Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Для простых людей, напротив, исчезновение демереджа означало неожиданный рост дефицита средств обмена, и это было надолго. Для них “золотой век” ушёл навсегда.




Процесс создания денежного дефицита, начавшийся в конце средневекового периода, продолжается и сегодня. На региональном уровне это превратилось в проблему противостояния гетто и предместий, а на глобальном уровне — развивающихся и развитых стран. Но в конечном счёте это всё тот же процесс, который Питер Спаффорд характеризует как противостояние города и села в конце средневекового периода. Средства стали более изощренными, но механизм тот же.

Создание денежного дефицита: Город против Села (XIV-XVI века)

“Накопление монет не обязательно означает их хранение про запас, но часто получалось именно так. Иногда систему сезонного притока наличных денег в сельскую местность отчасти подрывали землевладельцы, в результате чего гораздо меньше денег шло в сельскую местность. Это происходило, когда некоторые землевладельцы собирали местную продукцию, зерно, скот и везли всё это в отдалённый крупный город, где можно было продать это по более высокой цене, чем на местных ярмарках или рынках. Затем продавец или его агенты часто тратили большую часть денег на месте и возвращались домой с предметами роскоши для господина и с относительно небольшим количеством монет для распределения их среди сельских жителей, оставшихся после вычета ренты и расходов на транспорт. Начиная с XIII века, подобную практику можно обнаружить в разных частях Европы.

Всего за несколько недель наполненные серебром кошельки всех людей, кроме самых богатых, становились пустыми и оставались такими до следующего года. Часть денег возвращалась в город в кошельках городских работников, не имевших постоянной работы и приезжавших в село на время сбора урожая, другая часть — в кошельках ростовщиков и продавцов городской продукции на ярмарках или в сумках сборщиков налогов. Часть денег оказывалась в руках духовенства, другая часть оставалась у зажиточных крестьян, но большую часть уплачивали дворянам или их управляющим. Эта часть также позже возвращалась в город, поскольку многие дворяне переезжали в город на время или на весь год, а их доходы переводили им туда их управляющие. Сохранились некоторые из гостиниц и постоялых дворов в столицах, построенные после XIII века (например, дворец епископов Винчестерских в Англии и гостиница аббатства Клуни в Париже во Франции). Именно в столичных городах люди тратили деньги, полученные от сельской продукции, на городские товары и услуги. Именно в столицах они удовлетворяли свои потребности в предметах роскоши, покупая их не только для своих городских, но и для загородных домов. Менее крупные землевладельцы тратили свои деньги таким же образом, приобретая предметы роскоши, хотя и в меньшем количестве, в близлежащих городах. (...) В общем и целом на период от одного урожая до следующего село лишалось всех денег, кроме самых мелких монет. (…) Предположительно эти сезонные приливы и отливы между городом и селом, происходившие на протяжении XIII века, продолжались в течение всего до-индустриального периода”. К XVII веку концентрация богатства в крупнейших городах стала явлением, охватившим весь Западный мир. Та же система концентрации денег, хотя и более усовершенствованная, но в целом с теми же последствиями, действует и сегодня, когда “городами” стали финансовые центры “развитых стран”, а “селом” — весь остальной мир.



… Эпизод с деньгами, основанными на плате за хранение, в период центрального Средневековья закончился, однако в то время никто не отдавал себе отчета в том, какую роль он сыграл в создании инвестиционной модели, породившей “золотой век”.

… от непривлекательных денег Инь локального значения просто отказались, после чего надолго утвердилась монополия дефицитных денег Ян».

В главе 3 автор рассказывает о финансовой системе Египта, тоже основанной на плате за хранение денег, и считает её ещё более эффективной, чем средневековая финансовая система.

«… египетская система демереджа была более совершенной, чем средневековая европейская. В Египте демередж регулярно встраивался во все денежные сделки с использованием зернового денежного стандарта, пользовавшийся особой популярностью у простых египтян. Демередж в Египте регулировался в зависимости от месяца и даже дня. К тому же он был связан с реальным миром, в котором зерно портилось, поэтому учитывались расходы на хранение. Средневековый процесс перечеканки, напротив, прерывался каждые пять-шесть лет и, как мы видели, не исключал случаев злоупотреблений. В конце концов, произвольные частота и уровень налогообложения завершились дискредитацией самого процесса.



До сих пор мне не удавалось найти столько же точных данных об экономических последствиях этой монетарной системы по Египту, сколько по средневековью. Мне даже не удалось точно установить, изобрёл ли её легендарный Иосиф, хотя всё-таки именно он представляется лучшей кандидатурой. История Иосифа обычно датируется 1900-1600 годами до Рождества Христова. В любом случае, согласно папирусам Фредерика Прейсигке, это была “очень старая традиция”, зародившаяся задолго до колонизации Египта Грецией (IV век до н.э.)».

Экономика Египта была достаточно сильна, чтобы обеспечить устойчивость государства на протяжении многих веков.

Автор приводит множество примеров, указывающих на высокий уровень экономического развития Египта[191] (стр. 217 — 221).

В частности он пишет:

«Образование не было редкостью, особенно со времён Среднего Царства, когда поблизости от разных царских резиденций и многих храмов создавались официальные дневные школы, известные как Дома учёбы. “Любой, кто занимал какую-то должность в древнем Египте, умел читать и писать”. Не всем, однако, была доступна иероглифическая письменность; она применялась для письменных памятников и священных текстов. Больше были распространены два других шрифта: так называемая иероглифическая скоропись и позже — демотический шрифт (сокращённая форма скорописи египетского письма). Судя по найденным в Дар-Эль-Медине записям с перечнем белья для стирки, с выкройками одежды и другими мелочами домашнего хозяйства, даже обычные домохозяйки и служанки умели писать и читать.

Рабочий день продолжался 8 часов c перерывом на обед в середине дня. Однако было много праздников. Остряки показывают, что из каждых 50 дней лишь 18 были рабочими днями для всех.

Производственное имущество, такое как ирригационная система, поддерживалось на таком высококачественном уровне, что Египту завидовал весь остальной мир.

Всегда, когда египтяне строили что-нибудь значительное, они строили это на века. Некоторые их храмы и пирамиды до сих пор стоят, подтверждая это.

Всё это указывает на то, что денежная система, основанная на демередже, приводила к тем же результатам в древнем Египте, что и в Европе в период средневековья.

Это подтверждается и цифровыми показателями:

Урожайность зерна была самой высокой в древнем мире, превышая среднестатистические данные в десять раз! Но при этом следует учитывать плодородную чернозёмную почву Египта. Неизвестно, что больше способствовало успеху — так называемый дар Нила или человеческое трудолюбие. Очевидно, и то, и другое.

Беспрецедентно высокий уровень производства продуктов питания в династическом Египте подтверждается и тем, что у него была первая в истории, задокументированная программа “иностранной помощи”. Существуют письменные свидетельства, что Египет предоставлял бесплатно зерно афинским гражданам, страдавшим от голода в 445 г. до н.э.

Непосредственная связь между общим благосостоянием и монетарной системой подтверждается тем фактом, что всё это благоденствие закончилось, как только римляне заменили египетские деньги, основанные на “зерновом стандарте”, собственной денежной системой.

… Денежная система, основанная на зерновом стандарте, вполне успешно функционировала более тысячи, а возможно, даже более двух тысяч лет. Затем римляне взяли на себя управление финансовой системой в эпоху Птолемеев. Следствием стало превращение Египта в развивающуюся страну сразу после того, как римские деньги заменили “архаичные пшеничные деньги”. “Модернизированные” римские деньги стали “нормой” в полном смысле этого слова, с процентными ставками и процентами, которые имели тенденцию расти в пользу Рима”.

…После этого ускорился процесс концентрации богатства. … Процесс концентрации богатства, типичный для Римской империи в период её загнивания, очевидно, распространился к тому времени и на Египет».

Но причину обрушения египетской экономики и превращение Египта в “развивающуюся страну” Бернар Лиетар видит не только в римской оккупации, которая положила конец деньгам, основанным на зерновом стандарте, но и в последующей христианизации страны (стр. 242).

Таким образом, автор показал, что в средние века в Европе на протяжении почти трёх столетий существовала очень эффективная финансовая система с отрицательным ссудным процентом. Ещё более эффективная система, основанная на энергетическом инварианте (зерновом стандарте) была в древнем Египте. При этом экономика быстро развивалась, и большинство населения имело высокий уровень жизни. Численность население Европы за три столетия увеличилась в два раза, развивалось образование, строились дворцы и храмы для всех, а не для избранных. Этот благоприятный период, к сожалению, замалчивается историками, начиная с XIX века, как раз с того момента, когда ростовщическая концепция стала господствовать в западной цивилизации, а историческая наука начала под неё подстраиваться.

Но в XIV веке происходит резкое изменение экономического благоденствия. В чём основные причины? Для того чтобы с этим разобраться, мы познакомимся с предшественниками современных ростовщиков — орденом тамплиеров.


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.007 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал