опоздал? Да нет, не может быть, Тил не стала бы действовать слишком поспешно. Не в ее интересах было показывать свое истинное лицо раньше времени.

Солнце скрылось за лесом, сгущались сумерки. Воздух становился прохладнее. Звуки дня угасли, сменяясь тревожной тишиной. Морган взглянул на свои руки. На загорелой коже белели рубцы шрамов. После Тирзиса и Уступа он был весь изранен. «Чепуха, — подумал он. — Те раны, что внутри, гораздо серьезнее».

Он заметил, что из-за невысокой каменной ограды за ним кто-то пристально следит. Показался черноглазый малыш, но Морган не мог различить, девочка это или мальчик.

Морган заторопился, им вновь овладело беспокойство. Вот уже показалась крыша сиротского приюта, высокие окна. Морган замедлил шаг. Подойдя поближе, он сразу же понял: что-то здесь не так. Во дворе никого не было — трава не подстрижена, ни игрушек, ни детей. Свет в доме не горел.

Он подошел к воротам. Его надежды не оправдались. Неужели он опоздал?! Горец шагнул вперед и остановился. Вглядываясь в темные окна старинного здания, Морган подумал: не ловушка ли это? Он постоял, выжидая. Но никого не было видно. Тогда он распахнул ворота, поднялся на крыльцо и толкнул входную дверь. Внутри сгустился мрак. Какое-то время его глаза привыкали к темноте. Затем он медленно обошел дом и осмотрел все комнаты. Повсюду лежала пыль. По-видимому, здесь уже давно никто не жил.

Что же стало с этими женщинами из рода дворфов-цвергов? Он присел на ступени крыльца и устало откинулся назад, опираясь спиной о перила. Наверняка они в руках Федерации. Бабушка Элиза и тетушка Джилт никогда бы не оставили дом по доброй воле. Они ни за что бы не покинули детей. Кроме того, вся их одежда, детские игрушки, постельные принадлежности — все осталось в сундуках и шкафах. И дом не заперт как следует. И этот беспорядок. Очевидно, у них не было выбора.

Он почувствовал себя виноватым. Стефф положился на него, и он должен разыскать бабушку Элизу и тетушку Джилт. Но где? Вряд ли кто-либо в Кальхавене сообщит ему нужные сведения — кто станет доверять южанину? Он может расспрашивать хоть целый день, от восхода до заката, — результат будет один.

Он долго просидел в раздумье, день угасал, засинели сумерки. Спустя какое-то время он заметил, что за воротами прячется ребенок — тот самый, который следил за ним на дороге. Теперь он разглядел, что это мальчик. Малыш с опаской смотрел на Моргана. Горец осторожно спросил его:

— Ты знаешь, что здесь случилось?

Мальчик отвернулся и убежал. Он исчез так быстро, как будто земля поглотила его. Морган вздохнул — этого и следовало ожидать. Он вытянул ноги. Придется разузнавать у федератов. Это опасно, особенно если Тил успела рассказать о нем. Скорее всего она так и сделала, а старушек, по-видимому, выдала еще до того, как отряд отправился на север, к Темному Плесу, и солдаты Федерации наверняка явились за ними, как только Тил оказалась в безопасности.

Морган пришел в ярость, хотелось все сокрушить, всех смести. Тил предала их всех. Пар и Колл неизвестно где, Стефф мертв. И вот теперь эти старушки, которые в жизни своей мухи не обидели…

— Эй, сударь! — окликнул его детский голос.

Он резко повернулся. У ворот стоял тот же малыш, а рядом с ним мальчуган постарше. Рослый паренек с копной жестких рыжих волос сказал:

— Солдаты Федерации забрали старушек в работные дома несколько недель назад. Теперь здесь никто не живет.

И они убежали, исчезли так же внезапно, как и появились. Морган смотрел им вслед. Правду ли сказал ему мальчик? По-видимому, да. Теперь, по крайней мере, горец знал, откуда начинать поиски. Он встал, вышел за ворота и по изрытой колеями дороге направился дальше. Дорога стала шире и разошлась в нескольких направлениях. Морган обогнул торговые ряды, наблюдая, как меркнет свет и появляются звезды. Пламя факелов освещало главную улицу. Он старался держаться в темноте, шел окольными путями. В тишине слышался едва различимый шепот; неясные, непонятные звуки наполняли ночь. В этой части городка дома были ухоженные и опрятные, дворы убраны, кусты подстрижены. «Дома Федерации, — подумал Морган, — отнятые у дворфов и приведенные в порядок самими жертвами». Он подавил горькое чувство и сосредоточил внимание на предстоящей ему задаче. Он знал, где расположены работные дома и для чего они предназначены. Туда посылали пожилых женщин, которых уже нельзя было продать в рабство, но которые еще могли работать — стирать, шить. Их направляли в казармы Федерации и заставляли обслуживать гарнизон. Если мальчуган не солгал, бабушка Элиза и тетушка Джилт должны быть здесь.

Морган подошел к работным домам. Пять длинных невысоких строений стояли параллельно друг другу, их двери выходили на обе стороны. Здесь женщины работали и жили. Тюфяки, одеяла, умывальники и ночные горшки выдавались каждый вечер и каждое утро выносились, так что женщины практически не выходили из дома. Однажды Стефф привел сюда Моргана. И он навсегда запомнил глаза этих женщин.

Стоя у складского сарая на противоположной стороне дороги, Морган разрабатывал план. Все входы охранялись, по дорогам и переулкам ходил патруль. Выпускали отсюда только тяжелобольных да выносили умерших. Посетители наведывались очень редко и под строгим надзором. Морган не знал, какое время отведено для посещений. Впрочем, это не имело значения. Мысль о том, что бабушка Элиза и тетушка Джилт содержатся в таком месте, приводила его в бешенство. Он поклялся Стеффу и должен вытащить их из этого ада.

Но как попасть внутрь? И как вывести их?

Задача казалась неразрешимой. Приблизиться к домам незамеченным практически невозможно, кроме того, надо еще выяснить, в каком из пяти домов содержат двух старушек. И Морган, уже не в первый раз с тех пор, как покинул Зубы Дракона, пожалел, что с ним нет Стеффа. Он понял, что сегодня ему ничего не удастся сделать.

Вечером этого дня Морган снял комнату в одном из трактиров, где останавливались дельцы и торговцы-южане, принял ванну, выстирал свою одежду и лег в постель. Он долго не мог уснуть, размышляя о бабушке Элизе и тетушке Джилт.

 

Проснувшись на следующее утро, Морган уже знал, что ему нужно делать.

Он оделся, позавтракал в общем зале и пустился в путь. План его был весьма рискованным. Порасспросив людей, он узнал, какие таверны чаще всего посещают солдаты Федерации. Их было три, и все они располагались на одной улице, близ городских рынков. Он выбрал наиболее подходящую — тускло освещенное заведение под вывеской «Сапог», — вошел, сел на табурет у стойки, заказал стакан эля и стал ждать. Хотя день еще только начинался, народу было много. Солдаты, которые сменились с ночного караула, не спешили на боковую. Они охотно рассказывали о гарнизонной жизни. Морган слушал очень внимательно, угощая стаканчиком эля, он изучал собеседника, задавал ему вопросы, отпуская замечания.

Солдаты рассказали ему о девушке, которая, по слухам, была дочерью Короля Серебряной реки. Она явилась весьма таинственным образом из страны Серебряной реки, что на юго-западе, ниже Радужного озера, и направлялась на восток. Где бы она ни появлялась, в каких бы городах и селах ни останавливалась, всюду она творила чудеса. Говорили, что свет еще не видывал подобной магии. Теперь она была на пути к Кальхавену.

Затем разговор перешел на самоуправство офицеров, распоряжающихся в армии Федерации. Именно эта тема и интересовала Моргана. День лениво катился к вечеру, в стенах таверны воцарились тишина и зной, от жары и скуки спасали только холодный эль да застольная беседа. Солдаты входили и выходили, а Морган не трогался с места, сидел, потягивая эль и наблюдая, — на него никто не обращал внимания. Сначала он собирался переходить из таверны в таверну, но быстро понял, что и здесь узнает все, что нужно.

К полудню он получил все необходимые сведения. Настала пора воспользоваться ими. Он встал и направился в другую таверну — через дорогу. Это заведение было весьма метко названо «Лягушачий пруд». Морган устроился в углу, за столиком, накрытым зеленой скатертью, похожей на лист лилии на поверхности темного омута. Он принялся высматривать себе жертву и сразу же нашел. Рядовой солдат, не обремененный воинским званием, примерно одного с ним роста, пил в одиночестве, погруженный в свои мысли. Мысли эти пригнули его голову так низко, что она едва не касалась стойки. Прошел час, затем второй, Морган терпеливо выжидал. Солдат допил последний стакан, выпрямился, оттолкнулся от стойки и, пошатываясь, вышел за дверь. Морган последовал за ним.

День был уже на исходе, солнце садилось, наступал вечер.

Солдат, спотыкаясь, брел по дороге. Морган знал, что он возвращается в свою казарму.

И едва тот повернул за угол кузницы, он словно случайно столкнулся с ним и ударил его так сильно, что бедняга упал и потерял сознание. Морган раздраженно выругался, потом поднял свою жертву и перебросил через плечо. Кузнец и его подмастерья, а также несколько прохожих с любопытством смотрели на них. Морган, негодуя, заявил, что, дескать, теперь ему придется тащить этого парня в казармы на себе. И пошел дальше, показывая всем своим видом, что ему это явно не по душе.

Он дотащил солдата до амбара, где хранился корм для скота, и проскользнул внутрь. Морган стянул с бедняги форму, надежно связал его, заткнул кляпом рот и завалил грудой мешков из-под овса. Надев на себя форму, он спрятал свою одежду в мешок, пристегнул оружие и вышел наружу.

Теперь надо было действовать очень быстро. От этого зависел успех его плана. Сразу после того, как сменится стража, ему нужно подойти к караульной службе. За день, проведенный в тавернах, он узнал все до мельчайших подробностей. Оставалось только воспользоваться этими сведениями. Солнце бросало на землю последние блики. Улицы пустели: солдаты, торговцы и жители городка направлялись домой ужинать. Морган не забывал отдавать честь проходящим мимо офицерам. Он не хотел привлекать к себе внимание.

Он намеренно сторонился прохожих — этакий суровый, безжалостный солдат Федерации, занятый своим делом, к такому просто так не подойдешь, и, уж конечно, лучше его не злить. И это ему удалось: все обходили его стороной.

Когда он подошел к баракам, в окнах горел свет, день близился к концу. Стража разносила ужин — похлебку с хлебом. В воздухе стоял запах пищи. Перейдя дорогу, Морган приблизился к складским сараям и сделал вид, будто занят проверкой. Сумерки сгущались.

На закате караул сменился. На дежурство на улицах и у дверей бараков заступили новые охранники. Морган не сводил взгляда с караульного помещения. Дежурный офицер передал пост своему ночному сменщику. Младший офицер занял место за конторкой в приемной. Морган подождал несколько минут, глубоко вздохнул и направился прямо к зданию, он толкнул дверь и предстал перед сидящим за конторкой дежурным.

— Я вернулся, — сообщил Морган.

Младший офицер удивленно уставился на него.

— За старухами, — добавил Морган раздраженно. — Вам что, не сказали?

Младший офицер покачал головой:

— Я только что заступил…

— Да, но на вашем столе уже час как лежит запрос! — повысил голос Морган. — Так или нет?

— Я не… — Младший офицер в растерянности оглядывал конторку, отодвинув в сторону груду бумаг.

— За подписью майора Ассомала.

Младший офицер застыл. Он знал, кто такой майор Ассомал. В гарнизоне Кальхавена не было ни одного солдата Федерации, кто бы не знал его. Морган услышал о майоре в таверне. Из всех офицеров оккупационной армии майор Ассомал вызывал наибольший страх и неприязнь. Каждый старался держаться от него подальше.

Младший офицер испуганно вскочил.

— Я позову начальника караула, — пробормотал он и вышел из комнаты. Через минуту он вернулся вместе с капитаном. Тот был явно взволнован. Морган поприветствовал старшего по званию.

— В чем дело? — спросил капитан, но вопрос прозвучал неуверенно.

Морган выпрямился, скрестив руки за спиной. Сердце бешено стучало.

— Майору Ассомалу потребовались услуги двух женщин-дворфов, которые здесь работают. Я лично отобрал их по его просьбе и ушел на время, пока тут закончат оформление документов, а теперь вот вернулся. Однако, похоже, ничего не сделано.

Начальник караула, с круглым желтоватым лицом, производил впечатление человека, большую часть жизни проведшего за конторкой.

— Я лично ничего об этом не знаю, — проворчал он.

Морган пожал плечами:

— Хорошо. Мне так и доложить майору Ассомалу, капитан?

Капитан побледнел.

— Нет-нет, я совсем не это имел в виду. Я просто не… — Он шумно вздохнул. — Какой досадный случай!

— Особенно если учесть, что я должен вернуться как можно скорее. — Морган замолчал.

Начальник караула поднял руку.

— Ладно, ладно! Какая разница! Я сам выпишу вам на них все необходимые бумаги. Пусть их приведут, и покончим с этим!

Он открыл перечень служащих и под бдительным взглядом Моргана нашел имена бабушки Элизы и тетушки Джилт в списке под номером четыре. Он торопливо написал приказ об их освобождении и отправил младшего офицера за старушками. Морган сказал, что хочет сопровождать его.

— Во избежание дальнейшей путаницы, капитан, — объяснил он. — Мне ведь придется отчитываться перед майором Ассомалом.

Капитан охраны не возражал, явно желая покончить с этим делом поскорее, и Морган вышел вместе с младшим офицером.

Ночь была тихая и теплая. Морган улыбнулся. Его рискованный план срабатывал. Они пересекли огороженную территорию у четвертого строения; охранники, дежурившие возле главного входа, внимательно прочитали приказ об освобождении, отодвинули засовы. Морган толкнул тяжелую дверь, и они вошли в барак.

В работном доме повсюду громоздились верстаки. Все было покрыто пылью, свет тусклой лампы освещал грязные, немытые стены. Женщины-дворфы сидели на полу с тарелками супа и хлебом в руках — заканчивали ужин. Все они разом повернулись, и Морган почувствовал на себе их взгляды, полные ненависти и страха.

— Позовите старух, — приказал он младшему офицеру.

Младший офицер выкрикнул их имена. Его голос гулко отозвался в тишине барака. Две ссутулившиеся фигуры с трудом поднялись на ноги.

— Подождите меня за дверью, — сказал Морган.

Младший офицер на мгновение заколебался, но вышел. Бабушка Элиза и тетушка Джилт осторожно пробирались к Моргану, переступая через сидящих. Он едва узнал их. Одежда старушек превратилась в лохмотья, седые волосы спутались. Худенькое личико тетушки Джилт еще больше заострилось. Они совсем сгорбились и двигались так медленно, как будто каждый шаг причинял им боль.

Когда старушки подошли к нему, он тихо позвал их по именам.

Они удивленно подняли головы, глаза их расширились. У тетушки Джилт даже перехватило дыхание.

— Морган! — изумленно прошептала бабушка Элиза. — Дитя мое, неужели это ты?

Он наклонился и крепко обнял их. Они сразу поникли и тихо заплакали. Остальные молча наблюдали за происходящим.

— Послушайте меня, — мягко сказал Морган. — У нас мало времени. Я обманул начальника караула, но он может разобраться, что к чему, нужно торопиться. Вам есть где укрыться? Какое-нибудь место, где вас не найдут?

Тетушка Джилт торопливо кивнула:

— У нас еще остались друзья.

— Морган, где Стефф? — перебила бабушка Элиза.

Горец посмотрел ей в глаза:

— Стефф погиб, сражаясь против Федерации. Его убили у Зубов Дракона.

Лицо старой женщины исказилось от боли. Морган взял ее за руку.

— Тил тоже мертва. Это она убила Стеффа. Как все мы ошиблись в ней! Она оказалась одной из тех тварей, что зовутся порождениями Тьмы — средоточие темной магии. Она всех предала.

— О, Стефф, — прошептала бабушка Элиза и опять заплакала.

— Солдаты явились за нами сразу после вашего ухода, — сказала тетушка Джилт. — Они забрали детей, а нас отправили в эту тюрьму. Мы очень боялись, как бы они не сцапали и тебя, Морган, ведь эта девочка была нам совсем как родная!

— Понимаю, тетушка, — отвечал он. — Теперь уже и не знаешь, кому верить. А эти друзья, у которых вы намерены спрятаться, на них можно положиться? Вы уверены, что будете в безопасности?

— В относительной безопасности, — ответила тетушка. — Успокойся, Элиза, — сказала она, ласково похлопывая сестру по руке. — Нужно делать то, что говорит Морган, — выбираться отсюда поскорее.

Бабушка Элиза кивнула, вытирая слезы. Он погладил склоненные седые головы.

— Запомните: вы меня не знаете, я ваш конвоир, до тех пор пока мы не окажемся в безопасности. Если что-нибудь случится и нам придется расстаться, укройтесь в безопасном месте. Я дал слово Стеффу, что позабочусь о вас. Вы должны выжить ради него! Хорошо?

— Хорошо, Морган, — отозвалась бабушка Элиза.

Они вышли: Морган впереди, за ним, с трудом передвигая ноги и понурив головы, две старушки. Младший офицер стоял у двери, охранники явно скучали. Морган должен был вернуться в караульное помещение. Начальник караула с нетерпением ждал их, держа в руке обещанные документы; он подал их через конторку Моргану на подпись, затем вручил младшему офицеру и важно прошествовал в свой кабинет. Младший офицер взглянул на Моргана.

Мысленно поздравляя себя с успехом, Морган произнес:

— Майор Ассомал ждет.

Он повернулся и уже собрался было вывести пленниц, как вдруг дверь распахнулась и вошел еще один офицер Федерации. Знаки отличия в виде перекрещенных полосок на его форме свидетельствовали о том, что он командир дивизии.

— Командующий Солд!

Младший офицер вскочил на ноги и отдал честь. Морган застыл. Командующий Солд, в обязанности которого входило надзирать за заключенными, был старшим по званию офицером гарнизона. Можно сколько угодно гадать, что ему понадобилось в административном здании в этот час, но одно было ясно: в планы Моргана это не входило.

Горец отдал честь.

— В чем дело? — спросил Солд, оглядев бабушку Элизу и тетушку Джилт. — Почему не в казармах?

— Запрос от майора Ассомала, командир, — отрапортовал младший офицер.

— Ассомала? — Солд нахмурился. — Он сейчас в действующей армии. На что ему сдались эти дворфы… — Он перевел взгляд на Моргана. — Что-то я тебя не припомню, солдат. А ну, предъяви документы.

Морган ударил его по голове. Солд повалился на пол и замер. Морган тотчас же бросился к младшему офицеру, с криком пятившемуся назад, схватил его и со всего размаху стукнул головой о стол. Капитан охраны, выскочивший из кабинета, получил несколько ударов по физиономии, покачнулся и упал.

— Скорее! — прошептал Морган бабушке Элизе и тетушке Джилт.

Они вышли из караульного помещения. Морган торопливо оглянулся и вздохнул с облегчением. Часовые по-прежнему стояли на посту. Никто не слышал шума борьбы. Он быстро повел старушек по улице, подальше от работных домов. Впереди показался патруль. Морган замедлил шаг и с уверенным видом пошел впереди своих подопечных. Не доходя до них, патруль свернул в сторону и исчез в темноте.

Вдруг позади послышались крики — звали на помощь. Беглецы быстро свернули за угол. Раздалась трель свистков, рога затрубили сигнал сбора.

«Сейчас они нас схватят», — подумал Морган.

Беглецы дошли до следующей улицы и свернули за угол. Теперь крики доносились со всех сторон. Морган завел старушек в какой-то заброшенный дом, прикрыл дверь, и они замерли в страхе. По обе стороны улицы показались солдаты. План спасения, разработанный Морганом, явно провалился. Он сжал кулаки. Нет, что бы ни произошло, он не позволит солдатам Федерации вновь схватить бабушку Элизу и тетушку Джилт.

Морган наклонился к старушкам.

— Мне придется отвлечь их, — прошептал он. — Постойте здесь, а когда я уведу их за собой — бегите.

— А как же ты, Морган? — Бабушка Элиза схватила его за руку.

— Обо мне не беспокойтесь. Делайте, как я сказал. И не пытайтесь искать меня. Я сам найду вас, когда все уладится. До свидания, бабушка. До свидания, тетушка Джилт.

Не обращая внимания на их уговоры, он торопливо обнял, расцеловал старушек и выскочил на улицу.

Увидев первый отряд, он закричал:

— Они там!

Едва солдаты устремились за ним, он свернул в переулок, уводя их подальше от бабушки Элизы и тетушки Джилт. Выхватив палаш из ножен, он бежал по переулку и, заметив второй отряд, неопределенным жестом махнул вперед, увлекая его за собою. Для окружающих Морган был всего лишь солдатом, таким же, как они, и у него появилась возможность спастись.

— Видите тот амбар впереди? — вновь закричал он, когда первый отряд поравнялся с ним. — Они там!

Солдаты ринулись вперед, а Морган развернулся и побежал в другую сторону.

Выскочив из-за угла, он наткнулся на третий отряд.

— Они побежали в…

Он замер, не договорив, — перед ним стоял начальник караула. Офицер истошно закричал при виде старого знакомого.

Морган попытался было сбежать, но солдаты тотчас набросились на него. Он отчаянно сражался, но вырваться было невозможно. Его окружили и повалили на землю. Удары градом посыпались на него.

«Все кончено», — подумал Морган и провалился в пустоту.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.023 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал