Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 5. - Как это произошло? – голос Сэта надломился




 

- Как это произошло? – голос Сэта надломился. Казалось ему очень тяжело говорить из-за огромной волны нахлынувших чувств. Он открыл рот, тяжело дыша, словно задыхался от этого безумного коктейля, стараясь взять под контроль все свои эмоции.

Эвон вздохнул, и устало потер рукой лицо. Ему хотелось скорее покончить с этим разговором. Он никогда и не предполагал, как неприятно заставлять родных волноваться. Из-за этого он даже чувствовал себя немного виноватым.

- Я не помню…

- Но…

- Нет, постой. Я же не сказал, что не знаю, – опередил Эвон отца. – Моя жизнь началась заново, когда я очнулся в больнице. Именно там мне рассказали об автомобильной аварии и гибели матери. Думается, это было моим вторым рождением. Мне невероятно повезло.

Сэт положил локти на гладкую поверхность стола, за которым сидел и нещадно растрепал свои волосы, словно таким образом пытался упорядочить мысли. Его невидящий взгляд блуждал по каким-то важным документам, аккуратно сложенным в небольшие стопки. Что Сэт испытывал в данный момент? Он толком не понимал. Однако мог сказать точно, что в хороводе чувств, главенствующим было одно – боль. Больно осознавать, что твоему ребенку на долю выпали такие сложные жизненные препятствия. Наверняка ему было очень трудно привыкнуть к переменам. Но он справился. Сэт очень им гордился и одновременно сожалел о том, что его не оказалось рядом.

- Знаете, когда мне пришло письмо, я очень удивился, но в тоже время испугался и обрадовался. Я боялся перемен и одновременно радовался, осознав, что не один в этом огромном мире. Поездка стала возможностью вспомнить прошлое. Не раздумывая, ухватился за этот шанс.

Сидевший на соседнем стуле Элан, ободряюще улыбнулся. Эвон благодарно кивнул и прислушался к мерному ходу часов, стоящих на каминной полке. Тик-так, тик-так – отсчитывали они время, раздражая постоянством звука. Если бы в камине горел огонь, то тихое потрескивание поленьев сливалось бы с тихим стуком часов, успокаивая. Возможно, тогда бы Эвон не чувствовал себя таким напряженным.

- Наверное, тебе было очень страшно ехать к незнакомым людям? – поинтересовался Элан.

- Как сказать… - пожал плечами Эвон – Я больше волновался, нежели боялся.

- Почему ты сразу нам не рассказал? – спросил Сэт. Его пристальный взгляд заставил поежиться.

- Я... я не хотел вас обременять, – отчасти это было правдой, но не всей.

- Обременять! – разозлился Сэт. – Черт возьми, Эвон, мы ведь семья!

- Прости, но тогда я не ощущал родственных связей. Для меня вы были чужими и совершенно незнакомыми, – возразил молодой человек.

Повисло молчание. Эвон уже пожалел о своих столь жестоких словах. Но лучше сразу все выяснить, нежели юлить и недоговаривать, иначе в будущем ничего хорошего из этого не выйдет. К тому же молодой человек испытывал легкое чувство обиды. Он задавался вопросом, почему родственники не объявились раньше. Конечно, Эвон понимал, что они ни в чем не виноваты. В конце концов, у него не было никаких оснований полагать, что в прошлом они никогда не виделись.



Сэт резко поднялся и раздраженно ударил рукой по столу. Раздался скрежет, заставивший Эвона вздрогнуть. Что это?

- Отец! – в голосе Элана слышалось предупреждение.

Сэт посмотрел на своего старшего сына и, несколько раз глубоко вздохнув, вновь опустился в кресло, откинувшись на высокую мягкую спинку.

- Ты прав, Эвон. Прости за мою вспышку гнева. Очень больно слышать такие слова из уст сына. – Проговорил старший мужчина.

Сейчас молодой человек чувствовал себя ужасно. Обида отступила на второй план, уступив место вине. Ему не хотелось расстраивать отца.

- Это ты меня прости. Я не должен был так говорить. – тихо сказал Эвон.

Сэт улыбнулся.

- Не будем об этом. Когда-нибудь память вернется, и все вновь встанет на свои места.

- Отец прав, Эвон. Будем жить дальше. – Поддержал Сэта Элан.

- Скажи мне, Эвон, ты хотел бы что-нибудь узнать? Не стесняйся, задавай вопросы. – Сказал старший мужчина.

- Мне бы очень хотелось, – на губах молодого человека заиграла улыбка. – Расскажите мне, пожалуйста, какой была моя мать.

На миг Сэт задумал, решая, что именно стоит говорить.

- Честно признаться, мы толком и не знали друг друга. За восемь лет совместного брака мы не очень часто общались.



- Причиной этому было соглашение?

- Откуда ты знаешь?

- Элан о нем упоминал.

Мужчина осуждающе посмотрел на своего старшего сына. Не хотелось ему говорить на эту тему. По крайней мере, сейчас. Не то чтобы в прошлом было что-то ужасное, просто ввиду некоторых обстоятельств Эвону не следовало много знать. Сначала нужно было вернуть младшему сыну память.

- Соглашение было заключено между двумя влиятельными семьями еще до нашего рождения. Но, будучи молодым, я отказался от его исполнения и сбежал из дома. – Сэт усмехнулся. - В своих, так сказать, скитаниях я встретил женщину и, как водится, влюбился. Ее звали Риасса. Наш бурный роман развивался с невероятной скоростью. Мы были так захвачены своими чувствами, что, даже не раздумывая, решили вступить в брак. Но счастье не длилось долго. Риасса умерла, давая жизнь Элану. Некоторое время я пытался справляться самостоятельно. Но с маленьким ребенком на руках и с низкооплачиваемой работой выходило плохо. Что было приемлемо для меня одного, совершенно не подходило ребенку. Хорошо подумав, я все-таки вернулся к семье. Началось обучение, затем принятие наследства и, наконец, мой отец напомнил мне о старом соглашении. На этот раз я не стал сопротивляться, здраво рассудив, что Элану тоже нужна мать. К тому времени ему уже исполнилось шесть лет, и он остро нуждался в женской ласке. – Мужчина резко замолчал. Казалось, воспоминания причиняли ему боль. – Однако все вышло не так, как я ожидал. Не сказать, что Лаиза была плохой матерью. Просто она любила исключительно свое дитя. Поначалу я пытался сплотить нашу семью. Но затем понял, что требовать от нее подобное было верхом эгоизма. Мы не испытывали друг к другу никаких чувств, и брак по договоренности с самого начала был обречен. Когда тебе исполнилось пять лет, незначительные ссоры между нами превратились в скандалы. Их итогом стало наше расставание.

- Удивительно, что вы позволили ей забрать ребенка, – проговорил Эвон. Почему-то соотнести услышанное с собой он не мог. Молодой человек слушал, не испытывая ровным счетом никаких эмоций. Будто ему рассказывали обычную историю, которая не имела никакого отношения к реальности.

- Лаиза сбежала тайком, забрав и тебя. – Ответил Сэт. – Как только я обнаружил вашу пропажу, то сразу же начал поиск. Не думал, что он затянется на долгие годы.

- Возможно, нам помогала ее семья? – предположил молодой человек.

- Нет. – Покачал головой Сэт. – Семья Лаизы тоже разыскивала ее, ведь ты являешься и их наследником.

- Разве у них более нет детей?

- Есть. Но в нашем мире от детей не отказываются.

Эвон нахмурился, не совсем понимая последнюю реплику отца. Возможно, здесь и вовсе не было скрытого смысла, а все сводилось к любви и привязанности. Молодой человек, вздохнув, поерзал на стуле.

- Слишком много информации, – улыбнулся Элан.

- Не то слово. У меня даже голова разболелась.

- Может, тебе стоит немного отдохнуть, – забеспокоился старший брат.

Эвон улыбнулся. Чужая забота была весьма приятна. Она теплом разливалась внутри, согревая сердце. Интересно, доводилось ли ему ранее испытывать нечто подобное?

- Все в порядке, – отозвался молодой человек и почувствовал, как желудок недовольно заурчал. Надо же за разговором он и не заметил, как проголодался. – Мне нужно лишь немного перекусить, и я приду в норму.

Ответом ему был заливистый смех близких.

- Ты очень похож на Лаизу. Я говорю не только о внешнем сходстве. От меня тебе достался лишь цвет глаз. Все остальное – цвет волос, мягкие черты лица, характер. Я вижу ее в тебе, Эвон.

Молодой человек улыбнулся.

- Идемте я жутко голоден, – сказал он, поднимаясь. Брат и отец последовали за ним. – А где Торин?

Ему было немного стыдно, что он забыл о своем племяннике.

- До того, как вы пришли, он уже убежал играть с новой игрушкой. – Прежде чем они покинули кабинет, Сэт бросил взгляд на часы. – Торин, наверное, уже в столовой. Время уже подошло к ужину.

* * *

 

- Папа, еще! – радостно прокричал ребенок, запрыгнув Элану на спину. Тот стоял на коленях и строил из кубиков замок. Эвон же наблюдал в стороне, утомившись от непрерывной игры. После ужина Торин утянул их в игровую комнату и не давал ни минуты передохнуть, радуясь тому, что может провести время с отцом. Зачем ему понадобился еще и дядя оставалось загадкой, но ребенок упорно хотел играть с ними обоими. Впрочем, отказывать ему никто не собирался. В конце концов, детство быстротечно и необходимо, чтобы у малыша осталось как можно больше приятных воспоминаний.

- На сегодня достаточно. Уже довольно поздно, и тебе пора ложиться спать, – наставительно проговорил Элан и направился к двери, удерживая сына руками за ноги. Тот в свою очередь обхватил его за шею руками и повис, безумно счастливый от того, в каком положении находится.

- Но папа…

- Никаких «но». Отдых необходим.

Эвон улыбнулась, заметив, как ребенок насупился и, встав, потянулся. Он и сам был не против лечь спать. Общение с детьми сильно выматывало.

- Хорошо, – соблаговолил согласиться Торин. – Но я хочу, чтобы и Эвон пожелал мне сладких снов.

- Сын, твой дядя наверняка устал…

- Ничего это мне не в тягость, – не дал ему договорить молодой человек. – Идем, уложим спать этого непоседу.

- Спать, спать, спать, – радостно запричитал ребенок и зашевелился на спине у отца, побуждая его двигаться.

Элан улыбнулся и направился к выходу. Эвон двинулся следом, думая о том, как это, наверное, здорово иметь своего собственного ребенка. Конечно, пока он не был готов стать отцом, но в будущем возможно. Опыт показал, что ему очень хорошо удавалось ладить с детьми. Кто бы мог подумать?

Комната Торина была такой же большой, как и все ранее изученные Эвоном помещения. Она отличалась лишь более современной детской мебелью, которая буквально кричала о своей цене и та, судя по всему, была немалой. Небольшая кровать с высокой спинкой расположилась у плотно зашторенного окна, а вдоль стен стояли стеллажи с игрушками, да шкаф с вещами. Лишь небольшой письменной стол на первый взгляд казался здесь лишним. Но если приглядеться, то вполне можно было заметить, что он удачно гармонировал с общей обстановкой. На высоком потолке красовалась огромная люстра, освещая помещения ярким искусственным светом.

Элан вместе с ребенком скрылся в ванной комнате, но спустя несколько минут вернулся. Торин на его руках смотрел сонными глазами и зевал. Похоже, теплая вода его разморила. Элан быстро переодел малыша в пижаму и уложил в кровать, укрывая теплым одеялом и желая хорошего сна.

- Эвон, – недовольно нахмурился Торин и протянул к дяде руки.

Молодой человек улыбнулся и, приблизившись, запечатлел на щеке нежный поцелуй, тихо прошептав:

- Сладких снов.

- И тебе, Эвон. – Малыш сладко зевнул и закрыл глаза, засыпая.

Взрослые, погасив свет, быстро покинули комнату.

- Спасибо, – уже в коридоре проговорил Элан.

- Я же уже говорил, что благодарить не за что, – отмахнулся Эвон и направился было к себе в спальню, как вдруг старший брат схватил его за руку и крепко прижал к себе.

Молодой человек удивленно моргнул, уткнувшись носом в его шею. Он вдохнул особенный аромат кожи Элана, почувствовав, как от этого невероятного запаха начинает кружиться голова.

- Говорил. Но я все равно тебе очень благодарен, – Элан резко отстранился и быстро направился к лестнице. На его губах играла едва заметная улыбка, а в глубине глаз притаилось странное выражение, которое молодому человеку вновь не удалось разгадать.

Эвон некоторое время стоял неподвижно, находясь под ярким чувством удивления. Он все еще ощущал тепло от крепких братских объятий, а там где к его спине прикасались руки Элана, кожу немного покалывало. Но это не шло ни в какое сравнение с тем, как безумно билось его сердце, чей стук отдавался в ушах, заглушая все посторонние звуки.

Молодой человек встряхнул головой, стараясь привести мысли и чувства в порядок, и направился к себе в комнату, гадая, что же между ними происходило. Спальня встретила его холодной неприветливостью и темнотой, но Эвон не стал включать свет. Вместо этого он приблизился к окну и, распахнув тюль, посмотрел на улицу. Медленно сгущалась ночь, погружая окрестности во тьму и приглушая цвета, которые днем казались такими яркими. Небо постепенно покрывалось звездами, а из-за горизонта медленно выплывала убывающая луна. Совсем недавно было полнолуния, о чем свидетельствовал неровный диск, постепенно превращающийся в полумесяц.

Эвон задумался, вновь и вновь пытаясь понять значение своих эмоций. Эти странные чувства смущали и тревожили. Вообще в последнее время он перестал понимать себя. Если раньше все казалась таким простым, то сейчас чертовски усложнилось, даже, несмотря на то, что главная проблема разрешилась.

Молодой человек прикрыл глаза, вспоминая будоражащий аромат своего старшего брата. Эвон всегда был чувствителен к запахам, но в последнее время они будто преследовали его, приглашая разобраться в своем разнообразном букете. Не то чтобы это было неприятным. Напротив ему всегда нравилось ощущение непохожести на остальных людей. Но иногда это могло доставить проблемы. Вот, к примеру, случай с братом. Испытываемые им эмоции ни к чему хорошему не приведут. В воздухе буквально витал чуть резковатый аромат неприятностей. Однако Эвон не собирался паниковать. Вполне возможно, что это лишь ненужные опасения.

Эвон прикоснулся рукой к прохладному окну, только сейчас осознав, как душно в комнате, затем прижал ладонь к щеке, ощутив жар кожи и легкий бисер пота. Он, немедля, распахнул окно и втянул в легкие прохладные воздух, пропитанный запахом древесной листвы и цветов. Из окна открывался прекрасный вид на город. Домики, которые в близи были огромными, казались небольшими, а их крыши затемненными, словно умелый художник нанес темную краску, стараясь закрасить яркие цвета, что полностью соответствовало его настроению.

Молодой человек еще шире открыл окно и, облокотившись на подоконник, выглянул на улицу, позволяя ветру обласкать лицо и остудить кожу. Почему ему было так жарко? Казалось, внутри пылал сильный костер, и его не возможно было затушить стараниями разума.

Эвон прислушался к своим ощущениям. У него появилось стойкое чувство, что нечто подобное происходило и раньше. Но ему всегда удавалось это заглушить и подавить первые признаки движения.

Волна зуда пробежалась по телу, словно что-то внутри него зашевелилось. Эвон испугано вздрогнул и зачесался, оставляя на коже красные следы от ногтей. Но все было тщетно. Зуд лишь усилился. Что же это такое?

Он со всей силы провел ногтями по одной руке, затем по другой, снял футболку и почесал грудь, касаясь рисунка в форме цепи, чьи толстые звенья, извиваясь, очерчивали левый сосок, спуская к пупку.

Внезапно зуд прекратился, и Эвон облегченно вздохнул. Еще чуть-чуть и он попытался бы причинить себе вред, оставив на коже глубокие истекающие кровью раны. Бросив футболку на пол, Эвон вновь посмотрел в окно, стараясь не думать о случившемся. Его взгляд скользнул по территории особняка, на мгновение задержался на цветочной клумбе и направился к леса, находившемуся неподалеку от дома и метнулся к ограждающим железным воротам.

Молодой человек замер, заметив темный силуэт. Он прищурился. В сгустившейся темноте ничего не возможно было разглядеть. Однако если еще чуть лучше приглядеться, то по очертаниям легко можно было понять, что это мужчина. Но и данный факт вызывал сомнение.

Темная фигура пересекла двор, миновала ворота и по узкой протоптанной тропинке, где уже давно не росла зеленая трава, двинулась в сторону леса. Шаги были быстрыми, мужчина практически перешел на бег, но все же не позволял себе сорваться, словно оттягивал время.

Молодой человек нахмурился. Кто же в такое время решил совершить столь безумную прогулку? В душе медленно, но верно поднималось любопытства. Легка сонливость, возникшая из-за утомления от постоянных игр с ребенком, резко исчезла, оставляя после себя ясное ничем не замутненное сознание.

Эвон поудобнее устроился у окна и принялся ждать. Он выяснит кто же этот безумец. Как же его будоражила мысль о том, что эта маленькая незначительная тайна будет раскрыта. На губах заиграла улыбка, а время медленно двигалось, приближая рассвет.

Молодой человек прождал всю ночь, и когда первые лучи восходящего солнца показались из-за горизонта, сдался. Зевнув, он закрыл окно и побрел к кровати. Буквально рухнув на нее, он тут же забылся крепким сном, даже не удосужившись снять джинсы и расстелить постель.

Несколькими минутами позже из леса вышел мужчина и, потянувшись, направился к дому, насвистывая веселенький мотив и, ощущая, как приятно ноют мышцы.

 


.

mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.01 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал