Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 4. - Я хотел спросить вот что: что мы дальше будем делать?




- Я хотел спросить вот что: что мы дальше будем делать? Что будет в дальнейшем? Вот смотри. Допустим, мы сегодня проведем ночь вместе. Дальше что? Утро. Снова я уйду на работу. Возможно, встречу кучу своих знакомых. Снова поматерюсь на своих ребят за неоконченную работу. Дальше что? Ты уедешь, – продолжал не уставая говорить Богдан.

- Погоди…. А ну-ка притормози. Каких «своих ребят»?

- Долго объяснять.

- Я не спешу никуда.

Богдан застыл. Он никому не говорил, но у него много козырей в руках. Девчонка, спросив об этом, даже не представляла, о чем она переспросила. Мир жесток. И когда тебя знают все, отношение меняется мгновенно. Стук сердца Милы был слышен и учащен. Она ожидала от него ответа, а парень молчал.

- Пойдем, кое-что покажу.

Они оба сидели в квартире, которую освещали лишь отблески света в каплях дождя, на разложенном диване с чуть затертой зеленой обивкой. .

- Давай, пойдем уже, – повторил он и взял маленькую девочку за руку и повел к двери.

- Что за спешка? – с удивлением спросила Мила.

- Ты хочешь меня узнать?

- Конечно.

- Ну, тогда доверься мне.

Он присел, чтобы надеть на эти крошечные ножки Милы ажурные туфельки. Поднял голову, чтобы посмотреть на лицо девчонки, на ее губах появилась легкая улыбка, и до безумия милая. Но парню настолько стало интересно, что скрывается за этой улыбкой?

-Пойдем, – на выдохе сказал он, при этом открыв входную дверь. Вдруг мысль влетела в голову, и Богдан мгновенно остановился. Ника слегка испугалась…- Прости, но я должен тебе это сказать…

-Что именно, Богдан?

- То, что я сейчас покажу, может тебя удивить…

- Хм… ты убиваешь людей?? – с насмешкой произнесла Мила.

- Возможно – грубо ответил Богдан

Мила с ужасом посмотрела на Богдана.

-Та расслабься, – успокоил ее, – просто наслаждайся.

Богдан говорил по телефону, Мила стояла у узкого окна, который вел во двор, фонари покорно светили, капли скапывались и падали на закованный в асфальт мир. Внимание Ники привлек звук мотора. Из темноты до двора дома номер 6 подъехал черный внедорожник.

-Мила, за нами приехали, пойдем вниз.

Девушка заметно разнервничалась.

- Я не поеду на той машине, нет! И не уговаривай.

- Я знал. Именно поэтому мне придётся принять меры.

- Что? – крикнула девушка.

Богдан неожиданно взял ее на руки и начал спускаться по лестнице вниз.

- Отпусти, – кричала девочка и даже пыталась бить молодого парня.

На выходе из дома их уже ждали ребята, крепкие парни в черных строгих костюмах. Зрелище было яркое.

- Парни отвезите даму.

- Хорошо, сэр,- ответил один из них.

Ко двору подъехал еще один джип. Матовый белый цвет машины красиво был украшен гербом Украины на капоте. На каждой из этих машин были развешены желто-синие флаги.



Дом, в котором была квартира Богдана, начал гудеть как улей. Из окон смотрели люди и что-то обсуждали.

- Сер, прослушка звонков показала, что в некоторый квартирах уже пошли слухи, что кто-то кого-то убил, а машины приехали, чтобы забрать трупы. Ух уж наш народ, - продолжал говорить водитель.

- Пусть разговаривают. Им полезно, – посмеялся Богдан.

- О да, сэр…

-Все готово?

- Обижаете, Богдан, обижаете...

- Спасибо, Артур, ты всегда меня выручаешь… От Макса есть вести?

- Он едет домой.

- Это хорошо…

- Богдан... Мы на месте. С Богом.

- Сделайте, так, как я просил.

- Нет проблем, шеф.

Машина, в которой ехал Богдан, приехала на минут 5 раньше. Вскоре подъехал и черный джип. Тяжелые кованные двери здания открылись, одновременно с бронированными дверями авто. Из последних выбежали парни в костюмах с зонтами в руках. Они стали, сделав коридор внутрь этого здания.

Богдана среди них не было видно. Ребята аккуратно помогли девчонке выйти с черного автомобиля и будто телохранители провели ее внутрь. В конце коридора доносились звуки хорошо настроенного рояля. Стеклянные ажурные двери отделяли испуганную, но до безумия завороженную Милу, от ой комнаты, в которой играла музыка.. Ее ладошки прикоснулись к стеклу и толкнули от себя дверь. Посреди огромного зала стоял белый комнатный рояль из резьбленого дерева покрытого белой краской и лаком, который был натертый до блеска. На крышке рояля стояла бутылка шампанского, 2 хрустальных бокала, и букет из 9-ти огромных красных роз. Над ним висела тяжелая люстра, которая слабо светила, отдавая свой свет темным стенам. Вокруг рояля по спирали были размещены столики, их накрывали бархатные скатерти. Вокруг столиков друг на против друга стояли стулья из дорогого дерева.. За роялем сидел молодой парень невысокого роста с короткими волосами, зачесанными назад, в рубашке с серебряными пуговицами и запонками. Сверху был одет смокинг. Туфли хорошо начищены, плавно прикасались педалей рояля. Пальцы бегали по черно-белых клавишах, и в полу сумраке на его пальцах блистали два перстня из серебра, из под них вылетала головокружительная музыка. Пение рояля, тот крик, который нельзя было передать любыми словами. То тепло души, которое согревает каждого из нас. За роялем были размещены четыре огромных окна с видом на мерцающий город. Мила подошла к тому парню, что сидел у инструмента. Села на крышку рояля и на протяжении долгого времени сидела, не отводя взгляда от Богдана. А потом шепнула:



- Я люблю тебя…

Парень плавно поднял взгляд вверх на девушку и тихо ответил:

- И я тебя люблю… Сегодня эта ночь только для тебя.

Музыка затихла… был слышен лишь стук двух сердец, которые бились в унисон. Теплые прикосновения губ и режущие насквозь чувства. Силуэты двухслились на фоне окутанной дождем луны.

Двое лежали и смотрели друг на друга. Смотрели, как их обнаженные тела светили на фоне дождливой ночи…

- Так это ты владелец этого ресторана? – спросила шепотом Мила..

- Да…- ответил Богдан.

- Почему раньше ничего не говорил?

- Боялся…

- Боялся, что полюблю твои деньги, а не тебя?

- Да…

- Глупенький…

Шли часы…Сквозь тучи начали пробиваться первые лучи солнца.. Дождь утих…

- Прошу, солнце, не вставай так рано… Прошу, рассвет, задержись еще на несколько мгновений, – подумала Мила…

- Доброе утро милая, моя девочка, я попрошу вас подняться с крышки рояля, - со смехом проговорил во весь голос Богдан, – и пойти со мной, у меня для вас есть сюрприз.

- Что? Еще какой-то сюрприз?

- Да, если вас интересует мое предложение, попрошу выйти во двор ресторана, – продолжал смеяться Богдан.

Девушка быстро оделась, ведь на одном из столиков висела новая одежда, заказанная как раз под размер юной девчонки.

Ко двору подъехали те же два джипа. Черный и белый. Как два символа противоположностей. Но как гласит наука, противоположности притягиваются. Так же, как и те двое.

Но на этот раз к джипам были присоеденены два прицепа, на которых стояли водные скутера.

- Сегодня, – сказал Богдан, как только Мила вышла во двор, – мы поедем на Псёл. Ты как?

- Ого, – вскрикнула девчонка. – но я не умею кататься и плавать, кстати, тоже.

- Что? Правда? – засмеялся парень.

- Ну! Не смейся!

- Ничего, научу – произнес Богдан и поцеловал Милу.

Гладь еще прохладна от вчерашнего дождя воды. Кристально чистые капли скатывались вниз по листве и разбивались об быструю воду Псла.

- Ну что, покатаемся?

С этих слов Богдана и началось путешествие по бесконечно длинной глади воды…

До тех пор, пока они не вернулись вдвоем на то место, откуда выехали и не увидели там его.

На берегу Псла, среди толпы людей и среди деревьев, стоял молодой парень. Первым, что бросалось в глаза- это его часы. Сразу видно было, что парень знает толк в часах… Джинсовые штаны четко подходили под его клетчатую рубашку. Рубашка навыпуск, дорогие кроссовки, внешность была довольно привлекательная, волосы были густые. Он стоял на берегу, провожая скутер глазами. Но от его взгляда было не по себе.

- Черт, - прошептала Мила, когда увидела его, радость мгновенно утихла и вскорее радость сменилась страхом…

Тяжело было не заметить это беспокойствии. Только вот от этого Богдану не было лучше…

- Поехали на берег, – решительно сказал Богдан.

Они направили транспорт, на берег, постепенно сбрасывая скорость. Волнение накапливалось в сердце Милы как снежный ком. Чем ближе, тем ужаснее…

Богдан слез со скутера и подошел к парню, пытаясь максимально быть вежливым с ним.

- Здравствуй, Саша, я могу чем-то помочь? – вежливо спросил парень и подал руку для приветствия.

Парень проигнорировал приветствие Богдана и подошел к Миле. И тут же начал тихо что-то говорить девчонке.

- Эй, парень, ничего объяснить ничего не хочешь? Ты заявляешься на мой пляж и что-то требуешь от моей девочки! – от этого высказывания чужак немного застыл и медленно повернулся.

- Слушай, Богдан, у тебя вообще никто не спрашивает. Рот закрой и стой молча в сторонке.

- Ты за разговором то следи, парниша.

- Из-за тебя моя девушка плакала, а я никому не позволю делать ей больно! – парень постепенно начал переходить на повышенные тона…

- Саша? Я не твоя девушка, ты палку не перегибай! – закричала Мила.

- А разве нет? – переспросил Александр.

- Нет, так что иди ты к черту, и если я еще раз увижу тебя возле нее, то… - подошел Богдан почти впритык к Саше и почти шепотом произнес эти слова.

- То что? Ты скажешь этим ребятам, пусть они меня побьют? – он показал пальцем на телохранителей. - О простите, сэр, позволите ли вы, я уеду с этой красивой дамой домой в Ивано-Франковск?- с сарказмом и идиотской жестикуляцией проговорил Саша.

Саша не долго думая ударил Богдана, от которого парень отошел на пару метров назад. Охрана тут же подбежала, пытаясь хоть как-то утихомирить чужака. Мила в это время кричала что-то, пытаясь предотвратить драку. Она заливалась слезами, прикрывая рот руками.

- Отпустите парня, – неожиданно крикнул Богдан, держась рукой за нос, ведь он был сломан. Кровь текла ручьем…

- Сашка, уходи? – четко сквозь слезы крикнула Мила – Уходи!!

- Я тебя, урод, еще найду, – перед уходом крикнул Саша Богдану. – Отпустите меня!

- Ребята, проводите гостя, – дал приказ Богдан охране.

Мила тут же подбежала к Богдану и начала извиняться и простить прощения. Но мысли Богдана были заняты другим...

Тишина.. Ночь… Пение ночных птиц и сверчков.. В воде отражалась луна, будто она полностью утонула в легком бризе Псла…

На фоне леса, который заглатывает русло реки в свои объятия, стояла Мила и бесконечно размышляла. Ее мысли невозможно было уловить, ведь они были где-то далеко.

- Знаешь, – начал разговор Богдан подходя к Миле, – знаешь. Я до безумия мечтал об этом. Я хотел и каждый день видел тебя в своих снах, я хотел прикоснуться к тебе, зная, что ты моя. И этот случай с Сашей…

- Он придурок, давай о нем не будем. Все его нет. Забудь его.

- Да причем. Он ведь борется за то, что он любит. Знаешь, я, когда был на Майдане, я видел такие глаза. Они тоже боролись за то, что им дорого. Пойми, он прав. Майдан многому меня научил. Именно благодаря ему, я по-другому смотрю на этот мир.

- Да, я понимаю. Но Сашка не мой. Да он хороший. Но не люблю я его. Я люблю тебя. И это все. Видишь это все, посмотри на этот рай - это благодаря тебе! И только!..

Я подошел к ней, и обнял. Это все, что мне нужно было. Это то, что уносит меня куда-то далеко-далеко. Лишь бы быть рядом с ней.

- Прости меня…- сказала Мила - это я виновата. Мне нужно было все это предусмотреть. Но я сглупила.

- Закрой рот. И не мели чушь, – грубовато сказал Богдан.

- Нет, ну, правда.

- Молчи.

- Завтра в город поедем? У меня еще один сюрпризик есть.

- Еще один? – вспылила девочка.

- Да! Он тебе понравится. И еще звонил Максим. Они освободили часть Луганской области. По-моему он на отличном счету там. Но говорит, сложно. А еще он говорит, у него есть какой-то сюрприз для нас двоих.

- Интересно.

- Да, и завтра он приедет в Сумы, говорит, что хочет встретиться все вместе.

- Так давай сначала с ним встретимся, посмотрим на его сюрприз, тогда мой сюрприз?

- Давай!

Вскоре после этих всех эмоций они быстро уснули в деревянном домике рядом возле речки. Утро настало относительно быстро. Звук мотора сразу напомнил Богдану ту поездку на машине в Киев. Те эмоции и тот патриотизм, который воспитал именно Майдан во всех нас.

- Ну что, готова к незабываемому дню?- с восторгом спросил он у Милы.

- Всегда готова, с тобой на все готова, – в ответ произнесла девчонка, поцеловала его.

И они снова были вместе, только он и она, только их мир был внутри, только ритм их жизни.

- Может, возле МакДональдса остановимся? Там зайдем в один магазинчик. Хорошо?- произнесла Мила.

- Та легко! – с восторгом крикнул Богдан.

Они шли, держась за руки. Вдруг резкий звук и рука Богдана начала слабеть… А улыбка на лице угасла. Он повернулся к Миле и хриплым голосом промолвил

- Я всегда тебя… тебя… буду любить.

И упал на колени. Кровь начала медленно разтекатся по асфальту. В этой красной луже тонули 2 билета в Малайзию, которые Богдан хотел подарить Миле, чтобы вместе поехать отдыхать, ведь это была ее любимая страна. А сзади стоял Саша, держа в руке револьвер. В котором, стало на одну пулю меньше. А из-за угла, с ужасным криком бежал Макс. В руке он сжимал медаль Героя Украины, который он получил недавно.

Тишина накрыла снова его мрачную комнату. Луна окутала каждый сантиметр обнаженного тела Богдана. Он стоял в холодном поту и лишь единственное, чего боялся, это то, что он потеряет ее.

- Богдан, милый, что случилось, – услышал из-за спины Богдан.

- Ничего, - задумчиво ответил парень, - сон плохой приснился.

- Эй, ложись радом, – мило попросила она.

- Уже иду, - произнес Богдан и посмотрел в окно.

Там он увидел 2 машины, они стояли возле его ресторана - черная и белая.

 

Глава 5

- Это только сон… - прошептал парень.

Капли холодного пота постепенно, плавно скатывались по его телу. А он стоял неподвижно, все рыская у себя в голове, пытаясь понять, к чему ему приснилось все это. Неужели все это было лишь сном?

-Бред…- прошептал он снова…

- Богдан!- немного поднявшись с особой строгостью обратилась к Богдану Мила, – ты меня пугаешь, прошу, ложись в постель. Ты время видел? На дворе 2 часа!

- Погоди, пожалуйста, – его мысли находились в полном хаосе.

- Ты вот уже как 4-ю ночь срываешься посреди ночи, в холодном поту, что с тобой?

- Я на балкон, – ответил он.

- Ты вообще слышишь что я говорю? – переходя на грубый тон продолжила девчонка.

- Слышу, Мила, прошу, погоди…

- Так! Все! Мне это надоело! – вспылила Мила и резко поднялась с постели, – все с меня хватит!

Вдруг Богдан резко и вместе с Никой прошептал одну и ту же фразу.

- Я ухожу…

«Как все предсказуемо,… Но не сейчас… прошу…» - подумал парень…

- Я догадывался, что такой жизни как у меня ты долго не выдержишь, – ответил Богдан, слегка повернулся… - я не могу ничего сделать, я тебе сразу сказал, что у меня бешеный темп жизни.

- Бодь! Я девушка! Просто быть возле тебя как щенок, который путается под ногами? Извини, я еще себя уважаю и я хочу от своего парня хоть немножко внимания! Так нет же! Ты вечно то на работе, то на своих майданах, то еще где-то! Ты не забыл еще, как меня зовут?– все повышая и повышая тон разговора, продолжала Мила.

-Во-первых, майдан закончился уже давно.

- Не придирайся к словам! – уже с криком перебила девушка.

- Почему ты именно сейчас говоришь, - Богдан повернулся и с особой строгостью продолжил.

- Ты о чем?

- Я о том, Мила, что тогда, когда у меня очень сложный этап жизни, ты именно сейчас хочешь все вот так оставить?

Вдруг Мила вновь перебила его:

- Стоп! Хватит, прошу! – вытирая слезы…

Парень знал уже, к чему это все. Он знал ее характер и удержать бы он ее никак не смог.

- Так ты уже все решила?

Девушка молча, быстро собрала вещи. Заливаясь слезами. С дрожащими руками перебирала какие-то бумаги. Сбрасывала все в еще новую сумку. А парень продолжал смотреть в окно.

- Мила… прости меня, пожалуйста, могу я тебя переубедить?

Вдруг ручка двери проскрипела. Мила, стоя спиной к парню, на секунду задержалась…

- И ты меня прости…

Дверь резко захлопнулась.

На календаре 2 часа назад перевернулся лист. Черными цифрами на пластиковом цифровом листе высветилась надпись - 15 июня.

Парень вышел на балкон, втупившись смотрел, как она среди ночи заводит мотор остывшей машины и уезжает.

–Все как восне, – прошептал он…

Ветер летел и все так же крутил желто-синий флаг, который висел на балконе.

- Че не спится? – услышал Богдан с балкона соседей чей-то голос.

- А это ты, Сергеевич, та так, – ответил он.

- Та я ж, а кто еще, - ответил сосед подкуривая сигарету.

- Просто вышел подышать, в квартире дышать нечем… А ты почему не спишь?

- Жена орет, что-то ей вечно не так. То постель твердая, то дышу неправильно. Черт ее по бери. Одно трепет и трепет нервы.

В ответ Богдан глупо улыбнулся.

- Ты.. знаешь, что… Не отпускай ее.

- Что, прости, Сергеевич? – парень перевел взгляд на балкон соседей. Но сосед уже был внутри своей квартиры. И уже были слышны крики его жены.

- Странно… - парень развернулся, зашел в квартиру и тут же прошептал: « Пустота».

Он лег на постель. Долго смотрел в потолок, пытаясь расставить все мысли на свои места.

Утро не обрадовало теплой и приветливой погодой. Небо как будто провалилось на землю. Лил проливной дождь. Дворники машины Милы не успевали расчищать лобовое стекло. Дождь лил так же в душе той девушки. Их пути разошлись. Но так быстро расстаться с человеком, который до безумия был любим невозможно.

- Что я наделала… - продолжала осуждать свои действия девчонка.

- Что я натворил, – в тот же миг пролетела мысль у Богдана, - ничего, я найду выход.

Через пару мгновений он сидел в холодном холе своего ресторана. Он открыл книгу жалоб и предложений. Кожаная слегка затертая обложка, усеяна золотыми символами. Белоснежные странички заполнялись грецкими цифрами и заезженными буквами кириллице. Вокруг не было ни души. Недавно построенная сцена блестела новыми инструментами.

- А имеет ли это все смысл?

От неожиданности Богдан вздрогнул. Частота его биения сердца повысилась почти до придела.

Из тьмы красных занавесов вышла черная тень. На ней был одет черный, матовый плащ. Он прикрывал так же и руки, и часть лакированных туфель, а лицо закрывал глубокий капюшон.

-Ты кто? Чего тебе нужно, – вскрикнул парень и резко вскочил на ноги. Стул, который был под ним, резко опрокинулся.

- Кто я? – ответил грубый мужской голос, – слушай, а кто ты?

- Я… я владелец этого заведения! И я попрошу немедленно покинуть это заведение, иначе придется вас отсюда выводить силой!

- Хэх…- с ухмылкой в голосе произнесла тень, – а стоит ли мне покидать это заведение? Или может я останусь и к утру ничего не произойдет. Ведь дверь захлопнул ты? Да-а-а… захлопнул. А ты ведь знаешь, что замок ты там так и не купил новый. А ключ ты оставил в машине. Зайти можно только с парадного входа, а парадный вход ты закрыл изнутри. Вопрос, как я сюда проник?

- Что за бред ты несешь?

- Я говорю лишь то, что ты думаешь сейчас.

- Ты в своем уме? Что за бред ты говоришь? Чего ты хочешь? – запаниковал молодой парень.

- А чего хочешь ты?

Не долго думая Богдан продолжил.

- То, чего хочу я, это касается только меня! А ты отвечай лишь на заданные мною вопросы! – парень медленно начал двигаться в сторону барной стойки. А тень приближалась все ближе и ближе.

- Если ты действительно думаешь, что в правом углу барной стойки под прилавком ты возьмёшь пистолет Макарова и с легкостью сможешь меня убить, ты глубоко ошибаешься.

- Ну, я попытаюсь! – Богдан резко вынул пистолет и направил его на незнакомца, – как тебе такое? А теперь пошел вон!

А плащ все тихо тянулся черной лентой по паркету… все приближаясь к испуганному Богдану.

- Богдан… я знаю каждую твою мысль и каждое твое будущее движение… В пистолете нет ни патрона!

- Блефуешь! – вскрикнул Богдан - Я каждый день проверяю такие вещи! Там полная обойма!

Тень остановилась, почти впритык подойдя к Богдану. Слегка засмеялась…

- Ты зря сейчас ко мне так с опаской относишься. Смотри: тень оголила свои костлявые руки и завела их за спину, – смотри, я тебе ничего не сделаю, проверь обойму, там она пуста.

Богдан не отводил от тени взгляда, а руками скинул обойму. Она была полностью пуста.

- Но… как? Пускай ты проник в мое заведение, но откуда ты узнал про обойму.

- Как ты не поймешь, я это ты. Я это все твои мысли и действия.

- Но зачем? Ты хочешь сказать, я уже больной. Да, – успокоился Богдан, – я больной.

- Слушай, я материальный. Ты можешь ко мне прикоснуться. Ты спросил, зачем я пришел? Я пришел сюда лишь потому, что хотел тебя предупредить: ищи то, что тебе важно. Не ограничивай себя ненужными идеями и людьми. Рано или поздно ты останешься, как и сейчас, один. Поэтому держись тех, кто держится за тебя. Люби тех, кто тебе важен, но не вкладывай все в них. Разочаруешься. Запомни всем плевать на тебя. Поэтому прежде чем что-то кому то доверить - подумай.

- Та, что ты в этом понимаешь… - с сарказмом бросил парень.

А было заметно, что даже этот весь бессмысленный разговор делал ему больно. Ведь Богдан понимал, что тень права.

- Я не могу понять. Кто ты?

- Слушай, повторю. Я и есть ты.

И тень ушла в тот угол неизвестности откуда и вышла…

Спустя пару часов.

- Я и есть ты. Да! Так и сказала тень! – продолжал делиться новостью Богдан.

Максим тихо сидел молча выслушивая его до последнего слов. Он скрестил руки на груди и задумчиво как философ сказал:

- Чувак, тебе нужно меньше пить.

- Да иди ты! – засмеялся Богдан.

- Правда, я не могу тебе ничего сказать или посоветовать. Ты просто устал. Ты пробовал просто выспаться?

- Я не знаю, когда последний раз нормально спал.

- Не парься, брат, все уладиться. Вот увидишь.

А вокруг так же кипел город. Бумажные купюры крутились в обороте кирпичного города. А люди все мелькали вокруг тех же кирпичных зданий, все ища ответы.

- Неужели все настолько слепы? - подумал Богдан, - все крутятся, суетятся… почему они не видят самого банального. Почему они не видят красоту деревьев, природы…

Богдан кидал взгляд на различные предметы, сооружения и людей. Он чувствовал, как разговор с тенью не оставил его в стороне.

- Богдан, ты еще здесь? – спросил Макс.

- Да… да - слегка задумавшись ответил.- Макс, когда ты последний раз останавливался посмотреть на дерево?

- Ну… как сказать… что за вопросы?

- Та ты не подумай ничего – засмеявшись, ответил парень.

- С тобой точно все в порядке?

- Да все нормально! Правда!

- Не уверен.

Далее разговор не много ожил. Пустые диалоги начали заполняться смыслом. И Максим начал рассказывать какую-то историю. Он рассказывал о своей девушки. Он рассказывал все так эмоционально. И Богдану даже казалось, что он его слушал. Но это было далеко неправда. Его мысли летали где-то с Никой, кружась в беспрерывном потоке чувств и тепла.

- Ладно, Макс, я пойду тогда, – прервал разговор парень.

- Что? Ты даже не дослушал.

- Прости, что-то мне… прости, пожалуйста…. Я тебе позвоню.

Он после этих фраз схватил рюкзак, кинул еще раз взгляд на старого друга. Его глаза горели недоумением.

- Ника? Скучаешь еще? – произнес Макс будто случайно. Юноша остановился. С тоской опустил голову слегка развернувшись к сидящему сзади парню.

- Я не смогу без нее…

-А вдруг ты не вернешь ее, брат? Придется привыкнуть.

А он молчал. Он не мог найти слова, которые бы заменили его эмоции. Развернувшись, Богдан посмотрел вперед вдоль улицы. И почти шепотом:

- Все решится. Рано или поздно…

Богдан шел по площади Независимости. На огромном 8-ми метровом шпиле висел мокрый флаг, который тяжело развивался на ветру. Сливаясь воедино: мокрый желтый цвет с цветом тусклого солнца, а синий - с уставшим после дождя небом. Да, это именно те цвета, ради которых люди ложатся трупами. Там, где-то далеко, казалось бы. Часто они думают, все эти люди которые проходили мимо юноши - это далеко, это нас не касается. А парень словно читал их мысли и отвечал: « Нет такого «Где-то на Востоке»! Нет! – кричал он в себе, - Есть в Украине, в единой»

Увы, никто этого не слышал. А наши ребята, парни у которых, возможно, уже есть дети, защищают их же, чтобы все эти люди не ходили дыша смесью пили с сожженным танками топливом. Это тот флаг, ради которого солдаты готовы все отдать взамен на нашу свободу.

- Площадь… - прошептал Богдан…- еще недавно именно на этом месте Беркут бил наших ребят…

Минута слабости… Минута памяти.

Богдан перевел взгляд с бетонных плит на раскинувшуюся улицу Соборную, на усланную брусчаткой. Лужи светились все еще тусклым светом солнца. Но казалось, будто бы вот-вот солнце упадет за линию горизонта, подарив свой свет серым фонарям. А сама площадь была окутана легкой музыкой, которая лилась из бандуры.

Музыкант сидел на лавочке, опустив голову вниз, цепляя множество струн, так же цепляя и души рядом стоявших людей.

Богдан подошел к музыканту и стоял будто бы околдован.

20 июня.

- Боже, какой дурдом!

Да, это были первые слова Милы с утра. Топот ребятишек. Крики и возгласы племяшек Милы не давали никому уснуть.

Мила, накинув теплый плюшевый халат, медленно спускалась вниз по лестнице.

- Доброе утро, Мила.

- Доброе, тетя, да не очень.

- Папа звонил?

- Нет… Сегодня не звонил еще.

На кухне в кухонном фартуке суетилась женщина уже пожилого возраста. Но она двигалась с такой скоростью, что, казалось, она еще даст фору любому молодому поколению.

- Кирилл уже и к твоей комнаты добрался? – ответила она, подняв взгляд на Милу.

- Только по коридору бегает еще.

- Это он не приветствовал тебя с утра. Тогда бы ты проснулась мигом. Знаешь, как он меня поприветствовал? Этот гадёнышь набрал бутылку холодной воды и крича: «кий-я!» брызнул на меня.

- Надеюсь, до этого не дойдет. Мне и так неплохо.

Тетя улыбнулась, а потом продолжила:

- Как Богдан?

Ника, слегка застывши на секунду, улыбнулась и ответила:

- Все хорошо, а с чего вы вдруг спросили?

- Мила, ты не подумай ничего, просто интересно, давно не видела его.

- Та нет, с ним точно все хорошо.

- Ну, вот и славно. Кирилл, Иван, – вскрикнула женщина, – идите кушать.

Мила вышла во двор. Ее руки сжали на себе халат.

- Вроде бы лето, но холодно как осенью…. – сказала Мила стоящему сзади парню.

Сзади стоял парень среднего роста. С довольно крепкой структурой тела. Форма лица была строгая. Внешностью был похож на какого-то князя времен Российской империи. Крепкие строгие скулы делали его очень симпатичным. Узкие губы, глубоко посаженные глаза. Он был не очень коротко пострижен, но волосы всегда были аккуратно расчесаны. Всегда следил за своей внешностью, именно поэтому он был очень обаятелен. Славик подошел к ней. Обнял Милу и произнес:

- Я очень скучал по тебе!

- И я по тебе.

- Как тебе там было в Сумах?

- Ой. Та хорошо, братик, хорошо. Нужно будет как-то еще поехать.

- Что прости? Ты что? Я думал ты сюда так, на пару дней, что бы нас увидеть, а потом снова в тихий, скромный городок под название Сумы.

- Нет. Я, скорее всего, надолго. А возможно и навсегда.

Мила растянула последнюю фразу и не посмотрев на Славика, обернулась и ушла в дом.

- Все ясно… - сказал уже ей в след…

Время летело просто с сумасшедшей скоростью. Семья Милы сидела за столом. Цокот столовыми приборами по керамической посуде был вместо разговора. Напряжение. Чем больше времени уходило, тем больше тишина, глупая тишина, давила на всю семью…

- Милочка, что там, в Сумах? – не выдержала и спросила тетя Милы.

- Все хорошо, я уже говорила.

- А Богдан, он скоро приедет к нам?

- Я не знаю.

Тетя замолчала. И через пару минут вновь промолвила:

- Он сегодня звонил?

- Прошу, дай спокойно поесть! – вдруг вскрикнула девчонка.

Мила опустила глаза вниз. Посмотрела на грибной суп в миске и опустила туда ложку. Но ее изнутри что – то начало очень давить и просто рвать.

- Прости тетя… - Не поднимая глаз произнесла она.

- Та ничего страшно, солнышко.

Вдруг она не выдержала:

- Всем спасибо. Все было очень вкусно.

И Мила просто ушла.

Проходили дни. Первая боль после расставания уже угасало, но потребность в понимании, что он нужен ей, а она ему была необходима для них двоих.

И вскоре у Богдана жизнь пошла кувырком.

Шорох свежей листвы. Лучи света, наполняли этот город красками. Все замерло. Казалось, даже воробьи в этот день не вылезали со своих гнезд.

Утро. Звонок телефона разбудил Богдана.

- Черт побери тех людей, которые в 5 утра звонят мне! – продолжал по привычке ссориться парень с мобильным телефоном.

На экране входящий вызов, - Андрей.

Сердце Богдана забилось с ужасной скоростью. Ведь Андрей - это человек который никогда не звонит по пустякам.

- Доброе утро. Богдан, простите за столь ранний звонок, но нужно встретиться. И чем раньше, тем лучше. Я жду вас. Возле входа в ресторан.

Богдан не успел произнести и слова, как Андрей отключился. Сон сняло как рукой. За пару минут Богдан оделся. Страх был замечен невооруженным взглядом. А его трясущиеся руки просто не могли адекватно застегивать пуговицы на его рубашке. Богдан выбежал со своего дома и сел в машину. Не взяв ни документов на машину, ни водительские права, он завел машину и поехал. Проходя улицы, дома, магазины, он прокручивал в голове, что именно может сказать Андрей. И чем больше вариантов Богдан себе представлял, тем страшнее становилось парню. Ресторан. Белый Мерседес у ворот ресторана. Пульс 200 ударов. ОН подошел к стоящему у входа Андрею и 2 незнакомым лицам.

- Доброе утро, Богдан, - начал разговор собеседник.

- Доброе утро, Андрей. Зачем такая столь ранняя встреча? Что тебя привело сюда?

Разве мы не все с тобой решили?

- Нет, нет. Что ты. Я по другому поводу. Тут тебе, один листочек передали. Вот держи, – Андрей протянул руку, в которой он держал конверт.

Богдан не поспешил брать, а с опаской взглянул на человека стоящего напротив.

- Что это?

- Возьми, узнаешь.

Парень взял конверт.

- Открой его.

Богдан оторвал ребро конверта. Там была надпись в которой шлось о том, что он должен приди в военкомат. Это была повестка на службу.

- Что?- с удивлением сказал Богдан и еще раз перечитал содержание.

Андрей со злобой улыбнулся и начал уходить.

- Ты, Андрей, немножко перемудрил, – крикнул в след Богдан и порвал конверт со всем содержимым. – Эта бумажка не имеет ни малейшего правового веса.

- Прости, Богдан, я не удержался. Я так хотел увидеть твою рожу, когда ты это будешь читать, что я договорился о том, что я отдам тебе эту повестку. А в военкомат ты все ровно обязан явиться. Серьезно. Жди еще одну повесточку. Я знаю, что твоего друга загребли, ты думаешь тебя не загребут?

- Блин, ну я же не ребенок. Я всю эту кашу изнутри знаю, так что шел бы ты отсюда.

- Тебя загребут, я сделаю все для этого, поверь.

- Какая же ты тварь, Андрей, – ответил Богдан глядя ему прямо в глаза.

- Счастливого дня, друг мой, хорошо подохнуть где-то в ДНР! Ну… вскоре. Ты главное жди!– отвернувшись от Богдана, крикнул Андрей.

Богдан лишь стоял, сцепив зубы и смотрел на уезжающих от его ресторана машин. Он открыл свой ресторан и ждал, когда на работу придут его работники. Богдан присел за столиком, он загружен своими проблемами. Его тянуло в юго-восток. Он был именно тем человеком, который любит свою страну. Так же его здесь держало множество людей, множество различных вещей.

В ресторане стали слышны голоса. Зал заполнился хохотом, заполнился разговорами и тихим цокотом посуды. Мрак пустых комнат сменился мелькающими деловыми людьми. Все в наигранных масках лицемерия. Каждый из них играл правильного и почти идеального человека.

- Отвратительно…- подумал Богдан глядя на все это.

К нему подошел шеф-повар невысокого роста, азиатской внешности, но с огромным чувством юмора. Иногда создавалось впечатление, что лишь от его присутствия ты уже заряжался позитивом. А что самое главное так это было то, что он до безумия чудно коверкал русский либо украинский язык. Он владел ими двумя.

- Посетители, лица, лица, лица, все время сменяющие лица. Ни одного знакомого. Ну что за несправедливость-то такая!

- Да-а, ты прав, Виктор, новые лица, – с задумчивостью ответил парень.

- Что та случилось, дорогой? – заметил его беспокойство шеф-повар.

- Нет, Виктор, – улыбнулся парень, – все хорошо, правда.

- Нет, нет, нет дорогой мой. Ты меня не обманешь! Ни за что. Эта из-за твоей любимой?

- Та... понимаешь друг мой. Все проблемы из-за девушек, – попытался подыграть ему Богдан.

- Вот! Правду говоришь! – продолжил философствовать Виктор, – вот когда-то у меня одна была такая с 3-м размером груди. Ух. Так вот, пришел я к ней домой и как...

- Эй… Стоп, стоп! Потом расскажешь, ладно? – в панике остановил Богдан его.

Виктор заметно загрустил.

- Ну ладно.

- Виктор, расскажешь еще чуточку позже, – попытался подбодрить его парень.

В этот миг Виктора позвали повара на кухню и он побежал.

- Расскажешь, когда я буду готов это слушать, – подшутил сам себе Богдан и пошел здороваться с почетными гостями.

.

Настала ночь…

На дворе уже светила луна. Да, именно так же луна, которая прожигала парню память. Та, из-за которой Богдан каждый миг вспоминает тот сон. Тот странный сон…

Легкий бриз на глади Псла…. Лунная дорожка по воде и чистый воздух. Издали был слышен звук автомобилей. А создавалось впечатление, что ночные жители хвойного леса питались заглушить звук дизельных двигателей. Казалось, будто они между собою перекрикивались, будто крича друг другу: «Чужие!!».

Грубые, резиновые шины остановились. Щелчок ручки двери. С переднего сиденья на торфяную землю ступили тяжелые сапоги Богдана.

- Так ребятки, вытаскивайте палатки и постарайтесь их установить. А я сейчас вернусь, – дал разнарядку Богдан.

Все кто с ним приехал потихоньку засуетились и начали разгружать машины. Все суетились, но лишь одна девушка стояла среди толпы, и как будто изучала того молодого парня. А он ее не замечал. Он был слишком погружен в свои мысли, в свое сознание.

Вдруг из линии горизонта, по грунтовой дороге, выехала машина. Авто было с довольно высокой посадкой, соответственно она была на полном приводе. Широкие колеса разрывали землю под ними, а рев мотора вызывал у людей мурашки по коже. Двигатель не просто работал, он пел песню в стиле хеви метал.

- Как и обещал, – с восторгом произнес Богдан.

Пользуясь, случаем девушка, стоявшая вдали и изучавшая Богдана, решила подойти и хоть как-то начать разговор:

- А кто это едет?

- Ха! Если ты не знаешь кто это, значит, ты не знаешь как это слушать тяжелую музыку на полную громкость! – с таким же восторгом крикнул Богдан.

На его лице впервые за месяц появилась искренняя улыбка. С того внедорожника выпрыгнул Макс.

- Богдан, брат! - вскрикнул юноша.

И шел на встречу раскинув руки для объятий, тех братских объятий, которых частенько не хватает в этой жизни.

- Твою мать, Макс! – поприветствовал в ответ Богдан, – где ты своровал эту тачку! Я влюбился в нее!

- Ой, потом Богдан, потом. Я очень хочу есть. Есть что? – он рыскал взглядом пустые еще скатерти возле которых крутились девчонки.

- Нет… шашлык еще не готов. А все остальное еще не приготовили.

Вдруг Богдан увидел какую-то суету в глазах у Макса.

- Что случилось, Макс?

Макс просто проигнорировал этот вопрос. Богдан в скорее повторил тот же вопрос. Макс молчал.

- Не хочешь по лесу пройтись?

Максим перевел взгляд на Богдан.

- В полдвенадцатого ночи? По лесу? Конечно!

- Узнаю Максима! - вскрикнул тот.

Деревья, деревья, деревья. Запах ели напоминал почему-то рождественскую сказку. Но накаленная тишина между теми парнями была довольно неприятная. Не выдержав Максим крикнул:

- Мне опять пришла повестка! Я отслужил девять месяцев в Чернигове, ответь мне какого херена мне нужно через десять дней появиться в военкоме вновь?

- Пошла 3-я волна мобилизации. Мне тоже пришла. Это при том, что у меня есть отклонения в работе сердца. И у меня белый билет. Какого мне пришла я не знаю. Ну они то меня не заберут.

- Не. Срочником, я не пойду. Я запишусь в ДУК. Вот тогда и увидим кто есть кто.

Богдан засмеялся. Разговор немного наполнился красками. Волнение со временем уходило.

Друзья вышли на берег. Перед ними раскинулся самый широкий рукав Псла. Вода немножко не касалась их обуви. Они оба смотрели на противоположную сторону. На ней так же отдыхали множество компаний. Горел костер и играла музыка вокруг. Люди пели не попадая ни в одну ноту, а потом громко смеялись. Как раз напротив них фактически «лицо перед лицом» стояли толпа народа. Их разделяла лишь река. Они все время орали и смеялись, периодически загорался свет, излучаемый сигаретами.

- И что они там орут-то? – задумчиво прошептал Богдан

- А Бог его знает. Ну что, пойдем к своим? Я есть хочу! – гнул свою линию Максим.

- Да. Пойдем.

Они потихоньку подошли к лагерю. Разговор между всеми сотрудниками ресторана лился рекой. А уже подвыпившие повара в главе с Виктором горланили песню харьковских студентов, в которой шла речь о президенте Российской Федерации.

(40 часов ранее)

Телефон Милы разрывался звонками, как входящими, так и исходящими. После того как племянники девушки уехали обратно в Запорожье, в доме не стало тише. День рождения тети. И как принято в Украине нужно пригласить всех кого только можно.

« А как же! Чтобы не обиделись!».

В этот день собрались много близких, родных. Праздничная суета. Миле казалось, что весь этот «дурдом» затянется надолго. Судя по количеству гостей, она была права.

- Мила, дорогая, принеси, пожалуйста, ту книгу с рецептами, – попросила крестная девчонки.

- Может, в интернете глянем, быстрее ведь будет.

Крестная ни слова не сказав посмотрела грозным, но наполненным любви взглядом. А Милу осенило мгновенно.

- Поняла, сейчас, секунду.

Мила побежала наверх. На второй этаж в свою комнату. По пути она прокручивала в голове то место, где может находиться книжечка. Ее комната была в довольно приятных тонах: воздушный светло-голубой свет был очень приятен для взгляда. Комнатку украшали 2 огромных окошечка, которые были наклонены под углом к полу. Они находились на потолке, так как ее комната была под крышей. В комнате находился резбленый шкаф, 2 тумбочки при кроватке. Пол был услан характерными для Западной Украины коврами.

Зайдя в комнату Мила быстро заглянула под кровать. Под ней лежал дубовый сундук. Девчонка вытащила его на средину комнаты и открыла. В нем лежали множество разных вещей, к которым Мила прикасается очень редко. На дне она увидела тот старый сборник рецептов, который попросила принести тетя. Мамин сборник… А так же среди вещей в ее взгляд бросился дневник. Тот дневник, который Мила писала, когда была в Сумах. И Мила… Мила открыла его. Ее лицо наполнилось грустью и тоской. На странички, на те надписи «люблю его безумно» начали капать соленые слезы. Руки еле держали тот дневник. Цепкие пальцы как будто пытались вырвать те строки со своего сердца, со своей памяти.

- Мила, ты нашла книгу? – начались эхом доноситься слова крестной.

Мила быстро вытерла слезы, и резко закрыла дневник, и тут же кинула его под подушку. Грубо засунула сундук обратно под кровать и, продолжая вытирать слезы, пошла вниз.

 

Через пару часов начали собираться гости. Дом гудел как улей. Как пчелы гости бегали вперемешку с жителями этого дома. Мила, чтобы сбежать от суеты, пошла к себе. Закрыла на замок свою входную дверь. Подошла к стерео систем и включила музыку. Тяжелые басы били так, что даже окна дребезжали. Сама девушка завалилась на кровать и тут же скатилась вниз на пол. Засмеялась. Пара стопок коньяка продолжали играть в крови. Он вновь как на Эверест попыталась вылезти на кровать. Попытка завершилась полным провалом. Но она человеку, в которого в жилах течет чистая кровь победительницы по жизни, решилась на последнюю, решающую попытку. И закончилась она блистательным успехом. Мила прилегла на кроватку, а дневник лежал и ждал. Ждал, когда же его достанут с под подушки. В этот момент Мила обратила внимание на корешок дневника и решила прочесть те дни, когда они были вместе.

День первый.

« Да, я решилась на это. Это было лучшее решение в моей жизни. Начать разговор самой. Глупо…. О Боже, как глупо это прозвучало: «Не холодно, в одном халате то?» ». Перед моими глазами мелькали все картины. Все чувства и эмоции. Его взгляд, его тело… каждая его родинка на теле. Его дыхание, которое сводило ее тогда, в ту ночь с ума.

День второй.

« Боже, какая я дура, зачем я купила тот билет на поезд. Я тупо его бросила. Да, я сделала это!!! Я подсыпала снотворное ему в напиток. Дура!! Та нужно было отказать тете. Ну… Или же сказать Богдану о том, что тетя заболела. Почему я не сказала?»

На этом моменте Мила снова начала рыдать.

День третий.

« Где он? С кем он?.. не могу ни найти ответа, сама же виновата. Зато у меня есть друг Саша, который никогда тебя не предаст!».

- Ну-ну. Наивная….- с дерзостью в голосе сказала Мила.

Не выдержав Мила резко закрыла дневник и во весь голос закричала. Она кричала, бросая подушки в стену. А когда они закончились просто села, поджав колени к груди и обняв их руками наклонила голову и просто плакала. Она оборвала все пути, оборвала всю возможность спросить « Как он там?»… Хотя больше всего хотелось ей услышать то нежное « Люблю тебя, милая». Вдруг в дверь постучали, за той стороной двери Мила услышала голос своей тети, которая говорила:

- Мила, тут мы тебе подарок приготовили. Выходи.

- Да, да, тетя, сейчас, – собравшись с мыслями крикнула девочка.

Подошла к сабвуферу и приглушила музыку. А потом и вовсе выключила ее. Посмотрела в зеркало, привела себя в порядок, и вышла к родным.

- Собирай вещи. Едем к друзьям.

-Что?

- Вещи собирай, говорю тебе, – повторил свою речь дядя Милы.

`- Какие хоть вещи брать?

- Все, что нужно для отдыха, - засмеялся дядя, – на природу. Так что бери что-то теплое и захвати вон тот светильник.

В недоумении девочка пошла в комнату. Еще через пару часов двигатель пассажирского «Мини-вена» ревел, шины пели на асфальте. Поля, поля… одинокие деревья и глухая ночь… Озера с тихой гладью…. Ни души вокруг. Даже на трассах тяжело было найти хоть один автомобиль. Лунный свет лился на лицо Милы. Она, найдя в сумке наушники, тихо подключила к своему телефону и одела их в уши. Музыка глушила мысли Милы. Но, увы, количество мыслей просто не давали покоя девушки.

Она сотни раз набирала его номер в телефонной книге, но нажать зеленую клавишу на телефоне было просто невозможно. То ли сил не хватило, то ли боялась. Боялась того, что он не простит. Или боялась, что он ее ждет.

Утро. Авто стояло на обочине дороги. Саша, тот же молодой юноша, который, по догадкам Милы, был в нее влюблен. Он поехал на отдых вместе с друзьями тети Милы. Но он был в другой машине. Дядя Милы и Саша стояли и курили возле машины. Они периодически открывали передний капот и все, вступившись в мотор, продолжали курить одну, за одной. Местность показалась девочке до боли знакомой.

Они проехали Киев.

- Куда мы едем? Хоть кто-то скажет?

- Увидишь.

Через 4 часа со стороны Белополья Мила с дрожью в сердце увидела пролетающую надпись «Сумы».

- Мы в Сумах или мне показалось? – закричала Мила на весь салон авто.

- Не кричи, да мы в Сумах! – попытался утихомирить Милу водитель авто.

- Какого хрена! Мы что не могли отдохнуть спокойно в Ивано-Франковске! Или где-то в долине самих Карпат? Та даже в Киеве, если вам так удобно. Ну почему именно Сумы…

Вдруг водитель, который являлся лучшим и очень преданным другом семьи Милы ответил:

- Милочка. Нас всех пригласил один очень хороший человек - Алексей Павлович. Скажу по секрету он очень богатенький дядя. Он сказал: «приезжайте с семьей, и друзей захватите, а еще…»

- Ближе к сути, дядя Сережа.

- Слушай, лишня возможность поговорить с таким человеком не помешает для моего бизнеса,- обижено ответил он.

Мила просто умолкла и даже при встрече с тем «богатеньким дяденькой» она молча пожала ему руку, но при этом не проронив н

и слова.

Вечер. Сосновый лес. Свежий, чистый воздух наполнил легкие Милы. Ее усталый вид сменился легкой улыбкой, а в крови разгуливал алкоголь от двух бокалов красного вина. Улыбка не сходила с лица девочки.

- Слушай, тот парень возле палатки не сводит с тебя глаз, – типа секретом решила поделиться жена Алексея Павловича.

- Саша?

- Наверное.

- Это мой друг… как бы….

- Что-то он на тебя смотрит, так, как будто бы он сейчас тебя подойдет и тут же прям…

Вдруг со стороны реки, возле которой они отдыхали, раздался рев двигателя машины. Звук шел по той стороне реки. Вдали можно было разглядеть высокий внедорожник с широкими колесами. С него вышел молодой парень и подошел к какому-то еще парню и тут же обнял его. Мила решила подойти поближе, чтобы посмотреть, кто эти люди, но широкий рукав реки разделял их от той компании. В этот миг к ней подошел Саша и еще куча его друзей. Среди тех друзей стояла жена Алексея Павловича.

- Может пройдемся по набережной? Ммм? Как смотришь на это, красотка, – с юмором произнесла единственная молодая девчонка с компании Саши.

- Почему бы и нет, – ответила Мила.

Они общались и потихоньку приближались ближе к реке. Вскоре остановились почти впритык с водой.

- Во горланят наши песню! – с восторгом крикнул кто-то из друзей Саши – вот ультрас постарался, такую песню придумали!

А Саша молча подкурил свою сигаретку, поднял голову вверх и выпустил клубок дыма в небо. Мила, глотая ком в горле, смотрела как по той стороне реки, развернувшись, уходили к машина Максим и Богдан.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.087 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал