Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Глава 1. Плохой парень миллионер – 1




Рокси Слоан

Точка отсчета

 

Плохой парень миллионер – 1

 

 

 

Данная книга предназначена только для предварительного ознакомления!

Любое копирование без ссылки на переводчика и группу ЗАПРЕЩЕНО!

Пожалуйста, уважайте чужой труд!

 

Внимание! Книга содержит описание сексуальных сцен и ненормативную лексику! 18+

 

Автор: Рокси Слоан

Название: Точка отсчета

Серия: Плохой парень миллиардер. Книга 1

Количество книг в серии: 3

Количество глав: 9

 

Переводчик: Галина Лавренюк

С 6 главы Настя Острокоморець

Сверщик: Яна Редгрейв

Редактор: Соня Бренер

Обложка: Евгения Кононова

 

Майами. Город секса, греха и секретов.

 

Я пришла сюда с одной миссией: узнать тайну смерти моего брата.

Кто‑то знает ответы.

Где‑то, я найду то, что ищу.

 

Я не была уверена в Ксавьере. Он мой путь на сцену – и моя самая большая угроза.

Я должна удерживать дистанцию, но не могу остаться в стороне.

 

Я играю с огнем, и молюсь, чтобы не обжечься.

 

 

Глава 1

 

Шесть утра ‑ это слишком рано, чтобы что‑то делать вообще, и тем более начинать новую жизнь.

Резкий звук паромного гудка раздается около ограждений, когда я и Хейли ступаем на палубу. Капельдинер запирает шлюзы в сантиметрах от наших ног. Он направляет на нас хмурый взгляд, от чего мы обе хихикаем.

Хейли хватает меня за руку. ‑ Я так рада, что ты здесь, Никки. Ты даже понятия не имеешь на сколько.

‑ Пожалуйста, ты ведь действительно помогла мне. Фантастическая работа, место, чтобы где‑то переночевать….

‑ Я не знаю ни о какой фантастической работе, ‑ смеется она.

‑ Эй, а дорогостоящий Майами. Пока я здесь, я возьму все, что смогу.

Мне повезло, что экс‑сожительница Хейли просто забила на нее: оставив свободную комнату и работу в роскошном отеле. Курорт находится на Фишер Айленде, куда можно добраться на пароме от Саут Бич. Хейли клянется, что это хорошая работа, но нет ничего приятного в мешках под глазами и недосыпа, после подъема в пять утра, только чтобы туда добраться.

Было достаточно трудно заставить себя выйти за двери, и Хейли тоже не была жаворонком. С тех пор, как я прибыла в Майами, последние сорок восемь часов, мы провели, болтая без остановки, как будто со времен средней школы не прошло столько времени. Плюс моего раннего пробуждения ‑ это зевота.

Должно быть, Хейли читает мои мысли, потому что, схватив за руку, тянет меня вниз по лестнице. У меня уходит только секунда, чтобы понять причину. Кофе.



‑ Нет, серьезно, ‑ говорю я ей. – Твоя помощь, очень много значит. И приятно видеть кого‑то близкого, когда всё вокруг незнакомо.

Заплатив продавцу, она протягивает мне дымящийся и источающий запах жидкого дегтя стаканчик, затем около десяти пакетиков сахара высыпает в свой.

‑ Ну, Карла со своим возлюбленным, бросила меня на солнце и веселье в Мексике, и мне был нужен новый сосед. К счастью для себя, я получила кое‑кого получше. Тебя! ‑ Она подмигивает и облизывает палочку для размешивания кофе.

Такое чувство, что желудок куда‑то провалился. Мой брат Илай так делал. Кубинский кофе был его наркотиком. Он настойчиво перемешивал его, хотя это было лишним. Он подмигивал и как сигарету клал палочку в рот. Утверждая, что это заставляет девушек падать в обморок.

Хейли должно быть поняла, что я начала вспоминать. И на ее лице отразилось беспокойство. ‑ Илай?

Я кивнула. ‑ Просто старые воспоминания.

‑ Ох, Никки, ‑ она нарывает мою руку своей. ‑ Мне так жаль.

Я уже не скорблю каждый день. Прошло шесть месяцев, унеся с собой все самое худшее. Но время от времени, это настигает меня. Все детали автокатастрофы. Он бы ненавидел то, как ушел.

Сделав глубокий вдох, я отодвинула нахлынувшие воспоминания. Я не могу позволить своим эмоциям, отвлекать меня от выяснения истины.

И моя к Хейли улыбка, вышла немного дрожащей. Похоже, это ее успокаивает, хотя бы потому, что выражение ее лица светлеет.



‑ Ну, соседка, позвольте мне показать вам ваш второй дом.

 

#

 

По словам Хейли паромный причал, на другой стороне острова – это его уродливая сторона, но это не мешает мне глазеть на расстилающиеся передо мною виды. Над навесом изумрудно‑зеленых деревьев, виднеются красные черепичные крыши.

Это похоже на рай.

Хейли тычет вдаль. ‑ Это основная часть курорта. Пляжная сторона. Как только ты устроишься, кто‑нибудь проведёт для тебя ознакомительный тур.

От ответа меня удерживает избыток чувств. В соленом воздухе, я ощущаю запах свежих цветов. Где‑то порхают птицы, и я слышу их приветливое чириканье.

Я замечаю установленные в аккуратный ряд шезлонги небесного цвета и белоснежные зонтики. Холодный воздух, смешиваясь с теплыми солнечными лучами, погружает меня в расслабленное состояние. Это то место , где я буду работать?

Я чувствую, будто пробудилась ото сна и попала в волшебный мир, когда Хейли уводит меня из зоны парома по мощеной дорожке. Эффект только усиливается, когда мне дорогу переходит переливающийся павлин. Широко открыв рот, я смотрю на Хейли, а она просто смеется. ‑ Давай, девочка. Мы опоздаем, если ты будешь тут всё тщательно разглядывать.

Хейли ведет меня к техническому корпусу, в одном из боковых зданий, и представляет моему менеджеру, загорелому парню с невероятно белыми зубами по имени Чад. Конечно. Махнув и пожелав «удачи», она удаляется на другую сторону курорта. Я понимаю, почему они поставили ее на стойку регистрации.

Она хорошо решает проблемы и заботится о людях.

‑ Добро пожаловать, Николь, ‑ Чад дарит мне широкую улыбку и пожимает мне руку, ‑ Спасибо, что примчалась прямо сюда.

‑ Благодарю вас за предоставленную мне возможность.

‑ Ты говорила, что раньше работала официанткой?

‑ Немного, ‑ я немного лукавлю. ‑ Я одно лето работала в гриль‑баре.

‑ Фантастика, ‑ с энтузиазмом говорит он. ‑ У нас нехватка персонала, так что ты будешь разносчиком у бассейна, в одном из ресторанов, а также обслуживать номера, в зависимости от того, где мы будем в тебе нуждаться. Сегодня обслуживание номеров.

Он протягивает мне вешалку с идеально выглаженной белой униформой. Рубашка, застёгивающаяся на все пуговицы до шеи, и милые шорты, которые выглядят довольно таки неплохо. Прежде чем я успеваю сказать хоть что‑то, кто‑то кричит: ‑ Чад, они готовы, ‑ с другой стороны кухни.

Он, отвлекаясь, отворачивается. ‑ Мы должны устроить сегодня обед, так что я мог бы там не присутствовать. Но если у тебя есть вопросы, просто спроси. Другие должны полностью ввести тебя в курс дела.

‑ Чад! – Слышится еще один.

Он закатывает глаза. – Я вернусь.

Он направляется в сторону голосов, оставив меня наедине с охапкой белого хлопка. Форма безупречна, но я чемпион в нанесении причудливых пятен. И предполагаю, что ровно через пять секунд буду ими покрыта.

Я начинаю нервничать. И для того чтобы отвлечься, рассматриваю свои кутикулы и понимаю, как много времени прошло с момента моего последнего маникюра. Неужели со времени похорон? Почти шесть месяцев? Неудивительно, что мои руки выглядят, словно их тёрли наждачной бумагой.

Наконец возвращается Чад. Он пробегает по мне беглым взглядом. ‑ Ты, наверное, заметила, что здешний дресс‑код... покруче, чем в некоторых отелях материка. У нас высококлассная клиентура, и они ожидают, должного соответствия.

Его глаза блуждают от моего небрежного хвостика к моим обшарпанным кроссовкам.

Я прячу руки за спину и делаю мысленную заметку, завтра перед зеркалом потратить несколько дополнительных минут.

‑ Извините, я приехала вчера ночью, ‑ краснею я.

Я была в Майами в течение 48 часов, но я уже могу сказать, что мне нравится здешняя атмосфера. Это земля – намазанных маслом, загорелых, идеально отполированных тел. Если вы хотите зависать с красивыми людьми, вы должны вести свою игру. И я позволила своей игре начаться уже давно.

‑ Завтра я буду выглядеть лучше, я обещаю, ‑ добавляю я с усмешкой. ‑ Просто дайте мне на ночь пинцет, и я приду хорошенькой.

Чад кивает. – Отлично, отлично. И носи это, пока мы не примем тебя официально.

Он протягивает мне бейдж на фиолетовом ремешке, который жирным шрифтом и черными буквами кричит "ВРЕМЕННЫЙ ПРОПУСК". Здорово. Теперь я не только большой магнит для грязи и всего что оставляет несмываемые пятна, я еще ходячая афиша "Новая Девушка".

‑ Ты сегодня на обслуживании. Я покажу тебе, куда тебе нужно пойти.

Поскольку мы проходим через кухню, он выдает через плечо предупреждение.

‑ Они любят подшучивать. Смотри в оба, и не позволяй им говорить тебе, что новички получат обед последними. Последние новички ждали до 3 часов дня, прежде чем хоть кто‑то из них что‑то сказал и чуть не упал в обморок.

Когда мы добираемся до комнаты технического обслуживания, три девочки примерно моего возраста, чуть старше двадцати, бездельничают и разговаривают, пока пожилая женщина осматривает подносы перед ними. Когда мы с Чадом вошли, они смутили меня пристальным взглядом.

‑ Это Николь, ‑ представил он. ‑ Она наша новая прислуга. – Вытащив рацию из‑за пояса и что‑то в нее крича, Чад отходит от меня.

‑ Привет, ‑ я слабо улыбаюсь.

Они осматривают меня сверху вниз, и я снова, чувствую, как мало потратила времени на свой макияж, и еще меньше, пытаясь проснуться.

‑ Я ‑ Николь, ‑ представлюсь я. ‑ Я дружу с Хейли.

Они кивают на имя Хейли, и внезапно все три загораются улыбками.

‑ Я ‑ Рейчел, а это Вида и Лив, ‑ говорит самая высокая. ‑ Рада познакомиться с тобой. А Хейли чертовка, ‑ добавляет она. – Иногда подкидывает нам невостребованные вещи из бюро находок.

‑ Да, и всегда говорит нам, когда здесь появляются знаменитости, ‑ добавляет Рейчел.

‑ Она лучшая, ‑ соглашаюсь я, расслабляясь. В школе, Хейли всегда была душой компании, и с тех пор, кажется, ничего не изменилось.

Лив, лопает пузырь жвачки. – Сейчас, я должна доставить это поднос с едой в одну из уютных беседок, но когда мы вернемся, ты расскажешь нам, что привело тебя в Майами.

‑ Ох, она должна рассказать нам историю, но не только эту, Лив, ‑ усмехается Рейчел. ‑ Никки потечет от Мистера Совершенство, когда он вернется.

‑ Счастливица, ‑ стонет Лив. ‑ Он невероятно аппетитный. Тот вид парней, которого нельзя даже описать словами. Но он должен быть игроком мирового класса.

‑ Какой парень? – спрашиваю я. Они смеются.

‑ Увидишь. Вилла номер пять. Возьми запасную пару трусиков, ты будишь в них нуждаться!

Рейчел поднимает полный поднос еды и знакомит меня с Кармен, поваром, стоящей у плиты. Она одаривает меня доброй улыбкой, и я улыбаюсь в ответ.

Рейчел ставит передо мной другой поднос, и карту.

‑ Вот, ‑ добавляет она, обводя постройку. – В этом месте, может, будет трудно сориентироваться. И не позволяй водителю повезти тебя длинным путем в обход, те панки склонны выбирать живописный маршрут и пробовать попытать удачу.

‑ Водители? – путаясь, повторяю.

Она кивает и машет рукой по направлению к французским дверям, ведущим на улицу.

‑ Наверное, они там уже ожидают. Ты можешь подумать, что это далеко, но это довольно близко.

Я делаю глубокий вдох. ‑ Спасибо, Рейчел. Сейчас, в общем, я немного потеряна, так что мне определенно нужна помощь.

‑ Ты сделаешь открытие, насколько быстрыми окажутся твои ноги, ‑ улыбается она. ‑ И эй, быть официанткой в Нью‑Джерси по сравнению с этим было прогулочкой, не так ли?

#

 

Конечно, когда я выхожу на улицу, ожидает меня гольф‑кар. Это отличная идея. Поднос весит тонну, и я сомневаюсь, что смогу ходить и разносить еду долгое время, пытаясь отыскать свой маршрут. Дитя по имени Джек ‑ мой водитель. Ему не больше семнадцати и он очень стеснительный, поэтому я даю ему время и тихо сажусь, и мы трогаемся, направляясь к вилле. Мы делаем круг за полем для гольфа на частной лужайке, и Джек останавливается.

Здесь плотная темно‑зеленая листва, что похоже на убежище, а когда я направляюсь к пятой вилле, воздух кажется густым. На двери записка.

"Если никто не отвечает, пожалуйста, войдите и оставьте все внутри".

После отсутствия ответа на мой стук я, согласно записке, бедром толкаю дверь, и осторожно балансируя подносом, делаю шаг на мраморный пол виллы.

‑ Обслуживание номеров! – говорю я, когда вхожу. Затем я перевожу дыхание.

Вау.

Обстановка, прямо как из журнала о дизайне или для фотосессии. Задняя стена полностью из стекла, с видом на сверкающий бассейн и океан, за его пределами. Внутри все холеное и роскошное: белая кожаная мебель, сверкающие современные люстры, и на стенах яркие произведения современного искусства.

Мои руки отправляют не такой уж тонкий намек моему мозгу о подносе. Я ставлю его на журнальный столик из стекла и хрома, рядом с совершенно белой орхидеей в вазе. С лишним весом покончили, и окруженная роскошью с видом на частный бассейн, я чувствую себя лучше, чем месяцы назад. Жаль, я не в отпуске.

Я не уверена, что делать со счетом, поскольку технически подписать его должен гость. Мне его оставить? Забрать его и вернуться позже?

‑ Обслуживание номеров, ‑ опять зову я. По‑прежнему никакого ответа нет.

Я до сих пор обдумываю, что делать, когда слышу, как слева от меня открываются двери. Сначала я так пугаюсь, что замираю. Мужчина, входящий в холл, шикарен. Не просто шикарен, а незаконно горяч.

Теперь я знаю, почему девочки шутили по этому поводу.

Мои глаза сканируют его тело, пожирая его. У него темные волосы, очевидно, еще влажные после душа, по крайней мере, судя по каплям воды, бегущим по его точеной груди и брюшным мышцам. Загорелый, золотистый. Твердый. Только белое махровое полотенце скрывает все, от очень показательного момента.

‑ Прости, если я напугал тебя. Из‑за воды я тебя не слышал.

Я вынырнула в реальность, мои щеки запылали. ‑ Э, да. К сожалению. Я просто... счёт. Я показываю его, и мои руки трясутся.

Соберись, Никки!

Если мужчина заметил мои слюни, то этого не показал. Он пересекает комнату и берет чек, а потом подписывает его.

‑ Я ‑ Ксавьер.

Его темные глаза, с непонятной улыбкой, встречаются с моими. ‑ Я тебя раньше не видел. Ты новенькая на Фишер Айленде?

‑ Эм... да, ‑ я стараюсь собраться с мыслями. ‑ Это мой первый день.

‑ Добро пожаловать.

Он сверкает еще одной умопомрачительной улыбкой. Схватив другое полотенце, он поднимает руки и обтирает свои влажные волосы.

Живот сгибается, его брюшные мышцы практически отдаются рябью на солнце.

Срань Господня!

Я пытаюсь оторвать свой взгляд от его мышц, когда он снова поворачивается ко мне. ‑ Как тебя зовут?

‑ Эм, Николь... Никки.

Я не знаю, почему я это сказала. Интенсивность его взгляда заставляет меня потерять всё логическое мышление.

‑ Так, Николь... Никки, ‑ он усмехается. ‑ Что привело тебя в Майами?

‑ Семья, ‑ ляпаю я, когда я хочу взять свои слова обратно, Ксавьер не настаивает. Он идет в сторону подноса на журнальном столике. Когда он откладывает в сторону крышки, вспоминаю, что это должна была сделать я, но он не жалуется. Он открывает крышку, и долгое время вдыхает, и задерживает дыхание, прежде чем выдохнуть.

‑ Повар делает лучшую ропу вьеха (прим. пер. тушёная говядина), которую я когда‑либо ел. Скажи ей за меня спасибо, хорошо?

‑ Конечно, ‑ говорю я слабым голосом.

Он начинает расставлять еду на столе, чтобы поесть, так что я поворачиваюсь, чтобы оставить его.

‑ Ты здесь надолго или проездом? ‑ Его голос останавливает меня.

‑ Я пока не уверена. Я думаю, по крайней мере, на пару месяцев.

‑ Хорошо, ‑ его тлеющая улыбка вновь возвращается. – Я, здесь, вижу много лиц вокруг. Я надеюсь, что чаще всего буду видеть твое.

В его глазах присутствует палящий зной. Мой пульс ускоряется. Он флиртует со мной?

Ни за что. Девочки говорили, что он игрок. Он, наверное, просто вежлив.

‑ Вы должны посетить здесь много мест, ‑ говорю я.

‑ Это мой второй дом, ‑ он пожимает плечами. ‑ Я здесь живу, когда нахожусь в Майами. Иногда это длится всего лишь неделю, в других случаях два месяца. Я пробуду здесь некоторое время в этот раз.

Это на секунду занимает мой мозг, чтобы переварить, но когда до меня доходит, я почти задыхаюсь. Два месяца?!

От того, что Хейли сказала мне, стоимость основных номеров начинается от 1000 долларов. Стоимость двух месяцев здесь, будет стоить более чем, большинство людей зарабатывают в год. А в такой вилле...? Меня пробирает дрожь, когда я пытаюсь думать о наличных.

‑ Я, эмм, теперь оставлю вас, ‑ я отхожу, чувствуя опасение. Я никогда раньше, не встречала таких горячих парней, и уж точно не тогда, когда они полуголые.

‑ Ты ничего не забыла?

Я, в ступоре, останавливаюсь.

Ксавьер ухмыляется. ‑ Счет?

Он удерживает его между большим и указательным пальцами.

‑ Ах, да, спасибо, ‑ спешу я и хватаю его. Наши руки соприкасаются лишь на миг, но я чувствую, что сгораю. Темный и полный тепла взгляд Ксавьера, ловит мой.

‑ В твоих глазах немного зеленого, ‑ замечает он, его голос глубокий и низкий. ‑ Как океан, прямо перед бурей.

Мой мозг отключается. Его физическое присутствие подавляет, излучая тепло на несколько дюймов. Если я просто потянусь рукой и прикоснусь к нему….

‑ Приятного аппетита! – Выпаливаю я, прежде чем повернуться на каблуках и убежать с виллы.

Когда я выбегаю наружу, и дверь благополучно за мной закрывается, только тогда я позволяю себе выдохнуть. Я перевожу свой взгляд на линию чаевых и останавливаюсь.

Ксавьер подписал свое имя сексуальными каракулями, но это число на линии чаевых, заставляет мою голову пойти кругом.

$500.

Он оставил $500 чаевых на $50 еды? Там должна быть какая‑то ошибка. Я думаю вернуться внутрь и указать на ошибку, но воспоминания о шикарном брюшном прессе Ксавьера всплывают во мне снова и снова.

Может быть, позже. Или еще: когда я попаду на кухню, то смогу перезвонить и проверить. Для всех я знаю, Ксавьер был всегда одетым, и, под полотенцем не было видно...

Когда я возвращаюсь к краю лужайки, Джека и гольф‑кара нет. Он сказал мне, что

может быть отозван, и я рада, что так и было. Мне нужно время, чтобы мой мозг снова начал функционировать после этого странного и сексуального столкновения. Поскольку холодный душ не вариант, прохладный ветерок будет самый раз.

Возвращаясь назад, через курорт, я пытаюсь забыть вид точеного тела Ксавьера и останавливаюсь перед просветом среди деревьев. Саут Бич идеально сконструированный на открытой местности, великолепный туристический центр с водой, пальмами и разноцветными зданиями. То, что многие люди считают раем. Но не я.

Для меня, Саут Бич ‑ это головоломка, что должна быть решена. Я даже не сказала Хейли настоящую причину, почему я здесь. Неважно, что в полиции говорят, что Илай погиб в результате несчастного случая. Кто‑то убил его. Я узнаю кто, и заставлю их заплатить.

 


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2020 год. (0.018 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал