Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Дом без привидений




Поездка в эту деревню заняла целую вечность.

Час на достаточно приличном «дилижансе» до районного центра типа «Мухосранска», а оттуда – ещё полчаса, на завывающем от напряжения тарантасе, по пыльной просёлочной дороге, до остановки «Колобибишки».

Местные жители уже устали переименовывать свои улицы с партийных псевдонимов бывших вождей на имена новых героев: все равно лет через сорок опять переименуют! Поэтому они носили теперь славные, но нейтральные имена: «Вторая Садовая», «Первая Заречная», «Вишнёвая».

Деревушка была довольно маленькой, но нужный мне дом я нашёл не сразу.

Для нежилого он выглядел вполне прилично: окна не разбиты, и мусора вокруг нет. Невысокий забор, калитка прикрыта, но не заперта.

Внутри тоже опрятно, но обстановка была очень скромной: стол, стул, шкаф, кровать и небольшой телевизор.

Странно, что телевизор был включён, хотя толстый слой пыли на нём говорил, что я здесь первый человек, появившийся, как минимум, за последние месяца три.

Имелся в доме и холодильник, но внутри он был абсолютно пуст. Нигде не было ни икон, ни крестов, хотя в нашей сельской местности так совершенно не принято.

На книжной полке лежали какие-то географические карты, и я взял одну. Это оказалась карта Кампании.

От автовокзала Неаполя кто-то фломастером прочертил жирную стрелку по направлению к городку Поццуоли, а оттуда, уже другим цветом, на северо-запад, к озеру Аверно.

Чем же это маленькое озерцо так примечательно для обитателя этой «малины»?

Но времени изучать эту «явку» не было: если я опоздаю на автобус, придётся идти до «Мухосранска» пешком. И даже деньги меня не спасут: такси здесь не бывает, а попутки наверняка ходят редко. Да и мало кто у нас берёт попутчиков на ночь глядя!

На ключе – только пять цифр и фирменный «лейбл» производителя заготовок.

Я сунул его в карман джинсов, как мне было велено, поставил сумку в шкаф и вышел.

Мой автобус прибыл через две минуты.

Я водрузился на заднее сиденье и стал размышлять: «А в то ли дело я ввязался?»

Вдруг небо покрылось густыми тучами, поднялся ветер, и хлынул проливной дождь. Грянул гром, и молния ударила в землю где-то там, где был тот дом. Точно утверждать я не мог: мы отъехали уже прилично.

Но дождь моментально прекратился, и небо прояснилось. Так у нас часто бывает, особенно весной.

На сиденье напротив маленькая китаянка убаюкивала дочку, на чистейшем местном языке напевая ей сказку про Королеву Змей.

* * * * *

Банкомат в здании вокзала выдал квитанцию:

«Можете не заходить в магазин. Когда доберётесь домой, позвоните! Д.»

В убогой забегаловке на привокзальной площади приходилось упираться в спины сидящих за другим столиком, зато спиртное там продавалось круглосуточно, как и в моей «стекляшке».



Весьма колоритный мужик с козлиной бородкой за другим столиком рассказывал собутыльникам:

– Это было, когда все вокруг занялись «челночным» бизнесом. У друга был микроавтобус, и надо было как-то забрать один груз во Вроцлаве. Границу мы пересекли уже вечером, проехали оттуда километров пять. За окном – январь, лёгкий морозец, но снега почти не было. Нас там было шестеро, мужики согревались водочкой, бабы – коньячком. И впереди какой-то дед на велосипеде. Мы только собрались его обгонять, а он вдруг вильнул в сторону – и полетел на землю, чуть-чуть не попал под наши колёса. Лежит – и не поднимается! Мы подумали: зацепили его ненароком, и остановились. А велосипед цел, только цепь слетела, да и сам дед невредим, но пьян в стельку – и уже храпит. Жалко стало: чего доброго, замёрзнет! Решили его подвезти. Погрузили в автобус, а велосипед рядом с ним поставили, места у нас хватало. Но мы пока что в приграничной зоне. А вдруг нас остановят, а у этого деда нет документов? Проблемы: «везём нелегала»! С нами был один поляк, Тадиком звали. Он пошарил у этого деда по карманам, и говорит: «Всё в порядке! Вот его паспорт, он недалеко живёт, километров пять отсюда. У меня там даже знакомая живёт, Ядвига». И машинально сунул его паспорт в карман. Хряпнули мы ещё по стаканчику, включили музыку и поехали. Деревеньку ту проскочили, а про деда совсем и забыли. Доехали до Варшавы, а это километров триста! Тут дед стал ворочаться и глазами хлопать, но по нему видно: ещё не протрезвел. Что делать? Придумали: его, полуспящего, посадили на скамеечку, велосипед рядом поставили – а сами в ноги! Некогда оправдываться: он в родной стране, не в Африке, проспится – разберётся!



– Ну, а дальше?

– Доехали до Вроцлава, сделали все дела, покатались немного по Польше – и обратно! А тут этот Тадик сунул руку в карман: «Ребята, у меня его паспорт остался, надо будет отдать!» Решили, в качестве компенсации, купить ему большую бутылку водку. Заехали туда, нашли тот домик и постучали. А на крыльцо выходит толстая баба, со зверским лицом: «Кто такие?» Тадик: «Да мы неместные, хотели бы вашего мужа увидеть». Та, не меняя выражения: «А зачем это?» Тадик плюнул в сердцах: «Да выпить с ним хотели!», и достаёт его паспорт и бутылку. А жена: «Не-е-е-е! Он как позавчера вернулся с Варшавы на «лесопеде», с тех пор совсем не пьёт!»

* * * * *

На бордюре сидел, вытянув ноги на проезжую часть, какой-то русский турист, который явно хорошо поддал: он был в очень хорошем настроении, и довольно громко пел.

У него оказались абсолютный слух и очень сильный голос.

Я никогда и нигде не слышал этих мелодий, хотя считал себя достаточно грамотным в сфере музыки.

К нему подошли трое полицейских. Но, оценив его репертуар и манеру исполнения, они не стали задерживать этого бедолагу, и даже не попытались оттащить его на ближайшую скамеечку.

Мимо проезжала машина дорожных укладчиков, и патруль резко остановил её.

Старший мент взял с их прицепа знак «Объезд», а двое других – оранжевые светоотражающие конусы.

Они поставили этот знак впереди певца, а конусы – вокруг, и стали дальше наслаждаться его серенадами.

* * * * *

Холодильник с утра ещё был пуст, но я нашёл там кучу продуктов, и всё оказалось в моём вкусе: сыры, колбасы, другие копчёности и несколько банок пива.

Переодевшись в домашнее, я взял телефон, и через пару минут Дамиано опять стоял на моём пороге.

Я не переставал удивляться:

– Меня всегда поражала ваша скорость!

– Я же говорил, что живу неподалеку! – напомнил он.

– Спасибо за гостинцы, но как вы проникли сюда без меня?

Дамиано улыбнулся:

– Вы даже не представляете себе, как это просто. Но вернёмся к нашим делам! Вы выполнили первое задание, и теперь находитесь под нашей защитой. Отныне вы не обязаны тратить наши деньги ежедневно, и можете их копить. Все остальные ограничения остаются в силе, но появляется и новое: вы не можете официально вступать в брак. Против природы не попрёшь, и можете встречаться с кем угодно, влюбляться в кого угодно, и даже заводить детей. Сейчас жить без регистрации вполне допустимо, это почти норма. Но не вздумайте вдруг креститься, или делать себе обрезание.

– А это ещё почему?

– Считайте это прихотью начальства!

– А свечку в церкви поставить хотя бы можно?

– Можно, но не более того. И не называйте своего сына Фемистоклом!

Я был удивлён такой непатриотичностью босса:

– А чем вам этот полководец не нравится?

Дамиано рассмеялся:

– Над ним в школе будут смеяться! Arrividerci!

* * * * *

«Что это за организация, к которой я присоединился? И можно ли будет оттуда «соскочить», если всё-таки передумаю?»

В мафии есть закон: «Рубль – вход, два рубля – выход, и чаще всего: через морг!»

Хотя мне заявлено, что отставка у них существует, как это будет выглядеть на практике?

Многие спецслужбы после какого-нибудь провала убирают всех свидетелей, а иногда и своих сотрудников. И иногда они делают это не сразу: надо усыпить бдительность своих «бывших»!

На кого я сейчас работаю? «Моссад»? «Шабак»? ЦРУ?

Такие службы часто используют сеть внештатных помощников.

Например, нужна «незасвеченная» машина. Сочувствующий оставляет свой автомобиль в условленном месте с ключами в замке. Через день его ему возвращают с полным баком, а на случай провала у него уже заготовлено заявление об угоне. Шастали они это время по борделям или «мочили кого-то в сортире» – хозяин никогда этого не узнает!

Работать они предпочитают, конечно, со своими соплеменниками, но всё течёт, и всё изменяется.

Когда-то наших «Штирлицей» отправляли собирать информацию за границей в одиночку, оставляя их жён и детей в заложниках. Но потом до них дошло, что тамошние контрразведчики довольно косо смотрят на одиноких холостяков, которым за сорок, и стали засылать туда уже целые семьи, иногда и с детьми. Сейчас на Западе в моде однополые браки, и я не исключаю, что теперь они используют в своих интересах и такие «пары».

В качестве расчётной единицы со мной выбран американский доллар, но это ни о чём не говорит. Хорошо ещё, что это не монгольские тугрики или мексиканские песо!

Собственно, что я сделал такого противозаконного?

Доставил одежду неизвестному человеку. Кому и зачем?

Дамиано просто рассмеётся, если я пристану к нему с такими расспросами:

«Позвонил друг. Упал спьяну в речку, а потом ещё и в дерьме вывалялся. В такси и автобус в таком виде не посадят, а завтра в город надо позарез!»

И что я тогда ему отвечу?

* * * * *

Мне приснилось, что я рыбачу, и ко мне подходит седой мужчина:

– Ну как клюёт, сынок?

Мне показалось такое обращение фамильярным, но я не хотел грубить старику:

– Да так себе, хреново!

– Сколько раз тебе говорил: поплюй на этого червяка и скажи: «Ловись рыбка, большая и крупная!»

Он взял его и прошептал над ним это знаменитое рыбацкое заклинание.

Не прошло и минуты, как мой поплавок утонул, и скоро на траве лежал огромный лещ.

Я посмотрел на этого деда. Сходство было просто поразительным!

– Папа, это ты? Но ведь ты уже умер!

– Мне там дали отпуск!

– Ты пришёл за мной?

– Нет, я хочу ещё увидеть своего внука, а заодно и тебе помочь.

– А почему ты без бороды?

– «Правила внутреннего распорядка!»

– Как там?

– Всякое бывает. Но ты помнишь: мне и здесь было несладко.

Он молчал, наблюдая за поплавком.

– Ты не бойся этого «неаполитанца», сынок. Он совсем неплохой!

– Кто он?

– «Посредник». Смотри, у тебя опять клюёт!

Я стал увлечённо тянуть свою новую добычу, и это заняло ещё пару минут.

Вытащив из воды второго леща, я повернулся к отцу.

Но его уже не было.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.008 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал