Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 6. Парни, развернувшись спиной к той шумной компании, шли к своим друзьям Разговор был очень плавный, но стремительный.




Парни, развернувшись спиной к той шумной компании, шли к своим друзьям… Разговор был очень плавный, но стремительный.

-Что ты постоянно оборачиваешься, – подметил Максим.

- Та… нет.. ничего… - ответил Богдан.

Он посмотрел вперед.

- У меня такое чувство…- после относительно длинной паузы, начал Максим.

- Что на том берегу реки стояла Мила – как будто бы прочитал мысли Максима Богдан. Они посмотрели друг на друга, каждый из них понял, что нужно как-то узнать то была она или нет. Богдан опустил глаза.

- Глупо? – спросил он, смотря торфянистый грунт. Его друг вдохнул на полные легкие воздух. Резко выдохнул, будто наслаждаясь хвойным запахом, и тут же ответил:

- Лично я не вижу смысла. Что ты ей скажешь при встрече?

- Ты прав. Ничего.

- Фух, шашлык все же был шикарный.

- А ты все о еде, – засмеялся Богдан, – ну, давай посмотрим что там Виктор с поварятами делают.

Парни подошли к компании. Их друзья уже опустошили последнюю бутылку виски. Крики от песен разлетались по лесу. Они сидели возле костра. Языки пламени глотали воздух и закручивались в один танец. Жаркие искры подносились высоко, а падая стремительно вниз - гаснули. Свет от костра ложился на деревья, создавая причудливые тени. Над костром висел большой котел, в нем кипела вода. Среди ее плавали куски мяса, и девчонки что-то там крутились, нарезая картошку и еще смотря в рецепт.

- Нужно хоть раз хорошо отдохнуть, Богдан, я прав? Ну, ответь, я прав? – вдруг сменил тон Максим, – забудь о Миле хоть на секунду. Посмотри сколько красивых девчонок! У-у-ух! А ты все о ней думаешь! А может она и вовсе в этот миг спит с каким-то Сашей!

- Ты все правильно говоришь, но умолкни. Просто умолкни.

- Но…

- Молчи! – грозно крикнул Богдан, наливая из бутылки ром. – Пей!

- О-о-о! Вот это уже по-нашему.

- Это последний раз, когда я пью с тобою.

Богдан засмеялся и, прислонивши горлышко бутылки ко рту, начал пить. Просто пить. Глоток за глотком. Может, он пытался залить свои проблемы. Может, надоело быть таким правильным. Всегда классический костюм, галстуки, до блеска наполированные столовые приборы, те же бокалы, в которых лишь отборные сорта. Лишь вызревшие сорты вина. Может, именно в этот миг он хотел отказаться от старых привычек и идеалов.

Ром. Глотки за глотками. Алкоголь постепенно расходился по организму. Мир наполнился какой-то удивительной фактурой. Компания, которую он любил, но опасался, теперь казалась ему удивительно теплой и родной. Смех, смех, везде смех и веселье. Вдруг собравшись с мыслями Богдан решил подойти к реки и искупаться. Он поднялся на ноги и его взгляд зацепился за машину Макса. Он стоял и внимательно смотрел. На удивительно прыгающий кузов.



- М-м как странно.. – запинаясь, проговорил Богдан.

Шатаясь со стороны в сторону он подошел ближе к машине. Потихоньку он начал замечать запотевшие стекла с отпечатками ладошек. Он подошел и просто открыл задние двери машины.

- О! Макс. Привет. И тебе привет Аня, - со смехом сказал он.

- Дверь закрой, придурок!! - ответили оба в унисон.

Богдан еще раз засмеялся и толкнул дверь. Дверь захлопнулась и амортизаторы вновь начали выполнять свою функцию.

Хмельной от алкоголя парень прогуливался по лесу. Память, пусть она и оглушена алкоголем, но она никогда не сотрет всю ту боль, которая была причинена раннее. Он не воспринимал физически ничего: ни ветра, ни свежего хвойного воздуха. Он шел лишь туда, где ему было наиболее комфортно. А шел он к воде…. К самом большому рукаву Псла… Постепенно торфяной грунт сменялся смесью земли с песка. Луна зашла за облако, парень поднял голову вверх, направил взгляд на ту тучку и тут же упал на задницу. Поджал ноги, а сам лег на спину. И просто начал смеяться. Сквозь смех неразборчиво он повторял одни и те же слова.

- Сука, почему все так легко, но почему же оно так сложно!

Эти слова были насколько абсурдные…

Смех утих. А Богдан погрузился в глубокий сон.

 

Палатка изнутри освещалась забитой сажей туристской лампой, кидая тень девушки на стенки. Ткань, которой была обтянута палатка, дребезжала от ветра, все сильнее и сильнее. А внутри, на удивление, было уютно и тепло. Мила сняла с себя всю верхнюю одежду, и одела теплый спальный костюм и спуталась в одеяло.



Достала свой дневник, открыла. Страничка была покрыта участками подмякшей и волнистой бумаги. Создавалось впечатление, что в то время, когда она это писала, был сильный дождь.

День 4,5,6... А дальше лист за листом. Позже численность дней уже не имели никакого смысла.

« Его могли убить на майдане. А он там был из-за меня. Он проехал. Рискнул. Саша. А Саша меня своим глупым поцелуем тупо подставил, а я его называла другом. Глупый, глупый урод! Или я глупая дура, которая не готова ни любить, ни быть любимой. Я хочу этого. Но люблю ли я Богдана по-настоящему… В этом сомнения. Может просто друг?»

Она читала при свете лампы, не шевелясь, а слезы как осколки воспоминаний скатывались по лицу. Пару страниц отделяло Милу от чистых белых страниц, на которых будет писаться уже новая история ее жизни:

« Тот вечер… крыша дома… Его глаза той ночью. Его светло-голубые глаза, в которых был свой мир. Нет!!! Нет!! Не тот мир, который я привыкла видеть, а какой-то свой. В тот миг на крыше, я поняла, что его мир это уже мой мир….»

В этот же миг на улице она услышала звук ломающейся ветки. Страх полонил ее тело.

-Кто там? – робко крикнула девочка.

Ответа не было. Но тяжелые шаги все сильнее и сильнее было слышно. Вновь какая-то ветка была сломана. Звук быстро разошелся эхом по лесу.

- Та кто там? – почти в истерике крикнула Мила во второй раз.

В ответ не было ничего слышно.

« Почему он позволил мне остаться, он после того, что случилось у меня дома… Я запуталась. Мне хочется просто провалиться сквозь землю. Хотя, может это и к лучшему. Что будет дальше - увидим»

Чья-то тень промелькнула за палаткой вновь.

- Та черт побери, кто там! – закричала Мила.

- Мила, можно войти? – тихим голосом произнес Саша.

- Да иди ты в задницу, придурок! – грубо ответила Мила и резко выдохнула, – до смерти напугал.

- Прости. Я не хотел.

- Та проходи, раз пришел то.

Змейка, закрывавшая вход в палатку со скрипом, открылась. Парень вошел и сел у спального мешка Милы.

- Ну и зачем ты пришел сюда так поздно?

- А почему так грубо?

- А какого диалога ты ожидал?

- Ну, хотя бы немножко спокойнее...

- Ладно. Прости, просто здорово напугал ты меня. Правда. А если серьезно, почему ты пришел то?

- Та… просто поболтать.

- А с утра?

- Та понимаешь. Мы с тобой почти не общаемся в последнее время.

- А ты помнишь из-за чего?

- Не перебивай меня! – накаленным тоном ответил тот.

-Извини…продолжай.

- Не хочешь выпить?

Мила, откинувшись назад, ответила:

- А почему бы и нет.

Из-за спины парень вынул стеклянную бутылку коньяка. Четырехзвездочный. Да собственно, какая разница в тот миг была, какое качество напитка. Пластиковые стаканы наполнились алкоголем, а атмосфера в палатке теплыми разговорами. В миг все ссоры между ними стали забыты. А Саша приближался все ближе и ближе.

- Давай в карты, – предложил он.

Мила поднялась со своего спального мешка, подняла свою сумочку и достала колоду игральных карт. Потом вернулась обратно и кинула колоду Саше.

- Ну, раздавай.

Саша, недолго думая, раскинул их.

- Нет, - остановился парень, - чтобы был стимул победить, давай назначим награду.

- Ну… давай. Предлагай! – игриво ответила она.

- Давай на раздевание!

И тут Милу как пробило током. Где-то внутри нее что-то сказало ей: «Хватит, остановись». И она, прежде чем ответить ему подумала.

- Нет, – ответила она и положила карты на одеяло.

- Ну. Тогда давай на что-то еще. Это же я так…

- Давай на желания! – с ухмылкой предложила девочка.

- Хорошо, – задумчиво кинул Саша.

Они начали играть. Победный цеп тянула Мила. Под конец игры действительно при картах остался парень. Саша засмеялся и начал разговор.

- Ну что же. Давай, загадывай желание.

- Ну… давай исполнишь?

- Попробую.

- Точно? А не боишься?

- Неа.

Саша заулыбался, продолжал слушать Милу не отрывая взгляд.

- Тогда слушай мое желание. Ты сейчас… заберешь свои манатки и свалишь отсюда в считанные секунды. Ясно?

- Что, прости? – в недоумении переспросил он.

- Ты думал я не пойму что и к чему? Коньяк, карты? Трахнуть решил меня? Так зачем было это делать то. Тратиться на коньяк. Пошел вон. – грубо ответила Мила.

Саша молча собрал все вещи и вышел с палатки.

 

Утро. Небо затянуло тучами. Теплая ночь сменилась прохладным утром. Периодически одинокие капли дождя падали на холодный песок., разбивались об остывшее тело Богдана. Озноб и холод терзали тело парня. Вскоре он открыл глаза и в непонимании происходящего. Резко скрестил руки на груди, пытаясь разогреть внешнюю часть плеч.

- Вставай, Богдан, вставай, простудишься, – пытался поднять на ноги Богдана Максим.

- То была она? То была Мила?

Максим прикоснулся ко лбу Богдана. И с тревоженным голосом вскрикнул.

- О-о, дружище, у тебя жар.

Компания, отдыхавшая на той стороне, уже была где-то далеко. Лишь серый дым кружился над местом, где еще несколько часов назад пылал костер. Вытоптанная земля, на воде, ровные круги капель дождя расходились множеством волн.

- Максим, но я видел ее. Она приходила ко мне ночью. Я слышал ее голос. Я видела ее.

- Да, да. Вставай, идем в машину я довезу тебя домой.

- Ты мне не веришь. Я серьезно, – в истерике начал кричать Богдан.

И все же он продолжал бредить, но для него самого это казалось явью.

Рев многолитрового двигателя. Лихорадочный бред парня смывал картину за окном. Тиски, в которые был зажат сам Богдан, сводили его со здравого смысла. Помутнение в глазах…

- Брат, а где ты был всю ночь? – чуть дыша выжал из себя парень

- Я… ну.. это… - и он посмотрел на Анну.

- Мила… - произнес Богдан и закрыл глаза.

- Эй, Богдан! – вскрикнул водитель…

Но юноша уже лежал на заднем сиденьи внедорожника.

- С ним все в порядке? – в панике крикнула Анна.

Девчонка сидела на переднем сиденьи, сразу же возле Максима. Длинные белые волосы, красивые черты лица и выразительные глаза. На ней была одета розовая футболка. Она довольно ярко блестела стразами и была до безумия облегающая. Собственно джинсовые шортики тоже прекрасно сочетались с той футболочкой. Сумка-клатч лежала рядом на кожаном сиденьи.

- Ты не волнуйся, он уснул, – молвил Макс и опрокинулся для большего комфорта на водительском сидении. – Он просто уснул, – как будто успокаивал себя парень.

Прошло время. День, ночь. Ночь, утро. И снова рассветы те самые. Каждый день. И закаты те же. Ни шороха, ни вздоха. Кипящий котлован работы, смесь договоров и бумажных сделок. И как обычно он видит лишь сменяющиеся лица, разговоры и беседы, новые костюмы, подписи и снова бумажные сделки. Среди суеты и всего прочего как гроза по среди тихого летнего утра прогремела неожиданным сообщением., и протрясло мир.

« 17 липня. Біля Тореза Донецької області проросійські сепаратисти зенітним ракетним комплексом «Бук» збили Boeing 777. Страшна катастрофа. Загинули всі пасажири. Загалом 298 осіб. Боінг 777 вилетів з Амстердама о 13:30 за київським часом. Прямував до міжнародного аеропорту «КуалаЛумпур». Зв’зок з літаком перервався о 16:00.».

Это сообщение Богдана не оставило равнодушным. И после этого его жизнь набрала совершенно новые обороты. Может он понял, что помимо этой суеты, помимо ресторана и всего остального бизнеса есть и та жизнь. Есть обычная человеческая любовь, о которой Богдан забыл почти. Есть случайные встречи и искренние улыбки, в которых парень и не верил больше.

Увидев на экране своего ноутбука то сообщение в ленте про Боинг, Богдан несколько раз перечитал его. Пролистал страшные фотографии с того места и немного застыл. Застыл не шевелясь и все обдумывая случившееся.

- А как же там Максим? – прошептал он со страхом, – уже дня 4 не объявлялся.

С опаской он набрал номер солдата и ждал длинные гудки… Один…. Второй…третий… тишина.

И слова оператора сменили длинный сигнал. Абонент недоступен.

Парень вновь сел в кресло, в надежде, что мобильная сеть сейчас не ловит в том месте, где находится друг.

- Последний раз он был в Счастье. Не перекинули его хоть куда-то… Пропущенный то увидит, надеюсь, перезвонит, - все в слух успокаивал себя он.

- Все по-прежнему говоришь с собой. Или с кем-то? – вдруг на диване в глубоком капюшоне сидел старый приятель. Та же Тень.

Богдан громко засмеялся,.

- О-о… Спасибо тебе, что опять явился. А то я долгое время думал, что я перед нашей последней встречей выпил много. Та и думаю – галлюцинации, – продолжал с сарказмом говорить Богдан. - А ты опять здесь. Ну как ты? Как жизнь темная твоя?

- Смешно, Богдан, смешно. Я в порядке. Как ты, так и я. Видишь ли, карма, – попытался шутить незнакомец - Я вижу, ты стал немного тверже на ногах стоять. Вижу много контрактов, с известными фирмами заключил, – тень встала с дивана и, подходя к Богдану, наклонилась, – ты не забывай, что тебя это все может попросту уничтожить.

- Ты о чем?

- Когда ты последний раз играл на фортепиано, когда слушал музыку или смотрел кино? Ты когда отдыхал последний раз?

- Помню, когда я отдохнул последний раз, то полмесяца не мог из постели встать.

- А вот ответь, тебе деньги приносят удовольствие?

Богдан встал с кресла и с каким-то не обычным для него образом грусти на лице ответил:

- Я понял, что и правда вся это штука, которая называется деньгами, не приносит для меня больше удовольствия. Ты же к этому клонишь?

- Да, к этому, Богдан. А ты помнишь, как ты получил бизнес? – с призрением в голосе перебила его тень.

- Помню, – задумчиво ответил тот.

- Как ты думаешь, почему участок земли под застройку и стартовый капитал на тебя, не на свою жену, не на другого какого-то человека переписал твой дядя, а именно на тебя?

- Все до сих пор не знаю ответа. Ни я, ни другие. Поговаривают, что старик вовсе с ума сошел на конец жизни….

- Ага. И сошел он как раз в твою пользу? Глупый ты. Да потому что ты достоин владеть всем этим. А дядя твой это знал. Он не пожалел бы о своем решении. Теперь позволь спросить: а достоин ли ты быть с тем, с кем ты захочешь быть?

И тень как для нее уместно ушла, не дослушав ответа.

- Не, ну что за привычка кинуть фразу и убежать, – начал возмущаться Богдан. - Достал. Э-э-эй, тень, я еще не договорил с тобой.

В ответ ничего.

- Ладно…- продолжил тот, - я прошу у тебя помощи. Я как всегда запутался.

Богдан стоял в ожидании появления темного силуэта, но никто не пришел. С легкой грустью он развернулся и направился в сторону барной стойки, которую недавно установил у себя в доме. Темно-коричневый лак покрывал стол. На столе можно было прочесть всю историю этого дерева, ведь была хорошо видна структура: по краям столика высочились две колоны, которые собственно держали крышку стола, они были обмотаны тканевой, грубой ниткой, и эти колони очень хорошо подходили под интерьер. Часть кухни, где стояла газовая плита, стены, были выложены керамической плиткой.

Богдан подошел к барной стойке, наклонился вниз. Внизу стояла тумба. Она скрывала обычную дверную ручку. Грубая из узорно кованого метала. Парень повернул ее на полоборота. Звук щелчка заслона, после которого он резко потянул ее в сторону газовой плиты. Перед ним открылась целое подвальное помещение от которого сразу пошел сладкий запах. Богдан спустился по крученой лестнице вниз. Лестница так же была выкована из метала, покрыта черной краской с золотым напылением. Звук тяжелых шагов эхом расползались по подвалу. Вскоре лампы осветили не большее помещение. Вдоль стены находились дубовые бочки, скованные сталью. На каждой висела ламинированная бирка. На каждой был написан, год и сорт винограда.

Да, бочки наполненные вином. На противоположной стороне, вдоль стен находился огромный стеллаж с проемами для бутылок. И все проемы заполнены. Кроме одной. Под каждой бутылкой, на дереве выжжена надпись. Эта надпись являла собою год. Год, в который и был разлит определенный сорт. А под пустым проемом надпись отличалась от других.

«Берлин. 1925»

Парень улыбнулся и провел рукой по проему.

- Мила… - прошептал он с особой нежностью.

- Знаешь, Богдан, мой тебе совет, – нарушила покой тень, – действуй так, как велит сердце. Я тут не помогу. Любовь не подвластна изменениям. Любовь невозможно просчитать, ее невозможно предсказать или направить на того или иного человека. А Мила, скорее всего, еще ждет тебя.

- Тень. Мы с Милой выпили эту бутылку. Мила и не догадывается, что мой дедушка продал ее отцу это вино с нашего склада. Он рассказывал мне, что когда ездил в Берлин. Вот только призабыл за чем именно он туда ездил. Дедушка говорил, что продал эту бутылку вина одному парню с западной Украины, и когда я и Мила на крыше распили эту бутылку, я понял, что случайностей нет. Есть лишь четкий путь и когда мы его проходим мы не задумываемся что все это матрица, в которой все имеет четкое место. Каждый шаг, каждая встреча. Она и правда ждет меня?

- Ей без твоего тепла ей не выжить. Ты прости Богдан. Но я тебе больше не нужен. Прощай.

Богдан улыбнулся и ответил:

- Ты ведь никуда не денешься от меня. Ты часть меня. Просто мое воображение.

- Ты прав, – произнесла тень и как дым растаяла…

Богдан развернулся и еще раз посмотрел на ту часть стеллажа, где не было бутылки.

Он поднялся вверх. Телефон зазвонил. На экране: «Вам звонили. Максим.». Через пару мгновений звонок повторился. На этот раз это не была смс, а был реальный звонок.

- Привет, ты мне звонил? Прости, я не давал признаки жизни вот уже какой день, – сквозь странные шумы услышал Богдан голос старого друга.

- Привет, Максим. Ну как ты?

-Я нормально. Только вот… «стены имеют уши». Слышал поговорку?

-Я понял. Ты в ДУК?

- Да.

- Скоро домой? Тебе все хватает?

- Приеду, поговорим обо всем. Говорить не могу почти. Нет, все у меня есть. Поговорим. Я скоро домой. Если переживу.

- Брат, тебя мы ждем.

- Брат… здесь страшнее ада.

И в трубку издался резкий шум. Шум взрыва и… гудки… У Богдана резко затрусили руки. Его волнение можно было ощутить лишь посмотрев на него. Он несколько раз набирал его номер. Но… этот чертов оператор лишь повторял одну и ту же фразу «на даний момент абонент не може прийняти ваш дзвінок».

- Он перезвонит. Он обязательно перезвонит. Включи телефон!- вскрикнул он, еще раз набравши номер Макса.

И, после очередного сообщения оператора он кинул телефон. Телефон, пролетев пару метров, ударился об спинку дивана, после чего упал на пол. Немного угомонив пыль, парень собрался с мыслями, и поехал на работу. У ресторана, возле центрального въезда, находилась довольно приличная автостоянка. По некоторым данным он ее сделал, заключив контракт с соседним банком. Расположение довольно удобное. В центре города. Удивительно то, что стоянка всегда заполнена машинами, хоть и платная.

И этот раз не стал исключением. Богдан обошел взглядом всю стоянку. И зацепился за белый Мерседес Бенс. стоявший почти у ворот заднего входа в ресторан. Владельца не трудно было узнать. Это был Андрей.

- Сука! – вскрикнул парень, от злости ударив по рулю – Сука…сука. Что ему опять нужно! Еще и его не хватало.

Богдан вышел с авто. Пошел во внутрь. Сам задний вход в ресторан вел прямиком на кухню.

- Доброго утра дорогой. Андрей здесь. Он попросил тебя позвать. А я говорю: «Нет еще его», а он мне: «Позвони ему». А ваш телефон не доступен.

- Спасибо, Виктор. Сейчас поговорю. За каким он столиком?

- 11, сэр.

- А что он заказал?

- Грибной жульен и кофе. Кофе попросил позже.

- Сейчас узнаю, что эта сволочь здесь делает. Сделай мне кофе, пожалуйста, – грозно ответил Богдан.

- Что-то он сегодня не в духе. Игорь, сделай кофе шефу.

Он согласительно кивнул

В зале с улыбкой Богдана уже ждал его собеседник. С лицемерием в голосе он предложил присесть Богдану, на что тот любезно согласился.

- Что привело тебя сюда, друг мой? – начал Богдан.

- О, мой дорогой Богдан, у тебя отличное фирменное блюдо. «Жульен грибной» я прав? Просто отпад. Только вот я слыхал, что ты откосил от АТО? Как, если не секрет?

- Спасибо за комментарий по поводу блюда. Да, жульен этот научили готовить меня шеф-повар одного из Карпатских ресторанов. Прекрасные повара. Позже я Виктора научил. Ты уже знаком с ним. А насчет повестки: ты не прав. Я ни как не косил от военной службы. Мне по болезни они не имели право отправлять повестку. Поэтому, то была глупая ошибка. А ты я вижу был бескрайне рад? Спасибо, что волнуешься про войну. Ведь ты посчитал, что я мог сильно повлиять на ход войны? – с хитрой улыбкой и призрением в глазах ответил Богдан, - спасибо, я польщен. Я не думал, что ты меня считаешь настолько влиятельным.

- Не спорю, разумно, – произнес Андрей и откинулся на спинку стула, – да. Ты же герой. В 19 лет ресторан, связи. Только не спеши радоваться. Как поднесся, так и упадешь, – продолжил он, уже вставая со своего места и, обернувшись, пошел к выходу.

- Не оборачивайся спиной. Нож может оказаться в ней, - грубо произнес Богдан.

- Жульен супер, – в полный голос сказал Андрей уже перед выходом.

Сидящие в зале в недоумении глазели на Богдана. Он, охватив весь зал своим взглядом и обратился к ним:

- Простите, гости, за этот спектакль. Старый знакомый зашел. Еще раз простите.

Между столиков шел Игорь с кофе в руках.

- Спасибо, Игорь. Слушай, ты уже обедал сегодня?

- Нет, шеф, еще нет.

- Тогда объявляю тебе обеденный перерыв. Вот держи деньги за кофе. Кофе можешь выпить.

- С меня на сегодня хватит приключений,– подумал Богдан. – Слишком много на сегодня у меня новостей.

Он сел в авто. Посмотрел на свой телефон и попытался включить. Вышло. Но кроме Виктора на телефоне не оказалось пропущенных. Он полез в багажник машины и, забыв все правила и нормы, одел все то, что было для него удобно.

После чего он вернулся в ресторан и зашел в зал. И среди столиков и разговоров посетителей прозвучали ноты летней музыки. Среди тех нот летал какой-то ностальгический аромат последних встреч Милы и Богдана. Будто по черно-белым клавишам играл не Богдан. Не его пальцы бегали по рояле, а его сердце. Где-то там, в самой глубине души, он хранил те воспоминания, которые пройдя через сердце, воплотились в тонких аккордах гармонического минора. Разговоры утихли, а гости все подозрительно оборачивались на сидящего за роялем парня, одетого в обычные спортивные штаны, кроссовки, и легкую футболку.

- Не характерно для владельца ресторана, – думал каждый из них.

- Плевать на всех, – подумал парень.

Наступила ночь. Последний человек вышел из ресторана и был то Богдан. Он еще раз обошел каждый вход и выход, и выехал со двора своего ресторана. Вскоре, в его машине засветился на панели экран бортового компьютера.

- Добрый вечер! Сегодня за окном ожидается дождь. Будьте осторожны, – поприветствовала водителя компьютерная система.

- Добрый вечер и тебе, Норд. Слушай, включи мне побольше басов. И примерно на пятьдесят процентов громкости.

- Сэр, извините, но чем громче, тем больше вероятность повредить свой слух. И, к тому же, повышается риск авто аварии.

- Наплевать. Включай.

- Стерео?

- Шутишь? Стерео! Все как в старом фильме, – рассуждал Богдан, - газ в пол, на время забыть о тормозах, и лететь под двести тридцать километров в час.

И его лицо сменилось смесью грусти и ностальгии… И еле заметно его губы начали шевелиться издавать строчки давно забытого стиха:

Стирая на пути реальность.

Во мраке тусклых фонарей.

И звук знакомой песни, малость,

Чтоб не икать ответ среди людей.

И звук мотора, вой асфальта,

А шин сожженных запах вновь

Растопит сердце, крик прощальный

Не причинить ужни какую боль.

Губы остановились. Остановилась машина. Утихла музыка. Парень вдохнул на полные легкие и заглушил мотор. Перед ним высочилось пятнадцатиэтажное здание. С каждым шагом по лестнице на 10 этаж он ощущал какой-то страх. Что-то внутри самого парня рвало на клочья его душу. Его мысли и чувства. Последние ступеньки. Та же дверь. Но он не спешил. Пару метров и дверь, за которой все воспоминание будто запечатаны за стальным замком.

- Стоит туда идти? – спросил он самого себя.

Но что-то там, где-то в самом уголке его сознание говорило стоит. И он послушал.

За дверью не оказалось ни призраков, ни жутких чудовищ. Лишь припавшая мебель пылью, собственно как и каждый предмет в квартире. Засохшие цветы в вазонах и разбросаные вещи, которые Богдан не перевозил в свой частный сектор. Чашки, стулья и даже некоторые вещи Милы остались на своих местах. Все осталось так же как и было в то время, когда была здесь девушка.

Богдан подошел к кровати. Резко обернулся и открыл шкаф. Там и находились вещи Милы, аккуратно сложенные. Он плавно провел рукой по них, улыбнулся. И закрыл его.

Богдан сидел на кровати, наклонившись вперед и подпирая голову руками. Телефон разрывался звонками его партнеров по бизнесу, а именно тех людей, на которых ему было плевать.

- Где же Максим.. Почему он не объявляется…- подумал парень.

- ау.. есть кто? – раздался чей-то голос со стороны дверей.

- Есть, а кто это? – ответил Богдан.

- Это Дэн, ваш сосед на этаж ниже. Прости, у тебя дверь открыта, можно войти. Это ведь Богдан?

Богдан в недовольстве поднялся с кровати и не торопясь пошел в сторону двери.

- Почему стоишь у порога? Проходи.

- Давно не видел тебя здесь. Как ты?

После вопроса Дэна Богдан повернувшись пошел на кухню.

- Чай или кофе? Или выпьешь чего-то?

Ден в недоумении посмотрел на парня.

- Кофе. Прости, ты не ответил на вопрос.

- Прости и ты меня. Забыл вовсе. Кофе, наверное, не очень свежее. Я здесь не был очень долго. Может поедем в кофейню? Там поболтаем?

- Та, нет, спасибо. Я не брезгую, можешь делать. Так как ты?

- Прости, я задумался. Я нормально. А ты как? Я слышал ты в Дании, и никак не ожидал тебя здесь увидеть.

- Да. У меня там бизнес, – продолжал Ден, – приехал к родным. Ты, насколько я знаю, с моей сестричкой. Что там она? Давно не созванивался. Как моя машина? Еще целая хоть?

- Нет, друг мой не с Милой. Уже давно... Я не знаю.

- Ясно.

Разговор как и следовало ожидать не был очень насыщен, но он не прошел даром. Богдан наконец увидел кто такой Дэн. А в кармане очередной раз зазвонил телефон. Это был Максим.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.034 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал