Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Опираться можно лишь на Господа и лишь Ему отдавать сердце. Об отрезании от всего. Желание совершенства




Часто повторяете вы: «Как я счастлива своею обстановкою!» — Благодарение Господу, так уст­роившему. Но смотрите, опираясь на такую об­становку, не перейдите границы, и из-за орудий не просмотрите Действующего. Мы все так поставлены Господом, что можем кое-что делать друг для друга; но то несомненно, что все делае­мое при сем прямо на духовную пользу непре­менно исходит от Самого Господа и Им направ­ляется по назначению. Ему все и приписывать следует, от Него единого всего чаять и Им единым быть счастливу. Бог называется ревни­вым. Он хочет, чтоб мы Ему все сердце отдава­ли—и Ему одному нераздельно — и чтоб мы на Нем едином опирались. Почему когда видит, что мы склоняемся к какой-либо твари, хотя и разум­ной, и на нее начинаем опираться, помимо Его вседетельной десницы, то начинает на нас смот­реть неблаговолительно.

Вы написали, что ищете сделаться совершен­ною и к тому стремитесь. Пришло мне на мысль указать вам значок, по которому можете опреде­лить, идете ли вы к совершенству или вертитесь на одном месте. Значок этот есть отрезание от всего. Недавно слышал я речь одной простой старушки, и она эту фразу употребила. «Те­перь,— говорит,— уж все отрезано; я как птица ничем не связана». Как она дошла до этого? — Целою жизнию, направленною к угождению еди­ному Богу. С семи лет запала ей зазноба, — болезненная забота, как бы Бога не прогневить. Эта зазноба разжигала ее на всякого рода труды, не жалея сил. Так прошла она девичество, заму­жество, вдовство. Дела все были обычные, семей­ные; но она всюду была первая и все делала для Бога и no-Божьему. Этим направлением своих трудов она так выправила, вытерла и выбелила свою душу, что в ней уже не осталось ничего зем­ного, что бы занимало ее. «Теперь,— говорит,— У меня все Господь. Ни к чему уже душа не лежит: и делать ничего не могу, — руки отвали­ваются, и говорить ни о чем не хочу,— язык не поворачивается. Все бы Господь; от Него одного отстать не хочется».— Вот видите, в чем суще­ство дела! К сему и направьтесь.— И исполнит­ся ваше желание: хочу совершенства, девою мудрою желаю стать. Благослови Господи. <i> Ищите и обрящете</i>. А лучше: <i> Просите и дастся вам</i>. Искать неотложно надобно; но сколько ни ищите, не найдете, если Господь не даст. Потому, ища всеусердно, и просить следует немолчно. Совер­шенство, как и Царствие, не приходит с усмотре­нием. И лучше всего не на него устремлять очи, а о том заботу иметь, как бы пребыть в милости и благодати Божией. Господь уж знает, когда, что и как дать. — И ждите, пребывая в порядке бо­гоугодном.

Вы полагаете, что я считаю вас никуда него­жею.— Кто же это вам сказал?! Я только вас учу, чтоб вы сами себя считали такою; а как сам о вас думаю, я, кажется, не говорил вам. Да хоть бы и говорил и так сказал, вам от того никакой убыли нет. Поставлю ли вам плюс двенадцать (+12) или минус двенадцать ( — 12),— для дела жизни вашей это ничто. В школах берутся в счет баллы, которые люди ставят, и по ним дается аттестация учащейся или учащемуся. А в духов­ном деле люди какие бы баллы ни ставили, ничего тут нет решающего. Настоящие баллы ставятся на небе. Там же будет сведен и общий итог, по окончании курса жизни, — и какую ат­тестацию там положат, в том аминьна вечные веки.



Что у вас плач на сердце и сокрушение по­каянное не отходят, — се добре. Храните сей дар Божий — и все его подновляйте, как только начнет ослабевать. Это незаблудный путь.— И то, что часто созерцаете Господа на кресте и поражаетесь тем до глубины души, добре. Сие и все подобное, возбуждающее душу, почаще наводите на нее, чтоб непрестанно была в движе­нии и жила; ибо жизнь — движение. Нет движе­ния, нет жизни.

 

О терпении неприятностей. Как приобретается смирение. Смиренная уступчивость — лучшее охранение от нападок других. О лености, желании поблажек и покоя плоти. О молитвенном правиле. Что есть постриг

 

Показалось вам что-то неприятное в отноше­ниях к вам окружающих; вы не вытерпели и пустились в самозащиту. Вы поступили по пого­ворке: не замай, сдачи дам.— Иные не могут иначе действовать, а вы могли поступить иначе и не поступили. Кто-то внутри твердил вам: стер­пи, стерпи. Вы и потерпели, но немножко; сил не хватило дотянуть до конца.— Нитки, которые рвутся, как зовутся? — Гнилыми, ни к какому делу негожими. Порвались тогда и у вас нити, державшие в порядке ваш внутренний строй. Плохи они, значит. Потрудитесь на будущее время заготовить крепких.



Как это с вами случилось? Вот как. Была в вас кающаяся послушница. Но пришла прежняя барыня знатная и, главное, ученая,— и, прогнав­ши ту смиренницу, начала сама действовать — и нагородила. А как предотвратить такие случаи? Очень просто. Советую вам прекратить всякие сношения с этою недоброю госпожою (то есть ученою барынею) и не позволять ей распоря­жаться в вашем доме. Она ничего не умеет делать в том порядке жизни, какой вы у себя наладили.

Извольте потверже затвердить, что смирение приобретается не мыслями смиренными, а охот­ным подчинением себя смирительным случайно­стям и отношениям. Над Спасителем издевались слуги без всякого толку, шутя, а Он — ни слова. Но уж дело прошло. Случай к деятельному обу­чению себя смирению пропущен. Положите по крайней мере вперед не пропущать их. Враг обыкновенно подбегает и твердит: не спускай, иначе заклюют.— Врет он. Лучшее охранение от заклевания — смиренная уступчивость.

На вас нападает леность, приходит желание льгот поблажек, покоя плоти. Вы хорошо делаете, что не уступаете; однако ж ваша неуступчивость неполна. Разумею то, что вы, несмотря на эти соблазнительные нападки, все же делаете, что считаете должным, но делаете неохотно. «Хоть нехотя,— говорите,— но исполняю все». И это хорошо, как сказал я; есть тут борьба и одоле­ние. Но надо бы эту борьбу доводить до конца, чтоб и одоление было полное,— то есть дохо­дить до того, чтоб делать хотя,прогнав безжало­стно «нехотя». Ибо это «нехотя» есть уступка лености и питает ее, хоть не жирно. Извольте, когда прогоняете леность, возбуждать себя до ретивости, чтоб живо, с энергиею, делать то, от чего оттягивала леность. И это только будет настоящею победою и одолением лености, а не то, как вы делаете. Живодейственность есть настоя­щая черта духовной жизни настоящей.

Но вы, кажется, уж и совсем разлениться хотите; ибо спрашиваете: «Ужели до самой смер­ти тянуть это ярмо трудничества?!» — Стало, вы тяготитесь им и желаете сбросить его поско­рее? — Нет, его сбросить нельзя; а придет время, когда оно не станет тяготить, потому что свык­нется с ним жизнь, и что теперь вам кажется трудом и лишением, тогда перестанет быть тру­дом и лишением, а обычным, будто естественным порядком жизни. Тягота, соединенная с ним, которая и делает такой порядок трудничества ярмом, испарится от внутреннего жара. Жар энергии сожжет это ярмо, и вы, не бросая ярма, перестанете быть подъяремного. Условие к ско­рейшему достижению сего есть никогда, ни в большом, ни в малом, не позволять себе действо­вать, как бы «нехотя», но всегда возводить себя до живодействования.

Что касается до молитвословий и служб,— то я уже писал вам об этом. Надо иметь правило,— и лучше всего то, которое идет постоянно в Церкви; но исполнять его надобно всегда с жи­вым чувством. Если живости чувства мешает по­спешность исполнения правила, а поспешность производится боязнию длительности, то лучше назначить на каждую службу известное время, в часах и минутах, и потом молиться теми молит­вами, которые входят в состав службы, или в частное ваше правило,— не спеша, с ясным со­знанием и прочувствованием всего читаемого, нимало не заботясь о том, чтоб догнать до конца чин службы или правила, а лишь о том, чтоб известное время пробыть в живом молитвенном устремлении к Богу. Вот главное! А что не успее­те иное прочитать или дочитать, беда не велика. Привыкли вы к прочитыванию определенного, и совестно не прочитать. Беретесь читать и спеши­те, чтоб не долго вышло. От того труд молитвен­ный не всю приносит пользу. Без правила нельзя; надо непременно его иметь, но стараться испол­нять его так, чтоб это была молитва.

Что прочитываете полунощницу в праздники и воскресение — хорошо. Хорошо все, что де­лается в этом роде; для продления и упорядоче­ния молитвенного труда; только чтоб все шло с сознанием и чувством, без блуждания мыслей. Ваше понимание пострига, — что это не таин­ство, верно. Это просто чин принятия в ранг монашествующих. Однако ж он не бесполезен: ибо скрепляет внутренний нравственный строй постригаемого. Подобно тому, как мысли о ка­ком-либо предмете, пока не изложатся на бумаге, бродят туда и сюда в некоторой бесформенности, а когда изложатся, принимают устойчивую фор­му,—и постригаемый, пока не пострижен, все еще будто ни то ни се, а когда примет постриже­ние, слагается в едином, — и держит на сердце, что ему уж ни туда ни сюда, — одна дорога. Как военного военная форма его чина обязывает действовать по-воински в своем чине; так и по­стриженного одежда обязывает жить и действо­вать по тому чину, к которому стал принадле­жать окончательно в силу пострига.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.005 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал