Студопедия

Главная страница Случайная страница

КАТЕГОРИИ:

АвтомобилиАстрономияБиологияГеографияДом и садДругие языкиДругоеИнформатикаИсторияКультураЛитератураЛогикаМатематикаМедицинаМеталлургияМеханикаОбразованиеОхрана трудаПедагогикаПолитикаПравоПсихологияРелигияРиторикаСоциологияСпортСтроительствоТехнологияТуризмФизикаФилософияФинансыХимияЧерчениеЭкологияЭкономикаЭлектроника






Я Это Знаю; я в Это Верю; я Этому Служу; я не могу иначе». 3 страница




Теперь давайте рассмотрим композицию архетипического сюжета, который приводит героя к подлинному Ма­стерству. В ней, как правило, пять узловых точек:

1. Рождение героя. Проявление некоторых явных спо­собностей.

2. Расставание с домом. Встреча с Мастером-учите­лем.

3. Трудности обучения. Задания Мастера-учителя. Жизнь подмастерья. Обретение достаточного уров­ня зрелости и мастерства.

4. Состязание с Мастером-Учителем и победа.

5. Утверждение себя как Мастера.

Рождение героя и сценарии расставания с отчим домом мы с вами обсуждали в первом сюжете. Сейчас давайте сосредоточимся на том, что нового приносит второй сюжет в понимание особенностей мужского пути.

Прежде всего, в данном архетипическом сюжете появ­ляется фигура Мастера-учителя. Это ключевая фигура сказок данного типа. Главное содержание сюжета — вза­имоотношения героя с Учителем.

Если в первом архетипическом сюжете герой получает наследство от отца, то в этом сюжете он получает наслед­ство от Учителя. Причем это не «кровное наследство», в котором есть элементы, нуждающиеся в отработке, «от­крытые счета». Это «профессиональное наследство», ко­торым можно пользоваться и приумножать, чтобы пере­дать его еще в большем объеме будущим ученикам.

Мы выделяем три типа Мастеров-учителей.

1. Наставник— это тот, кто передает секреты своего мастерства ученику. С этим типом учителя герой ока­зывается в положении подмастерья, проходит все сту­пени посвящения в ремесло.

В финале он сдает экзамен, в ходе которого даже со­ревнуется в мастерстве со своим Наставником и побежда­ет. Мотив ЭКЗАМЕНА, как символической битвы с На­ставником, здесь очень важен. В некоторых историях у героя возникает с Наставником ценностный конфликт (если, к примеру, он учится у чародея или оружейника), и если добро на стороне героя, он обязательно побеждает. Наставник необходим герою, который движется по дороге к эволюционному состоянию Мастера Ремесла.

2. Начальник — это тот, кто заставляет героя работать на себя, служить себе, выполнять поручения.

В таких историях герой либо уже является мастером своего дела, либо подвизается на царевой службе. В лю­бом случае герой вынужден исполнять волю Начальника. Благодаря принуждению он совершенствуется в мастер­стве и придумывает способ, как проучить Начальника и получить свободу.

Он часто просит Начальника отпустить его. Наконец Начальник дает герою «последнее задание», после испол­нения которого обещает дать свободу.

Герой справляется с профессиональным заданием, со­здает нечто, не имеющее аналогов, или достает то, что ни­кто прежде достать не мог. Но Начальник, не желая рас­ставаться с героем, не держит своего слова. Теперь задача героя — проучить, поставить на место Начальника.



Дело в том, что Начальник нужен герою, чтобы стать и Мастером Ремесла, и Мастером Жизни. Поэтому и символи­ческая битва с Мастером-учителем происходит в два этапа.

Первый этап — экзамен на «звание» Мастера Ремесла (выполнение последнего заказа Начальника). Второй этап — «вразумление Начальника» (хитрость, постанов­ка его в пикантное положение). Это экзамен на «звание» Мастера Жизни. Тех, кто «зарывается», не знает меры, не держит собственных обещаний, Мастера Жизни ставят на подобающее им место.

3. Помощник— это тот, кто помогает герою в выполнении конкретной задачи, обучает его правильному образу действий.

Как правило, в сказках этот тип Мастера-учителя представлен неким волшебным животным (Серый Волк, Конь, Птица, Рыба и др.). Помощник всегда подробно ин­структирует героя, как совершать то или иное действие, иногда выполняет что-то за него (как Серый Волк за Ива­на-царевича). Обучение у Помощника всегда органично вписано в некое дело, исполняемое героем. Рекоменда­ции Помощника всегда четкие, оперативные.

Период обучения у Помощника обычно завершается «мягкой битвой». Точнее, отпусканием Помощника. В неко­торых сказках Помощник просит героя отрубить ему голову (вот он — элемент символической битвы), чтобы освободить его. В других историях герой и Помощник трогательно про­щаются друг с другом и расходятся в разные стороны.

«Помощник сделал свое дело, Помощник может ухо­дить», — но он необходим герою, который должен стать в фи­нале сказки Мастером Жизни. У Помощников Мастера Жиз­ни повышают свою квалификацию. Как Емеля — у Щуки.



Есть еще один тип Мастера-учителя. Но мы не будем включать его в общую схему, ибо этот образ учителя не персонифицирован. Речь идет о Дороге как таковой. Ге­рой с ярко выраженным архетипом Философа может учиться у Дороги. В качестве Дороги могут выступать и другие образы, связанные с Вечностью: Река, Море, Горы, Ветер, Солнце, Луна.

— Кто был твоим учителем, Мастер?

— О, я учился и учусь у великого учителя.

— Назови же его имя! Быть может, и меня он примет когда-ни­будь в ученики.

— Что ты найдешь в имени моего учителя? Лишь несколько букв...

— И все же открой его мне!

— Изволь, раз ты настаиваешь. Это — Река.

— Река?!

— Да, я всю жизнь учился у Реки. Она всегда разная, и всегда в движении.

— Даже когда покрывается льдом?!

— Особенно тогда. Ведь движение видимое узреть легко, а ты попробуй разгляди движение, невидимое глазу. Вот подлинная вер­шина Мастерства...

Сюжет третий «Спаситель»

Это самый героический мужской сюжет. Последова­тельность событий, заложенная в нем, позволяет герою добиться духовно-социального состояния Победителя. До­минирующий мужской архетип в этом сюжете — Воин.

Композиция сюжета «Спаситель» очень проста:

1. Знакомство с героем, его характером.

2. Приглашение к Приключению. Ситуация, когда кого-то нужно спасать.

3. Победа над несправедливостью и злом. Распоряже­ние трофеями.

Умножение собственной силы. Новые приключения. Извлечение Уроков Силы.

В этом сюжете важны два типа отношений:

· герой и спасаемая им жертва;

· герой и враг.

И на жертв, и на врагов у героя-спасителя особый нюх. Он их ищет и находит. Зачем? Дело в том, что с каждым спасенным невинным, с каждым поверженным врагом умножается Сила Победителя.

Давайте посмотрим, как строятся взаимоотношения ге­роя со спасаемыми им жертвами. Тонкий сказочный шифр в том, что стержень этих отношений задает прин­цип ОБМЕНА. Герой, спасая невинного, дарит тому СВО­БОДУ и ЖИЗНЬ. Спасенный отдает герою НАГРАДУ.

Если герой спасает прекрасную девушку, то совершен­но естественно, если она отдает ему в награду свое серд­це, верность и готовность родить наследника. Если герой спасает мужчину, тот может послужить ему, одарить его или остаться его должником до необходимого случая. В любом случае — «долг платежом красен».

Можно подумать, что герой — корыстолюбец: никого не спасает «бесплатно». Но дело не в корыстолюбии, а именно в действии принципа обмена. Если герой не возьмет награ­ды от спасенного, тот окажется в положении «вечно слабо­го». Возможность наградить, отблагодарить усиливает, прежде всего, позицию самого спасенного.

Герою-спасителю необходимо находиться в постоянном движении, перемещаться, действовать. Ни в коем случае надолго не задерживаться под кровом тех, кого он спас. Судите сами, если он надолго останется в семье, стране одного из спасенных, соблазн для них будет очень велик. Еще бы, иметь под боком такого за­щитника! Естественно, им захочется удерживать героя как можно дольше. Ради этого они и частичное управле­ние страной предложить могут, и красавицу дочь в жены!

К чему это приведет? К тому, что некогда спасенные ге­роем люди, то есть его должники, вместо того чтобы отдать долг и отпустить спасителя, начинают на нем паразитиро­вать. Теперь, чуть какой враг появится у границ, герой — раз, и победит его. В стране, благодаря пребыванию в ней героя, наступают времена спокойствия и достатка.

А что же наш герой? Он начинает чахнуть. Обязатель­ства, долженствования, чужие ожидания и преданная мольба в глазах: «Не бросай нас!» — постепенно разруша­ют его. Он, способный победить любого врага внешнего, бессилен перед паразитизмом тех, кого он некогда спас. Такая ловушка в этом сюжете. Как герой попал в нее? Во­время не ушел с наградой своей дорогой.

Да, наш герой — Победитель, но сам он из-за этого оказы­вается и объектом охоты. Те, кто нуждаются в его защите, хотят заполучить его в свое безраздельное пользование.

Поэтому лучшие друзья героя-спасителя — это одино­чество и постоянное перемещение. Ведь его Предназна­чение — спасать других, оказывать оперативную помощь нуждающимся в ней. Он свободен в обязательствах пе­ред людьми, но не свободен в своем Служении им.

В этом сюжете есть мотив, на поверхности выглядя­щий как «бескорыстная помощь» жертве. Герой освобож­дает невинного и, не взяв награды, исчезает. Но, если внимательно приглядеться, награду герой все равно возьмет, только позже, и, быть может, не ту, что ожида­ет отдать спасенный. Мотив «бескорыстной помощи» по­является тогда, когда герой желает сохранить свое ин­когнито.

Есть сказки, в которых герой нанимается служить той семье, которая терпит бедствие, под видом «малохольного дурачка». Никто не видит в нем героя-спасителя. А ког­да одну из дочерей хозяина ведут на заклание дракону, наш герой незаметно для всех преображается, побеждает зло, освобождает девушку, а сам исчезает. Точнее, воз­вращается к образу «дурачка». Правда, перед этим он ус­певает взять у спасенной девицы нечто, что будет ЗНА­КОМ для опознания его как спасителя (перстень, платок и пр.). Как это мило, девушка грезит выйти замуж за своего освободителя, а он, неузнанный, пребывает рядом с нею.

Зачем ему это нужно, какую игру он ведет? Здесь ге­рой не просто спаситель жизни, но и спаситель души. Он выбирает игровой способ воспитания своей возлюбленной. Он желает, чтобы она поняла и полюбила не только герои­ческую ипостась мужчины, но и простую. Кроме того, бла­годаря тому, что он живет неузнанный рядом, у него есть возможность наблюдать истинные чувства своей возлюб­ленной. Награда для него не просто «полцарства» и брак, но и глубокие искренние чувства любимой женщины. А что может быть полезнее для души женщины, чем глу­бокие и искренние чувства к возлюбленному?

Другой вариант мотива «бескорыстной помощи» встре­чается в сказках, где нашли отражения чудеса святых. Например, чудо святого Георгия — избавление от змея. У неких царя с царицею, которые являются язычниками, случается беда. Змей разрушает их страну. Они избавят­ся от него, если отдадут ему в жены свою дочь — Елиза­вету. Она — уже христианка. Девушку, как и полагается, отводят на высокий утес и оставляют. В таком печальном положении застает ее святой Георгий. Он не убивает змея (как сделал бы обычный герой-спаситель), а укрощает его.

Затем герой приводит змея к родителям Елизаветы и предлагает им принять христианство. В противном слу­чае змей продолжит свою работу разрушителя. Царь с ца­рицею соглашаются, становятся христианами и ставят церкви. Спаситель и змей исчезают.

Вроде бы помощь героя бескорыстна — он же не берет себе в жены Елизавету и отказывается от царства. Но его НАГРАДА в ином: в том, чтобы спасенные изменили свою жизнь в сторону повышения ее духовного уровня. Здесь действует такая формула: «Я тебе помогу, я тебя спасу, а ты иди и не греши более».

Таким образом, во взаимоотношениях героя и спасае­мых тема награды обязательна. Только в зависимости от потребностей и ценностей героя она может быть разной. Одному герою достаточно денег, а другому требуется, что­бы спасенные им кардинально изменили свою жизнь.

Как строятся взаимоотношения героя с врагом? Враг должен быть повержен, никаких поблажек ему не предо­ставляется. Но «инструменты» битвы, способы достижения победы могут быть разными.

Герой-спаситель побеждает врага и спасает невинных инструментами мужских архетипов. Давайте рассмотрим, как это выглядит:

 

Мужской архетип Инструмент победы над врагом и спасения жертвы
Воин Драка, схватка, физическое повержение или убийство врага
Монарх Использование организационных ресурсов - изоляция врага; покровительство невинному
Крестьянин Нет прямого воздействия на врага, но есть особый способ спасения невинных - предоставление им собственного крова, принятие их в свою семью даже с риском для собственной жизни
Купец Враг побеждается хитростью, умелой комбинацией
Философ Победа силой убеждения, яркими и точными аргументами
Монах Враг побеждается силой духа и молитвой. «Яко с нами Бог!»
Слуга Прямого воздействия на врага нет. Помогает невинным адаптироваться в новых условиях: находит новый кров, достает все необходимое, обустраивает новое жилище, проявляет общую заботу, берет на себя решение насущных проблем

В сказкотерапии мальчиков важно создавать истории, в которых герой побеждает врага не только по сценарию архетипа Воина, но и используя инструменты других ар­хетипов. Дело в том, что в фольклоре больше всего ска­зок о героях-спасителях, которые применяют инструмен­ты именно архетипа Воина, реже — архетипа Купца (на­пример, Кот в сапогах).

В наших авторских сказках важно показать разные типы героя-спасителя и продемонстрировать мальчику, как работают в битве с врагом инструменты различных архетипов.

Духовно-социальное состояние Победителя основано на глубоком переживании собственной силы и возможно­стей. Но самоощущение Победителя далеко от самодо­вольства и гордыни. Да, каждая победа умножает и интег­рирует мужскую силу. И здесь особую важность приобре­тают внутренние, морально-этические ограничения. Если меня не может победить или ограничить ни одна сила вне­шняя, то это означает, что я должен ограничивать себя сам. Легко ли это?! Как часто Геракл не справлялся со сво­ей силой и как дорого он потом за это платил...

Герой, похваляющийся собственной непобедимостью, герой, не умеющий ограничивать свою разрушительную активность, дорого за это платит. Прежде всего, собствен­ной уязвимостью, потерей бдительности, переоценкой себя. Вспомните хотя бы библейского Голиафа.

Победитель знает свою силу и умеет правильно ею пользоваться. Он редко ее выставляет напоказ, прибере­гая для ситуаций, когда требуется спасти невинного.

Сюжет четвертый «Скрытые враги»

Этот сюжет нередко дополняет сказки, где развивают­ся другие сюжеты. Но он важен сам по себе и имеет завер­шенную форму, поэтому мы и выделяем его отдельно. Собственно, о нем уже говорилось, когда мы вели разго­вор об Уроке архетипа Монарха. Пройдя все испытания этого сюжета, герой приобретает духовно-социальное со­стояние Прозорливого. А именно: трезвое, ясное видение человеческой природы и принятие ее. Доминирующие мужские архетипы данного сюжета — Монарх, Монах, Купец и Воин.

Вот узловые точки этого архетипического сюжета:

1. Знакомство с героем и его близкими (друзьями или братьями).

2. Общее дело. Герой с друзьями берется за некое дело вместе, но так складывается, что справляется с этим делом только герой. Он успешен, а друзья нет. Дру­зья (или братья) затаивают зависть.

3. Предательство. Улучив момент, друзья убивают ге­роя (или предают его иным образом, например доно­сом) и забирают все его трофеи.

4. Возрождение героя. Добрые помощники поливают героя «мертвой» и «живой» водой. Он преодолевает желание мстить и вдохновляется стремлением вос­становить справедливость. Прощает обидчиков, не­другов, чтобы не терять собственную силу. Он гото­вит собственное возвращение.

5. Восстановление справедливости через умелую и продуманную комбинацию. Возвращение героя. На­казание и покаяние предателей.

В предыдущем сюжете герой сражался со злом вне­шним, то есть явным, понятным. В этом сюжете герой вступает в схватку со злом тайным, скрытым. Это зло жи­вет не за тридевять земель, а в тех, кого он любит, кому он доверяет.

Чтобы стать Прозорливым, нужно пожить во лжи, ил­люзиях и заблуждениях, потом столкнуться с правдой, дорого заплатить за прозрение, умереть в старом качестве и воскреснуть в новом.

Герой платит за возможность от­крыть для себя правду большую цену — свою жизнь. Предатели уби­вают его и бросают тело непогребен­ным. Это фактически спасает герою жизнь. Помощники поливают его «мертвой» и «живой» водой, проводят обряд воскрешения.

В центре этого сюжета взаимоотношения героя с теми, кому он доверяет. Чтобы «настроить» у клиента состоя­ние Прозорливого, сказкотерапевту важно грамотно рас­ставить акценты. В терапевтических историях, в основу которых кладется этот мужской сюжет, необходимо по­дробно описать подлинную сущность тех, кого герой счи­тает своими соратниками: их зависть, злобу, жадность, склонность к предательству. Но все это скрывается под маской преданности, благорасположения, готовности де­лать общее дело. Герой, не будучи прозорливым, видит маски, но не подлинные лица людей.

Герой наивен. Если и находится некий честный чело­век, который пробует открыть ему глаза на маски тех, кто рядом с ним, герой игнорирует его предупреждения. По­чему? Для обретения состояния Прозорливого требу­ется пройти Крещение Правдой. Что стоят предупреждения добрых людей, когда герою нужно САМОМУ заплатить за правдивую информацию. Сила Прозорливо­го имеет высокую цену. Ведь эта Сила позволяет видеть людей без масок и при этом принимать их, прощать и даже любить.

Может показаться, что я сгущаю краски, рисуя этот сюжет таким образом, будто бы героя окружают одни пре­датели. Конечно нет! В окружении героя много преданных людей и помощников, иначе кто бы помог ему воскрес­нуть?! Но этот драматический сюжет ведет к состоянию Прозорливого, и дорога лежит через «сумеречную зону» предательства. Поэтому мы и посвящаем этому явлению так много внимания.

...Говорят, что если подобрать на улице голодную бро­дячую собаку, накормить ее и оставить у себя, она никог­да не тронет благодетеля. Человек поступит иначе. Буду­чи единожды или многократно облагодетельствованным, он легко не только укусит, но и предаст благодетеля...

Самая опасная ловушка этого сюжета, в которую легко угодить герою, — это жажда мщения предателям. В муж­ских легендах и мифах есть мотив мести. «Око за око, зуб за зуб» — такова древняя философия. Но в этих же исто­риях фактически содержится указание на исход сценария мести. Предатели наказаны, но и сам герой нередко поги­бает или не испытывает от реализованной мести тех чувств, которые должен испытать победитель. Мститель­ность разрушает. Мститель, реализовавший свою меч­ту, Победителем не является.

Месть — это медленно действующий яд. Когда с героем поступают несправедливо, он взрывается от гнева, — и это правильно. Но когда ситуация позади и он предается меч­там о мщении, это верный симптом отравления чужим зло­действом и ядом мстительности. Если вовремя не принять противоядие, эта зараза отравит и сердце и голову.

Что будет противоядием? Мысли о борьбе, о победе, о наказании, но никогда — о мщении. Необходимо устра­нить последствия злодеяний предателей. Нужно сосре­доточиться на этом, но не на физическом устранении не­годяев. Стремление к возмездию, помышление о страда­ниях, которым должны быть подвергнуты предатели, разрушит героя. Вершить суд — дело Господне. Дело ры­царя — установить истину и справедливость.

Сказочный герой никогда не мстит предателям. Но как же с ними поступить, ведь они — враги?! Можно ли про­стить их?! Мужчине сложно прощать врагов. Кажется, что простить означает проявить слабость и попустительство ко злу. В данном случае самое необходимое — это освободить­ся от захлестывающего гнева. Аффективное состояние бло­кирует способность здраво мыслить. «Мертвая» сказочная вода убивает в герое бессильную злобу, непродуктивный гнев. В авторских историях, построенных на этом сюжете, помощник в первую очередь проводит длительную работу по отреагированию гнева и освобождению от него.

В мужских мифах и сказках четко разделяются два мотива:

· мотив мести;

· мотив восстановления справедливости.

Мотив мести предполагает уничтожение врага. Мотив восстановления справедливости несет идею наказания пре­дателя через его вразумление. Обидчика нужно проучить, показать ему его подлинное место. По возможности, предо­ставить шанс для покаяния и исправления. Но здесь уже как повезет. В народных сказках предатели раскаиваются в сво­ем грехе и получают прощение. В авторских историях пре­датели к моменту восстановления героем справедливости успевают сделать так много новых злодеяний, что душа их черствеет для раскаяния. Поэтому нечасто такие истории заканчиваются прощением. Герой восстанавливает справед­ливость и предоставляет предателей их судьбе.

Возможно, мотив мести и был заложен в прежнем со­стоянии героя. Но это старое состояние умерло вместе со всеми иллюзиями и наивными заблуждениями. Герой ны­нешний — обновленный, воскресший, прозорливый. В его новой структуре нет мотива мести, но есть мотив восста­новления справедливости. Он — внимательный к челове­ческой природе, осторожный и здравомыслящий.

Поэтому, возвращаясь домой и видя, что предатели празднуют победу, он не стремится сразу раскрыть прав­ду и обличить преступников. Он старается сохранить ин­когнито. Никто не должен знать до нужного времени, что он жив. Герой использует все преимущества, которые дает ему мнимая смерть. В первую очередь это обстоя­тельство лишает бдительности его врагов. Разве можно бояться мертвых?! А расслабленного врага при умелом подходе можно взять голыми руками. Главное, не торо­питься, подготовиться, и тогда справедливость будет вос­становлена, а предатели получат по заслугам. Одним из ярких примеров развернутых авторских сказок, полно­стью построенных на этом сюжете, является роман Алек­сандра Дюма «Граф Монте-Кристо».

Герой, восстанавливающий справедливость, не имеет внутри себя одержимости злобою и местью. Поэтому ему удается выстроить грамотную и продуманную комбинацию.

Сюжет пятый «Любовь»

Пожалуй, это самый сложный мужской сюжет. У него великое множество модификаций, для описания которых потребовалась бы отдельная монография. Да и духовно-эволюционное состояние, достижение которого предпола­гается в финале сюжета, весьма неопределенное — По­ющее Сердце. Давайте попробуем постичь, каким образом переживается это особое эволюционное состояние. Наибо­лее точное описал его Иван Ильин. Позвольте привезти его слова.

Есть только одно истинное счастье на земле — пение че­ловеческого сердца. Если оно поет, то у человека есть почти все; почти, потому что ему остается еще позабо­титься о том, чтобы сердце его не разочаровалось в лю­бимом предмете и не замолкло.

Сердце поет, когда оно любит; оно поет от любви, которая стру­ится живым потоком из некой таинственной глубины и не иссякает; не иссякает и тогда, когда приходят страдания и муки, когда чело­века постигает несчастье, или когда близится смерть, или когда злое начало в мире празднует победу за победой и кажется, что сила доб­ра иссякла и что добру суждена гибель. И если сердце все-таки поет, тогда человек владеет истинным счастьем, которое, строго говоря, заслуживает иного, лучшего наименования. Тогда все остальное в жизни является не столь существенным: тогда солнце не заходит, тогда Божий луч не покидает душу, тогда Царствие Божие вступает в земную жизнь, а земная жизнь оказывается освященною и преоб­раженною. А это означает, что началась новая жизнь и что человек приобщился к новому бытию.

Мы все испытали слабый отблеск этого счастья, когда были цельно и нежно влюблены. Но то был в самом деле не более как отсвет его, или слабое предчувствие; а у многих и того менее: лишь отдаленный намек на предчувствие великой возможности... Конеч­но, цельно и нежно влюбленное сердце, как это было у Данте, у Петрарки или у Пушкина — чувствует себя захваченным, преис­полненным и как бы текущим через край; оно начинает петь, и ког­да ему это удается, то песнь его несет людям свет и счастье. Но это удается только одаренному меньшинству, способному искренне петь от чистого сердца. Обычная земная влюбленность делает сер­дце страдающим и даже больным, тяжелым и мутным, часто лиша­ет его чистоты, легкости и вдохновения. Душа, страстно взволнованная и опьяненная, не поет, а беспомощно вздыхает и стонет; она становится алчною и исключительною, требовательною и сле­пою, завистливою и ревнивою. А поющее сердце, напротив, быва­ет — благостно и щедро, радостно и прочищающее, легко, про­зрачно и вдохновенно. Земная влюбленность связывает и прикрепляет, она загоняет сердце в ущелье личных переживаний и настраивает его эгоистически; а настоящая любовь, напротив, освобождает сердце и уводит его в великие объемы Божьего мира. Земная влюбленность угасает и прекращается в чувственном удов­летворении, здесь она разряжается и разочаровывается, опьянен-ность проходит, душа отрезвляется, иллюзии рассеиваются, и сер­дце смолкает, не пропев ни единого гимна. Часто, слишком часто, влюбленное сердце вздыхает бесплодно, вздыхает и бьется, жаж­дет и стонет, льет слезы и издает вопли — и не разумеет своей судьбы, не понимает, что его счастье обманно, преходяще и скуд­но, что оно не более чем отблеск настоящего блаженства. И серд­це теряет и этот блеск, не научившись ни пению, ни созерцанию, не испытав ни радости, ни любви, не начав своего просветления и не благословив Божьего мира.

Сердце поет не от влюбленности, а от любви; пение его льется по­добно бесконечной мелодии, с вечно живым ритмом, в вечно новых гармониях и модуляциях. Сердце приобретает эту способность толь­ко тогда, когда оно открывает себе доступ к божественным содержа­ниям жизни и приводит свою глубину в живую связь с этими не разо­чаровывающими драгоценностями неба и земли. Тогда начинается настоящее пение; оно не исчерпывается и не иссякает, потому что те­чет из вечно обновляющейся радости29.

 

29 Ильин И. Поющее сердце. М.: Мартин, 2006.

 

У героя есть два основных пути, чтобы обрети состоя­ние Поющего Сердца. Первый путь — любовь к Богу. Вто­рой путь — любовь к Богу, постигаемая через любовь к женщине. Сложно говорить об этом эволюционном состо­янии в мире, где ключевыми ценностями являются успех и деньги... Но и молчать об этом тоже нельзя. Тем более что сказки о любви так многочисленны в фольклоре.

В этом архетипическом сюжете задействована ценно­стная база всех архетипов. А как же может быть иначе, когда речь пойдет об отношениях с женщиной?! Однако доминирующий мужской архетип все же можно выде­лить — это Монах. Это очевидно из содержания эволюци­онного состояния Поющего Сердца.

Общая композиционная формула этого сюжета может выглядеть следующим образом:

1. Знакомство с героем.

2. Поиски Возлюбленной.

3. Обретение Возлюбленной.

4. Трудности Любви.

5. Приключения и происходящие в их процессе изме­нения героя.

6. Новая встреча влюбленных, освобождение от иллю­зий и заблуждений. Обретение подлинной Любви.

7. Уроки Любви, которые герой передал своим потомкам. Этот сюжет является украшением любой мужской

сказки, потому-то у него так много модификаций. И все они в основном сосредоточены во второй и четвертой уз­ловых точках сюжета. То есть в мотиве «Поиски Возлюб­ленной» и мотиве, именуемом нами «Трудности Любви».

«Поиск Возлюбленной» — чрезвычайно ответственная точка сюжета. Неслучайно во многих сказках герой спе­циально отправляется в путь, чтобы найти себе невесту. Он смотрит на многих девушек, многие ему нравятся, но ту, к которой ляжет его сердце, он найти не может. Она должна быть НАСТОЯЩЕЙ принцессой. А как ее отли­чить от многочисленных клонов, особенно если сердечное видение спит?! Биологический инстинкт тут плохой совет­чик, он будет тянуть своего обладателя к наиболее ярким девушкам. А яркие девы чаще всего не принцессы, а охот­ницы или пустышки.

Сколько ошибок делается в этой точке сюжета! Прак­тикующий психолог хорошо знает, как часто ошибается в выборе мужской инстинкт при спящем сердце... Только цена этой ошибки в реальной жизни очень высока: когда сердечная правда открывается, а биологическая «остыва­ет», в семье уже растет потомство...

Есть мужские истории, где сюжет как бы зависает толь­ко в этой точке. Такое наблюдается и в сказках (например, «Принцесса на горошине»), и в литературных произведе­ниях (к примеру, истории о Дон Жуане или Казанове). Сказка всегда завершается выбором невесты по сердечно­му предпочтению. Авторские истории, посвященные «жи­вым мужчинам» (а не символическим, как в сказке), так и оставляют сюжет в «зависшем» состоянии. То есть мужчи­на так и не находит СВОЮ ЖЕНЩИНУ. Сердцу его так и не удается запеть. Почему же? Причины довольно просты.

Иногда герою кажется, что он ищет СВОЮ Женщину, но на самом деле он ищет Совершенство. А это разные вещи. Своя Женщина познается открытым сердцем, а Совершенство — утонченным разумом и чувствами. Мужчина, ищущий не Свою Женщину, а Идеальную, ру­ководствуется рационально-эстетическим подходом к делу. Он осознанно или неосознанно оценивает женщину по определенным критериям. Это ошибочный путь поиска возлюбленной (и одна из причин трагедии Дон Жуана).

Есть и второй ошибочный путь — когда мужчина дове­ряет выбор возлюбленной опять же не сердцу, а биологи­ческому инстинкту. На этой дороге он получит многочис­ленных сексуальных партнерш, но не СВОЮ ЖЕНЩИ­НУ (другая причина трагедии Дон Жуана).


mylektsii.ru - Мои Лекции - 2015-2019 год. (0.013 сек.)Все материалы представленные на сайте исключительно с целью ознакомления читателями и не преследуют коммерческих целей или нарушение авторских прав Пожаловаться на материал